Бразильская блесна

В то время, а это шестьдесят шестой год. Уж так получилось, еще до окончания иркутского пушно-мехового техникума. Пришлось работать охотоведом в одном из горнолесных районов Урала, городе Сатка. Дом, в котором я проживал,  находился на берегу заводского пруда. Который, потому времени, изобиловал рыбой: основными видами, были щука, окунь, язь, и другой видовой состав рыб. И, естественно, местное мужское  население, почитай повально, занималось рыбалкой. На что уж первый секретарь горкома. И тот, за неимением свободного времени. Умудрялся, еще до работы, рано утром, в конце апреля, начале мая, пробежаться по льду пруда, пробурить несколько лунок, поблеснить. После чего, в спешном порядке бежал домой, переодевался. Что бы успеть, к девяти часам быть на своем рабочем месте. Но это, все так, как бы к слову.
Я, как человек, новый в этих местах, по долгу своей работы, связанной с природой, по определению, не мог, не заниматься рыбалкой. И тоже, довольно часто, выходил на лед, посидеть, пробежаться, побурить лунки весеннего льда. Местный люд, издревле, с покон веку, в этих уральских местах, занимался рыбалкой. В основном, в зимнее время, да и в летнее тоже, блеснением. И, надо сказать, довольно хорошо, преуспел в этом. Особенно, мой сосед, живущий в доме, гле проживал и я, этажем выше. Виталий Иосифович Гундарцев, работающий в школе, преподававший труд. И, сколько бы я не наблюдал за ним, сидя на пруду. Не было того, что бы в самый, скажем так, не клевый день. Он возвращался с рыбалки, без рыбы. Тогда как другим, и мне в том числе, не особо фартило. И мне стало интересно, почему, в чем секрет, его, столь удачливой рыбалки. И, хоть мы жили в одном доме. Я, все как-то стеснялся, подойти к нему, спросить, в чем секрет его такого успеха. Дошло до того, что однажды, когда, после, как мы оба, закончив рыбалку, шли домой. Я пристроился, шел за ним, на некотором растоянии от него. И хорошо разглядел его блесну, выглядывающего мотовильца из его ящика.
Блесна, как блесна, сделанная в домашних условиях, из латунной пластины. На что я обратил внимание, так это, на ее тусклый цвет. Наверно, если, когда она и была чищена. Разве что, когда она сошла, с домашнего «конвейера», при ее поделке. Придя домой, я тут же, достал паяльник, из охотничьей гильзы нарезал латунных заготовок. Изготовил несколько, точно таких же блесен, не защищая на них тусклый матовый налет. Ну, сейчас думаю, дело пойдет. И вот, в один из воскресных дней Я сидел на пруду недалеко от Гундарцева. Вот только, он ловил. У меня же, поклевки были, но, далеко не такие интенсивные, как у него. Глядя на него, как он вытаскивал окуней, терялся в догадках, что не так. Казалось бы, блесна у меня была такая же как у него. Я не знал, что он уже давно обратил внимание, наблюдал за мной. И, теперь уже я, стал присматриваться к нему, как он, не просто дергает мотовильцем. А, как поступательно, делая некоторые задержки, ведет блесну, придавая ей, ту самую игру, против которой, не мог устоять окунь. И, как только я, стал делать, повторять те же движения, мотовильцем, своей удочки. Как тут же, дело у меня наладилось. Пусть не так хорошо, как у моего соседа, но все же. Это, не осталось не замеченным Гундарцевым. Он подошел ко мне, довольно улыбаясь, сказал: ну что понял. И добавил, я давно наблюдаю за тобой. И, конечно, мог бы сразу, подсказать тебе, как, и что нужно делать, что бы прекратились твои мучения. Но, я этого не сделал, лишь только потому. Что бы ты, сам дошел до этого, разобрался, что к чему. И ты, это сделал. Мне ничего не оставалось, как поблагодарить его. И все же, пусть таким образом, за оказанную мне помощь.
