У Врат Бытия. Часть первая - 4

Следующий год пролетел в бешеном ритме. Каждую неделю Лита вставала до петухов, спешно одевалась и в любую погоду бежала к побережью. Опаздывать было нельзя, потому что Келлас, сын кузнеца, был человеком очень занятым и любил точно рассчитывать время. У него даже специальный свиток с расписанием имелся. Лита приносила ему склянку с лекарством, сделанным Рейей, которое облегчало боль в покалеченной ноге. А он взамен обучал её. Обучал, прежде всего, дисциплине, что, на его взгляд, отличало настоящего солдата. И именно этого, как считал Вин, больше всего недоставало его дочери.

Девочка не любила многолюдный порт. Ей не нравился и хромой вояка, занудно разглагольствовавший о своих подвигах на западе, в то время как она с остервенением лупила палкой манекен. Всегда одни и те же истории... Но Лита была готова терпеть это столько, сколько потребуется. Мысль о том, что отец вернёт ей меч и отправит в гвардейскую школу, грела и поддерживала её. "В армии можно будет заработать денег на Академию для магов, - с воодушевлением думала она, выполняя очередное упражнение. - Да что там, я весь мир смогу посмотреть!"

Изредка к её занятиям присоединялся какой-нибудь мальчишка, не влезавший в расписание, и Келлас ставил его Лите в пару. Тот, из страха перед суровым дядькой, бил изо всей силы, и к концу урока пальцы девочки часто бывали разбиты в кровь, а остальные части тела, не защищённые вовремя, покрывались здоровенными шишками и синяками. Но в конце концов, именно благодаря этому Лита научилась мастерски уворачиваться от ударов и не подставлять руки, иногда даже удостаиваясь сухой похвалы от учителя.

После усердной тренировки Лита, еле переставляя ноги, тащилась обратно, вверх по склону. Солнце только-только успевало подняться над горизонтом. Лита выбирала обходные дороги, чтобы не пересечься с отцом и другими селянами-рыбаками, которые в это время обычно спускались к морю и любили при встрече подтрунивать над девочкой.

Дома её, как всегда, ждала гора забот: стирка, уборка, готовка. С тех пор, как Рейя стала свидетельницей особого дара своей дочери, она всё чаще заставляла её присутствовать на процессе приготовления своих снадобий, по ходу обучая девочку тонкостям знахарского ремесла. Волека тоже иногда принимала участие в этой работе, но скорее из ревности к материнскому вниманию, чем из интереса.

Когда Лад узнал, что его сестра стала ученицей бывшего офицера, он, конечно, сразу заверещал, что хочет тоже овладеть искусством рубить головы манекенам, но отец быстро остудил его пыл. "Лита учится фехтованию лишь потому, что от неё, по сути, больше никакой пользы-то нет, - смеялся Вин. - А ты мне ещё пригодишься." С того дня он начал брать Лада с собой на рыбалку, чему мальчик был несказанно рад, и по вечерам с ужасной гордостью поведывал сёстрам, как воевал с гигантским крабом, стоя на самом краю хлипкого судёнышка. Или пересказывал услышанные им от старших легенды о морских чудищах, обитающих на самом дне расщелины и при свете лун выплывающих на поверхность в поисках новых жертв.

Несмотря на усталость и занятость, Лита находила время и для друзей. Вместе они всё так же гоняли по двору самодельный мяч, лазали по деревьям и дразнили соседских гусей, а потом купались в озере. Но всё чаще девочке хотелось остаться в одиночестве. Она тайком ускользала от ребят и возвращалась на поляну с дубом, где долго сидела одна, устремив мечтательный взгляд на серую дымчатую полосу внизу и представляя себе громадный чёрный замок с высокими башнями, где Зильберн прямо сейчас, должно быть, обучался волшебству. На закате она приходила домой с невыразимой тоской на сердце, проверяла сохранность подаренного меча (он валялся под родительской кроватью, покрытый слоем пыли) и раньше всех ложилась спать, чтобы с утра на заднем дворе снова и снова отрабатывать выученные движения.

