Теракт в Ницце

Сергей ЖИРНОВ, кадровый старший офицер нелегальной разведки в отставке, политэмтигрант (Франция)

ТЕРАКТ В НИЦЦЕ
(дополненная, расширенная и доработанная версия по состоянию на 23 июля 2016 года)

Ужасные сцены нас перестали волновать так, как раньше. Кровавые теракты становятся рутиной. Наша эмоциональная реакция притупляется.

Ницца - город-космополит, который раньше обожали англичане. Ницца - самый российский город во Франции, который позднее облюбовали белоэмигранты из царской России.

Ницца - любимое место отдыха нынешних российских туристов, нуворишей, жуликов и воров путинского режима с туго набитым кошельком, между княжеством Монако и Кап д'Антиб на побережье Средиземного моря.

Ницца - самый любимый город французских богатых пенсионеров, которые ужасно не любят мусульманских и чёрнокожих иммигрантов из Северной и Центральной Африки, и голосуют на фашистский Национальный фронт папаши и дочери Ле Пен.

Ницца - самый полицейский город во Франции, где на одного жителя приходится больше уличных и прочих полицейских камер наблюдения, чем в любой другой французской коммуне (низший уровень муниципального образования). Однако давно замечено специалистами-криминологами, что ещё ни одна полицейская камера не предотвратила ни одного теракта или даже бытового преступления.

Ницца - столица департамента (области) Альп Маритим, управляемого Эриком Сьёти, самым неприятным политиком, почти экстремистом, слывущим чуть не главным специалистом по терроризму и исламизму в лагере правых радикалов среди "Республиканцев" бывшего президента Николя Саркози. Эриком Сьёти, который давно вынашивает самостоятельные политические амбиции. Если и не президентские, то премьерские. И мечтает стать для начала в 2017 году министром внутренних дел.

Ницца - город, бывший мэр которого, Кристьан Эстрози, тоже весьма неприятный и экстремистский право-республиканский тип, выиграл на местных выборах у Национального фронта и занял место руководителя экстремистски настроенного региона ПАКА (Прованс-Альп-Кот-д'Азюр) со столицей в Марселе. И Эстрози надеется занять высокий министерский или политический пост после президентских выборов 2017-го года.

Именно в Ницце поздно вечером 14 июля 2016 года тяжёлый, 15-метровый и 19-тонный грузовик, похожий на рефрижератор с молодым 31-летним тунисцем, давно и постоянно проживавшим во Франции, неизвестно как, спокойно проник через весь оцепленный полицией город и оказался на знаменитой набережной "Променад дез Англэ" после окончания салюта, в самом разгаре массовых народных гуляний, посвященных национальному празднику Французской республики - Дню взятия Бастилии.

И пока не был расстрелян очнувшейся от психологического шока полицией, проделал длинный (слишком длинный) кровавый путь в целых два километра по забитой народом набережной, давя по дороге всех, кто не успел увидеть смертельную опасность, сообразить увернуться или убежать. В списке погибших сразу оказалось 84 человека. Ещё 18 находятся в тяжелейшем состоянии в реанимации, то есть, скорее всего, тоже умрут. К этому нужно добавить порядка ещё порядка трёх-четырёх десятков тяжело и средне раненных.

И всё это - в разгар туристического сезона, в день национального праздника.
И, особенно, тогда, когда страна находилась на "особом положении" - продлённом уже в третий раз парламентом Франции после терактов в Париже и пригородах в ноябре 2015 года. Когда на улицах Франции дежурят не только повышенные наряды полиции, но и вооружённые до зубов патрули военных. Всего через несколько часов после традиционного праздничного телевизионного интервью президента Франсуа Олланда, который торжественно объявил о снятии особого положения в конце июля – сразу после окончания ежегодной велогонки Тур де Франс.

Что бы не говорили СМИ и французские политики, одно можно сказать сразу, с уверенностью на 99%: этот теракт на самом деле не имеет никакого отношения к радикальному исламизму, ваххабизму и профессиональному исламистскому терроризму.

