Чумной доктор Глава 18

Глава 18. Замок у реки

  С ним встреча опасна, знакомство лишь смерть!
  Он жаждет отмщенья и быстрых побед!


Люди, бесстрашные рыцари, всесильные маги и могущественные короли – бойтесь маленького злобного гоблина! Нет ничего страшнее, чем мстительный коварный гоблин, движимый жаждой наживы и мести! Он проникнет сквозь запертые двери, прокрадется мимо вооруженной стражи и в темноте ночи вонзит свой острый нож вам в сердце! Если вы, конечно, не проснетесь в это время – гоблины совсем не смелый народ и нападают только со спины. Впрочем, это вас все равно не спасет – пара капель яда в бокал вина, и месть все равно свершится!

Дорога к замку Эзвир не заняла много времени, всего несколько дней пути, но Игрр отказался идти вместе. Адвен не спеша поехал верхом на лошади по дороге, а гоблин последовал рядом по лесным тропам, то пропадал без следа, то неожиданно появлялся в местах привалов. Он двигался быстро, бегал по лесу словно пес, проворно двигаясь на полусогнутых ногах и опираясь при этом руками о землю. Жуткое зрелище, особенно учитывая то, что двигался он очень тихо, иногда совсем бесшумно, как хищник зыркая по сторонам своими злыми желтыми глазами.
Адвен ехал по тихим лесным дорогам, не привлекая лишнего внимания, но ночевал в селениях. Гоблин вовсе сторонился дорог и поселений людей, но Адвен всегда ощущал его присутствие поблизости. 
На третий день Адвен выехал на берег Хрустальной реки. Широкая река с чистыми водами брала свое начало высоко в горах на севере и текла по всему королевству, соединялась на своем пути с другими реками и впадала в Южное море. Эта река делила здешние земли на две области: «Междуречье» – на восточном берегу и «Темные леса» – на западном. Конечно, на карте королевства значились более броские названия и большая часть земель на севере уже принадлежала герцогу Ворлу, но местные жители называли эти земли именно так. 
Здесь, в самом своем начале, река была еще не слишком широка, но до противоположного берега было довольно далеко. Там, на другой стороне, на небольшом островке располагался замок Эзвир, прибежище магов ордена Карконов. Этот могущественный орден уже давно распространил свое влияние не только по всему королевству, но и за его пределами. Говорили даже, что орден имеет своих представителей во многих странах на западе и востоке и даже в далеких северных землях. 
Мрачный серый замок, над которым одиноко развевался синий флаг с эмблемой белой совы, молчаливо отражался в спокойных водах реки и казался совсем необитаемым. Ни огоньков, ни звуков, ни теней, только безмолвный осенний лес по берегам сбрасывал разноцветные листья в воду, а река, замедляя свое неторопливое движение у замка, тихо уносила их дальше. Красота, тишина и покой всегда царили вокруг. 
Но вся эта безмолвная красота была только искусной иллюзией, скрывающей обитателей замка от любопытных глаз. Местные жители знали, что замок магов выглядит одинаково в любое время года. Лес вокруг меняется, а замок никогда. Он всегда оставался молчаливым и безмятежным. И горе тому, кто осмелится нарушить этот порядок.
Все местные жители боялись приближаться к замку. Ведь маги не церемонились и могли испепелить незваных гостей огнем или наслать шуточное заклинание икоты и пердежа. Но никто не уезжал из этих мест. Жить рядом с магами всегда выгодно: могущественные чародеи тоже любят вкусно кушать и сладко пить, да и платят хорошо, а еще продают зелья от хвори и защищают от разбойников. К тому же маги не такие злобные, как о них рассказывают, вот только незваных гостей совсем не любят. В общем, войти в замок без приглашения мог осмелиться только сумасшедший.
Адвен наблюдал за замком с пригорка, укрывшись среди кустов и густых крон деревьев, пожелтевшие листья с которых здесь, на берегу, почему-то еще не опадали. Впрочем, по желанию хозяев замка, все листья в лесу могли опасть за одну ночь, как раз с первым снегом.
– Я так понимаю, нам потребуется лодка? – спросил он вслух, чувствуя, что гоблин где-то рядом.
– На лодке далеко не уплывем, только на дно, – гоблин действительно сидел совсем рядом, сзади, на ветке дерева, и внимательно наблюдал за мрачным замком.
Опытный ворюга был прав, открыто плыть через реку могло стать действительно опасным предприятием. Прилетит со стен замка огненный шар или вода под днищем исчезнет, и моргнуть не успеешь, как окажешься на самом дне реки, а холодные воды сомкнутся над тобой, не оставляя ни единого шанса на спасение. Быстрая и бесславная смерть.
