У Врат Бытия. Часть первая - 8

-А лишенжия-то у ваш ешть, голубшики?

Скрипучая дверь приоткрылась ровно настолько, чтобы в узкую щёлку могло просунуться сухое и сморщенное, как чернослив, лицо старушонки. Подозрительно сощурившись, она то и дело перебегала взглядом цепких маленьких глазок с высокого закутанного в плащ мужчины на худенькую девушку в потрёпанной одежде и с мечом на поясе.

"Надо же, какие слова знает, - хмуро подумала Лита. - Похоже, указ и сюда уже докатился. Если так пойдёт и дальше, работать станет невозможно."

-А как же, бабуля! - Гвединн не растерялся, тут же выудил из сумки тугой свиток и, растянув его на всю длину, сунул старушке под нос. - Куда ж в наше время без лицензии-то!

Лита ощутила волну силы, прокатившуюся по рукам учителя, но вот момент, за который кусок холщовой тряпицы обратился в высококачественный пергамент, опять проморгала.

Старуха долго и дотошно изучала грамоту, смешно прикусив губу одним из двух оставшихся верхних зубов. Наконец, удовлетворённо хмыкнула.

-Пешать подлинная, - заметила она, - но уж больно швежая. Да и бумажка такая новёхонькая, аж хруштит. Недале как вшера полушили?

-Так и есть, бабуля, - бодро ответил Гведд, спешно сворачивая поддельную лицензию. Лита уловила нотку облегчения в его голосе. - Ещё и трёх дней не минуло. Вы очень внимательны, сразу видно- человек образованный, - он слегка поклонился, и старушка зарделась. Лита не уставала поражаться его артистизму.  - Меня зовут Гвединн, а это моя ученица... Булочка.

Лицо девушки плавно сравнялось по цвету с её волосами, она скрипнула зубами в бессильной ярости. Это была их седьмая "рабочая" деревня. И при каждом знакомстве колдун представлял её новым именем, придумывая его на ходу. Она уже побывала Воробышком, Журавлитой, Пестрянкой, Мышонком... А теперь вот Булочка. Видимо, вдохновение её учителя не ограничивалось природным царством.

 -Нам сказали, у вас тут с домовым неприятности, - продолжал Гведд как ни в чём не бывало. - Можно взглянуть?

-Вжглянуть-то можно, - прошамкала старушка. - Да вот платить мне вам нешем, голубшики.

-Мы не из академиков, бабуля, - со значением сказал колдун. - Деньги нас интересуют в последнюю очередь.

Лита погрустнела. Ей так хотелось новую курточку...

-Да-а, теперища вижу, на штудентиков вы не похожи... - с уважением протянула хозяйка. - Ну тогда- милошти прошу в моё шкромное жилище.

Она распахнула дверь и посторонилась, пропуская странников. В нос им сразу ударил неприятный сладковатый запах. Обитель старушки и впрямь была скромна, даже по деревенским меркам. Едва ли не половину единственной комнаты занимала старая печь с облупившейся побелкой. В другом углу стояла простая железная кровать (роскошь на общем фоне), застеленная цветастым одеялом. Рядышком- небольшой сундучок, а под окном- маленький столик, заваленный немытой посудой, да две табуретки. Комната освещалась тускло, но этого хватило, чтобы Лита увидела клочья пыльной паутины, свисающие с низенького потолка и раскачиваемые сквозняком прямо над её головой. По спине девушки поползли крупные мурашки.

-Как давно начались странности? - Поинтересовался Гведд, внимательно осмотревшись.

-Да уж года полтора как, - старушка задумчиво поправила свои короткие и белые, как пух, волосы. - Шнащала он вёл шебя тихо, лишь ижредка поштукивая вот так, - она изобразила звук, легонько постучав костяшками пальцев по деревянной стене. - А теперища шовшем рашшалилшя, малой. Шпать не даёт, половишами шкрипит, вещи роняет. Недавно вконеш обнаглел: повадилшя на кровать рядышком шо мной укладыватьшя, да в жатылок дышать. А руки у него холодные, будто лёд! Штрашно, шпашу нет! Даже шошеди теперь мой дом штороной обходят.

