Сестры. Жизнь не в унисон. Стася

      
   

Окраинная улица тянулась  вдоль  тусклого, пахнувшего  гнилью  речного  притока. Приземистые  дома были  забрызганы  проезжающими  машинами,  корявые стволы  разросшихся ветел  не придавали  красоты   улице,    которая,  словно    съежившись, переползла через   заводской двор,  выкинувший в предместье узкоколейку, и  уперлась  в реку.
      
Чуть дрожа  от ветра, Стася пошла  по   деревянному  мосту. Рано  сбросившая  лед  река неуклонно   текла   к близкому устью.   Вот и  Козий  остров,   береговые  дома  здесь  наделены     остроконечными башенками .
      Мартовское тепло   сказалось,  снег  растаял,  повсюду зеленела трава.  Стася  села на  бревно у воды,  всматриваясь  в  речные  струи.
    
 Солнце  как раз  прорвало заслон туч,  и вода  заискрилась,  взблеснула тысячами  маленьких  солнц. Волны,  набегая,  смешивались:  более светлые воды верховья  растворялись  в желтоватых струях   нижних  речных широт.
       Она ощущала, что   душевная  боль, смятение  постепенно уходят, словно    по мановению волшебной палочки с картины     осыпался   наносный    темный слой,  обнаружив краски подлинника. 

О,  этот  колдовская  игра света,  сила весеннего  пробуждения,  неистребимая  тяга  к счастью.
      

*
На перекрестке  шумной и более  спокойной улиц   стоял пятиэтажный  дом, со дня его  возведения  прошло более полувека. Светлая краска  на  внешних стенах     давно потемнела и  облупилась, и   здание  подвергли  косметическому  ремонту.  Но  то ли по милости домоуправления,  то  ли оттого, что у маляров   не было  другой краски,     дом  стал  темно-серым.
    
 Изменился  не только он -  выросло новое  поколение  его обитателей.  Из  окон    звучала   громкая  музыка,  голоса телевизионных  ведущих перекрикивали один другого.

      Дверь квартиры  на  четвертом этаже  распахнулась, Стася   энергично  спустилась  вниз. Она вчера приехала из провинции, и ей хотелось ярких впечатлений. 
  Когда ей    продали последний  билет на камерный концерт,  она   подумала,  что ей исключительно  повезло.

    Обратившись в слух,   Стася   пропускала   звуки  маститых  композиторов  сквозь  себя,  распахнутым   и   светлым казался мир.
    Все еще находясь в плену   музыки,  девушка возвращалась  по тихим улицам.    Остановившись   напротив  своего дома,  она  подняла голову  и  почти над  светофором  увидела- узнала     созвездие Ориона.   

Из  темноты  вынырнул, почти столкнувшись с прохожей,  высокий парень.   В глазах его блеснули    разбойные огоньки.
     В  Стасе  что-то дрогнуло,  она   заторопилась  к   дому,   слыша    неотступные  шаги,  задыхаясь, побежала вверх,  на четвертом этаже затравленно оглянулась -  шальной тип    тут как тут!

Он  шагнул, охватил  и   поцеловал   ее. Поцелуй оказался долгим,   преследователь    не желал  отпускать  жертву,  но    в этот  момент на лестницу  выглянула, заждавшись дочери,    мать...   Парень убежал  вниз,  Стася  в квартиру.

*
       В  доме напротив   жила Тамара.   Она  любила смотреться  в зеркало. Внимание, Тамара Зуева,  вас  снимает  кинокамера. Голова  чуть откинута, в позе вальяжность,  линия бедер   волнующе изящна,  чем не  дива?  Тома кинула массажную щетку  и расхохоталась.  Был бы здесь  Артем,  она   бы еще  не такое   изобразила. 

Кстати,   сегодня  они идут  гулять. Сначала Тамара и Артем шествовали  чинно. Но в  парке, благо погода  выдалась отличная,    парень  и девушка  растеряли   показную серьезность,  стали бегать  между   кустами и клумбами, прячась и  ловя друг друга  Устав,  они сели на скамейку в обнимку.

Возвращаясь, Артем посмотрел на дом напротив.  Облачко беспокойства   омрачило  хорошее  настроение.     Он намеревался продолжить охоту за девушкой с жутко серьезным выражением лица. Не встретив ее на улице, Артём   решительно позвонил  в дверь, за которой прошлый  раз скрылась незнакомка. Она открыла,  увидела   парня -  куртка  нараспашку,    грудь  обтянута  ярким  свитером,     дерзкие  глаза.  Красив, ничего не скажешь.
- Можно войти? Я Артем,  –  прозвучали его слова. 

