Датский принц по дороге любви на эшафот

ДАТСКИЙ ПРИНЦ ПО ДОРОГЕ ЛЮБВИ НА ЭШАФОТ
   


                Пьеса

   







Действующие лица:


Александр Третий – император российский

Мария Федоровна – его жена, императрица, датская принцесса Дагмар

Николай Александрович Романов – цесаревич,  сын Александра Третьего, затем российский император Николай Второй

Великий князь Михаил - дядя цесаревича Николая

Александра Фёдоровна -  Аликс, урождённая принцесса Виктория Алиса Елена Луиза Беатриса Гессен-Дармштадтская, немецкая принцесса, российская императрица, жена Николая Второго

Илларион Воронцов-Дашков – друг Александра Третьего

Георгий Шервашидзе – тифлисский губернатор, любовник императрицы Марии Федоровны

Первый неизвестный

Второй неизвестный

Слуги, адъютанты






ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ


Сцена первая


1894 год. Апрель. Царский дворец в Ливадии в Крыму. Просторная комната почти без мебели с большой кроватью и разложенным креслом. На нем – больной император Александр Третий. Рядом – императрица Мария Федоровна, граф Воронцов-Дашков. Тихо входят и выходят слуги.


Александр:

На свадьбу в Кобург
Цесаревич не поедет!
Чтоб в списках даже
Не было его,
Иначе гессенская дива
Падет в объятья Николая,
И так уж насмотрелись
Мы на любовь…

Воронцов-Дашков:

Да, такого пыла,
Прости, не видел я давно,
С тех пор…

Мария Федоровна:

Ну, будет, граф,
Былое вспоминать,
Оно давно забыто,
А вы – опять!
Конечно, Ники
Мы не включим в списки
Отбывающих на свадьбу
Брата гессенской
Принцессы Аликс,
Не беспокойтесь, государь,
Я думаю, что
Цесаревич
В конце-концов поймет:
Нам всем Елена подойдет
Из Орлеана,
Племянница  покойного
Луи Филиппа.


Александр:

Да, нынче лучший вариант
Женитьбы
Николая в связи
С союзом Франции с
Россией.
Да только вот беда –
К ней королева Англии
Вот- вот пристроит внука!


Мария Федоровна:

Ужасного, беспутного
Альберта,
Наследника престола.
Его она уж сватала
И к Аликс,
Как жаль, что та вдруг
Отказалась!

Александр:

Но только ль ради
Николая
Она себя лишила
Английского престола?
А, может, испугалась,
Когда узнала
О скандалах,
Страшней один другого,
Которыми молва связала
Помешанного Альберта?

Воронцов-Дашков:

Притон на Кливленд-стрит,
Куда детей рабочих продавали,
Для утешений содомитских
Аристократии английской,
Все говорили, посещал Альберт,
Его еле отмыли
Адвокаты и отец –
Лорд Уэльский.
Ну а потом убийство
Девушек развратных –
Ему один конец
Маячил от двора –
Дом сумасшедших,
Но смерть сама безумца
Прибрала…

Мария Федоровна:

Кто знает, может,
И не смерть,
А лорды так решили –
Достойнейший ему найти конец
И в глушь куда-нибудь
Определили…

Александр:

Хорош бы государь
Был в Англии –
Развратник, потрошитель
И безумец!
А королева всем о нас
Плетет Бог знает что:
Нельзя, мол, жить
В России,
Поскольку в ней нехорошо,
Правители тут
Не такие,
Им до Европы далеко!

Мария Федоровна (вздыхает)

Да, хороша Европа
С примерами лихими,
Но все же жаль престола,
Который приготовила Алике
Виктория,
Поправил Альберт бы немного,
А там, глядишь,
У англичан опять
Правительница власть взяла –
И это Алика б была!
Зря бабку не послушала она…

Воронцов-Дашков:

Но теперь наследник –
Брат Альберта Георг,
Ему осталась и его невеста,
Достанется и трон
В наследство…

Мария Федоровна, резко повернувшись, уходит.

Александр:

Илларион, ну ты уж
С ассоциациями
Будь поосторожней,
Тебя же слушать
Невозможно
И мне без слез…
Ну что ж, что мне
В наследство
После смерти брата
Пришлось в супруги
Взять его невесту -
Дагмар отличная жена,
Наследников мне родила…
Но все хочу спросить тебя –
Как сын Мещерской?