"Почему я не удивлена?" - Скептически подумала Лита, изо всех сил стараясь избегать контакта с паутиной.

Старушка картинно смахнула горькую слезинку и уставилась на колдуна полным боли взглядом.

-Вы его видели? Домового вашего?

-Што вы, што вы! Упаши, Матерь! - Она испуганно осенила себя звездой. - Уж этого-то я бы тощно не пережила!

-Ясно, - протянул Гвединн, прислоняя свой посох к печке. - Бабуля, вам бы лучше во дворе подождать, пока мы работать будем. Домовой может оказать сопротивление, здесь для вас находиться опасно.

Старуха какое-то время глядела на него с подозрением. Потом махнула рукой.

-Делайте што жнаете, только дом не ражнешите. И имейте в виду, - добавила она уже с порога, - брать тут нешего.

Когда дверь за ней закрылась, Гведд посмотрел на Литу. За полгода совместных странствий девушка научилась понимать учителя без слов, поэтому не стала дожидаться наводящих вопросов, а сразу озвучила своё предположение:

-Это не домовой.

-Нет, - подтвердил колдун, загадочно улыбнувшись.

Лита вздохнула, сосредоточилась и обвела комнату натренированным вниманием.

-Здесь, - она указала пальцем на кровать.

Пружины чуть слышно скрипнули, воздух в углу тревожно зашевелился. Оттуда потянуло пронизывающим потусторонним холодом.

-Ну, здеся, - глухо, словно бы из колодца, раздался мужской голос. - Чего надыть-то?

Лита умоляюще взглянула на учителя. Он молча положил руку ей на плечо, и лишь теперь она смогла увидеть тощую фигуру в суконной рубахе, сгорбившуюся на краешке кровати. Силуэт старичка просвечивал насквозь и туманно расплывался.

-Это вы... пугали хозяйку дома? - Осторожно спросила девушка.

-Вообще-то, - старичок вскочил так порывисто, что если бы Гведд не перекрывал собой единственный  выход, Лита уже опрометью мчалась бы прочь из деревни, не разбирая дороги, - это МОЙ дом! Я вот этими вот руками его, значить, строил, из этих вот пальцев занозы целыми днями выколупывал! - Призрак нервно мигал и дышал морозом ей в лицо, потрясая кулаками. - Да тут каждый гвоздик меня помнит, каждая щепочка! А эта гваррла*, значить, хозяйка?!

Гвединн ободряюще сжал её плечо. Лита глотнула воздуха и попыталась собраться. "Эта избушка. Вот его ниточка."

-Вы хотите, чтобы та женщина покинула ваше жилище? - Спросила она как можно спокойнее. Призраки чувствуют страх и умело этим пользуются. - Но ведь ей больше некуда идти...

-Покинула? - Прозрачный старичок как-то по-новому вгляделся в девушку и словно слегка потускнел. - Нее-ет... - Он отпрянул от Литы и в задумчивости подплыл к окну. - Тогда мне будет скучно и одиноко. Глафья меня в могилу свела, так я хоть после смерти её достану.

-Она- ваша жена... - В голове у девушки с запозданием прояснилось. Ей бы сразу разузнать у хозяйки, кто в этом доме жил, а кто умирал. Учитель-то с самого начала обо всём догадался, но, видимо, нарочно молчал, позволив Лите проявить инициативу. А та, конечно, всё прозевала.

-Шестьдесят годков вместе, под одной крышей, - призрак её как будто уже не замечал. - Всю жизнь я только и слышал от неё: пойди туда, сделай это, почини то... А сама даже готовить по-человечески не научилась. Только и делала, что книжки свои читала, да в платья рядилась. Прынца, значить, ждала, на коне белом. А я, значить, недостаточно хорош для неё был. Недостаточно богат...

