Зимовка-жизнь

Грязный мартовский сугроб таял в лучах весеннего солнца. Мутный ручеёк талой воды вытекал из-под его основания и исчезал в грязно-фиолетовой глубине канализационной решётки. «Как неприлично!» - вздыхал сугроб, оглядывая мокрую дорожку. Это был воспитанный сугроб. Несмотря на горечь прощания с миром (он прекрасно понимал, что его ждёт), сугроб считал себя не в праве загрязнять территорию детской дворовой площадки, на которой он родился и пережил столько солнц за долгую московскую зимовку-жизнь.
«Поскорей бы уж что ли,- бормотал он.

…Снег валил вторую неделю, а дворник Семён пил. Пил Семён крепко, на работу выходил пошатываясь, падал и подолгу не мог подняться. Старушки посмеивались: «встанет-не встанет». Не имея сил подняться, он уползал к себе в дворницкую и там раскатисто храпел на весь двор. Обычно запой у Семёна продолжался неделю, но в этот раз Семён пил целых четырнадцать дней. На пятнадцатый день утром вышел он из дворницкой потрёпанный, серый и давай расхаживать по двору. Мороз в тот день ударил под тридцать, а ему хоть бы что. Три часа без передыху грёб снег. Тогда-то и навалил Семён огромный сугроб возле песочницы. Решил он его на следующее утро перебросать на газоны, но детвора в тот же день «обкатала» сугроб, и получилась классная горка. Так сугроб начал своё общественное служение.

Резвые, весёлые выдались в ту зиму детишки! Веселился с ними вместе и сугроб, подкладывал под детские попки скользкую льдышку-спину. Одного спустит вниз благополучно, а другого вильнёт вверх ногами и в снежок сбросит под общий хохот.
Резвые они, детишки-то, но уж больно разные. Вот, к примеру, строит мальчик снеговика, катает шары и бегает домой то за угольками, то за морковкой. А другой отсиживается в сторонке, и вроде как не при чём. Только первый доделает снеговика и старенькое ведро водрузит поверх законченной пирамиды, второй с криком вскакивает с соседней лавочки и в хлам разваливает белоснежное чудо. Совершив акт несовершеннолетнего, но вполне осмысленного вандализма, разрушитель убегает и прячется где-нибудь на соседских дворах. А первый, отревев обиду, катает шары заново. «Нет, - размышлял сугроб, - из того, второго, строитель не получится. Разве что, революционер какой или бандит». Конечно, сугроб не мог знать , кто такие революционеры и почему они разрушают то, что создали другие. Но кто такие бандиты, сугроб знал хорошо. Однажды на его глазах два взрослых парня отняли у женщины сумочку. Женщина потом долго сидела на скамейке и горько плакала, повторяя: «Бандиты, бандиты!..» На другой день мужчина спортивного вида привёл на двор, держа за загривок, тех самых сопляков, укравших у женщины сумочку.
«Они?» - строго спросил он и хорошенько встряхнул обоих. «Они, - подтвердила женщина принимая из рук мужчины пропажу, - вы отпустите их, им же больно». Мужчина разжал кулаки. Один из хулиганов бросился бежать, оборачиваясь и крича непристойные ругательства, а другой подошёл к женщине и хлюпая носом, просил простить его. Мужчина в растерянности смотрел то на мальчика, убегающего прочь, то на другого мальчика, вытирающего рукавом слёзы. А женщина сказала: «Выходит, наш дворик – гора Голгофа! Надо же…». Что значит «гора Голгофа» сугроб не понял, но понял одно: есть такие места, где проявляется в человеке и хорошее, и плохое. И что это особенные места…

Всю зиму сугроб скатывал ребятишек. Детвора пристроила к горке подходы. В подходах малыши лопатками вырубили ступеньки, удлинили спуск. Всё это дети делали сами. А высокие сильные мамы стояли в стороне, болтая о каких-то пустяках, и ни разу не нагнулись и не помогли в исполнении столь ответственной задачи капитального снежного строительства.

Наступила весна. Сугроб таял, оглядывая прощальным взором подслеповатых карих глазёнок двор, где прошла вся его жизнь. Последние свалявшиеся кусочки декабрьских снегопадов таяли и убегали прочь, подхваченные весёлым ручейком мартовской зажоры. «Ну вот и всё» - выдохнул сугроб, вглядываясь в облака.

В млечной полусфере неба беззаботно кружились белые кристаллические корпускулы и тихо падали на заснеженную землю. «Как хорошо!- подумал сугроб, исчезая, - я в раю!» 


   


Рецензии
Прекрасный рассказ! Сугроб и при жизни служил, /как каток/, и после смерти, в виде воды для набухшей земли....
Спасибо.
С теплом, я.

Галина Чиореску   16.09.2016 09:32     Заявить о нарушении
Галина, спасибо за тёплые слова. Храни Вас Бог, дающий всем нам силы творить и совершать добро! С уважением, Борис.

Борис Алексеев -Послушайте   16.09.2016 14:26   Заявить о нарушении
Проголосовал.
+1

Андрей Маркиянов   19.09.2016 15:04   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.