С этого времени, мы стали с ним хорошими соседями, друзьями. Скажу больше, он показал мне, забытую, в рыбацких кругах, уловистую спинниговую блесну, с названием «Кидней». Но и это еще не все. Как это говорится, коль скоро, так сразу. И вот как то, только теперь уже летом. Мы с ним рыбачили на высокогорном озере Зюраткуль, что находится в Саткинском районе, спиннинговали. И, как и в зимнее время польду, окунь, щука, на его блесну, «садилась» одна за другой. И здесь, надо отдать ему должное. Он не стал томить меня, почему, в чем дело, его такого успеха, ловли щуки, на спиннинг. Когда мы выплыли на лодках с ним на берег, почаевать. Он показал мне блесну, если бы на ней не было тройника. То я, лежи она на земле, не подобрал бы ее. Даже, если бы и подобрал, ради любопытства. Повертев в руке, поразглядывая, выбросил. Она абсолютно не походила, на то, ту, что называется блесной. И это, как он сказал, всего лишь, копия той бразильской блесны. Которая была оторвана у хозяина этой блесны щукой. И уже потом, такие же, сделаны были по памяти. Самое трудное, что бы добиться желаемой игры этой блесны. Это, при изготовлении очень точно, выгнуть ее заготовку. Подобрать угол атаки. А попала она к хозяину  та, натуральная. Якобы, привез ее какой-то турист, в наборе с другими блеснами из Бразилии. Насколько верно, трудно сказать. Так как по тем временам, из Союза, не очень-то, кого-то выпускали. Разве что, была переслана в посылке, староверами, уходивших, уезжавших, из России от гонений, притеснений, советским режимом. Ну да, теперь уже, это, не столь важно. Важно другое, что на эту блесны. Щука брала, как одержимая. Да так и такая, что однажды, молодой парнишка, этак семи, восьми лет. Переправлялся с берега на берег, к своим родителям, на покос. При этом, что бы время не шло даром, распустил дорожку, с такой бразильской блесной. А, что бы почувствовать поклевку, дважды обмотал леску, вокруг своей шеи. Где-то на середине озера, почувствовал толчек, как будь-то, блесна зацепила за что-то. И этим что-то, как потом оказалось, была довольно крупная щука. Да такая, что парнишка, бросив весла, стал стаскивать толстую, обмотанную вокруг шеи леску. Щука сидевшая на блесне, так натянула леску, что парнишка, ни как не мог, сбросить леску с шеи. Да так, что натянутая леска, так сдавила у него шею. Что ему ничего не оставалось, как закричать, во всю силу своих легких. Родители, поняв, что с их сыном творится что-то неладное. Взяв у покосников лодку, приплыли к нему на помощь. Скинули леску с шеи сына. После, некоторой борьбы, затащили в лодку, подуставшую, довольно больших размеров щуку.
Шло время. И вот я в сибири. И не просто в сибири, а в таежной ее части, в экспедиции. Которая, базовая ее часть, была расположена, на берегу таежной речки Вах. Что такое западная Сибирь, для тех, кто там не был. Так вот, это, тайга, с ее кедровыми, растянувшимися на много километровые гривы. Изрезанная бесчисленными ручьями и реками чередующаяся, покрытая большими и малыми болотами и озерами. Богатыми, во всяком случае, потому времени, разнообразным видовым составом рыб. Таких ценных, как стерлядь, муксун, нельма, о карасях и щуке, и говорить не приходится. Так вот, прежде чем начать разговор о рыбалке, а о чем же еще. Предварю все это, расскажу о своем друге, Николае, заядлым, больше чем я рыбаком. Помимо рыбалки. У него еще было и другое хобби, страсть, как, любил подратца. Даже нет, как он всегда говорил мне, приходя ко мне на радиостанцию. Спрашивал, что я сегодня после дежурства делаю. Кто-то, возможно, мог сразу подумать, что он предложит мне съездить на рыбалку. А вот и нет. Съездить, действительно в его лексиконе, частенько присутствует. Только, в другом значении, понимании. Проще говоря, съездить кому нибудь по роже. И это, действительно так. Зайдя, без какой-либо подготовки говорил: не желаю ли я, пойти с ним вечером, в экспедиционное, двухэтажное общежитие, кого нибудь поколотить из парней. Не знаю почему, но такого желания у меня никогда не было. Ну, во-первых, с чего, скажите мне, колотить невиновного человека, всего лишь, ради того, что кому-то (Коле), это уж очень хотелось сделать. И, потом, откуда такая уверенность, что не поколотят нас. Но, что самое главное, что меня особенно удерживало в этом соблазне. Так это то, что при этом мероприятии, так называемом колочении. Я могу, повредить правую руку. А это значит, правильно, не смогу работать на ключе, передавать и принимать радиограммы.