Воронцов-Дашков:

Ну ты же знаешь –
Он мой зять,
Женился на Софи,
Служить же хочет
Дипломатом,
В Тагил – ни-ни,
Боится смрада,
Три раза уж его возил
К демидовским заводам,
И все напрасно!

Александр:

Да и ладно,
Пусть живут в Европе,
В Сан-Донато,
Но я прошу тебя –
Чуть что неладное
После меня,
Отправь их тут же в Грецию
Там правит Ольга,
Сестра моя,
И нашим молодым
Там будет оставаться
Безопасно.
И проследи, чтобы
Наследство получил,
Откуда надо,
Все приготовлено,
В урочный час
Все будет отдано
Ему…

Воронцов-Дашков:

Да ладно, ладно,
Я позабочусь,
Ты не сомневайся,
А лучше-ка лечись!


Александр:

И ты туда же –
Сам посмотри,
Каким я стал,
России нужен
Новый государь,
А Ники не готов,
Ему еще учиться надо,
А он влюблен…

Входит Мария Федоровна. Нервно обмахивается веером и раздраженно обращается к мужу:

И дед твой был влюблен,
И ты, прости,
Теперь вот – Ники,
У вас, Романовых,
Любовь в крови,
Но если б чистой
Кровь вы оставляли
После любви!
Немецкие принцессы губят
Древний род
Царей России,
Чахоткой щедро одарили,
Теперь и вовсе
Проклятье дома Кобургов
Готовы напустить
На нас
И извести династию
Под корень!

Воронцов-Дашков:

Да что такое?
Что кроме непослушанья
На Балканах
России кобурги несут?

Мария Федоровна:

Болезнь и смерть –
Гемофилию,
Которая века
Разит все европейские дома,
Которым сватала своих принцесс
Виктория сама,
И зная, не будет мальчикам житья,
Они не держат в теле кровь,
И если уж за сто веков
Не отмолили этого проклятья,
И Бог бессилен оказать участье,
То только дьявол кобургам
Поможет,
Наверное, его они и просят
О пощаде!

Воронцов-Дашков:

И что – все знают,
Все королевские дворы?

Мария Федоровна:

Да, и Аликс знает,
И ее сестра Елизавета,
Которая поэтому
Детишек не рожает
От брата Александра, Сержа.
В Москве о губернаторе
Такие сказочки гуляют,
Не взвидишь  бела света!
Так вот она, его жена,
И цесаревича толкает
К браку,
Который есть погибель для
России!
Как хорошо, что королева
Против,
Может, мы вместе
Победим дурную страсть
Наследника
К больной принцессе?

В комнату стремительно входит Николай. Он держит в руках лист бумаги.

Николай:

Вот список приглашенных
На свадьбу в Кобург,
Но почему там нет меня?
Быть может,
Проказой болен я?
Или с ума сошел,
Как братец Эдди,
Лондонский злодей,
Что уж в Европе
Показать меня нельзя?
А между тем
Еще наш предок –
Великий Петр -
Романовым велел
Жениться лишь на гессенских
Принцессах,

(нарочито театрально)

И я Петру не изменю!


Мария Федоровна:

Мой сын, себя ты забываешь –
У нас же гость…

Николай:

Какой там гость еще –
Считайте – родственник,
И знает,
Жениться можно
Только по любви,
Пусть опытом
Поделится своим,
Уж сколько лет
Согласие царит
В семье Иллариона!

Воронцов-Дашков опускает голову, стараясь скрыть улыбку.

Воронцов-Дашков:

У юности всегда
Свои расчеты,
На первом месте,
Разумеется – любовь,
Она же, милый,
Предъявляет нам
Такие счеты
Потом…
Бывает рассчитаться трудно,
Прими родительский совет,
Не езди в Кобург…

Николай:

Нет, нет и нет!
Простите за шантаж,
Но если нужен вам
Женатый цесаревич,
Которому всходить на трон
Неможно холостому,
То еду в Кобург я
И там
Кольцо отдам
Любимой девушке,
Алисе Гессенской,
Иначе – никому!
Решайте сами!

