Чем созидается рай?

Мелочами.

Летнее утро. Девять часов. Солнце теплое, а ветер, несущийся навстречу, еще хранит прохладу вчерашнего дождя. День обещает... Что обещает день? Хорошую погоду и постоянство счастья.
Мы - это я и пара щебечущих внучат - идем в сельсовет платить за воду. За июнь.
Слева от нас река, когда-то бывшая полноводной. Теперь это ручеек,  увы, зато в нем теперь купаются воробьи. Чистюли.
Чуть выше по течению бьют родники, питающие этот ручей. Берега же крепки,  как и  раньше, ждут возвращения былого полноводия, пролетающего теперь лишь весной, да и то за пару дней. Быть может, когда истощат поля полностью, и земли наши перестанут иметь сельскохозяйственное  значение, их на какое-то  время выведут из сельскохозяйственного оборота, чтобы они вернули себе былое плодородие целины...
Мы подходим к проходу между двумя дворами, это наше райское местечко.
Когда-то из молодых тополей да кленов сделали колья для забора. Кто-то из древесной молодежи выжил, дал корни и превратился в деревья, сомкнувшиеся ветвями над головой, кто-то высох, и так и остался сухим колом. Мы идем в этой зеленой полутьме, которую внук называет пещерой.  Тут холодно и хорошо, при всей странности этого сочетания. Слева за кольями виднеется поле цветущей картошки, а справа яблони с уже краснеющими яблоками, и одинокое деревце вишни, все усыпанное ягодами.  Но все равно это - пещера, и свежий холод не дает забыть об этом.
Мы выходим на пустырь, весь заросший чернобыльником. Теперь широкая тропа - дорога идет через эти высокие заросли, уж точно выше внучат.  Тут всегда, годами, стояла вода, текущая из неисправного водопровода.  Но недавно трубы починили, и степные суховеи высушили все за несколько дней.
Я не успеваю, как обычно, расстроиться по поводу этого ужасного вида полыни, заполонившего все вокруг, потому что в косых лучах утреннего солнца эти кусты напоминают новогодние елки.  Это светлячки, усыпавшие ажурные веточки, подобно елочным шарам, невольно совершили это чудо. Их так много, что даже детское желание внуков собрать их меркнет и исчезает. Мы идем среди сине-зеленого блеска. Может, конечно, это и не светлячки. Но мы так их называли в детстве, и менять это название уже немыслимо.
А вот и сельсовет. Выцветший триколор, уличный телефон, доска с объявлениями. Магнитная занавеска открыта и уже не закрывается...
Мы входим в прохладу помещения, внуки усаживаются на стулья и ждут, пока нам выпишут квитанцию за оплату воды.  Я видела среди объявлений список должников и общую сумму: больше трехсот тысяч... Как говорят работники сельсовета, самые большие долги у состоятельных жителей... Впрочем, как обычно...
Мы выходим на улицу, и теперь у нас простая ясная программа - мороженое. Обычный сельский магазин с небольшим, но милым ассортиментом. Вафельные рожки удобно устраиваются в детских загорелых ручках, а поедание мороженого ничуть не мешает щебетать и дальше.
Улица, по которой мы идем, есть одновременно и шоссе, уходящее к степным холмам в легком голубом мареве. Высокое небо стоит над нами, бледнея в лучах поднимающего все выше солнца. Заросли ромашки повсюду по бокам дороги, алтей расцветает все ярче, и цикорий смотрит на нас своим синим глазом.

Кто посмеет сказать, что это не рай?




 


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.