Про пластуна и принцессу

— Дед, расскажи, как раньше казаки в военные походы ходили! Они далеко по Дону спускались? Расскажи какой-нибудь случай!
— Знаешь, давай-ка я лучше тебе про это сказку расскажу. Знаешь поговорку: «Сказка ложь, да в ней намек – добрым молодцам урок». Вот и я попробую тебе маленько намекнуть. Слушай. Значит, дело было так:

Как-то скучно стало казакам сидеть по печкам да завалинкам, штаны просиживать. Послал тогда атаман к царю гонца с просьбой разрешить им сходить в военный поход за море, посмотреть, как басурмане живут, а там, глядишь, может какая и добыча подвернется.
А у царя что? У самого казна почти пустая, пополнить её не мешало бы. И с казачьей добычи часть трофеев всегда отходила в его закрома. Дал тогда царь «добро» на военный поход, и стали казаки собираться.
Среди них был один пластун.

— Деда, а кто такие пластуны?
— Пластуны? Это такой специальный отряд, состоящий из казаков, которые с детства обучались разным военным знаниям и боевым приемам. Учились метко стрелять и бесшумно двигаться. Ночью пластуны видели как днем! А прятаться умели так, что бывало, даже днем проползет такой казак-разведчик совсем рядом с вражеским лагерем, а его не только никто не увидит, но и ни одна травинка не шелохнётся. И птицы на расстоянии вытянутой руки от него будут продолжать щебетать и чирикать, не подозревая о его близком присутствии. Но слушай дальше то, что было:

Казаки – люди военные. Как только добро от царя получили, сразу снарядили несколько больших лодок под парусами и отправились за море в дальние земли. Провожая казака-пластуна, его матушка на дорогу дала узелок и говорит:
— Смотри, мой родной, спрячь этот узелок подальше и никому про него не говори. В нем три вещи: склянка с водой, гребень и горстка родной земли. Если станет совсем невмоготу, брось эти вещи по очереди за спину через левое плечо, и помощь к тебе придёт.
Обняла она его, поцеловала и перекрестила.
Долго ли, коротко ли плыли казаки – никому не ведомо. Но вот приплыли они к большому городу и тайно встали станом недалеко от его стен. Что за ними в городе творится, не знал никто.
Тогда призвал к себе атаман пластуна и говорит:
— Нужно сегодня ночью тебе попасть в город и узнать: богатый этот град или нет, сколько там войска, и сможем ли мы нашим отрядом его захватить.
Как только стемнело, казак стал подбираться к городу. Высокая трава его скрывала, и стражники на стенах ничего не заметили. Когда ночь совсем опустилась на землю, пластун взобрался одному ему ведомым способом на стену, и, проскользнув незамеченным мимо вооруженных стражников, оказался в городе, который действительно оказался очень богатым. Со всех окрестных земель сюда купцы свозили товары и вели здесь торговлю. Целые улицы занимали всевозможные лавки с разными тканями и китайскими шелками, различной домашней утварью и дорогими маслами. Отдельные улицы были выделены для торговли золотыми и серебряными украшениями.
Вечером вся городская жизнь замирала. С наступлением темноты и вовсе на улицы было запрещено выходить, чтобы никто не соблазнился находящимися в лавках богатствами.
Город был богат, поэтому охранявших его вооруженных стражников, тоже было много. А если учесть то, что окружающие его стены были очень высокими, то пробраться сюда было почти невозможно.
Все это казак рассмотрел, тихонько пробираясь по темным улочкам вдоль домов.
Вдруг он услышал доносящиеся откуда-то звуки музыки и пение прекрасного женского голоса. Он пошел на эти звуки и оказался перед ещё  одной стеной, за которой располагался дворец самого падишаха.
Но и эта стена для казака оказалось несложным препятствием. Он перелез через неё и, спустившись вниз, попал в окружении множества цветущих диковинных растений. В середине сада сквозь заросли благоухающих кустарников виднелся дворец с золочеными стенами. Откуда-то совсем недалеко от него лилась нежная музыка.
Пройдя немного, казак наткнулся на узкую тропинку, которая привела его к беседке, заплетенной цветущими лианами. В ней на золоченой скамье сидела прекрасная девушка. Она перебирала своими тонкими нежными пальцами струны домбры и тихо пела.
От красоты и чистоты её голоса казак замер на месте как вкопанный. Долго он так стоял и слушал, пока случайно не оступился, и под его ногой не треснула сухая ветка.
От этого звука девушка чуть не выронила из рук музыкальный инструмент и с испугом вскочила:
— Кто здесь?
Казак сделал шаг вперед из своего укрытия и оказался прямо перед ней. Девушка ахнула и отступила на шаг от чужеземца, закрыв согнутой рукой свое лицо.
— Не бойся, красавица! Я ничего тебе плохого не сделаю! – попытался успокоить её пластун.
Но красавица и сама его почему-то ни капельки не испугалась. Наоборот, чувствовала, что именно этот незнакомец сможет её защитить в случае опасности. Казак взял её нежные пальцы в свои ладони, и они опустились на скамью.
Так они сидели и молчали, но потом понемногу разговорились. Красавица оказалась дочерью падишаха и жила со своим отцом и множеством слуг в том дворце, который видел казак.
Неожиданно вдалеке послышались шаги. Принцесса вскочила на ноги:
— Это за мной! Прячься скорее! Если кто-нибудь тебя увидит, то сразу же казнят, и никто не сможет тебя спасти! Постарайся прийти сюда завтра вечером. Я буду тебя ждать в это же время.
Казак не стал ничего говорить, только поцеловал её в щеку, сделал шаг назад и … как будто растворился в воздухе. Слуги, которые появились через мгновенье, ничего не заметили. Выдать молодых могли только вспыхнувшие пламенем щёки принцессы, но она взяла себя в руки и подавила свое волнение.
В лагере казаков наутро был созван казачий круг, на котором решался вопрос, как быть: плыть дальше или постараться взять этот город.
Наш пластун рассказал, что видел, правда, умолчал о своей встрече с прекрасной незнакомкой. В конце своей речи он попросил ещё  две-три ночи для окончательной разведки в этом городе.
В следующую ночь он снова оказался в сказочном саду, где его уже ждала принцесса. Казак не стал кривить душой и рассказал, кто он такой есть, и с чем они с товарищами пришли сюда. В конце добавил:
– Я полюбил тебя с первого взгляда на всю оставшуюся жизнь. Знаю, что никогда отец не разрешит тебе быть женою простого казака, но и без тебя мне жизнь не мила. Пусть лучше меня схватят слуги твоего отца и казнят, чем до смерти вспоминать те прекрасные мгновенья, проведённые рядом с тобой и быть в дали.
Принцесса задумалась, а потом сказала:
— Ты мне тоже очень понравился. Я полюбила тебя с первого мгновенья, как увидела, и с радостью согласна была бы стать твоей женой. Но меня через несколько дней хотят заставить выйти замуж за старого шаха, которому я была обещана моим отцом в жёны в его гарем ещё  до моего рождения. Для меня лучше смерть, чем быть десятой наложницей нелюбимого человека, которого я никогда не видела. Я постараюсь придумать, как сделать так, чтобы и город остался цел и невредим, и ваш отряд мог с добычей вернуться домой. Приходи завтра за мной сюда же, но к этому времени приготовь рядом со стенами города четырех коней: двух для нас, а ещё  двух для поклажи. Пусть и ваш атаман тоже ждёт нас неподалеку.