Пройдя  через кухню,  выполняющую  роль  передней,   парень  оказался  в большой  комнате с окном  во всю стену,  стеллажами  с книгами,  диванчиком  и круглым столом.

Он удивился,  спросил, чьи книги.  Девушка ответила, что её  мама - искусствовед,   в данный момент готовится к лекциям  в соседней  комнате.
- А мы ей не помешаем? - проявил неожиданную  тактичность  гость.

Стася  преодолевала мучительную  неловкость, не знала,  о чем   говорить с незваным  гостем, наконец выдавила фразу:

- Ты чем  занимаешься?
-  Учусь  в политехе.
Оживившись, он рассказал,   что успехи у него не блестящие,  часто приходится  пересдавать то один, то другой  предмет.   
- Какая-нибудь  студенческая  жизнь  у вас есть?
-  На первых  курсах  ребята что-то  затевали,  а потом выдохлись. Но дискотеки  бывают регулярно. Вот  скоро  будет дискотека, пойдешь со мной?   
-  Нет,    я  никогда  там не была.
 -  Во  даёшь!  Сядем  на диванчик?..
Они сидели  вплотную, он смотрел  на Стасю  так напористо,  что  она    вдруг почувствовала  себя  наложницей.

Вошла мать:
- Молодежь,  что же вы  тут сидите,  идем на кухню,  я вас чаем напою.
Но Артем    ответил,  что   ему пора домой.

*
- Анастасия, как ты не видишь?   Он человек  не нашего круга.  А кто его родители,  ты спросила?  Узнай  обязательно. Вот Клим  серьезный,  кандидат  наук,  это  я понимаю, - увещевала  мать.

- Так  Клим – муж  Марины,  причем тут я?  И вообще, это мое дело, с кем хочу,  с тем и дружу!
- Завтра мы идём в гости к Нине, Коля именинник, подумай, что подарить.

Стася  понимала: мать  хоть и  критиканша, пессимистка,    но   совершенно права:  Артем  не интеллектуал,  не   обладает  манерами.  Зато он  привлекателен,   жизнерадостен... 
Артем  ворвался  в жизнь  Стаси. Она   не рассуждала – принять его  или нет, он был,  он приходил каждую  неделю.  Она побаивалась его, но ждала. Она не была влюблена, как  три года  тому назад  в человека, который  тогда показался ей  второй половинкой.   Но  он  предпочёл ей другую,  и  мир  померк.   Стася  долго грустила,  и тут  Артём...


С наступлением зимнего сезона  Стася по-прежнему ездила   домой в конце  недели.  Два с половиной  часа дороги проходили  незаметно.    Можно было  подумать    о  прошедшей  неделе, о  своих учениках,   издающих подчас ужасные     звуки, но в основном милых.   Вот   маленькая Веста   молодец,  у нее  мягкие    руки,  она хорошо  держит   смычок. Всё бы хорошо,  но  директриса   невзлюбила скрипачку-учительницу  из Риги, всё время придирается, делает необоснованные замечания.

Однажды зимним вечером   Стася  решила  идти  от станции до дома   пешком.
Шел  снег,   мягко  светились окна,   мелкие  снежинки  таяли  на  губах.  Девушка  подумала о том  времени,  когда вернётся насовсем   из провинции.   Возможно  их отношения  с Артемом   станут  серьезнее,  глубже.
   
Выйдя на полупустынный  сквер, она заметила   идущих  впереди парня и девушку.  В фигуре парня Стасе почудилось что-то   знакомое. Когда они  оказались  в свете  фонаря,  она  узнала   Артема. Он оживлённо беседовал со своей спутницей, полуобняв её за талию.   
      
 Когда парень  позвонил в знакомую дверь  на  четвертом  этаже,   Стася  появилась  на пороге   с таким сурово-отрешенным   видом, что Артём опешил,    не зная, как себя  вести. Положение спасла    появившаяся за спиной  Стаси    мать:
   
-  Артем,  что вы стоите?  Проходите.
Пришлось девушке отступить.  В комнате он  молча  сел на стул. Стася  осталась стоять.
-  Я тебя вчера  с девушкой  видела,  тебе  было   весело,  - с вызовом  сказала  она.