– Есть другой вход? – предположил Адвен.
– Тайный ход под водой, – тихо ответил гоблин. – Игрр не глупый, не пойдет в логово колдунов через ворота.
– Запасной выход на случай осады замка, маги ведь тоже не всесильны, – догадался Адвен. – Откуда ты знаешь о нем?
– Выследил. Глупцы пользуются тайным лазом. Трусливые собаки, – скрипя зубами, злобно прошипел гоблин. –  Выследил лживого ворюгу. Он скрытно выходит в лес, не доверяет даже своим.
– И где этот ход?
– Недалеко, сейчас мы туда не пойдем, –  гоблин сверкнул глазами. – Колдуны осторожны. Темнота нам поможет.
– Это верно, даже чародеи спят по ночам, – согласился Адвен.
– Спят-то спят, да вполглаза, – предупредил гоблин и ловко бесшумно спустился с дерева. – Жди, подальше отсюда, в тихом месте. Игрр все проверит вокруг.
Адвен даже ничего не успел сказать, гоблин навострил уши и скрылся в кустах.
Некоторое время Адвен прислушивался, пытаясь уловить хоть малейший шелест листьев или хруст веток, но гоблин оказался мастером своего дела. Лес вокруг оставался совершенно спокойным.
Адвен отъехал подальше от берега, нашел сухой овраг, по дну которого бежал маленький ручей, и развел костер. Лошадь привязал к дереву на длинной привязи, так, чтобы она могла подойти в воде, а сам улегся у костра на сухих опавших листьях.
Спустя некоторое время появился гоблин, в руках он нес убитого кролика и охапку какой-то травы.
– Людей выследить проще, чем кроля. Всегда мерзнете у огня, – недовольно пробурчал гоблин и небрежно кинул несколько пучков принесенной травы в костер.
 Огонь на мгновение вспыхнул, и обычный запах костра сменился на еле уловимый тонкий аромат сухих листьев и прелой травы.
– Интересное средство, – заметил Адвен, взял в руки одну травинку, растер в ладонях и принюхался. – Что это?
– Врашн Трн, – буркнул гоблин на языке троллей. – Как по-вашему, не знаю.
Адвен только усмехнулся, названия троллей для него ничего не значили, и он вовсе не знал все языки и наречия существ, обитавших в этом мире.
Гоблин кинул на землю перед костром тушку кролика и сел рядом в ожидании. 
– Вытащил у охотников из силка? – съязвил Адвен.
– Игрр сам изловил.
– Ты неплохо умеешь охотиться для горного тролля.
– Игрр живет сто семьдесят зим, – гордо пояснил гоблин. – Много времени научиться всему.
– Раньше ты говорил, что тебе двести лет? – с улыбкой заметил Адвен.
– Двести или сто семьдесят… Кто считает возраст после первой сотни? – небрежно ответил гоблин.
– Верно. Бессмертные не считают свое время, – согласился Адвен, вспомнив, что перед ним сидит достаточно древнее существо.
– Игрр хочет уважения! – гордо заявил гоблин и с нетерпением потребовал: – Давай жарь кролика. Жрать охота!
– А готовить ты не научился за столько лет? – усмехнулся Адвен, догадавшись, для чего гоблин принес ему добычу, а не съел все сам.
– Умею мало, люди готовят лучше, – оправдываясь, пробурчал гоблин.
– Я думал, гоблины не брезгают сырым? – Адвен совсем не собирался возиться и разделывать кролика, хотя и умел это делать. 
– Когда оголодаешь, сам будешь сырое жрать. Горячее всегда вкуснее, – огрызнулся гоблин и потребовал: – Игрр поймал, ты жарь!
– Согласен, честно, – уступил Адвен, но безрадостно взглянул на кролика. – Может, ты его выпотрошишь для начала?
– Сделаю, – гоблин схватил тушку кролика, выхватил из-за спины широкий кривой нож, и несколькими быстрыми ловкими движениями выпотрошил кролика и снял шкурку.
– А ты ловок, и нож у тебя острый, – одобрительно отметил Адвен.
Ловкость гоблина впечатляла, но старый, покрытый щербинами клинок впечатлял еще больше.
– Сделан из обломка эльфийского меча?
– Крепкая сталь, острый нож, надежное оружие, – кивнул гоблин и небрежно бросил тушку на землю. 
