Чумной доктор Глава 13

Глава 13. Воинство несмелых

Хороший меч в бою поет песню.


Рождаясь на этот свет, люди даже не предполагают, что их ждет впереди, но самое большое удивление всегда вызывает необходимость воевать друг с другом за клочок земли, несколько граммов блестящего металла или небрежно сказанное слово. Но так устроен мир, жизнь – это только короткое время между бесконечными войнами, и иногда самый мирный человек вдруг становится героем очередной войны.
 
Утром аббат стремительно ворвался в комнату и Адвен едва успел остановить руку, рефлекторно схватившую пистолет.
– Вы были правы! Эти злодеи замыслили недоброе! – возмущенно кричал аббат.
– О чем вы? – спросил Адвен, спросонья искренне не понимая, что происходит.
 Он сел на кровать и с недоумением смотрел, как аббат мечется по комнате, словно загнанный зверь.
– О разбойниках! О людях герцога! – кричал аббат. – Моему возмущению нет предела!
– Ну что вы, аббат, я только предположил такую возможность, – мягко пояснил Адвен.
– И оказались правы! Они настоящие злодеи! – возмущенно кричал аббат.
– Что-то случилось?
– Случилось страшное! Я разгадал их злодейские планы!
– Какие планы? Расскажите все спокойно!
– Сегодня утром наш повар Борд отправился в деревню купить припасов, – начал рассказ аббат, продолжая возбужденно расхаживать по комнате.
– И?.. – Адвен уселся на край кровати и принялся с интересом наблюдать за аббатом.
– И там узнал, что люди герцога расспрашивали о нас! Хотели разведать, когда мы выезжаем и сколько всего нас человек, – выпалил аббат, словно раскрыл тайный план вторжения в королевство.
– Это все? – усмехнулся Адвен.
– А этого мало?! Да они, без сомнения, готовятся на нас напасть, – воскликнул аббат. – Я сегодня же напишу об этом королю!
– Постойте, дорогой аббат, писать королю еще рано, – остановил его Адвен.
– Почему? Чего мне ждать? Когда они нападут на нас?! – резко возразил аббат. – Я сегодня же напишу наместнику и попрошу. Нет! Потребую! Пусть он пришлет гвардейцев.
– Да, и он отправит сюда гвардейцев и всю кавалерию, – цинично заметил Адвен, поднялся с кровати и подошел к окну. – И что вы ему напишете?
– Все! О заговоре! О беззаконии! – кричал аббат.– Я отдам герцога под суд! Этот злодей решил натравить на меня своих голодных псов!
– Ну, полно вам, аббат, успокойтесь. Нельзя же так отзываться о герцоге, нужно придерживаться приличий и уважения, – Адвен говорил спокойно и размеренно, выжидая, когда аббат успокоится.
– Если бы он срал золотом или светился божественным сиянием, то я бы относился к нему с почтением! – продолжал возмущаться аббат. – А о беззаконии, что здесь творится, я сообщу королю!
– Каком беззаконии? – уточнил Адвен, безмятежно наблюдая за спокойным летним пейзажем за окном. – На нас еще никто не напал, и, возможно, не нападет вовсе.
– Как? А эти вооруженные головорезы?! – искренне удивился аббат.
– Возможно, они задумали злодейство, а может и нет, – рассуждал вслух Адвен, продолжая изучать безлюдный луг и густой лес за окном. – И даже если они на нас нападут, это еще не значит, что герцога отдал им такой приказ. Может, они сами решили поживиться.
– Сами? Да, действительно, – аббат удивился такой возможности и задумался. – Тогда надо писать герцогу и просить, чтобы он наказал своих разнузданных слуг. 
– И такой поступок тоже будет слишком опрометчивым, ведь на вас никто еще не нападал, – Адвен резко повернулся и взглянул на недоуменное лицо аббата. – Герцог только посмеется над вами, а, может, даже затаит на вас злобу.
– Что же делать? – в глазах аббата появился страх и недоумение, словно они попали в полностью безвыходное положение.
– Возможны несколько вариантов, – быстро предложил Адвен. – Либо отправить письмо в город и попросить наместника выслать гвардейцев для вашей охраны, но не из-за боязни людей герцога, а для дополнительной безопасности.
– Хорошая идея, – облегченно кивнул аббат.
– Но на это уйдет время, и чего я больше всего опасаюсь, тогда на нас могут напасть прямо здесь, – невозмутимо добавил Адвен.
– Как здесь? – в глазах аббата появился испуг. – Вы думаете, они посмеют?
– Уверен. С дозволения герцога или без его ведома, но, судя по всему, эти головорезы собираются вас ограбить, – твердо заявил Адвен. – Если мы не уедем, то ждать они не будут и нападут прямо на поместье ночью, прирежут нас всех во сне.
– Какой ужас! – воскликнул аббат и с надеждой посмотрел на Адвена. – Но вы же не допустите этого? У нас есть шансы? Может, взять оборону и вызвать подмогу?
– Конечно, я буду защищать вас, аббат! Даже не сомневайтесь, – заверил Адвен, но мягко добавил: – Но в этом-то и забавность ситуации, если мы вызовем подмогу и забаррикадируемся в поместье, то на нас никто не нападет, а если поедем без охраны то, вероятно, подвергнемся нападению. И если на это решатся не эти злодеи, то другие. Слух о продаже поместья уже пошел по округе. Даже лесные бродяги могут осмелиться на нас напасть.
– Так что же нам делать? Какие у нас шансы, если они нападут на нас в дороге? – аббат немного успокоился, переложив всю тяжесть ответственности за свою безопасность на чужие плечи.
– Все будет зависеть от количества разбойников, – рассуждал вслух Адвен. – Если их будет дюжина - я разгоню их в одиночку, если человек двадцать, то мы пугнем их и попытаемся сбежать.
– А если больше? – аббат хитро прищурился. – О мастере меча из Микка рассказывают легенды…
– Тогда все плохо, ведь я не такой уж и великий мечник. Да, я хорошо владею мечом и справлюсь с десятком пьяных солдат, но не смогу противостоять опытному мечнику. Искусство меча пребудет постоянных тренировок, а я последнее время либо лечу людей, либо брожу по лесам. Предусмотрительность и быстрота - единственные мои преимущества. В коротком поединке один на один я могу быть успешен, но многочасовой бой точно не для меня. Стоит им нас окружить… – честно признался Адвен и уверенно добавил: – Но у меня есть план!
– Какой план? – заинтересовался аббат.
– Об этом я вам расскажу позже, – улыбнулся Адвен. – Для начала надо раздобыть оружие. Я думаю, у старого вояки должен быть хороший арсенал.
– Точно, нам нужно вооружиться! – воодушевился аббат.

