Точка отсчёта

1

До полного окончания учёбы в техникуме Юрке оставалось несколько месяцев. Тема диплома была выбрана, и он усердно трудился над чертежами и расчётами сухогруза. А ещё впереди ему маячила служба в армии, и надо же было такому случиться, восемнадцатилетний Юрка встретил ту, из-за которой не только дипломная работа начала хромать на обе ноги, но и всё пошло как-то не так.

Любочка, которая так приглянулась Юрчику, была невысокого роста, голубоглазая и вся в конопатках. Тёмноволоска была скромницей: кто бы с ней не заговаривал, она краснела. Уж, правильно говорят: «Откраснелась за всех и за всё». Любаша знала своеобразную особенность своей натуры и от этого ещё пуще наливались её щёки пунцовой краской. Вот как раз это и понравилось юноше: скромных девчат становилось все меньше и меньше.

После окончания средней школы, не поступив в институт, семнадцатилетняя Люба отправилась работать на завод. Правильно будет сказать, что её родители настояли «не тратить время впустую, а заняться нужным и правильным делом». По знакомству ей предложили чистую и интересную работу – чертёжницей. Черчение, как ни странно Любаше давалось очень и очень легко. Да и не удивительно, ведь она была дочерью инженера-конструктора.

Отец в своё время часто показывал, как правильно подбирать карандаши для черчения, как их затачивать, научил пользоваться готовальней и тушью. Всё эти знания, да и плюс практика на работе позволила Любе зарабатывать себе дополнительные деньги на кофточки, косметику и всякую разную мелочь. Студенты, когда наступала пора сессии, частенько обращались за помощью к ней со своими курсовыми работами.

Юркино знакомство с Любашей произошло случайно. Он с друзьями в разгар летнего выходного дня пришёл на пляж. Ребята расположились на песке неподалёку от мостика, чтобы можно было понырять. Любочкина компания играла в волейбол, которая шумно и весело реагировала на каждый непойманный мяч.

Сама же Люба лежала с подругами на покрывале, подставляя солнцу своё юное девичье тело. Она всегда любила смотреть на облака, и каждый раз повторяла строки М.Ю. Лермонтова: «Тучки небесные, вечные странники... Мчитесь вы, будто, как я же, изгнанники. Нет у вас родины, нет вам изгнания».

Неожиданно волейбольный мяч у играющей команды отлетел от удара в обратную сторону. Он приземлился, где лежали девчонки, больно ударив при этом Любу по ноге. Упав на землю мяч, медленно покатился в сторону, где сидел Юрка.
 
- Эй, Любця, подай мяч, - послышались крики волейболистов. – Ну, пожалуйста, хватит валяться, бери мяч и иди к нам.
«Вот, черти, не дадут отдохнуть» - не злобно подумала Любаша. Она встала, посмотрела на укатившийся мяч, который спокойно лежал у ног блондина с длинными вьющимися волосами.

Люба засомневалась: идти за мячом или нет, ведь эта мужская компания была ей не знакома.
- Ну, что там, чего ты замерла? Неси мяч, - завопила толпа, кто-то начал свистеть.

Люба медленно направилась в сторону мостика за мячом. Юрка с интересом разглядывал приближавшуюся девушку, прищурившись от палящего солнца. Ребята начали бросать свои колкие реплики, но юноша резко пресёк это. Все замолчали.

- Здравствуйте, - поздоровалась Люба с ребятами. Мне нужен наш мяч, я возьму его, - обратилась она к Юрчику, который внимательно смотрел на неё. От этого взгляда у Любы вспыхнуло лицо, и она почувствовала, как её ладошки стали влажными. Юрка схватил мяч и прижал его к себе.

Девушка, чувствуя, что стала красная, как рак, резко повернулась и пошла к своей компании.
- Девушка, вы меня не так поняли, - крикнул Юрка и побежал с мячом догонять милое создание.
- Возьмите, возьмите, я просто хотел узнать, как вас зовут.

Он догнал Любашу и протянул ей мяч, она не глядя на него, произнесла:
- Спасибо, меня зовут Любовь. 
- Пш, ух, ты! Любовь. Красивое имя, такое, как и вы. Пш, а я – Юрий, - сказал он и улыбнулся во весь рот, его передний зуб был немного сломан. В голубых глазах молодого человека уже бесились чёртики, которые строили рожицы понравившейся девушке.

