Случай в поезде

            Как же давно это было! Каждое лето мы ездили отдыхать под Одессу. Там жили дедушка с бабушкой. Я чудесно проводила там время. Единственная проблема была – достать в конце августа обратные билеты, когда после каникул и отпусков все возвращались домой.
            В тот год я впервые путешествовала одна. Мой маршрут был Москва – Киев – Котовск (городок в Одесской области) – Москва. И вот мы с дедушкой на маленькой станции города Котовск (с болью узнала, что теперь его переименовали). Огромные очереди в билетные кассы. Поезда только проходящие. Билетов нет.
            Это сейчас можно учебный год начать и с пятого, и с десятого сентября, а в то время нужно было быть в школе строго первого сентября. Нервничает дедушка, в панике я: есть только один билет – в сидячий вагон. Что делать?
            - Дедушка, бери билет в сидячий, - умоляю я его. - Ничего страшного, доберусь!
            Дедушка колеблется, сзади напирают.
            - Берёте? Если не берёте, отойдите от кассы!
            Дедушка покупает билет, в растерянности рассматривает его, боится отпустить меня одну в сидячем вагоне.
            Сейчас сидячие вагоны напоминают автобусы дальнего следования – внутри – ряды кресел, и у каждого пассажира есть своё место. А раньше это были обыкновенные вагоны с полками, на которых сидело по нескольку человек. Кто первый ворвался в вагон и занял заветное место, тот счастливчик.
            - Не волнуйся, дедушка, - успокаиваю его. - Зато не опоздаю в школу. Нам просто повезло!
            Подходит поезд, бежим к вагону (поезд стоит всего три минуты), втискиваюсь в вагон, хватаю у дедушки чемодан и пробираюсь по проходу. В вагоне духота! Все места заняты: по три – четыре человека сидят на нижних полках! Кто-то ест, запах варёных яиц, огурцов, курицы витает в воздухе – нечем дышать!
            Поезд трогается, машу дедушке в окно, улыбаюсь, но, наверное, улыбка кривая у меня получается, потому что дедушка смахивает слезу, переживает. Ставлю чемодан в проходе, сажусь на него, не представляя, как доберусь до Москвы: ехать надо день и ночь. На чемодане.
            Мимо меня пробегают мужчины: туда – с пустыми руками, обратно – с бутылками пива. Наверное, в следующем вагоне вагон-ресторан. Вот бежит мужчина с четырьмя бутылками «жигулёвского» пива: по две держит за горлышки. Взглянул на меня и пробежал мимо. Нет. Развернулся и подошёл ко мне поближе.
            - Куда едешь, красавица? - спрашивает.
            - В Москву, - тихо отвечаю.
            - В Москву? - удивлённо смотрит на меня. - На чемодане?
            - Билетов не было. Ничего страшного, - храбро говорю, - доберусь!
            - Деньги у тебя есть? – неожиданно спрашивает мужчина.
            - Есть, - почему-то честно отвечаю ему.
            Мне дедушка дал на дорогу сто рублей. Я отказывалась, но он  всё-таки впихнул мне их.
            - Давай деньги, - говорит мужчина, - я на следующей станции попробую купить тебе билет.
            Что делать, думаю? Не дать деньги – как-то стыдно не доверять людям, а дать – глупо. Мало ли что за человек? Протягиваю ему сто рублей. Он их взять в руки не может – заняты бутылками.
            - Клади в зубы, - улыбается.
            Зажимает зубами банкноту, мычит, мол, жди и убегает.
            Сижу, мысленно ругаю себя за то, что отдала деньги незнакомому человеку. Да что же я за Буратино доверчивый, переживаю за свою глупость. Ладно, успокаиваю себя. Ни-кому не расскажу, никто и не узнает, что мне дедушка дал столько денег, а я их – фук, и отдала дядьке, да ещё и пьянице! С пивом! Щёки горят и слёзы в глазах, то ли от обиды, что меня так провели, то ли от страха, как проведу ночь на чемодане.