Да, его исполнитель формально имел тунисские корни и арабскую фамилию. Но таких во Франции – десятки миллионов. Он не был радикальным исламистом, ваххабитом. Он никогда не был в Сирии и не намеревался туда поехать, не имел никаких связей с ИЛИГом. Он вообще не ходил в мечеть, не соблюдал молитвенных обрядов, не читал и не распространял исламистской литературы, не соблюдал поста в священный месяц рамадан. Он не был даже обычным практикующим мусульманином.

Он не был причислен французской полицией (а там работают хорошие профессионалы) к опасным исламским радикалам, не состоял на специальном секретном учёте в контрразведке, не был под гласным полицейским или негласным оперативным (контрразведывательным) надзором. Он не поддерживал связей с родителями и родственниками в Тунисе и давно туда не ездил.

Ни одна исламистская группировка (ни в самой Франции, ни за её границами) не имела к преступлению одиночки-самоубийцы в Ницце никакого отношения. И то, что спустя двое суток, ближневосточный ИГИЛ взял-таки на себя ответственность за эту кровавую бойню в Ницце, доказывает только то, что там, далеко в Сирии, сидят вовсе не дураки, знающие толк в политической пропаганде и религиозной рекламе. В их отчаянном положении, глупо было бы не приписать себе бесплатные и незаслуженные лавры победителей и оппортунистически не воспользоваться обычным бытовым преступлением тунисского молодого дурака в далёкой Франции, которое получило широчайший международный резонанс.

А его исполнитель был банальным западным (а не исламистским и даже не мусульманским) обывателем, пьяницей, развратником, бабником и скандалистом. Он ел свинину и потреблял алкоголь, он изменял жене и трахался напропалую. Он был обычным, не вполне устроенным и весьма неуравновешенным, средним человеком. Банальным молодым правонарушителем без какой бы то было большой криминальной перспективы. Он был неоднократно замечен в шумной бытовой агрессии и жестокости (пьяные разборки, драки, семейные скандалы). Он увлекался латиноамериканскими танцами, девочками, бодибилдингом. 

И ещё потому этот теракт не был исламистским, что среди его жертв - много мусульман-французов, оказавшихся на пути сумасшедшего и его грузовика, а также десять погибших мусульман из Марокко, Алжира и Туниса.

Поэтому пока версий теракта всего четыре.


1. Бытовая - самая вероятная.

У парня просто поехали мозги на почве бытовой неустроенности и полного раздрая в частной жизни. И было отчего. В январе 2016 года он окончательно разругался с женой, которая подала на развод, забрала троих детей, и ему по суду присудили выплачивать весьма большие алименты, которые съедали почти всю его зарплату. Он жестоко подрался на работе (служа автомобильным курьером) во время ДТП, и в марте 2016 года получил 6 месяцев тюрьмы условно. Он просто перестал сводить концы с концами.

И это - в Ницце, на средиземноморском побережье, на Лазурном берегу, на французской Ривьере: среди пальм и каштанов, богатых туристов и праздных буржуазных пенсионеров, в городе вечного праздника и вечных каникул, где богатеи со всего мира разъезжали в шикарных машинах и яхтах, устраивали вечеринки и давали на чай ассигнации по 500 евро, одной из которых нашему тунисцу хватило бы, чтобы прокормиться три месяца. Человеку, загнанному бытовыми проблемами в угол, противно даже просто смотреть на праздники и праздных богатеев.

Семейный и профессиональный раздрай, судимость, пусть даже условная, навсегда закрыли для него возможность получения французского гражданства. И вот, после праздничного возлияния и очередного скандала с новой подружкой, он, взяв пару игрушечных автоматов своих детей и давно припасённый для убийства жены небольшой пистолет, сел за руль взятого на прокат грузовика и решил устроить себе и миру "последний праздник". Прославиться в прессе и социальных сетях. Хотя бы так... Умереть типа «героем», как бы «воином Ислама». Из обычного арабского неудачника превратиться в  мировую знаменитость. Он только немного подготовился, хотя решение явно принял за неделю до теракта.