Попрощавшись со своим новым знакомым, Любаша ушла к подругам, которые наблюдали за сценой знакомства. Притихшие волейболисты встретили девушку с мячом, аплодисментами.

- Да, ну вас… - отмахнулась от них  рукой смущённая Люба.
 Весь пляжный день Юрка поглядывал в сторону, где загорали девушки. После каждого прыжка с мостика он гордо выходил из воды, взмахивал рукой, приветствуя Любу. Она же в свою очередь отвечать на его знаки внимания не собиралась.

«Вот еще, буду я ручкой помахивать, долго придётся тебе ждать, дорогой» - съехидничала про себя девушка. Но если подходить к этой стороне событий совсем честно, то Любаша явно себя обманывала: голубоглазый кавалер мысленно притягивал к себе и она постоянно косилась в его сторону.

Летний субботний день близился к концу. Солнцу оставалось совсем немного, чтобы дотронуться своими очертаниями до горизонта. Отдыхающие на пляже собирали свои вещи, торопясь домой.  Любочка надела ситцевый халатик, шлёпанцы и уже готова была вскинуть сумку на плечо, как вдруг сзади кто-то к ней обратился:

- Пш, Любовь, вы разрешите мне провести вас домой?
Девчонки захихикали.  Люба обернулась и, увидев Юрчика, ответила:
- Юра, вы же видите сколько у меня друзей, так что я не переживаю, как доберусь к дому.
- Пш, и всё же, мне очень хочется с вами поговорить, - настаивал Юрка.
 
Кто-то из ребят посоветовал Любе не торопиться и не «отшивать» парня, а внимательно присмотреться к этой кандидатуре.  Все захохотали. Девушка после этих слов зажглась румянцем, от чего стала ещё более привлекательной. Она тоже засмеялась и отдала свою сумку новому провожатому. Это была Юркина победа!

Все двинулись домой, ребята и девчонки расходились по своим дорогам, а Юрчик был необыкновенно счастлив. Он чувствовал, что впереди были какие-то перемены в его жизни.  Но какие? Ответ на этот вопрос  он найдёт позже, а сейчас рядом с ним шла та, которая сумела зацепить его – гордого, свободного, как ветер и такого ещё молодого!

2

Любочка спешила домой после трудового дня. Весь день она вспоминала субботний вечер, своего провожатого и то, как они очень долго болтали возле подъезда. Правда, кое-что её раздражало в новом знакомом – «слова-паразиты», которые мешали при разговоре и то, что парень был неряшлив.

Не успела Любаша закрыть за собой входную дверь квартиры, как раздался звонок. Она поспешила открыть её, на пороге стоял Юрий. Он был хорошо  «навеселе» и от этого у неё сразу же пропало настроение. «Ого, какой крутой поворот. Только этого мне и не хватало», - моментально пронеслось в голове у девушки.

- Пш, привет! А вот и я, пш, прогуляемся? - улыбаясь, и что-то жуя, пролепетал выпивший принц.
Люба моментально уловила запах лаврового листа, по-видимому, кавалер решил, что «лаврушка» уничтожит «следы его преступления». Она, молча, смотрела на пришедшее чудо, но потом сказала:
- Чтобы в таком виде больше ко мне не приходил, ты понял? – и резким движением закрыла перед его носом дверь.

С обратной стороны двери послышалось неодобрение всего происходящего в виде каких-то высказываний, но Люба поспешила на кухню, уж очень вкусные запахи доносились оттуда. Её семья: отец, мама и младший брат ужинали и с аппетитом поглощали самое вкусное блюдо на свете – жареную картошку.

Мама Любаши сразу же заметила, что дочь была чем-то расстроена, но вопросы решила задать ей, когда они останутся наедине. Поужинав, девушка принялась помогать по хозяйству. Как не пыталась мать выудить у дочери почему она печальна, ничего от неё так и не добилась.

Да, и что могла сказать девушка? Рассказать о кавалере, который после знакомства пришёл выпивший к ней домой. Она знала свою мать, поэтому все откровенные рассказы остались не раскрытыми. 
 