В конце концов, друзья начали сторониться угрюмую и задумчивую Литу, предпочитая её компанию заметно повзрослевшему Ладу. Даже Яр, который всегда проявлял к Лите повышенный интерес, всё больше приглядывался теперь к её сестре. "Волька и правда сильно вытянулась и похорошела, - не без укола зависти размышляла Лита. - Ну и пусть. Всё равно я отсюда скоро уеду."

Время шло. Мягкая зима сменилась дождливой весной. Та, в свою очередь, душным, но урожайным, летом. Когда листья на дубе начали желтеть, Лита с грустью осознала, что почти не помнит, как выглядел Берн. Она приходила на поляну уже ежедневно, по привычке, каждый раз надеясь увидеть его снова. Но мальчик не появился там ни в ту осень, ни в последующие.

Так минуло ещё три года.


* * *

Накануне своего четырнадцатого дня рождения Лита проснулась словно от резкого хлопка. Она долго лежала с открытыми глазами, пытаясь вспомнить, что же ей только что снилось, но не смогла. Лад что-то пробормотал сквозь сон и с шорохом перевернулся на другой бок. Волека безмятежно посапывала из своего угла. Неясное предчувствие закралось в душу Литы. Сердце бешено застучало в груди.

Где-то у соседей пропел петух, ему сразу отозвался другой. Лита взглянула на ставни и охнула: через щёлочки проглядывало желтоватое рассветное небо. "О нет, я же опаздываю! Старикан с меня шкуру живьём сдерёт!" Она вскочила с лежанки, оделась и бесшумно выскользнула с чердака, чуть не наступив сестре на ногу. "Отрастила ходули!", - гневно подумала Лита, спускаясь по скрипучей лестнице.

Из родительского закутка доносился могучий отцовский храп. Лита хихикнула, представив себе маму с подушкой на голове и затычками в ушах. Обула сандалии и выбежала за порог, сразу промёрзнув до костей: с гор опустился густой холодный туман. "Ничего, сейчас пробегусь и согреюсь."

Она уже дошла до калитки, но вдруг остановилась как вкопанная. Дверь хлева была слегка приоткрыта и оттуда ей явственно послышались чьи-то голоса.

"Неужели кто-то собирается украсть Белянку? - Лита тряхнула головой. - Нет, не может быть. Кому вообще мог приглянуться этот полудохлый комок шерсти?" Она снова прислушалась. Голоса не утихали. Кажется, они о чём-то спорили. "Надо разбудить отца", - решила девочка.

Но на полпути она опять встала, закусив губу. Желание позвать кого-нибудь на помощь боролось с любопытством и жаждой геройства. Последнее победило.

Лита на цыпочках прокралась через огородик и прислонилась спиной к деревянной стене хлева. "Я только загляну и проверю, не вооружены ли они", - убеждала она себя. Лита давно не пользовалась своей способностью исчезать, поэтому невидимость в этот раз далась ей с некоторым трудом. Убедившись, что просвечивает насквозь, девочка осторожно просунула голову в открытый проём.

-... в силу некоторых обстоятельств. Ты же понимаешь? - Сказал кто-то хрипловатым басом. Он стоял к Лите спиной, и в темноте девочка могла лишь отметить, что мужчина был высок и широкоплеч.

Наступила короткая пауза, во время которой коза встревоженно проблеяла. Незнакомец нагнулся и погладил её. Белянка странно замерла.

-Понимаю, - вздохнул женский голос, и Лита едва не прищемила себе голову дверью. "Мама?!" - Но в следующий раз, пожалуйста, появляйся через ворота, как нормальный человек. У бедной козы от такого стресса шерсть клоками лезет.

-Следующего раза не будет, - отрезал мужчина. - Я пришёл за девочкой.

Повисло тягостное молчание. Лита затаила дыхание.

-Что ж, - наконец вымолвила Рейя, - давно пора. Пару дней назад я видела одного из Воронов в городе. Они снова что-то здесь вынюхивают... У меня плохое предчувствие, Гведд...

-Я знаю, - отвечал незнакомец. - Попробую увести их со следа... Что ты ей рассказала?

-Только то, что она должна знать, ничего лишнего... 

В голосе матери звучало что-то непривычно угрожающее. Лита поборола искушение броситься бежать, как можно дальше отсюда, прямо сейчас. Она не могла отделаться от жгучего ощущения, что видит и слышит нечто недозволенное. Но любопытство было сильнее неё. Кто этот человек? Откуда мама знает его? И что это ещё значит, "пришёл за девочкой"?