Давно известно всем профессионалам, что дилетант без всякой подготовки может случайно и разово добиться большего оперативного успеха, чем боевики-профессионалы, долго и тщательно готовящие свои теракты. Теперь любому бытово неустроенному французу арабского происхождения достаточно выкрикнуть «Аллах акбар!», нанося удар сковородкой по темечку обрыдшей ему жены или доставшей его тещи – и он становится «великим воином Ислама»?

Такое глупое смешение жанров уже ранее не раз наблюдалось в истории. Так банальный ленивый крестьянин, поднявший на вилы своего хозяина-помещика, дворянина и аристократа – просто чтобы не работать, становился «революционером», как во времена Французской революции 1789 года, так и у нас – после большевистского переворота 1917 года. Так банальный вор-карманник, укравший обыкновенный бумажник с деньгами у офицера Гештапо, или проститутка, при исполнении своих профессиональных обязанностей заразившая дюжину немецких офицеров сифилисом в парижском борделе, становились «партизанами» и членами Движения сопротивления в оккупированной немцами Франции. Так абреки и мелкие кавказские бандиты Камо или Джугашвили, грабившие российские банки, становились «революционерами».

Однако же немецкому пилоту авиакомпании "Джерман-уингз", который от подобной же бытовой жизненной безысходности, заперся в кабине пилотов и направил свой лайнер со 155 пассажирами и членами экипажа на высокую гору во французских южных Альпах несколько лет назад, никто не шил "терроризма". Потому что его фамилия не была арабской.

Другому неустроенному парню с арабской фамилией под Лионом, который несколько лет назад, поругавшись на бытовой почве со своим нанимателем, убил его, затем отрубил ему голову и вывесил на заборе предприятия его труп с наскоро и дилетантски сделанными подобиями исламистских лозунгов с грамматическими ошибками в арабском языке, следователи тоже поначалу пытались пришить «религиозный терроризм». Но затем вынуждены были признать, что весь его «исламизм» был не более чем попыткой маскировки банального бытового преступления для сведения счётов плохого работника с уволившим его начальником.

Но абсолютно всем (и власти, и полиции, и оппозиции, и СМИ) во Франции, и в Сирии ИГИЛу выгодно подать этот сумасшедший жест в Ницце отчаявшегося молодого дурака с арабской фамилией и тунисскими семейными корнями за "исламский терроризм". Отсюда другие версии...


2. Внутриполитическая, французская.

Психически неуравновешенного и агрессивного молодого дурака, наверняка попавшего в осведомители полиции после серии "разборок" с правоохранительными органами, втёмную использовали.

Вероятнее всего правящие политики левого толка. Напомним, что у Олланда и Валльса - самые низкие рейтинги популярности в истории Французской Республики, в которой через 9 месяцев должны состояться президентские выборы, на которых у социалистов нет никаких шансов победить.

Использовали, чтобы доказать публично и на деле, что правые, которые громко ратуют за полицейское государство, на самом деле не способны даже в своем муниципалитете обеспечить обыкновенный порядок.

Не забудем и внутри-французский глубочайший политический кризис (читайте об этом статьи в подборке "Страноведение. Франция"), связанный с законом Эль Комри, продавленным силой Олландом и Валльсом через парламент, с чем не смирились и не намерены смириться крайне левые и профсоюзы. И тут выгоден теракт, отвлекающий публику на проблемы безопасности.

И ещё один внутри-политический мотив для Олланда и Валльса: ренегат и их соперник - Эманюэль Макрон, бывший советник Олланда и нынешний министр экономики, начал самостоятельную президентскую гонку, которая стала привлекать к себе слишком много внимания. Вчера на крайне неприятную Олланду и Валльсу тему Макрона говорили во Франции все. Сегодня – никто. Ч.Т.Д.

Президент Олланд, премьер Валльс и министр внутренних дел Казнёв немедленно развили бурную политическую деятельность. Казнёв сразу вылетел в Ниццу, хотя ничем помочь он там уже не мог. Олланд, находившийся вечером 14 июля на знаменитом международном театром фестивале в Авиньоне в компании со своей очередной сожительницей, мелкой артисточкой, срочно вылетел в Париж, где провел ночное заседание «военного совета» и сразу же, посреди ночи, выступил с телевизионным обращением к нации, которое никто не смотрел.