Так продолжалось около месяца. Юрка приходил к Любочке «навеселе» с лавровым листом во рту, а она в очередной раз закрывала перед ним дверь. Но однажды Юрка с букетом цветов появился перед Любой абсолютно трезвый. Конечно же, он понимал, что каждая выпитая рюмка для храбрости – это шаг назад в их отношениях, да и может наступить такой момент, когда в памяти останется всего лишь один пляжный день их знакомства. И всё! Этого он как раз и не хотел. 

Постепенно, шаг за шагом Юрчик и Любаша находили друг в друге те качества, которые притягивали к себе. Они привыкали друг к другу. Люба пыталась изменить в Юрке то, что портило его как личность, во всяком случае, так она считала. Он же, не сопротивлялся этому и прислушивался к её советам. Но, по-моему, делал всё как-то так, что абсолютно ничего не менялось ни в нем, ни в отношении к его учёбе, ни к жизни.

Любочка помогала парню с дипломной работой. Она каждый вечер чертила у него дома. Очень выручал кульман - чертёжный прибор пантографной системы в виде доски, с передвижной горизонтальной линейкой, который студент одолжил на время у своего приятеля. Дипломная работа состояла из теоретической части, и шести чертёжных листов. Работа кипела!

Было бы странным, если бы в это время семя зародыша симпатий не попало в благоприятную почву. Попало! Оно не заставило себя долго ждать, и развивалось, как развивается человеческий эмбрион, готовый родиться в нужный срок.

Юрий с родителями жил в сталинской трёхкомнатной распашонке. Зал, где находился кульман, был проходной комнатой. В двух других комнатах размещались родственники: засидевшаяся в девах, старшая сестра Элла и отец с мамой.

При первой встрече с родными парня, Любочка очень понравилась его близким, но сама девушка была разочарована бытом друга: в квартире было не уютно, грязно и все курили. Теперь она понимала, почему её парень был неряшлив. Девушка выросла в семье, где всё было с точностью наоборот. 

Так проходили дни, которые приближали защиту дипломной работы, но Юра, по мнению Любочки, не серьёзно относился к приближавшемуся событию: ещё много нужно было сделать, начертить, напечатать.

Девушке приходилось допоздна сидеть за кульманом в чужой неуютной квартире, но это же было всё для Юрия, поэтому она на многое закрывала глаза. Изредка из комнаты родителей высовывалась голова отца или матери, которые напоминали им о позднем времени.

В перерывах между черчением, пока никто не видел, они целовались. Любочка была счастлива, она по-настоящему целовалась с парнем, который ей нравился.  Это были её первые поцелуи, от которых уходила земля из под ног. Юрка очень аккуратно, чтобы не обидеть говорил: «Не умеешь целоваться», на что девушка отвечала: «У меня не было учителя до тебя».

Защита диплома прошла успешно. Люба ожидала друга в фойе техникума. Он вышел из аудитории весь натянутый, как струна, но когда увидел свою подругу, заулыбался во весь рот.
- Пш, всё, понимаешь, всё! Пш, конец моим мучениям! – кричал Юрка. – Ура! Чтобы я ещё пошёл куда-нибудь учиться, пш, да не в жисть, гори оно ярким пламенем! Пш, свобода! – не унимался он.

- Поздравляю! – сказала Любочка и поцеловала своего героя.
- Пш, тебе огромное спасибо за помощь, пш, здесь в дипломе огромная часть твоего труда, кстати, мой руководитель спрашивал, кто делал чертежи.
- И что ты сказал? – с удивлением спросила Люба.

- Пш, сказал правду. Сказал, что есть у меня прелестное создание,которая помогала мне, - с гордостью произнёс он.
- Пш, а сейчас мы купим шампанское и пойдём ко мне, нас жду. Пш, ты пойдёшь? Пш, я тебя приглашаю.

- Конечно, пойду, я рада, что всё у тебя позади! – ответила Любаша.
Дома родители Юрия накрыли праздничный стол. Его сестра Элла суетилась на кухне, заправляя салат «Оливье» майонезом. Все ждали дипломированного специалиста.

