Сумрачный гений. Восточная кампания

Отрывок из художественно-документальной повести "Сумрачный гений"
**
 
О том, что предстоит война с СССР, Вилли Мессершмитт узнал задолго до того, как 22 июня 1941 года об этом объявили по радио. 13 января 1941 года рейхсмаршал Геринг провел совещание в Министерстве авиации с высшими офицерами Люфтваффе.  На повестке дня совещания был только один вопрос: задачи авиации в предстоящем нападении на СССР. Когда Мессершмитту сообщили об этом, он даже не пришел в ужас, а просто с полной обреченностью осознал, что теперь Германию ожидает неминуемая катастрофа. Гитлер все-таки ввязался в губительную войну на два фронта.

 Война с Англией не была закончена, как он того желал. Она лишь перешла из активной фазы в  затяжную и изматывающую стадию. Жертва Гесса ничего не дала. Он, без сомненья, сделал им от лица фюрера самые выгодные предложения мира, но проклятые англичане, выслушав посланника,  упрятали его в одиночную камеру. Продолжалась английская морская блокада, военные действия в Африке и Средиземноморье, снова и снова продолжались налеты английской бомбардировочной авиации, но все это не угрожало самому существованию Рейха, который теперь использовал богатейшие  ресурсы покоренной Европы.

Вилли был убежден, что Гитлер, по сути дела, сделал с Европой то, что когда-то Бисмарк сделал с Германией. Он объединил ее под своим началом. Третий Рейх стал союзом европейских государств. Страны, которые не были покорены немцами силой, стали их добровольными сателлитами: Италия, Болгария, Венгрия, Румыния, Финляндия. Был еще один сильный союзник на Тихом океане – Япония. Разве может справиться с таким мощным блоком Великобритания, у которой нет большой  континентальной  армии, и США,  которые находятся за океаном?  Иное дело – Россия с ее  огромной сухопутной армией,  необъятными просторами и ресурсами. Чтобы осознать исходящую от русских смертельную опасность, достаточно было только взглянуть на карту. И это ведь не просто огромная территория и сильный многочисленный народ, но и  мощнейшая военная промышленность, подкрепленная колоссальными освоенными запасами энергоносителей. Да и военно-конструкторская мысль у них не стоит на месте. Русские получили хороший урок в Испании, который, несомненно, пошел им на пользу в том, что касается авиастроения. А они умеют учиться, эти русские. Это Вилли  сразу понял, когда понаблюдал за Яковлевым. Они наверняка наверстали свое качественное отставание в истребительной авиации, а штурмовая и бомбардировочная авиация у них нисколько не хуже, чем у Люфтваффе. Количественно же русская армия превосходит Вермахт и в авиации, и в танках, которые у нее лучшие в мире, и в артиллерийских системах.  Разве можно было не реагировать на советскую угрозу, когда Сталин собрал огромную армию и расположил ее у западных границ?  Это было бы самоубийством. Совершенно очевидно, что коварный и жестокий азиат собирался ударить Германии в спину, пока она сцепилась с Англией. Такого удовольствия ему нельзя было доставить, и фюрер решил ударить первым, разгромить приграничные войска, прогнать русских далеко на восток,  остановившись где-нибудь у линии Архангельск-Волга, а оставшуюся у них военную промышленность уничтожить дальней бомбардировочной авиацией, которой, вообще говоря, у Германии и не было. 

Собственно, Гитлер сам все довольно откровенно объяснил в своем обращении к немецкому народу, которое прозвучало по радио 22 июня, в день начала войны с Советами. Фюрер сказал, что германский народ никогда не испытывал враждебных чувств по отношению к народам России, но обстоятельства вынудили его начать войну. Более  того, само обращение он начал с обвинений именно в адрес Англии, которая всегда проводила политику изоляции Германии, основанную на своей неизменной к ней ненависти. Впрочем, и на совещании генералитета, которое Гитлер провел 14 июня, он подчеркнул, что главным противником Рейха остается именно Англия, вторжение на которую начнется после того, как будет разгромлен Советский Союз. 