***
Престарелый камердинер, полуслепой старик, такой же древний, как все вокруг, показал оружейную комнату. Арсенал покойного борона оказался не большой и чем-то напоминал музей, но оружия здесь было достаточно для снаряжения небольшого отряда.
Маленькая комната без окон, в подвале дома, была заставлена разного рода колющим, режущим и огнестрельным оружием последних эпох. Вдоль стен стояли деревянные стеллажи с копьями, мечами, топорами, секирами, щитами и луками. Оружия было много, но все оказалось довольно старым и изрядно покрытым ржавчиной и пылью. Среди прочего в арсенале имелось несколько разных доспехов и даже блестящие рыцарские латы, в которые тучный аббат попытался влезть, но, к радости Адвена, не смог втиснуться и с досадой бросил эту затею.
Среди всего великолепия режущего и колющего вооружения имелся и небольшой арсенал огнестрельного оружия. Дюжина армейских и несколько охотничьих ружей, пара хороших пистолетов, и даже небольшая осадная аркебуза.
– Да, арсенал солидный, – осматривая ружья, отметил Адвен. – А боеприпасы имеются?
– Все есть. Барон-покойничек был редкостный вояка, все с собой привез, – ответил камердинер и показал несколько бочонков с порохом. – Пули тоже имеются.
– Порох надо проверить, выкатывайте все сюда, – Адвен по очереди открыл бочонки. – Этот отсырел, а этот еще сухой.
– Ну как я вам? Я готов к бою! – аббат все же сумел натянуть на себя кирасу и украшенный позолотой шлем.
В одной руке красовалась сабля, в другой аббат держал армейскую аркебузу. Гордо выставив грудь вперед, он надменно поднял подбородок и повернул лицо в профиль, и теперь вполне походил на монумент героям войны.
– Настоящий воитель, – усмехнулся Адвен, но забрал аркебузу. – Ружья берем только с кремневым замком, и не ржавые. А на счет шлемов, вы правы, надо каждому подобрать.
Выбрав из арсенала все, что было пригодно в реальном бою, Адвен произвел осмотр «войск» – аббат собрал всех своих слуг в главном зале. Их было всего четверо, преданных и верных людей, готовых умереть за своего господина. Тучный молодой повар с румяным лицом, крепкий усатый конюх с хитрым взглядом, высокий худой цирюльник и молодой юркий писарь. Все мастера своего дела, но, судя по всему, никто из них воевать не умел.
Выстроив всех в шеренгу, как на боевом смотре, Адвен, гордо подняв голову и взяв в руки саблю, расхаживал вдоль строя новобранцев. По негласному одобрению аббата, Адвен был произведен в военачальники. Аббат же с бокалом вина уселся поодаль в кресло и, словно король, издали наблюдал за своим доблестными воинами. Перед строем демонстративно лежал весь арсенал. Всего нашлось несколько сабель, десять приличных ружей, два пистолета и старый арбалет с тремя стрелами.
– Хочу вам сообщить, что нам предстоит дальняя и трудная дорога, – объявил Адвен.
– Ну вот, только все здесь отмыли, снова трястись в пыли, – буркнул недовольный повар.
– Тишина в строю, – строго скомандовал Адвен. – Дорога нас ждет трудная и опасная!
– О боже, – залепетал худой цирюльник, с тоской глядя на страшный арсенал.