Дух всё больше распалялся, почернев, как грозовая туча. Глиняные тарелки подскакивали на столе, стены и ставни дрожали, с потолка сыпалась труха. Лита сгустила энергию в правой ладони, чтобы, в случае чего, притормозить призрака электричеством. Но тут в работу включился Гведд.

-Полноте, дедуля, - он выступил вперёд, прикрыв Литу, и та потерянно заморгала, пытаясь снова разглядеть в пустоте очертания старика, но тщетно. - Не обида тебя здесь держит, и не забота о доме. Это любовь тебе покоя не даёт.

-Да разве ж то любовь? - Удивился невидимый старичок, но напряжение в воздухе тут же ослабло. - И дня не проходит, чтобы я пакость какую моей Глафье не учинил, - его голос виновато дрогнул.

-Но чего ты этим добиваешься? Какой тебе прок с её несчастий?

-Я просто... просто... - Призрак растерялся. - Я лишь хотел, чтобы она помнила меня... Чтобы хоть раз сказала, что я ей был не безразличен. Но вот уж два года минуло, а она и слезинки по мне не проронила. Даже на похоронах ни единого доброго словечка...

Лита явственно услышала, как старичок шмыгнул носом, и чуть сама не прослезилась, но быстро взяла себя в руки. Недавно ей приходилось самостоятельно обрубать связующую нить, а потом насильно тащить призрака на кладбище, где уже можно было безопасно открыть Врата, и проделывать это снова ей не хотелось. А из данной ситуации, похоже, можно было выйти без боя. Нужно воспользоваться столь редким шансом.

-Давайте устроим им встречу? - Тихо предложила она Гведду, пока призрак всхлипывал у окна, продолжая бубнить что-то себе под нос.

-Боюсь, старушка такого потрясения не перенесёт, - покачал головой учитель. - Но есть один способ...


* * *

-Мы утихомирили домового, - спустя две минуты отчитывался Гведд. За его плечом парило незримое облачко, и Лита старалась на него не смотреть. - Но чтобы его окончательно выдворить, нам придётся провести один обряд на могиле вашего мужа, - при этих словах Глафья удивлённо вытаращила глаза. - Вы отведёте нас туда? Обещаю, что дух его мы не потревожим.

Во дворе к этому времени уже собралась толпа зевак. Все хотели понаблюдать за работой магов. Они обступили кругом хозяйку дома и двух странников, тихо перешёптываясь у них за спинами.

-А чего ж не отвешти, - у старушки просто не было другого выбора- соседи же смотрят. - Идите жа мной.

Люди расступились, и Глафья бодро засеменила вперёд, опираясь на узловатую клюку.

 Местный погост находился в десяти минутах ходьбы от её дома. И всю дорогу жители деревни следовали за ними по пятам, то чуть отставая, то снова приближаясь. Литу это жутко раздражало. Наконец, у кладбищенских ворот Гвединн приказал всем посторонним ждать их возвращения здесь, и люди нехотя послушались.

-Ну, вот мы и пришли, - сказала старушка, остановившись в середине погоста перед земляным холмиком, заросшим ещё молодой весенней травкой. - Тутошки он и лежит, мой Рикий.

Призрак заметно разволновался. "Она сказала- мой Рикий..." - донёсся до Литы его дрожащий голос. Облачко переместилось и зависло над вытесанным в форме куба камнем с нацарапанной восьмиконечной звездой на верхней грани.

-Домовой рассказал нам, что это ваш муж построил хижину... - осторожно начал Гведд, нарочито долго копаясь в своей сумке. Лита держала его рубиновый посох и чувствовала, как капельки пота одна за другой скатываются по её спине, несмотря на вечернюю прохладу.

-Да? И о щём ещё он вам поведал? - Старушка не дала ему договорить. Её вдруг мелко затрясло. Она вцепилась в свою клюку и со злобным любопытством уставилась на колдуна своими белёсыми глазками. - Может, о том, как Рикий ревновал меня к кажному вштрещному? Как однажды сжёг вше мои книги и парадную одежду? Или о том, как он, ижрядно выпимши, гонялшя жа мной по двору ш топором наперевеш?..