Подойдя к дому Юрка, остановился возле подъезда и нежно обнял Любочку, сказав при этом:
- Пш, я тебя никому не отдам, слышишь, никому!
- Слышу, - произнесла смущённая девушка. – Но, меня никто у тебя не забирает, почему ты так говоришь?
- Пш, так, на всякий случай, помни об этом.
- А ты, что будешь драться за меня?
- Пш, да, буду драться, ты  - моя! – уверенно произнёс Юрка.

Они вошли в подъезд и, держась за руки стали подниматься на третий этаж. На каждой пятой ступеньке лестницы – целовались. В пролете между вторым и третьим этажом Юра достал из кармана ключ, и нацарапал им на стене: «Ю+Л=Л2».

Любочка нежно посмотрела на своего рыцаря и улыбнулась. 
- Это правда? – она ткнула пальцем в нацарапанную букву «Л2».
- Конечно, правда, - а потом, немного помолчав, очень серьёзно спросил:
- Ты будешь моей женой?

- Я? – растерялась девушка. – Тебе скоро в армию идти служить. Давай об этом, потом поговорим.
- Нет, ты мне сейчас скажи, - настаивал Юрка.
Любочка смотрела в голубые глаза парня, её мысли от неожиданного поворота события разбрелись и она не могла сосредоточиться.

Но потом тихо произнесла:
- Буду, когда мне исполнится восемнадцать лет, и если ты меня никогда не предашь.
Юрка подхватил Любашу на руки и стал кружить, крича на весь подъезд:
- Люди! Она согласна! Люди! Ура! 

Услышав крик в подъезде, соседи начали высовывать головы из своих квартир. На лестничную площадку вышла и Юркина мама. Она увидела молодых людей и радостно крикнула:
- Что же вы не идёте, мы давно накрыли на стол.

Сидя вместе за столом, держась за руки, Любаша и Юрчик по-новому смотрели друг на друга. Ещё бы! Теперь у них была своя тайна, которую знали только они.
В этот вечер, девушка, разделяя радость своего друга, впервые в жизни смешала шампанское и крепленое вино.

Итог был плачевный. В её семье не принято было дружить с алкоголем, поэтому нотации со стороны своих родителей ей пришлось выслушать не один раз. Мама возмущалась и, как квочка крутилась возле дочери, стараясь облегчить её состояние после праздничного ужина.

3

Каждый вечер Юрка встречал Любашу возле проходной завода. Они неторопливым шагом гуляли по городским улицам, любили заглядывать на последний сеанс в кинотеатр или кафешку.

В один из таких вечеров проходя мимо ЗАГСа, который находился в центральной части города, Юрка предложил:
- Пш, зайдём?

Любочка кивнула головой в знак согласия. Получив бланк заявления, они обосновались за столом, чтобы заполнить его. Инспектор предупредила, чтобы молодожёны не забыли привести с собой свидетелей.

Выйдя из такого серьезного учреждения, ребята начали обсуждать дальнейшие свои действия. Они решили не говорить родителям о своей регистрации брака. А когда Юрка демобилизуется со службы, вот тогда они раскроют свой секрет.
 
Только в восемнадцать лет можно бездумно подать заявление на бракосочетание и при этом абсолютно не думать, как же будут «укладываться кирпичики бытия»! Не думать наперёд о том, что будет и как жить дальше, а наслаждаться только сегодняшним днём.  А может быть молодость права? Психологи об этом говорят постоянно: «Только, здесь и сейчас!» Но людям обязательно нужно взвалить на свои плечи несколько мешков проблем и тащить их на своём горбу не решая, а собирая, как коллекцию до конца своих дней.

Пятого марта 1975 года, жених и невеста прихватив с собой свидетелей, вошли в здание ЗАГСа.  Инспектор пригласила молодых присесть на рядом стоявшие стулья, достала большую толстую книгу, где сделала запись о рождении новой семьи. Любочка и Юрчик по очереди расписались в регистрационной книге. У Любаши дрожали руки. Свидетелями тоже был зафиксирован факт бракосочетания. Вот и всё! Так быстро, без суеты и ты уже в новом статусе: жены и мужа.