– И сколько этому ножу лет? Сто? Сто пятьдесят? – осторожно спросил Адвен, стараясь не показывать свой интерес.
Сталь с чужого меча и рукоять из рога – обычное оружие гоблинов, но вот черный камень в навершие рукояти сразу привлекал к себе внимание. Крупный, размером с большой орех, он напоминал жемчужину, казался непрозрачным, но лишь только кровь коснулась клинка – камень ожил. Словно что-то темное проснулось внутри, почуяв запах крови. Магии и колдовства в камне не чувствовалось, но какая-то сила точно таилась в нем, наполняла камень изнутри, скрывалась в глубине, прячась от любопытных взоров.
– Много, – буркнул гоблин, поспешно вытер нож о мех кролика и спрятал в ножны за спиной, а шкурку заткнул за пояс.
Гоблины практичный народ: ничего лишнего и все в дело.
Камень спрятался за спиной хозяина, и у Адвена тут же появилось сомнение в том, что камень «живой».
– Что это за камень в рукояти твоего ножа? – пытаясь поймать взгляд гоблина, осторожно спросил Адвен.
– Черное стекло с огненной горы, – буркнул гоблин и отвернулся, делая вид, что смотрит на огонь и больше не интересуется свежим мясом кролика. 
Адвен не поверил гоблину и задумчиво посмотрел на своего необычного и таинственного спутника. Хитрый гоблин вел себя осторожно и сдержанно, но не мог скрыть свою истинную сущность. Слишком явно его выдавала одежда, оружие и крупная серебряная серьга с мутным красноватым камнем, висевшая на ухе. Адвен знал о значении этого символа и догадывался, что у старого гоблина тоже много имен и тайн, но говорить об этом вслух было еще рано. Судьба не дарит таких необычных попутчиков просто так.
Адвен поднялся, взял тушку кролика, спустился к ручью, очистил мясо от листьев и грязи и промыл водой. Тушку он не опускал в воду и старался, чтобы кровь не попала в ручей. Хитрый гоблин не зря осторожничал. Чародеи могли выпустить из подвалов замка на ночь в лес какую-нибудь голодную хищную тварь, и любой неосторожный охотник легко мог стать ее ужином. Но это были только опасные догадки, лес безмятежно молчал, лошадь спокойно бродила на привязи, гоблин сидел у костра, а небо постепенно темнело. 
 Адвен сделал из ветки вертел, немного приправил мясо травами и солью и поместил над огнем.
– Специи хорошо. Игрр любит перец! – гоблин все это время крутился рядом и с нетерпением бросал голодные взгляды на кролика.
– Перец редкая вещь, дорогая, – удивляясь запросам гоблина, заметил Адвен. – С собой я таких специй не вожу.
– Нет перца, плохо, – недовольно заскулил гоблин. – Игрр любит много перца.
– В следующий раз достану для тебя перец, – пообещал Адвен.
– Следующий? – насторожился гоблин. – Сделаем дело и все! Разбежались. У каждого своя дорога.
Адвен промолчал и продолжил покручивать мясо на вертеле, внимательно наблюдая за странным попутчиком. Гоблины сами по себе необычный народ. Эти существа до удивления просты, они считают вполне нормальным взять чужое, обмануть или убить человека, если это не опасно для них самих. Гоблин мог спокойно сидеть с человеком у костра, путешествовать вместе, пока это выгодно, а потом без всяких сомнений отравить или прирезать своего попутчика во сне. А еще гоблины не любят и презирают людей, старая такая неприязнь, она у них в крови, и об этом никогда ни стоило забывать.
Мясо только немного поджарилось на горячих углях, а гоблин уже не отводил от него взгляда, в предвкушении принюхиваясь к аромату и наблюдая, как скворчит и капает жир.
– Готово уже? – с нетерпением спросил гоблин.
– Нет, еще рано. Как говорят гномы, все золото тем, кто ждет.
– Гномы хорошо говорят, но Игрр – гоблин!
– Я, кажется, понимаю, почему ты не научился хорошо готовить, – усмехнулся Адвен и достал бурдюк с водой. – Хочешь вина?
– Игрр не пьет вино, оно кислое и дурманит мысли, – презрительно отказался гоблин.
– Может быть, ром? – не унимался Адвен, хотя даже вина у него не было.
– Лекарь, ты сам знаешь ром – яд, – с упреком напомнил гоблин.
– Все в этом мире - яд, кроме воды и воздуха, да и те бывают отравлены, – заметил Адвен, сделал несколько глотков и отложил бурдюк. – Важно знать только дозу. Два глотка вина поднимают тонус и укрепляют организм. Бокал пьянит и веселит. Ну а больше, конечно же, яд!