Президент Франции тут же взял обратно свои же слова, произнесенные буквально несколько часов назад, и объявил об очередном (четвёртом по счёту) продлении на 3 месяца особого положения в стране. Несмотря на то, что режим этого самого особого положения никак не помешал футбольным беспорядкам с российскими и английскими фанатами в Марселе, и даже последнему теракту в Ницце.

Олланд объявил о мобилизации 12 тысяч резервистов жандармерии и полиции. Ещё одна внешне красивая, но совершенно ненужная и оперативно неэффективная мера – чисто в угоду обывательской публики. Что могут сделать эти новые 12 тысяч дилетантов против сумасшедших одиночек, которых не смогла выявить профессиональная контрразведка? Ничего.

На следующий день Олланд и Валльс тоже примчались в Ниццу: жали там руки пострадавшим, типа скорбили, соболезновали – обязательно на публику, под камеры телевидения. Затем Олланд ещё раз выступил по телевидению. Провёл второй «военный совет», экстренное заседание кабинета министров.

Ясно только одно: чрезвычайно непопулярная действующая политическая власть Франции пытается изобразить бурную деятельность и получить моральные дивиденды от случившейся в Ницце трагедии. Понятно, что вся эта «ажитация», работа на публику не решают никаких реальных проблем. Их главная цель – отвлечь внимание публики от реальных провалов.

Как получилось, что при организации массового мероприятия в стране, якобы находящейся в режиме особого положения, не были обеспечены элементарные меры безопасности? Как получилось, что на 20 тысяч зрителей праздничного салюта в Ницце 14 июля приходилось всего 50 полицейских? Как получилось, что вокруг места проведения праздничного салюта не было организовано широкого кордона безопасности, заградительных препятствий и временных блок-постов с усиленными патрулями? Как получилось, что обыкновенный грузовик, лишь похожий на рефрижератор, не был досмотрен перед появлением на набережной в месте скопления 20 тыс. человек? Как он вообще оказался на улицах Ниццы в праздничный день, когда во Франции запрещено движение грузового транспорта? 

Строго говоря, нам ещё всем повезло - исполнитель был явным дилетантом. Потому что при таком скоплении народа, появись он на полчаса раньше, его грузовик мог бы передавить на сотню, а тысячу человек, которые смотрели не себе под ноги и по сторонам, а на салют...

Как бы то ни было, левая действующая власть, которая попыталась получить политические дивиденды от этого теракта уже проиграла: в понедельник, когда в Ниццу на траурную церемонию приехал премьер-министр Валльс, его появление было встречено свистом, неодобрение и возгласами "В отставку!" Как бы то ни было, правая оппозиция, которая находится у руководства городом и департаментом (областью), должна готовиться к тому, что семьи погибших выставят ей коллективные и индивидуальные иски, когда психологический шок от потери близких пройдёт.


3. Внутри-французская, полицейская.

Молодого и легко манипулируемого психопата могли также использовать нехорошие люди в полиции, которым не понравилось заявление Олланда о снятии режима "особого положения", дающего слишком много прав полиции. Нет особого положения - нет этих самых особых полномочий, премий, наград, быстрого продвижения по службе. Уже через несколько часов после событий в Ницце, прямо ночью Олланд пошёл на попятную и решил продлить особое положение ещё на 3 месяца. В четверг 21 июля парламент Франции в экстренном порядке проголосовал за продление "чрезвычайного положения" в стране сразу на 6 месяцев - до 21 января 2017 года. Ч.Т.Д.


4. Внешнеполитическая - путинская.

Моральный урон нанесён международному туризму во Франции, особенно российскому. Как в Египте и Турции до этого. Психически неуравновешенного молодого правонарушителя могли использовать "втёмную" и путинские спецслужбы режима, находящегося в состоянии необъявленной войны с Францией после истории со злосчастными "Мистралями" (об этом я уже неоднократно и развернуто писал) и после неудачной для Путина истории с бесчинствами российских "болельщиков" в Марселе ровно месяц назад.