Молодожёны и их свидетели, выйдя на улицу, направились в ресторан. Там был заказан столик на четыре персоны. Любочка, как и положено невесте, в этот день была одета в белое шерстяное платье, которое было перешито в ателье из маминого. На плечи она набросила тонкий оренбургский пуховый платок. Сапоги, правда, она взяла на вечер у своей подруги.

Юрка постоянно обнимал свою молодую жену и шептал ей нежные слова. Она смущённо закрывала лицо руками и хохотала. Игорь, супруг свидетельницы, подошёл к музыкантам.

Вскоре прозвучали слова руководителя ансамбля:
- Уважаемые гости, сегодня в этом уютном зале празднуют бракосочетание Юрий и Любовь! Наш коллектив поздравляет молодожёнов, для них звучит эта мелодия. Заиграла самая прекрасная музыка Юрия Антонова «Для меня нет тебя прекрасней, но ловлю я твой взор напрасно…».

Юрка пригласил на танец свою любимую. Они, обнявшись, танцевали, наслаждаясь музыкой, потом он ей тихо сказал:
- Пш, для меня нет тебя прекрасней…  Я люблю тебя, пш, ты дождёшься меня? Пш, скоро трубач проиграет сбор в путь дорогу…
- Дорогой, я с тобой и этим всё сказано, хотя жизнь не предсказуема…

Праздничный вечер закончился. Молодожёны не спеша шли по безлюдному проспекту. Любочка подняла глаза на электронные часы, которые размещались на крыше высотного здания. Огромные цифры - четыре нуля были похожи на глаза ночного хищника, вышедшего на охоту.

- Юрчик, посмотри скорее, сейчас начнётся отсчёт нашей с тобой жизни, - с восторгом проговорила она.
Супруг поднял голову и посмотрел на часы. Всё, поехали! Один из нулей перескочил на цифру «1»: родился новый день, а вместе с ним родились новые мечты и цели, к которым он и она будут идти только своей дорогой и никто им не помешает!

- Пш, да будет так! Отныне и во веки веков, - перекрестившись, сказал Юрий.
Счастливые и беззаботные молодожёны подошли к Любочкиному подъезду. Юрка поцеловав свою жену, отдал ей  новенькое свидетельство о браке.
- Пш, пусть у тебя будет этот документ. А сейчас иди отдыхать, дорогая, тебе завтра на работу.

Любаша скрылась в подъезде. Она волновалась, как сейчас её встретят родители. Время далеко было уже за полночь. Открыв потихоньку входную дверь, она на цыпочках хотела пройти в ванную комнату, как вдруг зажегся свет.

Мать с отцом стояли в коридоре, одетые в верхнюю одежду, видимо они только что вернулись домой, разыскивая её.  «Ну, всё. Будет скандал», - подумала Люба.

- Где ты была? – строго спросил отец.
- Гуляла, а что нельзя? Я уже совершеннолетняя, - огрызнулась дочь.
- Я тебе сейчас покажу, какая ты совершеннолетняя, - шагнул вперед отец, но мама остановила его и сказала:

- Ты понимаешь, что мы волнуемся?
- Да, что со мной может случиться, тем более я была с Юрой.
- Тебе рано ещё гулять с парнями, - не унимался отец.
- Что? Это почему мне рано? У нас в стране выходят замуж в восемнадцать лет, - вырвалось в Любаши.

- Это только дурочки и бездельницы, выходят замуж в восемнадцать лет, - вставила своё слово мама. – Тебе в институт поступать, не забывай об этом. Скоро лето, ты на подготовительные курсы собиралась подавать документы.
- Так, хватит, - сказал жёстко отец. Теперь после работы я тебя буду встречать.

- У меня есть, кому встречать и провожать, я замуж вышла, понятно вам, - гордо сказала дочь и тут же осознала, что больше нет секрета, который был у неё и у Юрки.

-  Чтоооо? – взвыли родители. – О чём ты говоришь?
Отступать назад было поздно, да и поговорка есть: «Слово не воробей, вылетит, не поймаешь».  Любаше пришлось показать свидетельство о браке, рассказать, как она любит Юрку и какой он хороший, можно сказать, что лучше всех!

Ближе к утру, родители, немного успокоившись, поставили условие дочери: вышла замуж без нашего ведома, будь добра, собирай свои вещи и иди к своему мужу жить.

