Отпускать - значит любить

Он появлялся в моей жизни всегда к месту, если можно так выразиться, поскольку звучит как-то очень уж прагматично… А к месту на самом деле означает, что он приходил в мою жизнь тогда, когда она уже становилась для меня как-то и не особо ценной.
Нет, конечно, жить я люблю, и к суицидам склонна не была. Однако бывают (редко, очень редко) такие моменты, когда вдруг устанешь и мельком мысль пробегает: «А на кой чёрт мне вот такое?..» И тут – он. Как сама жизнь. Как посланник Бога. Или моего Ангела-хранителя?
Когда-то у нас были отношения (читай – любовь), в которых была страсть, бешеная и непреодолимая, и была близость – не физическая чисто, а внутренняя, такая настоящая, на уровне чувствования друг друга без слов. Потом этих отношений не стало и осталась боль, глубокая и надрывная. А потом произошло некоторое опустошение, следом – принятие и успокоение. На уровне понимания успокоение. Понимания того, что хоть ты и любишь человека, и даже он любит тебя, однако есть некоторые обстоятельства непреодолимой силы, через которые он не собирается переступать. И ты понимаешь его. И без злости и ревности отпускаешь его – в его жизнь.
Потом было десять лет тишины, первые из которых ещё как-то возникало желание найти его, узнать, как живет, чем живет. Ну так, видимо, чтобы поковыряться в своей болячке. А потом в жизни стали происходить другие события, пришли другие люди, и наступило время, когда просто даже и думать о нём забыла. Однако, вспоминая, ощущала остатки старательно вытесненного из груди жжения.
И вот, в один прекрасный день он объявил о себе. Так же, как это бывало и раньше – внезапно, победоносно (что было ему свойственно), с полной уверенностью, что любящая женщина вновь падет ниц от счастья)) Но женщина, то бишь я, к тому времени не то, чтобы стала черствой или циничной, но многое поняла, в том числе, и его манеру являться в качестве праздника и внезапно пропадать, потому не обрадовалась больше, а удивилась, хотя и приятно.
Потом была почти годовая переписка с какими-то его обещаниями и признаниями в не ушедшей любви. А потом он вдруг сказал, что приедет в гости. И я согласилась. Мне было интересно узнать, а научился ли он говорить прямо о своих желаниях-нежеланиях, и главное – отвечать за свои слова. И он приехал. Привез с собой кучу энергии, себя, любимого, и ощущение праздника) Хотя уже не совсем такого, какой бывал прежде, однако всё было хорошо. И это было действительно нужно мне тогда. Такое живое присутствие. Причем, человека, который был мне близок, несмотря на то, что мы так давно не были вместе.
А потом в один из дней он сказал, что просто должен сейчас уйти и взмолился, чтобы я его отпустила. Я сказала: Бог с тобой, я уже давно отпустила тебя. Но он ответил, что не чувствует этого сейчас и просит меня отпустить его. Ирония состояла в том, что я знала, куда он хотел уйти в этот момент – к другой женщине, с которой у него была связь когда-то, примерно в то же время, в которое он встречался со мной. Собственно, это и стало тогда причиной моей боли и решения о прекращении с ним отношений.  И вот сейчас, приехав ко мне из другого (не близкого к нам) города, он по какой-то причине очень рвался к ней.
Его приезд не поселил во мне надежд, которые я питала раньше, лет 15 тому назад, но он живо всколыхнул мои чувства к нему, поэтому его мольба о том, чтобы я его отпустила, звучала для меня очень удручающе. Я не хотела подавать вида, насколько для меня это горько, ведь в этом не было никакого смысла. И дело было даже не в смысле, а просто в ненадобности. Он всё равно собирался уехать уже через пару дней. Мелькнула даже мысль: А может быть, ему было просто удобнее остановиться у меня по приезду, чем у неё? В общем, много всего сразу пронеслось и в голове, и в душе: горечь, застарелая обида, понимание бессмысленности происходящего, осознавание себя глупой женщиной и прочее, и прочее… Я сохранила хладнокровие и даже вызвала ему такси по её адресу, чем чуть не лишила его дара речи. Ведь он и не знал, что я знала о ней тогда, и уж тем более не предполагал, что я могу знать, куда он рвется сейчас. Нет, я не экстрасенс, и ничего не подслушивала. Тогда мне стало известно о ней случайно, а сейчас я просто видела его поведение и настроение – они и тогда были такими же, ничего в нем по отношению к ситуации с той женщиной и со мной не изменилось.
Я собиралась сказать ему, чтобы он уже и не трудился возвращаться ко мне. В конце концов, почему я должна беспокоиться о человеке, который приехал из другого города и в первом часу ночи просит меня отпустить его к другой? Нелепо как-то. Себя не жалко, и на него злости нет. Есть усталость, безрадостность и ощущение чего-то безвозвратно ушедшего.
И вот, на фоне всех этих чувств и ощущений, я посмотрела на него – слегка нетрезвого, сидящего напротив меня на диване и говорящего только одну фразу почти без остановки: Я тебя прошу – отпусти меня! В этот момент меня вдруг остро пронзила мысль о том, что он, так горячо любимый мной когда-то, и такой близкий даже сейчас, просто человек. Такой же человек, как и я. Как многие другие люди, которые блуждают в темноте своих свето-теней и чувств. Мне стало не то, чтобы жаль его. Нет, это не о жалости.  Ко мне пришла отчетливая мысль: Я не имею никакого права удерживать его или создавать ему какие-то препятствия.
И снова – дело ведь не в праве. А в том, что он может идти туда, куда ему нужно, если для него это по какой-то причине важно. Это его жизнь и его дело – куда и когда идти. Тем более, что он обращается ко мне с мольбой… И мне нужно лишь поверить в то, что для него это и впрямь важно – без осуждений, без обид, без прочей чепухи. Потому что он – это он, и всё. Так же, как каждый из нас – аз есмь. После этого пришло искреннее желание действительно отпустить его и просто никаким образом не задумываться о дальнейшем ходе событий, не планировать закрывания дверей и чего-то ещё, что будет ложиться черной пеленой на сердце. И я отпустила его: без всякого жжения в груди, на выдохе и с простой улыбкой. И поняла, что вот так отпускать – это, наверное, и есть любовь. Может быть, не всё, что входит в понимание и суть любви, но довольно близкое и глубокое чувство.
 Отпускать без страха и упрека того, кто близок и дорог тебе, доверяя его важному, что же это ещё такое, как не любовь?


Рецензии