Снова заорали петухи, и Рейя забеспокоилась.

-Скоро все проснутся, иди, - сказала она взволнованно. Снаружи от соседей и впрямь уже доносилась возня и детский плач. - Кайл тебя встретит... Только не здесь! - Шикнула она зачем-то. - Мне её ещё доить.

По полу зашуршала солома, и Лита поспешно выдернула голову из проёма. В следующую секунду дверь распахнулась, из неё быстро вышла Рейя, закутанная в тёплый вязаный платок, а следом за ней мужчина в плотном дорожном плаще. Лита так сильно вжалась в стену, что ещё чуть-чуть и она стала бы её частью. Незнакомец прошёл мимо, но вдруг резко остановился и взглянул прямо на девочку. Глубокие вертикальные морщинки на его лбу вмиг разгладились, и Лита подумала, что у человека довольно приятные черты лица, несмотря на общий устрашающий облик. В руке мужчина сжимал длинный гладкий посох с великолепным рубиновым навершием, а через плечо была перекинута туго набитая походная сумка. Хотя его чёрные волосы прорезала широкая седая прядь и такие же белые волоски торчали из густой бороды, он вовсе не казался стариком. Наверное, даже был моложе Вина.

Немая сцена длилась несколько долгих секунд. Рейя тоже обернулась и только теперь заметила лёгкое свечение в том месте, где пряталась её дочь.

-Лита... - Со вздохом огорчения прошептала она, и девочка вернула себе видимость, всё ещё не отрываясь от стены.

-Так это она? - Спросил мужчина, пристально вглядываясь в девочку. В предрассветных сумерках её ярко-зелёные  глаза будто сияли. – Да-а, мог бы и догадаться… Очень на тебя похожа, - заметил он и дружелюбно улыбнулся.

-Мам, - Лита с трудом перевела дыхание и уставилась на мать. - Кто этот человек?

-Да, представь нас, - попросил незнакомец, продолжая улыбаться и не отрывая лучистого взгляда от Литы.

Рейя подошла ближе, сжав побелевшие губы. Посмотрела сначала на мужчину, затем на девочку.

-Это Гвединн, дорогая, - произнесла она мягко. - Он странствующий маг. И мой давний добрый друг.

Гвединн усмехнулся и отвесил поклон.

-Вы... Вы возьмёте меня в ученики?.. - Не подумав, выпалила Лита и тут же залилась румянцем.

Взрослые переглянулись.

-Только если ты сама этого хочешь, - благодушно произнёс Гведд.

-Хочу! - Уверенно заявила девочка, чувствуя, что сердце вот-вот вырвется у неё из груди. Она так давно об этом мечтала!..

-Ну что ж, - маг снова расплылся в белозубой улыбке. - Тогда готовься, я здесь совсем ненадолго задержусь. А пока... - Гведд взглянул на Рейю, лукаво блеснув медовыми глазами, - Вернусь и попробую зайти снова. Как нормальный человек, - добавил он, подмигнул Лите и... исчез. Только воздух дрогнул и с громким треском сомкнулся.

Не успела девочка проморгаться, как деревенские ворота сотряслись под чьими-то тяжёлыми ударами. Тут же взвыли собаки. Было слышно, что Кайл, староста, вышел из своего домика, ругаясь на чём свет стоит, и отворил засов.

Лита с отвисшей челюстью посмотрела на мать. Та лишь пожала плечами: "Он всегда такой" и удалилась в дом, попутно приказав: "Займись козой, раз ты всё равно уже встала..."


* * *

Переполох, вызванный визитом странствующего колдуна, не утихал до самого полудня. Все жители деревеньки, забыв о делах, поголовно выстроились в длинную очередь, растянувшуюся от дома Вина и Рейи почти до самых ворот. Все хотели поправить хозяйство, излечиться от неизвестной, внезапно объявившейся «тяжёлой хвори», узнать своё будущее и спросить о судьбе детей.

