Легенда о падающей Бальтире. Часть II. Гл. 4

Глава 4

Равнодушный прохожий шёл мимо театра и заглянул в зрительный зал, спасаясь от дождя и сильного ветра. Дождь прекратился. Случайный зритель мог бы уйти, но хорошая игра и молодые актеры задержали его до конца романтической сцены — свидания девушки и юноши на берегу живописного озера. Красивый парень не стремился завязать с ней долгих отношений, а девушка мечтала о большем.

За порогом театра эта нехитрая любовная история не имела бы продолжения, но автор романа взглянул на нее иначе. По сюжету молодым героям предстояло ощутить состояние особенного одиночества, которое толкнет их в объятия друг друга, ибо жизнь состоит из мгновений, и вот сейчас наступило то, которое станет для влюбленной пары единственным прекрасным воспоминанием. Пройдут годы, наступит день, когда каждому из них будет тоскливо и безнадежно, и оба скажут — оно было, это Мгновение! Значит, и я  был счастлив!

«Когда-то и мне пришлось пережить похожее состояние, — задумался случайный зритель. — Но я упустил дарованный мне миг и спустя годы, мне нечем согреть душу».


       xxx

Кэла покинула Тиоль, потому что вняла голосу рассудка. Так поступила бы любая разумная девушка. Но Кэла не знала, что ею управляли другие силы, и они вернули её в Тиоль.

Когда Дарэнд отказался от Кэлы, он знал, что для них двоих уже написан сценарий, по сюжету которого им двоим предстояло проникнуться особенным одиночеством, которое толкнет их в объятия друг друга. Таким было желание покойного автора. И вот Судьба или что-то иное распорядилась так, чтобы это желание осуществилось. Кэла вернулась в Замок. Дарованная им встреча — была тем редким мгновением, которое они не должны упустить.

— Кэла! Неужели это ты, Кэла! Как ты здесь оказалась?

Девушка скинула с головы капюшон и бросилась в его объятия. Она жила этим томительным ожиданием любви всю сознательную жизнь. И сейчас, какая бы пропасть ни лежала между ними, она сделает всё, чтобы истинная любовь снова не ускользнула из ее рук. Только любовь освободила ее из золотых пут на алтаре девственниц. Только благодаря любви ей удалось перенести все трудности и вернуться в Мертвую долину.
     Эта страшная ночь и Керг, готовый овладеть ею. Этот страшный миг между его любовным порывом и ударом грома, когда она очнулась и поняла, что совершает непоправимую ошибку. В начавшейся суматохе она освободилась от унизительных ремней и в коридоре наткнулась на единственную подругу, которая могла ей помочь.
Это была Зиди. Молодая женщина отвела Кэлу в свою комнату, и они задержались в ней ровно настолько, чтобы подобрать беглянке подходящее платье. Пока Кэла переодевалась, Зиди сделала несколько телефонных звонков. Один оказался удачным. Переговорив с невидимым собеседником, Зиди повернулась к Кэле, накинула на нее темный плащ и объяснила. Она не может сопровождать девушку, потому что её заподозрят в первую очередь. Она должна задержаться и направить поиски по ложному следу. А Кэла должна знать, что за нею приедет надежный человек и подскажет, что делать дальше. Кэла хотела одного — вернуться в Замок. Они расстались, но минут через десять обе стояли у чугунной ограды. Шел сильный дождь. Несмотря на плащи, девушки промокли, но сейчас их волновала только машина и условный сигнал фарами. Они должны действовать быстро и осторожно. Пока им всё удавалось. Керг распорядился перевести жену в другую комнату, и Зиди выполнила его распоряжение. У них получилось выкроить полчаса, прежде чем Зиди объявила тревогу.

За оградой проехал темный автомобиль и моргнул задними фарами. Проехав несколько метров, водитель убедился, что дорога свободна, и, развернувшись, вернулся на условленное место. Раскрылась передняя дверца. Под дождь выскочил молодой мужчина в спортивном костюме, брат Зиди. Сказав что-то сестре, он перекинул легкую лестницу, по которой Кэла перемахнула через ограду, где ее поймал спаситель. Девушки обнялись через прутья и расплакались. У каждой было что вспомнить, и женская солидарность, безусловно, существующая на свете, выручила их. Брат Зиди увез беглянку за город и стал действовать.