Утром Любочка отправилась на работу. Весь день она переживала, как рассказать мужу о том, что произошло у неё дома вечером. Зная нрав своего отца, ей, действительно, нужно собирать вещи и пришвартовываться к новому берегу.
 
Супружеская пара, встретившись, долго обсуждали непредвиденную ситуацию, но нужно было принимать решение по благоустройству их маленькой семьи. Они оба понимали, что предстоит серьезный разговор теперь уже с родителями Юрия. Собрав вещи, Люба пошла с молодым мужем к нему домой, по дороге забежав в магазин за шампанским.   

Вот и квартира № 9. Юрчик нажал кнопку звонка, за дверью послышались шаги, дверь открыла его мама.  Она, ничего не подозревая, радушно пригласила ребят войти и, сославшись на занятость, скрылась за кухонной дверью.

Супруги вошли в комнату, Юрка поставил бутылку шампанского посередине стола. Через несколько минут из спальни вышел его отец в помятых семейных трусах, абсолютно не сконфузившись своего внешнего вида, он очень громко спросил:
- По какому такому случаю этот благородный напиток стоит на самом видном месте?

На громкие возгласы сбежались все домочадцы. Любаша смущённо опустила голову, а Юрка не растерялся, стал режиссёром нового спектакля под названием «Здравствуйте, а вот и мы!»

- Пш, дорогие мама, папа и Элла, пш, спешим вам сообщить, что мы расписались, пш, то есть стали мужем и женой, -  как можно торжественно произнёс молодой муж.

В этот момент мама Юрия с грохотом приземлилась на стул, который стоял рядом. Тишина длилась несколько секунд. Отец, молча, откупорив бутылку с шампанским , налил себе в стакан. Затем, сделав несколько глотков, произнёс:
- Горько, хотя и сладко! Эх, ребята, счастья вам! Внучат нам поскорее!

4

Так Любаша и Юрчик стали хозяевами маленькой комнатушки в хрущевской «распашонке». Элла вынуждена была перекочевать в проходную комнату. Брачная ночь для Любаши прошла абсолютно в непонятном для неё ракурсе. На тот момент она думала, что так и должно быть «… без шуму и без пыли…», как говорили в одной любимой киноленте.

По прошествии многих лет, Любочка поняла, как важен для девушки тот момент, когда рядом с ней первый мужчина в её жизни. Каждое движение, каждое его слово мозг запоминает навечно!

Исправить потом ничего невозможно, ни-че-го. Если бы об этом знали мужчины, когда остаются  со своими спутницами наедине, а тем более, когда это для девушки происходит первый раз в её жизни.

Юрка был у себя дома, а для его молодой жены наступили дни выживания. Любаша выросла в семье, где царила всегда чистота, уют и где не дружили с табаком и спиртным. Где унитаз сверкал своей белизной, газовая плита протиралась после каждого приготовления пищи.

Молодая хозяйка начала проявлять свою чистоплотность, начиная с комнаты, где они обосновались. Каждый день она делала влажную уборку. Остальной состав женского батальона наблюдал за ней с подозрительностью и недоумением.

День сменялся другим днём, жизнь молодожёнов была не мёдом, но и не уксусом. Терпеть можно было, и Любочка терпела. Приближался месяц май. Военкомат прислал Юрке своё напоминание, что скоро он будет призван в ряды Советской армии.

В субботний день Люба вымыла окно, которое за зиму покрылось коркой пыли. Она отдыхала после приборки, лёжа на кровати, а Юрка читал книгу, из ленточного магнитофона,  звучали прекрасные песни сногсшибательной Далиды. 
 
Любаша хотела привлечь к себе внимание. Своей ногой она дотянулась до Юрки и стала щекотать его. Ему это не понравилось, он неприлично огрызнулся. Ей бы остановиться, но она продолжала заигрывать с ним. Юрка сопел, но молчал. Затем она подошла к мужу и сзади закрыла ладошками его глаза, книга выпала из его рук. Реакция последовала молниеносно: он резким движением скрутил её руку и ударил по спине со всей силы.

Боль от удара пронзила её с головы до ног. Ужас мгновенно сделал своё дело: слёзы катились из глаз и предательски выдавали обиду. Именно в эти секунды с момента удара, точка  отсчёта, именуемая любовью,  медленно начала своё движение в разрушительную противоположную сторону.