В комнате воцаряется тишина. Наконец, Александр говорит слабым голосом:

Ты должен знать,
Кого берешь ты в жены:
Больную девушку
Из лагеря врагов,
Поскольку думать о России
Не готов.
А если у династии
Получится провал
С наследником?
Забыл, что в этом случае
Бывает?
Бунт, смута и паденье
Государства.
Наверное, я был неправ,
Когда, вступая на престол,
Отвергнул все отцовские реформы,
Сейчас монарха
Избирали б,
Как в Европе
И мы бы не тряслись
Над каждым шагом
Взбалмошного принца!
Ну что ж, езжай
И руку предлагай
Той, которая погубит
И тебя и нас, и…


Николай ( не слушая отца):

В этот  список
Внесите  трех моих
Дядьев,
Священника из нашего
Прихода,
Еще учительницу русского…

Воронцов-Дашков:

Да, ты, мой дорогой,
Собрался похищать Европу?

Александр и Николай смеются. Мария Федоровна, прижимая носовой платок к лицу, быстро выходит из комнаты. Поклонившись государю и Воронцову-Дашкову, за ней спешит цесаревич.

Александр (вытирая набежавшую слезу):


Ты знаешь, эта Аликс
Похожа на Мещерскую,
Ты понимаешь -
Все на круги своя уходит,
Все возвращается опять,
Но хорошо ль, когда
Река судьбы
Течет нам вспять?
Ее поток нас может
Унести
И принести печаль
Вместо любви…
А ты-то мыслишь как?

Воронцов-Дашков:

Никто не спрашивал
Нашей любви,
Я помню это,
Помнишь ты…
Прошел наш век,
Грядут иные времена,
В них будут жить другие
 люди,
Любовь у них не станут
Отнимать,
Царей, возможно,
Будут выбирать,
А не рожать детей
Царями.
Мир перемены ждут,
Мы это понимаем,
Но как они придут,
Кого сметут –
Вот это мы пока не знаем…

Отходит к окну, видя, что император задремал. Говорит тихо:

Бежать бы Николаю
С его лисой-Алисой
За океан,
А, может, дальше.
Сразу,
Из Кобурга
Садиться на корабль
В обычном платье
Клерка.
Пока что только так
Он может сохранить
Свою жену, любовь
И бедную Россию.
Романовы давно уж
Мечут трон, как табуретку,
А раз не нужен он,
Отдали б сами,
Пока еще
Не призваны к ответу…

Сцена вторая

Оранжерея Ливадийского дворца. У окна, притаившись среди зарослей олеандра, стоят императрица Мария Федоровна и ее любовник Георгий Шервашидзе, абхазец, бывший губернатор Тифлиса.

Шервашидзе (утирая своим платком мокрое от слез лицо императрицы):

Душа моя,
Ты не должна так
Много плакать –
На всех твоей
Печали никогда
Не хватит,
Ты сильной быть должна
И смелой,
Когда
Престолом овладеет
Неумелый
Сын,
Притом же без ума
Влюбленный
В немку…

Мария Федоровна (снова рыдает):

Престол Романовых
Падет
Вот-вот,
Я вижу это ясно,
Они давно владеют им
Почти напрасно,
Все время оставляя
Все – как есть –
В упадке!
Реформы и
Антиреформы –
Не в них же суть,
Все очень ясно –
Нам новая нужна
Династия,
Тогда спасу я сына…

Шервашидзе:

Но император жив!

Мария Федоровна:

Ах, брось, Георгий,
Почти не действуют
Ни голова, ни ноги –
Он не жилец,
И вижу,
Что хочет, наконец,
Уйти,
Хотя и не решится
На грех самоубийства,
Но это все одно –
Уж если не лечиться!

Шервашидзе:

Кого же на престол
Вы предлагаете,
Императрица?
Себя?...

Мария Федоровна:

Нет-нет, я же сказала-
Романовых династию-
Пресечь!
А на престол Российский
Должен сесть…
Твой сын, Георгий!

Шеваршидзе:

Дмитрий? Но…

Мария Федоровна:

Да,
Мои же сыновья
Пускай тогда
Гуляют по Европе
С теми, кому
Они отдали всех себя,
Всех, без оглядки
На Россию,
Которая ждала-ждала
И вот уже изнемогает
От ожидания,
Когда династия
Воспрянет
Ото сна,
В котором вянет
И тащит за собой народ,
Который также
В лени и безумье
Пропадает!

Шервашидзе:

Но этот ход,
Который  ваш рассудок
Предлагает,
Кто его сделает?