 – Игрр любит перец и сликт, – признался гоблин и вдруг настороженно спросил: – У тебя есть сликт?
– А сликт не дурманит мысли? – усмехнулся Адвен, видя, как у гоблина загорелись глаза.
Гоблин прищурился, поводил носом, принюхиваясь, и отвернулся.
– Нету сликта, – разочарованно буркнул он и снова уставился на мясо.
– Сликт дорог, даже для лечебных целей, – заметил Адвен, словно пытаясь оправдаться. – И опасен.
– Много нельзя, но щепотка другая хорошо, – сказал гоблин и жадно потянул носом аромат жареного мяса. – Сликт расширяет ум, сликт хорош в заклинаниях.
– Так ты разбираешься в колдовстве? – заинтересовался Адвен.
– Игрр много знает, много умеет, но Игрр голоден, – буркнул гоблин, схватил горячего кролика прямо с огня и вцепился зубами в горячее мясо. 
Адвен только усмехнулся и молча отсел в сторону. Гоблины умели долго обходиться без пищи, но когда все же ее получали, не могли сдерживать свой очень прожорливый и ненасытный нрав. Но все же Игрр проявил щедрость, отломил часть тушки кролика и протянул Адвену, а сам тут же принялся с нетерпением рвать зубами и глотать мясо, словно голодный волк. Он быстро до костей сгрыз все мясо и, облизываясь, уставился на кусок в руках человека. Адвен только усмехнулся и великодушно отдал свою долю мяса прожорливому гоблину. Жаренный молодой кролик – вкусный ужин, но в этот раз мясо не успело хорошо прожариться, и потому для себя Адвен достал из походной сумки лепешку.
Гоблин съел все мясо, обглодал кости и даже жадно взглянул на хлеб, но не стал просить. Довольный собой, он уселся у костра и принялся ковырять длинным ногтем в зубах. 
– У тебя ничего нет. Золота нет, сликта нет, перца тоже нет, – с недовольством рассуждал гоблин, наблюдая за тем, как Адвен скромно жует почерствевшую лепешку. – Конь да меч, ты совсем бедный рыцарь.
– Все для того, чтобы меня никто не обокрал, – тонко подшутил Адвен, но гоблин равнодушно продолжал ковыряться в зубах. – И я не рыцарь, я лекарь.
– Лекарь?! Не смеши мои пятки. Порубил зубастого не моргая, – после сытного ужина гоблин стал разговорчив, словно подвыпивший купец. – Игрр знает легенды о человеке с колючим цветком на груди…
– С колючим цветком, – усмехнулся Адвен. – И как? Страшные истории рассказывают?
– Пьяные люди много врут, трубадуры поют складно, – задумчиво ответил гоблин, внимательно разглядывая человека. – Но глаза все видят, Игрр понимает - правда страшнее.
Адвен промолчал, взял бурдюк и выпил немного воды, а потом пристально взглянул на гоблина и спросил:
– Боишься меня?
– Игрр никого не боится. Игрр опасается, – осторожно ответил гоблин, лукаво прищуривая холодные желтые глаза. – Ты охотник, знак на груди защищает тебя. Ты опасный, ты никого не боишься. Сам щадишь, сам караешь, над тобой нет закона. Пришел, увидел, всех убил!
– Хорошо, что ты все понимаешь, – Адвена настораживала откровенность гоблина, но разговор был слишком интересен. – Но я охочусь не на всех подряд, а только на тех, кто опасен. На тех, кто нарушает баланс.
– Опасен, баланс... Все пустые слова! Люди всегда путают нежить и нелюдей, – вдруг вспылил гоблин и вскочил на ноги. –  Игрр живой! Тоже дышит, тоже живет!
– Я это понимаю и уважаю ваш народ, – спокойно ответил Адвен. – И знаю, что у каждого народа есть добрые и злые представители.
– Люди говорят о добре, а сами злые! Убивают всех вокруг, и нежить, и нелюдей, и себе подобных тоже убивают! – злобно оскалился гоблин. – Почему люди решили, что они лучше других? Почему люди сильнее?
– Может быть, потому, что люди не только убивают, но и рассуждают о добре и зле, – внимательно наблюдая за рассерженным гоблином, ответил Адвен. – Люди тоже разные. Убивать без причины никого нельзя. Надеюсь, ты будешь помнить об этом, когда мы войдем в замок?