Гвединн никому не отказывал и с удовольствием отвечал на все вопросы, удобно расположившись на узенькой веранде в плетёном кресле, которое для такого случая любезно предоставил Кайл. У ног волшебника постепенно вырастала гора подношений, которыми селяне, за неимением других средств, расплачивались за проделанную «работу». Среди даров наблюдались мешки с зерном, корзина свежих пирожков (с капустой и, конечно, рыбой), небольшие рулоны расшитой витиеватыми узорами ткани, непонятные свёртки, любовно перевязанные ленточками. Но больше всего на этом фоне выделялся серый взъерошенный гусь. Бедная птица была привязана к опорной балке и истошно верещала, явно не понимая, что происходит.

Лита, занятая домашними делами, несколько раз нарочно проходила в непосредственной близости от развернувшегося действа, пытаясь хоть краем уха уловить, о чём говорит маг. Но его изъяснения были столь туманны, что девочка не понимала ни слова. Зато люди, отходя от колдуна, выглядели довольными и взволнованным шёпотом обсуждали с соседями полученную информацию. По-видимому, каждый из них услышал ровно то, что хотел услышать.

Когда солнце перекатилось через зенит, очередь страждущих наконец рассосалась. Гведд дал последнее указание молодой вдове (закопать под порогом петушиную лапку, чтобы привлечь в дом нового мужчину), после чего Рейя пригласила его на обед.

За столом было необычайно шумно и весело. Лад с Волекой гомонили, перебивая друг друга, шутили, расспрашивали мага о его странствиях. Вин беспрестанно подливал гостю красного вина, которое больше года хранилось у них в подвале для особых случаев. А Гведд весело и непринуждённо рассказывал смешные истории из своей жизни.

Лита молчала и почти не слушала. Густой куриный борщ совсем остыл в её миске, к которой она даже не притронулась. Только сейчас она вдруг начала в полной мере осознавать, что в считанные часы её жизнь круто изменится. Не будет больше вечерних посиделок на веранде. Не будет подколов друзей и шуточек соседей. Она больше не услышит смеха Лада и не споткнётся о длинные ноги Вольки. Сварливое ворчание отца, нежный голос мамы... Всё это останется здесь, а Лита уйдёт.

Страх перед неивестным сдавил её грудь тугим обручем, глаза девочки заблестели. Рейя, сидевшая напротив, заметила это и ободряюще улыбнулась дочери. Женщина сегодня была наряжена в своё лучшее синее платье до пола, в котором Лита видела её лишь однажды, на свадьбе сестры Вина. Её медные локоны были уложены в строгий аккуратный пучок. Казалось, она совсем не обеспокоена. Даже напротив, Рейя выглядела счастливой, как и её муж. И очень скоро Лита поняла, почему.

Управившись с обедом, Гведд достал из-за пазухи небольшой ситцевый мешочек и со значением положил его на стол перед Вином.

-Здесь двадцать золотых, - произнёс маг. - За возможность обучать мальчика я бы заплатил в два раза больше, но, к сожалению, в этом ребёнке дар ещё не проявился, - Гведд чуть заметно улыбнулся раскрывшему рот Ладу и снова обратился к главе семьи. - Я обязан спросить ещё раз, отдадите ли вы мне на воспитание свою младшую дочку?

Вин, похоже, был к этому готов. Ни на кого не глядя, он пододвинул мешочек к себе поближе, пожевал губами, затем уверенно пробасил:

-А чего ж не отдать-то? Раз у девчонки способность есть к волшбе, так пусть учится. Жаль, что я об этом раньше не прознал.

Гведд улыбнулся ещё шире и испытующе посмотрел на Литу. Та вжала голову в плечи, желая скрыться от огорчённых и завистливых взглядов брата с сестрой.

-Ты готова к отъезду? Не передумала ещё?

Девочка угрюмо кивнула.

-Тогда жду тебя во дворе.

Гведд поблагодарил за угощение и покинул кухню. Лита мгновенно сорвалась с места и взбежала на чердак. Оттуда ей было слышно, как заревел Лад. Она и сама вот-вот разревелась бы, поэтому, не медля ни секунды, схватила котомку, бережно сшитую для неё Рейей, и спустилась вниз.

Лад, утирая неудержимые слёзы, прижимался к матери. Волека с очень серьёзным видом стояла рядом, глядя в пол и скрестив руки на груди. Первым к Лите подошёл отец.