Одним словом, на этот процесс, Николай уходил один. Прозванный среди общежитниковских парней, лохматым. Видать из-за его черных, торчащих в разные стороны волос на голове. Обычно, что бы начать это мероприятие, он как-то нелестно, отзывался, о каком нибудь парне. Тому, конечно же, это не нравилось. И за это не нравилось, парень получал хорошую взбучку. Пока, до некоторого времени, все поединки, складывались в пользу лохматого. Если бы. И вот однажды, Коля, то бишь лохматый, переусердствовал, не рассчитал, силу своего удара. И, как результат, отбил своему «спарринг партнеру» почки. После этого случая, вскоре, (а что тянуть), был выездной федеральный суд. И я, как друг Коли, присутствовал на этом суде. Надо сказать, отдать должное Коле, на этом суде, словно не его судили, держался молодцом. Когда же суд, который проходил в доме культуры, удалился в совещательную комнату. Что бы определить Коле меру наказания. Коля, пока еще на свободе, не преминул воспользоваться этим. Подсел ко мне, не знаю, уж кто его успел проинформировать. Только он мне стал рассказывать, что его, какая жизнь, ждет в этой колонии. И что там есть телевизор, можно заниматься спортом. Но, что, самое главное, там можно учиться, получить высшее образование. И, так как у него было всего восемь классов. Для того, что бы получить высшее образование. Дл я этого, как минимум, ему нужно сесть на семь лет. Из расчета, что за два года он закончит десять классов. И пять лет, останется на учебу в институте. Он настолько расхвалил жизнь в колонии. Что я, соблазненный, Колиным рассказом, прелестями той колониальной жизни. Грешным делом подумал, действительно, что тянуть.
На данное время, у меня был техникум. Для того, что бы успеть, пока суд здесь. Что бы получить высшее образование. Для этого, всего-то и нужно, срочно, дать кому нибудь из сидящих в зале, в лоб. Причем рассчитать так, что бы за это получить статью, сроком на пять лет. Как раз, за такой срок, успею, получу высшее образование. Выйду с дипломом. Пока я так прикидывал, подбирал статью, если что, на сколько сесть. Из совещательной комнаты вышли те, которые и должны были определить, дальнейшую Колину судьбу. Одним словом, за содеянное Колей, дали ему три года. За это время, разве что, он сможет, закончить техникум. А, почему это я рассказал. Да все потому, что на этот срок, три года. Наши выезды с ним на рыбалку, приостанавливаются. Забегая вперед, должен сказать, что Коля, был освобожден на год раньше, за хорошее поведение, и трудолюбие. Работал, надо отдать ему должное, как наволе, в экспедиции, так и там, в колонии хорошо. И, как результат, вышел на год раньше. Вот только, продолжить с ним рыбалку, увы, нам не пришлось. Меня снова, вот уже, в который раз, куда-то понесло. Открывать для себя, новые земли необъятной сибири. А пока, до этого случая, о котором, я только что рассказал, мы успешно рыбачили с ним. Об одном таком случае, при котором, я чуть не лишился глаза, я сейчас и расскажу. Был воскресный день, с утра пораньше, мы с Колей, были уже на одном из урий, (старице). И вот тут, я первый раз, поставил на спиннинг, эту самую бразильскую блесну. Точнее, теперь уже, сделанную в домашних условиях, под нее. Ту, которую, еще будучи на Урале, на озере Зюраткуль, оборвала щука. Вот и в этот раз, как и вообще во все дни, нашей с Колей ловли на спиннинг. Казалось, щука бросалась на все, что движется. И это, действительно было так. Были моменты, когда одна из щук, наколовшись об тройник, уходила. Как тут же брала другая. Щука брала отменно, да так, что некоторых из них, особо маленьких, отпускали обратно.