– Игрр не глупый, – гоблин вдруг сразу успокоился и присел на корточки.  – Убивать колдуна опасно, не выгодно. Игрр отомстит потом. Сегодня Игрр хочет забрать свое.
– Не выгодно, – мрачно усмехнулся Адвен. – А как же честь? Вежливость?
– Честь, вежливость, достоинства… – презрительно оскалился гоблин. – Слова придумали люди для себя, чтобы не поубивать друг друга. Увидел – бери, опасно – беги! Вот истина народа гор.
– Ты слишком умный для гоблина, – задумчиво заметил Адвен, но Игрр не услышал этих слов.
На этом они закончили разговор и, когда совсем стемнело, отправились к берегу. Факелы зажигать было опасно, и потому путь освещала только луна. Проворный гоблин крался впереди, Адвен шел следом.
В зарослях ивы среди замшелых камней гоблин остановился и настороженно прислушался. Длинные уши выпрямились как у охотничьей собаки, а желтые глаза, казалось, засветились в темноте. Игрр принюхался, осмотрелся и жестом позвал Адвена.
– Здесь, – почти шепотом сказал гоблин. – Давай огонь.
Адвен зажег факел и приблизился.
– Я ничего не вижу, чувствую, но не вижу, – признался Адвен.
Он всматривался в темноту, но не мог найти вход. Ни следов, ни знаков, только серо-зеленые камни вокруг.
– Не пещера троллей, глазами не увидишь, – злорадно оскалился гоблин, присел и убрал опавшие листья с каменной плиты.
Неровная, покрытая мхом плита, размером с человеческий рост, лежала на земле среди пожухлой травы и камней, совсем не привлекая к себе внимания.
– Посвети огнем, – потребовал гоблин.
Адвен выставил вперед факел и осветил еле заметные надписи на плите. Гоблин взял с пояса мешочек, высыпал горсть темного порошка на ладонь и осторожно подул. Порошок вспыхнул зеленоватым огнем и превратился в яркий густой зеленый дым, светящийся в темноте. Адвен поспешно убрал факел в сторону, а гоблин, помогая руками, быстро раздул светящийся дым на всю каменную дверь. Эльфийские руны вспыхнули зеленым сиянием, тайная дверь приобрела свои истинные очертания, но оставалась по-прежнему закрытой.
– Надменные маги, колдуны, а используют эльфийские замки, – презрительно буркнул гоблин, осматривая руны.
– Ты умен, но не очень, может, этот ход прорыли не маги, – язвительно заметил Адвен.
– Верно, лекарь, злые колдуны выгнали добрых эльфов из дома, – злорадно ответил гоблин.
– Или построили свой замок на древних руинах, – возразил Адвен.
– Люди, люди кто злее вас? Вы не жалеете даже родичей по крови, – с презрением прошипел гоблин.
Адвен хотел возразить, но место для спора было совсем не подходящее.
– Я надеюсь, ты знаешь ключ от этой двери? – спросил он.
Гоблин ничего не ответил. Он знал свое дело, вытянул руки над каменной дверью и начал что-то тихо бормотать.
– Хатр ин, нрт онр, вир о рен, – еле слышно шептал гоблин заклинания взлома на языке каменных троллей.
 Факел освещал маленькую сгорбленную фигурку гоблина, а черная тень грозно возвышалась над ним, раскрывая его истинную сущность. Страшное, но завораживающее зрелище.
Огонь факела дрогнул, двухстворчатая дверь тихо скрипнула и отворилась внутрь. Зеленый колдовской дым исчез. Гоблин заглянул в темный проем и прислушался.
– Пусто, – тихо сказал он, принюхался и осторожно вошел внутрь, держа руку на рукоять ножа.
– Любая дверь может быть открыта, – усмехнулся Адвен, восхищаясь мастерством взломщика, и, немного помедлив, спустился следом. Темнота не страшила его, куда опаснее был хитрый гоблин, который мог заманить в коварную ловушку.
Они спустили вниз по каменным ступеням и вошли в темное помещение.
– Вода, – раздраженно скривился гоблин, он отлично видел в темноте, словно кошка.
Адвен высоко поднял факел и осветил каменные стены, арочный свод потолка, небольшой деревянный причал и длинный тоннель впереди, заполненный водой.
– Боишься воды? – осматриваясь по сторонам, спросил он.
– Игрр не боится, – раздраженно напомнил гоблин. – В горах нет много воды, она вся стекает вниз. Гоблины не любят много воды.
– Но нам повезло, в воду лезть не придется, – заметил Адвен и указал на маленькую узкую лодку, привязанную к причалу.


Рецензии