Да, наверное, и нечистая сила пошалила: в электронных часах на высотке произошёл сбой, местное время высвечивалось со знаком «минус». Местные газеты, кстати, не упустили возможность упомянуть об этом.
 
Всю неделю супруги не обмолвились ни словом. Для Любаши потускнел мир вокруг, и она теперь смотрела на всё совершенно иными глазами. Она начала тосковать по своему дому. Всё чаще и чаще вспоминала свою свободную и беззаботную девичью жизнь и вопрос «Зачем?» поселился в её мыслях без разрешения.

А тем временем, молодой супруг не чувствуя своей вины перед женой, извиняться не собирался. Напрасно Любочка ждала проявления такого подвига, со стороны своего «героя». Домочадцы наблюдали за настроением своих молодожёнов и тихонько высказывали между собой разные версии по этому поводу.

Свекровь пыталась поговорить с Любашей, но она дала понять, что тема была и будет закрыта для всех. Элла попыталась «подобрать ключики» к брату, но тоже всё оказалось безуспешным. Свёкор пристально, даже иногда, вызывающее смотрел на невестку, Любаша это чувствовала и старалась избегать разговоров и встреч с ним.

Оставалось несколько недель до мобилизации мужа и Любаша, чтобы как-то смягчить домашнюю обстановку взяла билеты на концерт вокально-инструментального ансамбля «Песняры». Белорусский ансамбль был настолько популярен, что выступление должно было состояться на местном стадионе, столько было желающих.

Действительно, культпоход на музыкальное мероприятие сняло напряжение, которое было между супругами.  Но след от занозы, угодившей прямо в женское сердце, не зарубцевался.

Проводы в армию прошли, как и полагается: собралась вся родня, друзья, соседи. Юрка, перевязанный красной атласной лентой, бегал с наполненной рюмкой от одного стола к другому и, отвечая на каждый тост, выпивал всё содержимое.

К концу вечера призывник рухнул на тахту. Он спал, как спят дети, поджав к себе ноги и обхватив их руками. Это  была последняя его  ночь в родительском доме. Впереди два года армейской жизни - для него, а для Любаши - два года неизвестности.

Рано утром все отправились на призывной пункт. После переклички призывников, прозвучала команда: «Всем занять места в автобусах! Отправляемся!». Юноши строем подходили к автотранспорту и занимали свои места.

Юрка обосновался возле окна, он дотянулся к открытой форточке и прокричал:
- Пш, Любушка, дорогая, пш, я люблю тебя! Пш, я напишу.
Люба подошла к автобусу и протянула руку к окну. Юрка подставил свою ладонь к руке жены. Их разделяло стекло…

Прошло два месяца. Любочка вернулась домой к своим родителям, и ей казалось, что нет ничего лучше на свете её маленькой родины. Она продолжала ходить на работу, встречалась с подругой, постепенно возвращалась в свой жизненный круговорот, именно свой, она стала ценить это.

В городе была воинская артиллерийская часть. Юрке повезло, его оставили на полгода в учебке, проходить курс молодого бойца. Его жена наведывалась к нему каждую субботу. Юрия ненадолго отпускали, и они сидели в помещении для приезжих, прижавшись, друг к другу.

Любаша подробно рассказывала о прожитой недели, иногда она приносила ему журналы и пирожки с вишнями. Время незаметно пролетало, и уже полугодичная служба в учебке шла к завершению.

В один из дней Любочке захотелось навестить родителей мужа. Она знала, что свекровь была в командировке, а Элла отдыхала в санатории. На время одинокому свёкру, возможно, нужна была кулинарная помощь. Направляясь к родственникам она купила овощей, хлеб и кефир, намечая мысленно меню для свёкра.

Поднимаясь по лестнице между вторым и третьим этажами, Любаша подошла к стене, где было нацарапано «Ю+Л=Л2». Она провела указательным пальцем по каждой букве и слезинки появились в уголках глаз. «Ничего, всё будет хорошо», - подумала Люба и поднялась выше к знакомой ей двери.