Мария Федоровна:

Есть способы,
Они известны –
Борьба исподтишка,
Мы ненависть возбудим
Не только в свете –
Народы
Этой северной страны
От края и до края
Узнают,
Какова немецкая принцесса,
Зачем же партии тогда,
Которым платит
Королева
Виктория,
Она
Шпионов нам уж столько
Наплодила,
Да я уверена,
И кандидатов
В Англии  определила
На русский трон,
Но мы должны это пресечь,
Мы разберемся сами,
Кому здесь в
Императорах сидеть!
Георгий, мое решенье
Неизменно:
Готовьте сына на престол!
С Кавказа он –
Потомок Чингисхана,
Европа задрожит
Пред этим именем.
Мы все начнем сначала…

Из дальних кустов оранжереи незаметно выскальзывает неизвестный и исчезает. Не замечая его, Мария Федоровна и Шервашидзе  целуются.

Сцена третья

Парк Ливадийского дворца. На скамейке в густых зарослях лаврового кустарника сидят двое неизвестных в штатской одежде.

Первый неизвестный:

Итак, мы знаем план
Императрицы…

Второй неизвестный (говорит с сильным акцентом):

Ужасный, глупый
План,
Основан на ее безумье –
Среди грузинов
Гибнет ее сын Георгий
От чахотки,
Которой одарила
Его бабка щедро –
Немецкая принцесса,
В которую безумно
Влюбился свекор Дагмар,
Когда она была совсем
Лишь деткой…
Мария умирала в муках,
К ней не пускали даже
Внуков,
Но болезнь прокралась
Тайно в них.
И вот теперь Мария
Номер два
На русском троне
Хочет видеть
Тень Георгия –
Как в сладком дивном сне,
Что мучают безумцев!

Первый неизвестный:

А Чингисхан –
Ну это что за бред
Датчанки полоумной?
Хотя…
В каком-то роде мысль,
Конечно, не дурна.
Как наш воспитанник в Тифлисе?

Второй неизвестный:

Недавно фаэтоном
Едва не задавили,
Когда в церковном
Хоре
Пел среди мальчиков из Гори…

Первый неизвестный:

И это был не случай!
Вы увезли его в Тифлис,
Спасайте дале,
Но как успехи у него?

Второй неизвестный:

Риторику освоил,
Строчит стихи,
Успешно учит языки,
Священникам приказано
Беречь,
Но незаметно,
А как наступит время –
То отсечь
От обученья
Под незначительным
Предлогом.

Первый неизвестный:

Ну хорошо, пусть все идет,
Как есть,
И пусть императрица
Наша помечтает
С любовником
У смертного одра
Супруга.
Да, незавидная судьба
У принца Датского,
Который не подозревает,
Собираясь в Кобург,
Что мать родная
Замышляет…
Ну что ж, пора
Отчет составить
Для королевы Англии –
Всех по своим местам
Расставит
Именно она!


Второй неизвестный:

Но кто об этом знает?
Даже малыш из Гори,
Приписанный к сапожнику
Виссариону!
Живет себе в неведенье…


Первый неизвестный:


Загадочный ребенок,
Чья левая рука
Не так длина,
Как правая,
И пальцы на ноге
Срослись…
Чудесная амфибия-
Малыш,
С такими признаками,
Как у фараонов,
Но как народу объяснишь?

Первый неизвестный:

Наездом фаэтона!
Не станешь же
Родство его искать
Сейчас
Средь императоров
С короткими руками,
Лжедмитрия или
Последнего Вильгельма,
Которого одна рука
Другой короче
На пятнадцать сантиметров!
А будет кайзером…

Второй неизвестный:

Как и Романов,
Даст Бог, последним!
Эпоха королей уходит…

Первый неизвестный:

Уходят короли, цари?
Да бросьте вы!
Тут главное не ошибиться
В крови,
В чем собралась перечить
Фараонам
Датская принцесса,
Она за это дорого заплатит,
Уж поверьте!

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ


Сцена первая


        1894 год, апрель. Кобург, Германия. Замок Эдинбург, резиденция герцогов Саксен-Кобург-Готских. Одна из комнат замка, в которой у окна стоит Аликс и напряженно вглядывается через стекло во двор, куда подъезжают кареты с представителями всех королевских фамилий Европы на свадьбу ее брата Эрнста Людвига Гессенского. Вдруг она вздрагивает и еще плотнее прижимается к оконному стеклу – во дворе показывается карета русского цесаревича Николая. Аликс отпрянула от окна и без сил опустилась в кресло, выжидающе глядя на дверь. Наконец, она распахивается и в комнату вбегает Николай. Дверь за ним кто-то заботливо плотно  закрывает.