В своем пространном и довольно многословном обращении Гитлер рассказал, как Москва требовала от Берлина все новых территориальных уступок, как она оккупировала страны Прибалтики, как концентрировала войска на восточных  границах Германии, пока Вермахт напрягал силы, громя франко-британскую мощь на западе. Гитлер упомянул про нападение русских на маленькую Финляндию, захват у Румынии Бессарабии, как Советы вместе с Англией организовали государственный переворот в Югославии. И наконец, о том, что уже около 160 готовых к нападению советских  дивизий находятся на границе с Германией, а также о том, что Россия намерена напасть на Румынию с ее нефтяными промыслами. Закончил фюрер свою речь следующими словами: «Поэтому я решил сегодня передать судьбу и будущее Германской империи и нашего народа в руки наших солдат. Да поможет нам Бог в нашей борьбе!»

   Был ли рейхсканцлер вполне откровенным в этом своем обращении к нации?  Вилли считал, что да. И он об этом сразу же сказал Лилли. Но от этого не становилось легче. В конечном счете, получалось, что в этой карточной игре выиграл Черчилль. Сталин неожиданно получил сильный удар, который спутал ему все карты и заставил  защищаться. Гитлер получил войну на два фронта, которая в перспективе не сулила ему ничего хорошего. И только Черчилль мог радостно потирать руки: Англии теперь ничто не угрожает, Германия и Россия сцепились в смертельной схватке, изнуряя  друг друга, а янки и англичане могут вести такую войну, которая нравится им – на море и в воздухе. Были, правда, еще наземные военные действия англичан в Африке, где отличился немецкий «лис пустыни» генерал Роммель. Но это опять-таки далеко от Британских островов. И, в крайнем случае, экспедиционные силы всегда можно эвакуировать морем. Недаром Черчилль 22 июня 1941 года выразился в том духе, что Британия спасена. Значит, отлично понимал опасность и реальность немецкого вторжения. Понимал и наверняка торопил Сталина напасть на Гитлера, когда ему приходилось туго. В сущности, англосаксы всегда любили стравить между собой другие народы. Стравить, выждать, а потом выступить  на сцене во всем своем британском великолепии. Вот и сейчас, в апреле 1945-го, они гордые победители. Слов нет, они воевали. Но посмотрел бы он на них сейчас, если бы вермахт на континенте не был сокрушен сталинской военной машиной.

Война с СССР началась совсем неплохо. Как всегда, первым делом на рассвете авиация нанесла удар по аэродромам, уничтожила множество  самолетов на земле, захватила господство в воздухе, а уж потом к делу приступили танковые дивизии, которым расчищали путь «штуки» Юнкерса и его «мессеры». Русские войска попадали в огромные «котлы», беспорядочно отступали, бросая боеприпасы, топливо и вооружение. Все это доставалось вермахту. Огромные трофеи, захваченные на границе, свидетельствовали о том, что русские серьезно готовились к войне.  Так что нападение на Россию было тактически правильным решением, подумал Мессершмитт, промедлили бы еще немного, и большевистская армия обрушилась бы на нас всей своей огромной силой. Этого не случилось, все произошло иначе.  Но  результат, все равно, плачевен.

Мощь русского медведя оказалась гораздо более ужасающей, чем можно было тогда предположить. Немцы практически уничтожили русские войска на границе, но это были лишь войска первого эшелона. За ним у Сталина был второй,  третий и четвертый. У него были такие резервы и возможности, которые не снились ни Гитлеру, ни Черчиллю. Но начиналось все хорошо, опять отличились Люфтваффе, реабилитировали себя в глазах фюрера за неудачи в воздушной войне против Англии. И вновь королями воздуха стали его «сто девятые», но теперь уже не столько «Эмили», сколько «Фридрихи» -  Bf-109F.   Всего же было выделено на восточный фронт 800 его истребителей.