Керг знал, что говорил. У Кэлы были личные деньги, и она знала, куда их потратить. На подкуп, на бегство в Тиоль к Огненному Богу!


    xxx

— Неужели это ты, Кэла? Что случилось, а как же Керг?

— Он не добился, чего хотел! Не добился!

Продолжая держать девушку за плечи, Дарэнд вгляделся в ее побледневшее лицо. Не добился? Окинув Кэлу уже заинтересованным взглядом, он неожиданно для себя самого получил заряд особенной бодрости, наполнившей его дух ощущением смысла и цели, которых ему в последние дни так не хватало. В поступке Кэлы ему увиделся скрытый смысл ее предназначения — жертвенность, и он ее принял, потому что не мог поступить иначе. То, что скрывалось в Дарэнде, требовало этой жертвы, ибо в ней заключалась его суть.

Дарэнд знал, что девушка убежала с брачного ложа. А вот Кэла не знала, что вернулась не к другу детства, а к внезапно проснувшемуся в нем Огненному Богу, властному, опытному, надменному, который ее не звал и к которому она пришла сама.

— Не добился?

Проснувшийся в Дарэнде Огненный Бог заставил девушку перешагнуть порог комнаты. Дверь захлопнулась. Оказавшись внутри роскошного помещения, Кэла засомневалась. Она ведет себя как доступная женщина, ей лучше уйти. К тому же она так устала. Не время делиться своими приключениями. Но Огненного Бога не интересовало, как девушка оказалась в Замке. Его интересовало другое.

Подбросив поленьев в камин, Дарэнд устроился на диване. Предложив Кэле присесть рядом с ним, он наполнил два бокала искристым вином и откинулся на высокую спинку дивана. Чувствуя, как его «заполняет» Огненный Бог, снова пробивший брешь в его подсознании, он знал, что «тот» не отпустит Кэлу, как было прежде, когда они были детьми. Сегодня она выйдет от него другой.

— Я не отпущу тебя, Кэла. Я хочу получить от тебя то, что не получил Керг.

В голосе Дарэнда прозвучала непреклонность, столь не свойственная ему прежде. Почему он не говорил с ней так раньше? Спрашивала себя Кэла. Что изменилось за эти четыре месяца? Возможно, он пожалел, что отдал ее Кергу и сейчас торопится заявить о своих правах? И так настойчиво. Но нет: «Он даже отстранился от меня. Сидя рядом со мной, он про меня забыл!» Дарэнд и в самом деле, подчинившись тому, кто обитал в его «зазеркалье», смотрел на сидевшую рядом с ним девушку и куда-то мимо, как будто пытался разглядеть что-то открывшееся ему одному.

Это была дорога. Уходившая в немыслимую даль звездная дорога. «Это же мой путь!» — очнулся Дарэнд. И по нему он шел не один! Но это была не Кэла! По звездной дороге рядом с ним шла высокая статная девушка в царской одежде. Черты ее светлого лица скрыты серебристым туманом, отчего сказочный облик красавицы заключал в себе абсолютную тайну. Разгадать её, достичь с нею захватывающего дух согласия, по силам только тому, кто подобен ей.

Но руки Дарэнда уже сжимали не сопротивлявшуюся Кэлу, им снова управлял Огненный Бог, у которого сейчас была единственная цель подчинить себе Кэлу.

— Ты отказала Кергу, ты хотела быть моею, так стань моею, потому что за этим ты ко мне и пришла.

«Он не понимает меня» — всматриваясь в лицо юноши, волновалась девушка. В нем она увидела свою утерянную половину и готова склеить когда-то разбившуюся чашу. Она не могла знать, что Дарэнд изначально был неделимым, что в нем дремала всемогущая, величественная стихия, готовая слиться только с подобной себе — такой же всемогущей, свободной и страстной. Увы, Кэла ею не была. К юноше её вернула некая смутная сила. Скорее она, а не чувства, заставила гордую девушку переступить через себя и вернуться в Тиоль к Дарэнду, во взаимности чувства которого она глубоко сомневалась. Эта же Сила управляла и им. Его истинная суть, его «Зазеркалье» заполнило его разум, чтобы он не упустил мгновения и овладел Кэлой. В этом нажиме угадывался некий потаенный смысл, известный Огненному Богу, чьи глаза вдруг широко раскрылись и вспыхнули фиолетовым пламенем!