Глафью будто прорвало. Забыв о цели их визита на кладбище, она безостановочно изливала всю накопившуюся за долгие годы грязь на головы волшебникам.

"Ой-ёй... - С ужасом думала Лита, наблюдая за раздувающимся тёмным пятном над могилой старика. - Добром это не кончится..." Дело принимало скверный оборот. Разгневанный дух, достигший такого уровня материализации, может в мгновение ока убить человека. Зря они предложили ему эту сделку...

Гвединн с непроницаемым лицом слушал старуху и, когда она выговорилась, спокойно произнёс:

-Но вы всё же остались. Несмотря на то, что могли уйти в любой момент, вы не бросили своего мужа. Почему?

Старушка открыла было рот, но тут же захлопнула. Отрывисто помотала головой.

-Какое это имеет жнащение теперища, когда его уж нет, - с горечью сказала она.

-Большое, бабуля, - Гведд подошёл к ней и легонько погладил по плечу, одновременно закрывая её от призрака. Глафья тут же будто помолодела лет на двадцать. - Ваш домовой раньше был привязан к этому мужчине, а теперь прицепился к вам. Мы можем сейчас его изгнать, - он продемонстрировал ей чёрный кристалл, зажатый в кулаке, - но, если вы будете и дальше держать обиду на Рикия, эта злая сущность вернётся, да уже не одна. И нас не будет рядом, чтобы вам помочь.

Старушка побледнела и задрожала. Лита испугалась, что она сейчас грохнется в обморок- и тогда всё пропало. Но Глафья проявила чудеса мужества и стойкости. Она плотно сжала губы и, неотрывно глядя колдуну в глаза, медленно достала из-за пазухи два простых оловянных колечка на плетёной верёвочке.

-Вот пощему, - произнесла она срывающимся голосом.

Призрак уже настолько проявился, что Лита без помощи учителя могла разглядеть, как он с удивлением осматривает свои пальцы.

-Вот пощему я ошталашь, - продолжала Глафья, спрятав кольца обратно под одежду. - Любила я его, дурня штарого. Да и кто ж не любил? Хороший он щеловек был. Добрый, рукаштый. Вщё шам делал. Штроил, по дереву вырежал, жа шадом ухаживал, даже пошуду иж глины лепил. Лишь этим мы и жили, руками его. Только пил вот много... Да я, видно, шама виновата в том была. Раньше я того не понимала, а теперища вот... - Её глаза вдруг заблестели и покраснели, она заморгала. - Што уж там, прошлого не воротишь... Я поклялашь шебе на его похоронах, што не омращу его памяти швоими шлежами. Што не штану тревожить его дух напрашными угрыжениями шовешти... Но... но...

И тут она вдруг в голос зарыдала. Гвединн немедленно прижал её к себе, и Лита с величайшим изумлением обнаружила, что его глаза тоже блестят. Девушка быстро отвела взгляд и уставилась себе под ноги. Такой эмоциональности она от учителя не ожидала.

Невидимый старичок мячиком запрыгал вокруг своей жены, причитая: "Ну, Глафьюшка, будет тебе! Это ведь я, я во всём виноват!" Но она, конечно, не могла его слышать.

А потом, когда женщина, наконец, успокоилась, Гведд бросил на могилку чёрный кристалл, прочёл заклинание (Лите он этого пока не доверял) и проводил освобождённый от земных цепей дух к Вратам Горра. Последние слова призрака ещё долго звенели в ушах девушки: "Скажите ей, что я больше на неё не сержусь. Что я по-прежнему её люблю и буду ждать там, за чертой." Гведд передал послание от имени домового, и старушка просияла. "Я жнаю, - сказала она. - Я щувштвую, што Рикий меня проштил."

"Всё было бы гораздо проще, - Лита вполголоса поделилась своими мыслями с учителем, - если бы люди почаще говорили друг другу о своих чувствах. И, желательно, при жизни." "Если бы всё было так просто, - ответил Гведд, грустно улыбнувшись, - такие, как мы, остались бы без работы."