На следующую ночь принцесса с пластуном спустились с городской стены по веревке и, вскочив на коней, поскакали на встречу с атаманом.
Глаза того вспыхнули гневом, когда он увидел молодых вместе. Принцесса остановила коня рядом с ним и сказала:
— Не гневайся, атаман, а лучше выслушай! Утром отец увидит, что меня нет во дворце, и бросится на поиски. Потом соберет все свои отряды и пустится за нами в погоню по следам, оставленным копытами наших коней. Мы поскачем дальней дорогой, вокруг моря, и уведем их всех за собой. Вам же останется только войти в незащищенный город и потребовать откуп! Взяв товары, вы сможете на лодках напрямую через море вернуться к себе домой. У меня есть только одна только просьба к тебе: не разрушай ничего в городе. Пусть твои люди не причинят вреда его жителям и с добычей вернутся домой.
Атаман ненадолго задумался. А чего, собственно, думать-то было долго?! Ведь от такого предложения невозможно отказаться: все казаки целыми и невредимыми вернутся домой да ещё  и богатые трофеи привезут!
— Ладно, будь по-вашему! Так и сделаем. Когда вы доберетесь до родной станицы, то вам выделят двойную долю причитающейся добычи. Если же вы пропадете, – тут он повернулся к казаку, – то все отдадут твоей матери!
Атаман развернул коня и исчез в темноте, а пластун с невестой поскакали своей дорогой.
Наутро все случилось точно так, как сказала принцесса. Только солнце встало над горизонтом, как открылись ворота города, и вооруженные отряды поскакали по следам беглецов.
Спустя некоторое время, подождав, когда те отъедут подальше, казаки на конях влетали в открытые ворота незащищенного города. Они сразу направились к дворцу падишаха с ультиматумом: никто не тронет город и не сделает ничего плохого его жителям, если будут выполнены все их условия.
А что делать падишаху? Охрана города ускакала по его же приказу, казаки уже в городе… Поэтому тот немного повздыхал для вида, но вынужден был принять предъявленный ультиматум.
Спустя ещё  один день казаки уже грузили добычу и коней на свои большие лодки и отплывали к родным берегам.
Пластун с принцессой тем временем неслись по дальней дороге. Но вроде и кони у них были быстрые, и ехали целыми днями, ненадолго останавливаясь переночевать, только через три дня они увидели за собой погоню. Все ближе и ближе были грозные всадники, и, казалось, что нет от них уже никакого спасения.
Вот тут-то и вспомнил казак об узелке матери. Развязал его и, достав склянку, вылил воду, как говорила мать, через левое плечо.
Только первые капли коснулись земли, твердь разверзлась и быстрая река, появившаяся откуда ни возьмись в этом провале, разделив беглецов и преследователей.
Но воины знали, что, если они не догонят молодых, падишах обязательно их казнит, поэтому начали быстро строить мост. Прошел день – и мост был готов, а погоня возобновилась.
Вроде и земля родная близко, но снова басурмане настигают. Достал тогда казак гребень и бросил его позади своих коней. Земля всколыхнулась, и появились за их спинами песчаные барханы.
Но и они ненадолго смогли приостановить погоню. Остался последний подарок матери: горсть родной земли. Бросил пластун и её через плечо, да на сей раз неудачно: землица упала не только у них за спинами, но немного просыпалась и на коней.
Начал тут расти вокруг непроходимый лес с буреломами да болотами. Вековые деревья поднялись плотной стеной вокруг них. Погоня сунулась было, да куда там! Непроходимые болота никого не пропускают. Покрутились всадники, поискали брод, да ничего у них не получилось. Понурив головы, они отправились восвояси.
Но и казак с принцессой оказались в лесном плену. Тоже не могут найти себе дорогу. И приняли они самое верное решение: построить временное жилище и остаться здесь, ожидая прихода зимы, когда вода в болотах замерзнет и по льду можно будет отсюда выбраться.
Так они и жили некоторое время. Казак охотился, а принцесса, став ему примерной женой, занималась домом и приготовлением пищи.
Вскоре пришла зима, и ударили морозы. Болота покрылись толстым льдом, который мог выдержать коней и всадников, и казак с молодой женой тронулись дальше в путь.
Прошло совсем немного времени, и они уже подъезжали после своего долгого путешествия к родному дому. На пороге дома они увидели мать казака со слезами на глазах, считавшая их уже погибшими. Молодые поклонились ей до земли и попросили благословения венчаться. Матушка, конечно же, их благословила, и жили они долго и счастливо.

— Деда, а почему казак с принцессой сами-то в лесу оказались?
— Да я ж тебе говорил, что он себя и коня землицей-то по неаккуратности обсыпал! А был бы внимательным и сделал бы все тщательно – давно бы дома оказался! Это я специально для тебя так рассказал – будет и тебе наука на будущее!
— Дедушка, но если казак женился на принцессе, значит, он стал принцем?!
— Да что ты, внучек! Раньше с набегов казаки столько себе жен привозили, в том числе и принцесс, что у нас почти каждый хутор мог бы стать королевством. Нет. Просто они стали жить и радоваться своему счастью, как и многие другие. Вот так-то.


Рецензии
Хорошо, Сергей, спасибо за добрую сказку.

Владимир Кирилуша   08.10.2018 16:13     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.