— Твои глаза! Они светятся! Ты рассказывал, но я не думала, что это так красиво, — воскликнула Кэла, прижимаясь к груди Огненного Бога. — Я не должна была возвращаться, но я люблю тебя, Дарэнд.

— Ты правильно сделала, что вернулась. Не жалей ни о чем.

Говоря так, Огненный Бог подвел ее к ложу, и Кэла повторила всё, чему научили ее наставницы древнего обряда, позволив ему любить ее тело так, как не любили мужчины Эльцэтры. Живя для себя, они не умели дарить наслаждение, а Огненный Бог умел, и дарил его долго и смело, пока не воспламенил ее чувственность до обжигающего жара и не превратил ее нежное тело в податливую глину, готовую принять любую понравившуюся ему форму. При этом Огненный Бог разгорался и сам, словно от близости с Кэлой зависела не только его судьба, а нечто такое, что было гораздо больше и значительнее самой Судьбы. Потом, утомленная его ласками, она смотрела на него удивленными глазами и лепетала, что вряд ли мужчины Эльцэтры любят так пылко.

— А я люблю. — Дарэнд рассмеялся и с расстановкой добавил: — Я же Огненный Бог, Кэла, а Боги сначала дарят наслаждение и только потом насыщаются сами. Но это вовсе не просто, девочка, насытить Огненного Бога, поэтому они избегают простых смертных. Но я не откажусь от тебя. Я возьму тебя всю и сделаю тебе сына вместо Керга и без микстуры, которую тот принял, чтобы не опозориться перед друзьями. Но ты же за этим вернулась в мой Замок. Да, Кэла?

Спросил — и поёжился, когда по спине пробежала холодная, незнакомая дрожь, заставляя прислушаться к самому себе и насторожиться. Нет, это не было животное влечение, которое правит природой. В Дарэнде оживала иная сущность, скрывавшаяся в нем со дня его рождения, и готовая слиться с женской плотью, потому что от этого слияния зависели ее, этой сущности, власть и бессмертие! Она не откажется от этой женщины! Она заставит Дарэнда принять Кэлу в качестве Невесты!

Утомленная ласками и многодневной усталостью, девушка задремала и встрепенулась, когда услышала его тихий голос.

— Огненный Бог! Судьба благосклонна ко мне. Она послала мне тебя. Когда-то Лейдэра пожертвовала собой ради сына. Я же отдаю себя ради любви. Возьми мою жизнь и сохрани обо мне память. Тогда я буду жить вечно, оберегая тебя и здесь, и там, куда ты обязательно вернешься. Без меня.

— Не говори так! Я люблю тебя, всегда любил, но понял это только сейчас! — прижимая ее к себе, воскликнул Дарэнд и покосился в распахнутое окно. Через него к влюбленным заглянула яркая Руна. Ночная гостья знала, чем завершится их встреча. Так было записано в книге Судьбы. Попрощавшись с Кэлой, ночное светило спряталось за рваной тучей, и вместе с Руной погасли все скрывшиеся за облаками звезды.

Как обещал, готовый излиться пламенной лавой Огненный Бог взял Кэлу всю без остатка и, наконец, отпустил.

Дарэнд лежал с закрытыми глазами. Близость с женщиной запустила его «внутренний двигатель». Оставалось ждать и прислушиваться, как в собственном организме заново отлаживаются все системы жизнеобеспечения. Заявившая о себе иная Сущность тоже была им, незнакомая и величественная, заполнявшая его душу непоколебимой внутренней уверенностью и мощью, чтобы он смог обрести согласие с самим собой и узнать свой истинный облик.

Нащупав руку Кэлы, Дарэнд приподнялся. Ткань толстого покрывала, на котором лежала девушка, выжжена дотла. Кэла была мертва! Содрогнувшись от мучительного ужаса, он в следующую минуту окинул светившееся тело девушки спокойным сумеречным взглядом, и, накинув на широкие плечи просторный халат, вышел. Огненный Бог, вновь смиривший Дарэнда с самим собой, даже не дрогнул. Он знал, что последние минуты жизни показались Кэле волшебным сном.


Рецензии
"Спасаясь от дождя, зашёл в зрительный зал,,," - слишком упрощённо. А так, не плохо. Удачи Вам

Владимир Шаповал   26.10.2017 17:56     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.