- Ах, это!..       моя двоюродная  сестра,  живет  в  нашем  доме, этажом выше,  - Артём   поёрзал  на стуле. 
Она  молчала.
- А мы твоей маме  не мешаем?  -  почему-то сказал он.
-  По-моему,  нам  лучше  не встречаться, - произнесла   она.
  Артём  вскочил. Он для нее распинается,  из кожи вон лезет, а она....  Больше  я сюда ни ногой,   еще пожалеешь,  позовешь. Решение было твердым  и  тяжелым,  как камень.
    
Артем  поспешил к Томке,  но её  не оказалось  дома,  тогда  он вспомнил  о Свете,  с которой  познакомился  на дне рождения у  однокурсника.
Артём  сидел  у Светы, шутил,  пил, ел,  смотрел  телевизор. Возвратился  домой  с таким чувством,  словно разменял  что-то ценное  на мелочь.

Прошло  две   недели,  и снова  Артем поднялся  на знакомый  этаж,   чуть  помедлил перед     дверью.   Стася открыла быстро, словно ждала. Он шагнул к ней,  привлек  к себе, стал целовать  шею,  вспыхнувшие  щёки.

- Ты с ума  сошел,  мама  увидит, -  счастливым полушепотом   произнесла  она.  Они  шагнули  в комнату.

*

Стася  смотрела,   как переплетались,  влекомые  течением  к устью,  речные  струи.  Терпкий    воздух   глубоко проникал в грудь.   Вот, вздымая по обе стороны  пенящиеся  волны, пронеслась «Ракета»  на воздушных  подушках;   волны  мельчая, достигли  береговой гальки  и  со  слабым  всхлипом  затихли.

Весть  о том, что у Стаси  будет  ребенок, Артем воспринял панически,   его словно   крапивой  ожгло. Жизнь  перестала   быть  приятной, затягивая   в водоворот событий.

Горячо и убедительно  он стал убеждать  подругу поступить  так,  как поступило бы большинство девушек  на ее месте   - избавиться от ребенка. От словесного усердия  у Артёма  над верхней губой  даже  пот  выступил.

А Стася,  откуда в ней взялось такое, высокомерно прищурившись,  сказала, словно отрезала:
-Ребенок  будет.

Дома объяснение было  коротким. Мать  пришла в ужас от известия,  но натолкнувшись на стойкую  убежденность дочери, смирилась.  Однако сказала, что в  ее академической  работе не должно быть никаких  сбоев,  поэтому   настоящей бабушкой  она  не будет.

Для Стаси началась совсем другая жизнь. Молча она  прислушивалась  к переменам в себе, страшилась  и то же время  ждала  встречи  с Артёмом.  Ей казалось,  он не такой  плохой, он  поддержит...
Однажды  она увидела  его родителей, Артём  как-то   показал их. Отец, плотный  с квадратными плечами,  сохранил  военную  выправку, в его лице было что-то  тяжеловесное. Мать, руководительница танцевального  коллектива,  выглядела симпатичнее. Неторопливо  они приближались, и Зине вдруг  захотелось  броситься им в ноги,  обо всем поведать. «Фатер если узнает, пришибет», - вдруг  вспомнились  слова Артема,  и она прошла мимо,  опустив  голову.

Анастасия  пошла вглубь  острова.     Крепкие крупные клены, старые  березы  осеняли кружевом  безлистных еще  веток  кровли деревянных домиков,  солнце высвечивало стены и окна строений.   Из   дощатого дома выбежал   мальчик,  без оглядки побежал на простор.  Его головка  на   зеленеющем  фоне  выглядела  большим  одуванчиком.
 
Дойдя до  основного  русла  реки,Стася   остановилась.  Сквозь дымку  просматривался другой  берег с    подъемными кранами,  стройками,  угловатыми   сооружениями. В воздухе пахло    мазутом,  дегтем,  и в этом была своеобразная    прелесть  островного   пространства.

Стася  вдруг  поняла,   что  благодарна  судьбе  за   то, что  с ней случилось,     она прикоснулась сегодня  к   силе,   которая её  не оставит.      Связь  с Природой       окрепла    в ней  вместе  с  новой   жизнью, которую она носила в себе, всё больше любя.


РS
В конце  лета  у Стаси родился  сын.


Рецензии
Ирина! Трогательная история, прочитала с удовольствием!

Ольга Сангалова   09.08.2016 13:25     Заявить о нарушении
Долго боялась показать, наконец выложила.
Спасибо за отзыв.

Ирина Качалова   09.08.2016 17:24   Заявить о нарушении