Жители деревни сопровождали их на всём обратном пути, и Лита порадовалась, что с их проблемами они уже разобрались раньше: домик Глафьи был на сегодня последним. Старушка уговорила путников поужинать у неё и, предварительно вымыв тарелки, угостила их странной огуречной похлёбкой на квасу. Впрочем, на голодный желудок и это сошло за пир.

Уже когда гости, попрощавшись, вышли за дверь, Глафья вдруг всполошилась.

-Ой, голубщики, миленькие, - заверещала она, умоляюще сложив ладони, - а што ежели ещё какой домовой жаявитшя? Вы б хоть жащиту какую поштавили, а? На вшякий шлущай.

-Бабуля, - устало проговорил Гведд (мирное разрешение конфликтов всегда выматывало его сильнее, чем битва), - домовые обычно безвредны, если жилище и его хозяева им нравятся. Приберите свою хижину, ухаживайте, как раньше, за садиком, кошку заведите. Тогда и новый подселенец будет вам во всём помогать, а заодно защищать от других сущностей.

-Не хощу я никаких подщеленщев, - воспротивилась старушонка. - Боги нам ш Рикием детишек не дали, а вшякая щужеродная шушера мне тут ни к шему!

Гведд хотел что-то сказать, но тут Лита вышла вперёд.

-Вы, бабуля, солью порожек присыпьте, да над дверью звезду приколотите- и никто потусторонний в вашу избу уже не проберётся.

Она настолько похоже скопировала наставительный тон учителя, что у того под усами задрожали губы. В предыдущей деревеньке он сам дал точно такой же совет молодой матери. Та подозревала, что по ночам её младенца навещает крикса, и никакие уговоры не способны были убедить её в отсутствии угрозы. Гведд дал ей целебный отвар от коликов для ребёнка и прочертил солью полоски на её крыльце и под окнами, произнося какие-то непонятные слова. Только после этого женщина успокоилась и вручила им серебряк.

-И то верно, - подумав немного, согласилась старушка и, наконец, отпустила их с добрыми пожеланиями.

-А ты молодец, схватываешь на лету, - похвалил девушку Гвединн, когда они уже покинули пределы деревни.

-Честно говоря, - призналась она, - я до последнего верила, что старуха нам всё-таки заплатит.

-Булочка! Да ты, оказывается, жадина!

-Не называйте меня так больше! - Взмолилась Лита.

-А как же тогда? Ты ведь так и не выбрала себе подходящую для волшебницы кличку.

-Не понимаю, чем вам "Фурия" не нравится? - Засопела девушка. - Хорошее же имя.

-Я не стану тебя так окликать. Ни. За. Что.

-Тогда, может, Гроза? Или... Молния? - В надежде предложила девушка.

-Не-ет, - протянул колдун с наслаждением. - Булочка звучит приятнее.



*Гваррла- одно из многочисленных гномьих ругательств. Раса полностью исчезла вскоре после Раскола, технологии канули в небытие, язык постепенно забылся. Но вот это наследие живо до сих пор и, к тому же, используется практически повсеместно.

Продолжение: http://www.proza.ru/2016/09/02/1657
Начало: http://www.proza.ru/2016/07/20/1016


Рецензии
Здравствуйте, Светлана. Глава понравилась тем, что Вы очень ярко описываете мифологию и традиции Вашего мира. Это завлекает и очень интересно читать. Нравится и то, что Лита развивается и учится. Интересно, куда же все таки странники держат путь и какая судьба уготовона главной героине.
Образ старушки сразу привлекает и заинтересовывает; мне вообще нравятся Ваши персонажи, не только главные, но и второстепенные. Все они живые, имеют душу, характер и потребности, следить за ними так же приятно и интересно, как и за Гвенном и Литой.
Спасибо Вам большое за яркую историю.
С уважением, Никита.

Никита Белоконь   24.10.2016 16:09     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.