И вот, при очередном забросе, не успела блесна выправиться, направиться в сторону берега. Я почувствовал сильный тупой удар, эхом отдавшийся по руке, держащей спиннинг. Медленно, работая катушкой, стал подводить к берегу, то, что сидело на крючке. В том, что это была щука, и, довольно крупная, сомнений не было. Да и шла она, я бы сказал спокойно, без особых на то сопротивлений. Когда же, я подвел ее к берегу. В мутной воде, поднятым со дна илом щукой. В смутных очертаниях, я смог разглядеть ее. Это, было, больше, чем-то похожее не на щуку, а на полено. Щука стояла в каких-то, двух метрах от берега. Причем, боком к берегу, параллельно ему. Она, как это говорится, уперлась как бык. И, сколько бы я ни старался, подвести ее ближе, тщетно. И тогда я, немного разозленный, на упрямство щуки. Подняв спинниг, на сколько это было только можно. Уже, не работая катушкой, отходя, пятясь от берега. Да так, что спиннинговое удилище, так изогнулось, готовое сломаться. И тут, не знаю, что произошло. Только блесна, вырвалась из пасти щуки. Как тут же, я почувствовал. Как, что-то, сильно ударило меня в лоб, чуть выше, правого глаза. Я бросил спиннинг и правой рукой, схватился. За ушибленное место. Когда же, я убрал руку ото лба. Моя ладошка, была в крови. Один, правый глаз, чуть выше, куда пришелся удар. Был закрыт, верхнее веко отвисало, на нем, что-то висело. Не давая открыть глаз. Боли особой не было. Разве что, болел лоб, то место, куда пришелся удар блесной. И, что бы это не мешало глазу, а это была блесна. Я попытался собственноручно, отцепить блесну. С риском, что жало одного из тройника, может уколоть глазное яблоко. Я позвал Колю. Когда он подошел, только и сказал, быстрей в лодку, в поселок, в медпункт. Придя на берег, Коля завел мотор, как тут к нам, к берегу, причалила «обь». В которой находился Володя Нагаев и его жена. Они возвращались домой, после сбора грибов. И так как на нашей лодке, стоял мотор вихрь-20 и лодка была Казанка 5м. Решили. Что я пересяду на Обь, к Володе. И, что в поселок, прибудем гораздо быстрее. По прибытию в поселок, так как был выходной день.
Володе пришлось бежать домой к фельдшеру медпункта, татарочке Фае. Когда же,  она пришла, увидела сидящего меня на крыльце медпункта. И то, что я поддерживаю рукой, этот кусок металла. С риском, при неловком движении проколоть глазное яблоко. Быстро, открыв дверь медпункта. Какое то время, смотрела на меня, не зная, что предпринять. Вытащить жало тройника, нечего было и думать. После сказала, единственный выход, разрезать веко. Мне как-то было уже все равно, резать, не резать, лишь бы быстрей избавиться. От всего этого. На помощь, опять же, пришел Володя. Сказав, что ни говори, резать по живому, возможно, будет больно. Налей ему полстакана спирту, и давай, так и сказал, начинай реж. Услышав про спирт, я подумал, за целый стакан. Я и сам, применительно к нашему, сегодняшнему времени. Готов отрезать целое ухо, своему соседу. После, когда мне преподнесли полстакана обещанного спирта. Который я с удовольствием выпил. Я не успел и глазом моргнуть, почувствовать. Как мне пофартило, повезло из-за какого-то пустяка, бразильской блесны, свалилось счастье (учитывая то, что в экспедиции, был сухой закон), выпить полстакана, чистого спирта.
В общем, как это говорится, в таких случаях. Не было бы счастья, да, несчастье помогло. На следущий день, после дежурства, злой, до изнеможения. Снова был на том месте. И, не щадя себя и щук, таская одну за одной, отсыпался на них. По приезду в поселок, первое, что сделал. Так это, пошел к фельдшеру Фае. Самых крупных отдал ей. Остальных роздал, по соседям, а кому еще, жил то один.    


Рецензии
Борис добрый вечер!
Так мне понравился рассказ..
Хотя я против ловли рыбы,мне её очень жаль..
Хорошо,что всё обошлось..
Желаю вам здоровья!Люся

Георгина   20.12.2017 18:52     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.