-Это, кажется, твоё, - он протянул ей меч, о котором Лита в спешке чуть не забыла. Девочка заметила, что оружие очистили от пыли, рукоять и ножны прямо-таки сверкали. Затем Вин неожиданно крепко обнял дочь и погладил по голове. - Если что-то не понравится, - произнёс он сдавленно, - если будет тяжело, возвращайся. Мы всегда тебя ждём и всегда тебе рады.

Он отпустил Литу и отошёл в сторону, стараясь больше на неё не смотреть.

Объятия Волеки были сухими и быстрыми, словно сестра боялась обжечься. А вот Лад залил слезами всю её новую белую рубашку. От Литы его буквально пришлось отрывать с боем.

-Ну почему, ма-ам? - Всхлипывал мальчик, изо всех сил продолжая цепляться за руки и одежду сестры. - Почему Лита должна уехать с этим дядькой? Она что, больше не вернётся?.. Вы что, её продали?!..

Лита наклонилась к нему и обняла крепко-крепко.

-Я вернусь, Ладушка, - твердо пообещала она, едва справляясь с чувствами. - Через год или два. Обязательно вернусь. А ты присматривай тут за всем, помогай маме с папой и не давай сестру в обиду. И не плачь, хорошо? Обещай, что не будешь плакать.

Лад шмыгнул носом и, наконец, разжал руки.

-Обещаю, - сказал он тихо и смахнул рукавом оставшиеся слёзы. - Я же мужчина.

Это выглядело так умилительно, что растрогался даже всегда суровый Вин.

Когда подошла Рейя, душевные силы уже покинули девочку. Она уткнулась носом в плечо матери, ощущая, как по щекам против её воли струятся горячие потоки.

-Я знаю, о чём ты думаешь, - чуть слышно проговорила Рейя ей в ухо, поглаживая Литу по шелковистым , собранным в тугую косу волосам. - Но если ты останешься, то всю жизнь будешь себя корить из-за упущенной возможности. Учись прилежно, солнышко моё. Гвединн защитит тебя от всех невзгод и опасностей. Верь ему. Хорошо?

Лита не могла ответить, слёзы сдавили ей горло.

-Возьми это, - Рейя мягко отстранила дочь и вложила ей что-то в руку. - У меня тоже такой есть, видишь? - Она показала на висевший у неё на шее лиловый кристалл. - Носи его не снимая. Так я всегда буду знать, что с тобой всё в порядке. - Она улыбнулась и поцеловала Литу в лоб. - Я люблю тебя.

-Я тоже тебя люблю, мам, - сказала Лита, справившись, наконец, с голосом. Она вытерла глаза и напоследок окинула взглядом маленькую кухню и собравшихся людей. - Всех вас люблю. До встречи.

Лита вышла во двор, не оглядываясь. Она ещё не подозревала, что никогда больше не увидит свою семью.


Продолжение:http://www.proza.ru/2016/07/31/838
Начало: http://www.proza.ru/2016/07/20/1016


Рецензии
Здравствуйте, Светлана. Сначала хотел бы Вас поблагодарить за то, что не сделали из Литы Мэри Сью, спасибо, что не делаете ее идеальной, на которую вешаются первын парни на деревне. Спасибо и за то, что так интересно и выразительно описываете; очень интересно читать и узнавать Ваш мир. Сюжетные интриги интригуют, тайны желается раскрыть, а за героев - переживать и следить за ними. У персонажей есть своя индивидуальность, они разные и запоминающиеся.
С уважением, Никита.

Никита Белоконь   14.10.2016 19:54     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Никита. Спасибо большое за отзыв. Да, моя героиня далека от идеалов- частенько ошибается, наступает на любимые грабли, влипает в истории. Она обычная девочка, хоть и с необычными способностями. И благодаря этому история становится более реалистичной, живой. Я рада, что Вы это оценили)

Всего доброго!

Светлана Субботина   14.10.2016 23:07   Заявить о нарушении
Да-да, именно из-за этого ей и симпатизирую. Она может быть сильной и одновременно боится; делает ошибки и одновременно мудрая.

Никита Белоконь   14.10.2016 23:09   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.