Позвонив несколько раз, она решила, что дома никого нет. Но вдруг дверь резко распахнулась, и свёкор предстал перед ней в своих любимых семейных трусах. Он явно спал, так как волосы торчали в разные стороны, а глаза были заплывшие, как у китайца.

- Вот это сюрприз, ай, да молодец, что пришла, - радостно проговорил батя, впуская невестку в квартиру.
- Здравствуйте, Виктор Егорович, я вам принесла продукты, может быть, приготовить супчик какой-нибудь? – смутившись семейных трусов, пролепетала Люба.

- Да зачем мне твой супчик, ты почему раньше не приходила или ты думаешь, что я не мог пойти на любой угол улицы и снять себе девку за три рубля. Я тебя ждал, тебя! – сказал свёкор и при этом попытался зажать невестку в угол.

У Любы выпала сумка из рук и она изо всех сил стала колотить озверевшего мужика. Он же, как хищник расставил руки, чтобы поймать свою добычу. 
- Что вы делаете? – кричала Люба. – Я всё расскажу вашему сыну, вы – негодяй и мерзавец!
- Он тебе не поверит, я скажу, что ты сама ко мне приставала, - проговорило ничтожество.

Любаша в какую-то секунду почувствовала, что свёкор потерял контроль над ситуацией, и вырвалась из угла.
- Сволочь старая, -  кричала Люба. Она рывком открыла входную дверь и бросилась бежать по лестнице.

Как стрела летит, выпущенная из тетивы, так Любаша долетела до своего дома. Она не помнила, как вошла в квартиру. Ужас от произошедшего не покидал её ни на секунду. Отец увидел, что дочь плакала.

- Доченька, что случилось? Кто посмел обидеть тебя? – пытался разобраться отец.
Любаша, глотая слова, кое- как рассказала о случившемся. Отец быстро оделся, взял тесак и уже направился к двери, чтобы по скорее выяснить отношения с гадом, который переступил черту порядочности. Мама вошла в комнату и, увидев заплаканную дочь,а отца с тесаком, встала глыбой на проходе.

- Что происходит? Куда ты собрался? – спросила мама.
Отец поведал о случившемся. Мама, как мудрая женщина предложила, во-первых, успокоиться, а во-вторых, завтра всё рассказать Юрию.  Такой решение было принято одобрительно.

Утром, едва проснувшись, Любовь собралась в воинскую часть. По дороге, подбирая слова, которые ей придется говорить, она не заметила, как приехала на КПП. Дежурный на проходной долго не соглашался вызывать ей мужа, ссылаясь, на то, что день для встреч только в выходные дни. Однако ей повезло, мимо проходил командир роты, который часто видел молодую женщину с его рядовым.
 
Юрка появился очень быстро и сразу предупредил, что отпустили его на двадцать минут. Они вышли на территорию части и сели под деревом. Люба рассказала мужу об ужасе, который ей пришлось пережить. Наступила длинная пауза. Она ожидала услышать слова поддержки и понимания, но прозвучало совсем инное:

- Пш, и что я, по-твоему, должен сказать своему отцу? Пш, чего ты ждёшь от меня?
Любаша онемела. Она смотрела на своего мужа и не могла поверить в услышанные слова. От проходной в сторону, где обосновались супруги, быстрым шагом направлялся свёкор.

- Это твои последние слова? – спросила Люба.
- Пш, я не знаю, что тебе сказать, - пролепетал сын негодяя.
- Доброе утро, ребята, - с улыбкой произнёс подошедший отец Юрия. – Я не опоздал к вашему разговору?

Любаша встала и, обратившись к мужу, сказала:
- Прощай, когда найдёшь слова, те, которые ты не произнёс сейчас, не приходи, будет слишком поздно. Мои двери всегда будут закрыты для тебя. Я подаю на развод.

- А вас, могила исправит, - обратилась она к свёкру. – Бог, вам судья.

Она направилась к выходу. Шла с гордо поднятой головой, зная, что четыре глаза сверлят ей спину. Она отдалялась от людей, которые совсем недавно были для неё семьёй. Точка отсчёта её любви дошла до нуля и превратилась в пепел, как только Любовь переступила порог дежурной части.



12.07.2016г. - 31.07.2016г.
г. Николаев                Автор – Людмила Трамбовецкая


Рецензии