Николай:

Любовь моя!
Не чаял уж увидеть
Тебя,
О, девочка ты бедная моя!
Все знаю –
О злодее, который хотел похитить
У меня
Все счастье,
О том, что герцогства
Теперь ты лишена
И вот – одна,
Как будто бы в лесу
Дремучем
Среди чудовищ страшных!

Аликс (рыдает):

Чудовища такие,
Ники,
Ты даже и не знаешь,
Сколько мучений
Вытерпела я,
Пока ждала тебя!

Николай (подбегает к ней и крепко обнимает,  поднимает с кресла и увлекает в дальний конец комнаты, за толстую портьеру на окне. Аликс послушно следует за ним).

Аликс (говорит еще с  трудом после рыданий)

Но если бабушка войдет сюда?
Ведь королева – против
Нашего союза,
Она не любит твоего отца,
И вдруг в Россию не отпустит?

Николай:

Все решено, любовь моя!
Все знают: в Кобурге
Помолвка наша,
Своей настойчивостью
Мы добились счастья!
Пойдем, пойдем скорее,
Сгораю я от нетерпенья!
Годами ждать любовного
Соединенья –
Это особый «дар» царям,
На самом деле то-
Проклятье нам!

Аликс:

Но ведь за нами много глаз
Следят,
А в этих комнатах
Довольно дырок,
Чтобы шпионы тут же доложили…

Николай:

А за портьерой дырок нет,
За ними, знаю,
Дверца есть
В подземную обитель,
Укроемся мы
Для беседы
Тайной,
Нам надо много обсудить,
Скорее же, скорее!
Хотя для нас и время отвели
Не так уж мало –
Пять часов.
Глаза ты три –
Всем скажем – от печали
И слез…


Аликс (деловито):

А слез – о чем?

Николай (задумавшись):

Ну, скажем,
Плакала ты много,
Бедная,
О Боге,
Религию менять не хочешь…
Это – подойдет?

Аликс:

Конечно!
Но с Богом в самом деле
Сложности:
Отцу я обещала…

Николай (нетерпеливо, увлекая Аликс за портьеру):

Ну, милая,
Не начинай сначала!
А, кстати, брошь
Тебе привез,
Ты помнишь,
Ту самую…

Аликс:

Опять стащил
У невнимательной мамаши?

Николай:

Нет, отдала сама,
Чтобы я свел совсем тебя с ума!

(Скрываются за портьерой. Дверь комнаты на секунду открывается и бесшумно закрывается снова).

Через длительное время Аликс и Николай выходят из-за портьеры. Она застегивает пуговички на блузке и одергивает  юбки. Николай вертит ее вокруг себя и говорит:

Все, все в порядке,
Возьми платок,
К лицу прижми
И так сиди.

Аликс берет у него из рук платок и, смеясь, зажимая рот, говорит:

Я не могу сейчас сдержаться,
Милый Ники,
Мне надо плакать, но я
Хочу расхохотаться,
И знаешь, почему?
Моя кузина Тора
Заставила меня смеяться,
Когда дала прочесть
В газетах,
Что ты и я,
Пять лет любя,
Стыдливо не могли
Друг другу
Признаться...

Николай:

Да в чем?
Уж говори!

Аликс:

В любви,
Мой друг,
В любви,
Себе ты это
Представляешь?
Наивные льстецы...


Николай:

Да, это очень мило,
Пусть думают так дальше,
А мы теперь всем подыграем
Дружно:
Поплачем вместе,
Раз мы так наивны!
И для истории останется
Картина,
Где ты и я невинны!

Аликс:

О, милый Ники,
Дорогой,
Как счастлива твоей любовью
И хочу опять прижаться
К твоему лицу,
Смотреть в твои
Прекрасные и мягкие глаза…

Николай:

Садись, садись,
Идут уже сюда,
Сейчас наш главный выход
На сцену
Будущего русского правленья!

В комнату входит дядя Николая, великий князь  Михаил.

Михаил:

Внизу, в кругу семьи
И подданных
Вас  ожидает королева,
Ее величество готовы
Выслушать решенье
Принцессы Гессенской
И сына русского царя.

Николай (поднимая еле держащуюся на ногах Аликс, украдкой оглядывает сзади ее юбки):

Да, мы уже идем,
Мы приняли решенье,
Хотя пролито слез
Немало
У портьеры
Из-за религии и Бога,
Но я уговорил принцессу
Стать моей супругой,
Теперь в Россию нам дорога,
Так мы и скажем королеве!

Михаил:

Ликует Кобург…


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.