Объективно, Путину выгодна любая дестабилизация политической ситуации во Франции и в Западной Европе. Этот теракт вновь усилил позиции пропутинского лобби среди французских правых и ультраправых, которое сильно ослабло после кровавой вакханалии в Марселе в июне 2016 года. Объективно Путин пытается использовать каждую возможность, чтобы ослабить международное давление на его режим и санкции, которые душат слабую, больную и умирающую на глазах российскую экономику.

Я понимаю русскоязычных людей: им всегда и во всём мерещится только Путин. Для «ватников» – это показатель его силы, для оппозиции – его подлости. Меня трудно заподозрить в симпатии к Путину и его спецслужбам. Но в данном конкретном случае, я считаю путинскую версию менее вероятной, чем банальную бытовую или внутри-французскую политическую разборку. Но для того, чтобы это понять, нужно жить во Франции...

Если пытаться увидеть в этом тунисце-исполнителе массового убийства российского кадрового шпиона или агента, то его профиль говорит о том, что он тогда должен был бы быть супер-нелегалом. Но супер-нелегал не стал бы во Франции драться на улицах, устраивать шумные домашние скандалы и бить жену, привлекая внимание соседей и полиции. Нет, не вяжется тут что-то...

Это только у Джона Ле Каре в «Шпионе, пришедшем с холода» пьянство и бытовая распущенность являлись «оперативным прикрытием» для нелегала МИ-6, подставленного контрразведке ГДР для вербовки с целью отвлечения её внимания от настоящего предателя в рядах разведки Штази. В реальной оперативной жизни спецслужб такое всегда заканчивается плохо.

Пьяница радист-нелегал КГБ в США «продал» ФБР своего резидента-нелегала Вильгельма Фишера, более известного под чужим именем Рудольфа Аьбеля. Пьяница Ветров продал французам, а через них и американцам, всю оперативную сеть и систему научно-технического шпионажа КГБ СССР. Пьяница Митрохин продал англичанам несколько чемоданов архивных материалов ПГУ-СВР, поставив крест на путинской внешнеполитической разведке. Все разведки избавляются от пьяниц, развратников, скандалистов, морально разложившихся типов.


Хроника расследования и слухи.

Ясно, что французы бросили на расследование этого преступления большие силы. Поскольку сам преступник был убит полицией, уголовное дело возбуждено не против него (мёртвые не могут предстать перед судом), а по факту массового убийства с окраской "терроризм". Дело ведёт антитеррористическая прокуратура при Апелляционном суде Парижа. 16-17 июля было задержано для допросов 7 человек из ближайшего окружения обвиняемого, включая его бывшую жену, которую после суток допросов выпустили, не предъявляя ей официальных обвинений.

Через неделю после теракта пятерым близким знакомым исполнителя, после окончания первоначальных допросов, избрали меру пресечения - арест и предъявили официальные объявления во всех смертных грехах. Из которых единственным реальным является оказание ему помощи в приобретении оружия и недонесение о готовившимся преступлении. Уголовный розыск, антитеррористическая контрразведка и юстиция Франции откровенно подгоняют слабенькие улики под "групповуху", шьют дело...

В английских источниках появилась информация о том, что якобы накануне преступления исполнитель перевёл своей семье в Тунис 84 тысячи евро. Что представляется пока не очень вероятным.

Время и расследование покажут, какая из вышеприведённых (или иных) версий – настоящая.

Париж, июль 2016 года.


Рецензии
Типа... попавший под молнию...

Ан Леере   15.07.2016 16:51     Заявить о нарушении
Сколько же их, перебежчиков на Проза. ру? И не сосчитать! Или нелегалы не считаются? Тогда чей он был агент?

И лишь один С. Жирков поведал об этом откровенно.

Владислав Карпешин   15.07.2016 16:59   Заявить о нарушении
Читал и плакал...

Ан Леере   15.07.2016 17:51   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.