– Да, и Богу нам стоит помолиться, – приободрил воинов Адвен. – Нам предстоит неравный бой.
– А может, здесь отсидимся? – неуверенно предложил конюх и покосился на аббата.
– Молчать! Слушать господина Ивута! – рявкнул аббат.
– Оборону мы держать не будем, разбойники нападут на нас в дороге, – пояснил Адвен. – Но может, и не нападут.
Цирюльник облегченно выдохнул и перекрестился.   
– Это не те ли благородные господа с эмблемой волка на плащах? – догадался писарь.
– Кто нападет на нас в дороге, а может, и не нападет, не имеет значения, – продолжал Адвен, уверенно вышагивая вдоль строя. – Важно, кто из вас умеет стрелять?
Воины робко молчали.
– Ну, бойцы? Кто хоть раз стрелял из ружья? – спросил Адвен и внимательно посмотрел на ряды будущих бесстрашных воинов. – Кринт?
– Стрелял пару раз, было дело, – признался конюх, поглаживая усы. – Я копейщиком на войне был. Могу саблей помахать.
– Саблей помахать не надо, – строго заметил Адвен. – Против кавалерии врукопашную не ходят. Борд?
– Умею, на охоте дичь бил, – признался тучный повар. – Но людей стрелять боюсь.
– Линт?
– С пистоля стрелял, из арбалета и лука тоже умею, – бодро заявил молодой писарь, он тоже надел расписной офицерский шлем и теперь выглядел очень воинственно. – Но из ружья никогда.
– Вернемся в аббатство, будете каждый день упражняться в стрельбе! – взревел аббат.
– Постойте аббат, – прервал его Адвен. – Здесь я военачальник. Ну а ты, Кирфт?
– Мое искусство: ножницы и бритва, – певучим голосом возмутился цирюльник. – Война и кровь, все это не по мне.
– Солдаты из вас никакие, но бой нам все же предстоит держать, – строго возразил Адвен и громко объявил: – Я научу вас стрелять, заряжать и снова стрелять. И этого будет достаточно для оказания достойного сопротивления целой банде вооруженных разбойников.
– Целой банде? – усомнился конюх, а цирюльник от этих слов испуганно побледнел.
– Да! Один выстрел - один труп! И если пуля кого-то не остановит, мой меч завершит дело, – уверенно заявил Адвен. – Сегодня после обеда начнем учения. Сейчас все свободны.
Новобранцы немного приободрились, одобрительно кивая в знак согласия и уважения известному мастеру меча. Адвен тоже держался достойно и уверенно, но, повернувшись лицом к аббату, изобразил удрученную мину.
– Ну что мой друг, все так плохо? – озабоченно спросил аббат, когда слуги разошлись.
– Войско, конечно, никуда не годное, – признался Адвен, взял бокал с вином и сделал глоток. – Но не все так плохо. Научим их немного стрелять, хотя бы в воздух, и этого уже будет достаточно.
– Можете рассчитывать на меня, на охоте я метко стреляю, – заверил аббат.
– Хорошо. Пары метких стрелков будет достаточно, – задумчиво согласился Адвен. – После обеда начнем учения.
– Отлично! – воодушевился аббат и схватился за бутылку. – Еще вина?
– Нет, спасибо, мне уже хватит, – отказался Адвен. – Возможно, завтра от моей твердой руки будет зависеть ваша жизнь.
– И это верно, – согласился аббат и налил в свой бокал вина. – А я, пожалуй, выпью за вашу твердую руку. Не оставлять же полные погреба этим разбойникам.