Мессершмитт пришел к выводу о необходимости серьезной модификации «сто девятого» после того, как в августе 1940-го  он получил сведения о появлении у англичан новой модификации «спитфайра».  Были внесены принципиальные изменения в конструкцию самолета с целью улучшения его летно-технических характеристик.
Новый «мессер» имел закругленные законцовки крыльев, более мощный мотор, более обтекаемые очертания за счет того, что крыльевые  радиаторы он сделал более утопленными в крыло. Наконец, он убрал крыльевые пушки и пулеметы, которые снижали скорость и маневренность истребителя. У «Фридриха» новая мощная калибром в 15 мм авиационная пушка MG-151 компании «Маузер». Оба пулемета располагались в носовой части фюзеляжа и давали лучшую кучность боя.  Емкость топливного бака была существенно увеличена, теперь его истребители могли дольше находиться в воздухе, пилоты получили усиленную броневую защиту.  Скорость также возросла  и достигла 635 км/ч.  Перевооружение лучших частей Люфтваффе новыми истребителями началось в январе 1941 года.

Первым его получил истребительный полк полковника Адольфа Галланда, который первым же одержал на нем победу, сбив «спитфайр». Но основными противниками «Фридрихов» стали не «спитфайры», а старые тихоходные, но дьявольски маневренные русские «крысы» и «кертисы», как в Люфтваффе называли бипланы И-15 конструкции Поликарпова. В воздушном бою эти истребители, конечно, уступали «сто девятым», но активно нападали на  бомбардировщики и проводили ожесточенные штурмовки.  Кроме того, русские ВВС успели принять на вооружение новые истребители ЛаГГ-3 и Як-1. Первый из них был тяжелым истребителем с мощным вооружением, чрезвычайно живучим и практически негорючим. По скорости и маневренности он уступал «сто девятым», но мощь его секундного залпа была такова, что попасть под его огонь означало верную гибель. Этими самолетами в основном были вооружены русские части ПВО, и они были чрезвычайно опасны для бомбардировщиков. А вот фронтовой истребитель Як-1, произведение его старого знакомого Александра Яковлева, стал достойным противником «сто девятого» в воздушных боях.   

Несмотря на огромные потери техники на земле в первый день войны, самолетов у них было много, и русские отчаянно дрались. Уже к середине дня 22 июня  русские стали бомбить танковые колонны. Их бомбардировщики СБ, волна за волной, атаковали наступающие части вермахта, и даже когда их сбивали «мессершмитты», норовили направить горящий самолет прямо в гущу войск и техники. Потери они несли чудовищные, но проявляли в большинстве своем невероятное мужество и упорство, доходящее порой до какого-то немыслимого остервенения. На занятых территориях окруженные части либо упрямо пробивались к своим, либо уходили в леса и становились партизанами, не давая немецким частям покоя ни днем, ни ночью. О зверствах русских партизан ходили легенды. Трупы попавших к ним в плен немецких солдат и офицеров отправляли домой в закрытых гробах, чтобы не шокировать родственников видом изувеченных тел.   Обычным делом были тараны в воздушных боях, которые советское командование ВВС, будто бы, поощряло. Все это свидетельствовало, с одной стороны, о том, что дела у них плохи.  А с другой стороны, показывало явное различие войны на западе с цивилизованными европейцами от войны на востоке. Здесь от противника не приходилось ждать благоразумия и войны по правилам. По всему выходило, как Вилли изначально и предполагал, что Германия вляпалась в смертельно опасную авантюру.

**
Уважаемый читатель!
Предлагаю Вашему вниманию книгу  "Сумрачный гений".

Книга написана в жанре художественно-документальной прозы и представляет собой сборник произведений, объединенных тематикой военной авиации XX века: творчество выдающихся авиаконструкторов, история создания и боевого применения различных образцов авиационной техники прошедшего столетия, война в Испании, боевой путь авиаполка «Нормандия-Неман», битва за Британию, история радиолокации, воздушный террор союзников и трагедия Дрездена, три звезды Александра Покрышкина, Адольф Галланд и Вернер Мельдерс, непростая судьба Вилли Мессершмитта.
 
https://ridero.ru/books/sumrachnyi_genii/


Рецензии
Очень интересный отрывок. Спасибо.

Лев Рыжков   11.02.2021 13:00     Заявить о нарушении
Благодарю, Лев.

Евгений Хацкельсон   11.02.2021 15:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.