            Подъезжаем к станции. Стоянка долгая – десять минут. Выглядываю в окно, не увижу ли своего знакомого с моими деньгами. Нет, не видно. Вот поезд трогается, едем. Так горько на душе. Не денег жалко, а жалко, что так повела себя.
            Вдруг вижу, бежит ко мне мой знакомый, улыбается.
            - Давай чемодан, - говорит. - Купил билет в плацкартный вагон.
            Показывает мне маленький картонный билетик.
            - Идём в наш вагон.
            Я встаю с чемодана. Мужчина берёт чемодан, и мы идём в ту сторону, куда он бежал с бутылками. Я иду впереди, он с чемоданом за мной. Выходим из вагона, я ступаю на железный мостик между вагонами, чтобы перейти в другой. Поезд мчится, под мостиком мелькают шпалы, ветер свистит, а мысли мои мчатся ещё быстрее: сейчас столкнёт меня с мостика и уйдёт с моим чемоданом. Ой, дура, дура! Ругаю себя.
            Вошли в плацкартный вагон. Красота! Чистота! Свежий воздух – после моего-то сидячего вагона! На полках с белоснежными простынями лежат люди. Вижу – с полки свисает женская загорелая рука с ярко красным маникюром – в Москву после отпуска у моря возвращается.
            Подходим к месту. В купе – три женщины.
            - Это моя сестрёнка, - представляет меня им мой знакомый. - А вот твоя полка! - показывает он на нижнюю боковую полку, расположенную через проход. - Стелись, отдыхай, - говорит.
            Раскатываю матрас, стелю постель. Женщины и мой «брат» в купе собираются перекусить. Мне бабушка дала в дорогу жареного петуха, пироги с яблоками и виноградом. Не знаю, что мне делать. Надо же моего «братика» угостить, а как обратиться к нему, когда я даже не знаю, как его зовут? И как к нему обращаться: на «Вы» или на «Ты»? Да что же я такая нескладёха?
            Вспомнила свою двоюродную сестру Зину. Она бы сейчас уже и стол накрыла, и познакомилась со всеми, и подружилась, а я такая бука. Знаете, что я сделала? Легла на правый бок и пролежала так до самой Москвы!
            Утром мой «братик» спрашивает меня:
            - Есть сумка какая-нибудь или авоська? Хочу на станции яблок купить.
            Освободила я авоську, переложив еду (какой запах пошёл от пирогов!) в другую сумку, и отдала авоську ему.
            На станции «братик» купил целую авоську румяных яблок!
            - Давай адрес, - говорит. – Я принесу авоську.
            И опять встал вопрос, что делать? Не дать адрес – свинство с моей стороны: он мне так помог! А дать адрес – что я родителям скажу, как объясню, кто это?
            - Не надо, не надо, пустяки! - почти закричала я. - Выбросите её! И спасибо Вам за всё!
            Вот такое приключение было со мной в тот год, когда я впервые в пятнадцать лет путешествовала одна.


Рецензии
Всякое бывает. Правильно, надо рассказывать. Может кто прочтёт и намотает на ус.
Хорошо, что есть на свете добрые люди, которые приходят на помощь, выручают. Но есть и такие, которые пользуются доверчивостью людей, и, особенно, в дороге надо быть бдительным. Если слышишь, что рядом говорят о съёме жилья, возможно, речь идёт о вашем чемодане. ))
Одна из моих историй, если будет желание:
http://www.proza.ru/2014/04/05/1064
С теплом,

Валентина Агафонова   12.12.2016 14:41     Заявить о нарушении
Спасибо за отклик и добрые пожелания. И, всё-таки, добрых людей больше, хотя то, что произошло со мной, было давным-давно. В наши дни плакали бы мои денежки, однозначно!
Всего доброго!

Галина Марчукова   12.12.2016 17:01   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.