***
Закрыв входные ворота и соорудив их старых бочек мишени, Адвен провел учебные стрельбы. Вооружив каждого новобранца ружьем, он вначале детально объяснил принцип действия огнестрельного оружия, а затем научил заряжать ружье, целиться и стрелять.
Первые выстрелы оказались совершенно не результативны. В мишень попал только аббат, но с учетом того, что он был пьян, его результат можно было считать отличным. Последующие выстрелы разделили воинство на стрелков и оруженосцев. Конюх стрелял уверенно, но не метко, молодой писарь подавал большие надежды, а вот повар боялся оружия и потому годился только для залповых стрельб. Цирюльник оказался совершенно безнадежен как солдат, но научился быстро заряжать ружья. После нескольких неудачных залпов, Адвен изменил тактику – предложил использовать укрытие и стрелять с упора, и тогда количество попаданий в цель сразу возросло.
Тренировки продолжались до самого вечера. Аббат сразу показал себя как опытный стрелок и не участвовал в учениях, и только наблюдал со стороны. Когда воинство разошлось на отдых, он подошел к Адвену, сидевшему за столом, на котором были разложены пистолеты и боеприпасы.
– Ну как, мой друг, вы оцените наших бойцов? – спросил аббат. – Хорошей меткости, я вижу, пока добиться не удалось?
– Верно, но меткость нам и не нужна, – пояснил Адвен. – Против всадников лучше стрелять картечью. Соорудим из повозки укрепление, а несколько удачных залпов остановят любую кавалерийскую атаку.
– Это немного обнадеживает, – одобрительно кивнул аббат и, заметив бутылки обмотанные тканью, спросил. – Что это такое?
– Бомбы. Внутри порох, снаружи фитиль, – ответил Адвен и насыпал на стол немного пороха, затем чиркнул огниво, черный порошок ярко вспыхнул.
Аббат испуганно отпрянул в сторону.
– Поджигаешь фитиль, кидаешь и сразу взрыв, – пояснил Адвен.
– Как пушечные выстрелы? – заинтересовался аббат, явно никогда не участвовавший в военных походах. – И большой от них толк?
– Шума много, толку мало, – ответил Адвен. – Но лошадей можно хорошо пугнуть.
– Дельное приспособление, – одобрил аббат. – Вы, мой друг, прирожденный воитель и стреляете метко.
– Быть воителем это не для меня, а стреляю я действительно метко, – согласился Адвен. – Огнестрельное оружие - оружие будущего.
– Верно, и ваш пистолет тому явное подтверждение, – аббат взял в руки латунный патрон, лежавший на столе, и внимательно осмотрел его.
Длинный цилиндр, с отверстием только с одной стороны, напоминал маленькую пушку. Закрытая нижняя часть была немного шире и имела у основания маленькое отверстие, прикрытое тонкой бумагой, которая предотвращала просыпание пороха.
– Многоразовый патрон? – догадался аббат, вертя в руках латунную гильзу. – Я еще никогда не видел таких пистолетов, хотя с виду он выглядит непримечательно.
– Вы очень наблюдательны, – усмехнулся Адвен, забрал у аббата патрон, взял со стола пистолет, переломил пополам, вставил патрон в дуло и сложил пистолет обратно. – Такое оружие, я думаю, вы еще не скоро увидите в руках простого солдата. Ручная, очень тонкая работа, уникальный и точный механизм. Талантливый оружейник из города мастеров сделал мне два таких пистолета. Многоразовый патрон позволяет быстро перезаряжать пистолет, а еще использовать продолговатую пулю. Точное и надежное оружие, но один такой пистолет стоит дороже вашего коня.
– Да, не каждый генерал готов потратиться на такое оружие, – согласился аббат. – А рядовой солдатик может и с пикой воевать.
– Верно, и генералы редко выходят на поле боя с оружием в руках.
– А где второй пистолет?
– К сожалению, далеко отсюда, я вовсе не собирался участвовать в серьезных сражениях, – признался Адвен. – И даже у этого оружия есть свои недостатки. У меня при себе только несколько патронов, а другие боеприпасы к этому пистолету не подходят.
– Да, к войне никто из нас не готовился, – удрученно согласился аббат. – Вы действительно надеетесь разогнать разбойников несколькими оружейными залпами? Или у вас имеется еще какой-то план?
– План имеется. Я никогда не полагаюсь только на удачу, и мой план поразит вас своей простотой, – улыбнулся Адвен и рассказал аббату свой великолепный тактический план, который заключался в том, что поздно ночью, ближе к рассвету, очень тихо и в полной темноте, они в спешке должны были покинуть поместье.
Быстро сбежать от преследователей и скрыться в неизвестном направлении, конечно, не самый смелый поступок, который к тому же попахивает трусостью, но Адвен по возможности стремился избегать людских смертей. В бою он всегда придерживался простого принципа: если можно избежать кровопролития, значит надо его избежать.


Рецензии