Нина Ленегор. Фраерок везухи в стиле Эмо. Отрывки

              ....
             
              -Так вот…, по тембру ваши голоса совпадают, следует поработать над интонацией. Обратите внимание, очень важно! Шеф говорит медленно, невнятно, будто манную кашу жуёт. Когда злится, заикается на ключевых фразах. Ещё… он стабильно коверкает идентичного звучания слова, говорит: «конститутция», «ситуатция», «демонстратция», «каолитция».-
              -Типа, «проститутция»?-
              -Типа, да…. Далее…, он не чётко выговаривает букву «л», звучит, как «в». Например, не «люди», а «вуди», не «либерал», а «виберал», не «ложка», а «вожка», не «алмазный», а «авмазный»-
              -Не «король», а «коровь» …. - ухмыльнулся Тимофей.
              -Способный, схватываете на лету - затеплилась надежда. Ещё, из-за хронического гайморита он гундосит «хм-хм-хм», поэтому в обязательном порядке вам придётся хмыкнуть хотя бы раз в полчаса!-
              -С секундомером в правой руке? Или с будильником в нагрудном кармане? А, может, перед глазами таймер установить?-   
              -Тимофей, хватит ёрничать!- гаркнула «губошлёпая».
              -Вопите, как укушенная! Перепонки в ушах чуть не лопнули!- огрызнулся Тимофей.
              Побагровевшая Елизавета Львовна взяла стакан с водой, ушла к окну. С трудом успокоившись, она вернулась.
              -Далее…, носовым платком Глеб Яковлевич пользуется не совсем корректно. Развесит, как простыню, и начинает противно сморкаться.-
              -Я вот думаю, не слишком ли много «харизмы» для одного мэра?- подперев ладонью лоб, застыл в позе мыслителя Тимофей.
              -Не вам думать, рассуждать! Ваше дело - телячье, во всём подражать! Понятно?- притопнула ногой «губошлёпая».
              -И Дауну ясно - это ещё хуже, чем «иди, пожалуйста, в жопу»! С какой стати я должен уродоваться? Ненароком привыкну, втянусь! Потом ещё окажется, когда у шефа глаз дёргается - значит, будет чихать! А брови дыбом - готовьтесь! Щас бзднёт!-
              -Не хамите! Что за слова вы себе позволяете? Совсем распоясался!-
              «Губошлёпая», что мужик, врезала кулаком по столу.
              -Для филолога нет запретных слов, для бывшего морского десантника, ныне автослесаря - подавно!- не сдавался Тимофей.
              -Всё юродствуйте? Если сами ещё не допёрли, открою вам глаза - выбор не на вашей стороне! И подсуетитесь, времени на раскачку не осталось!-
              -А не проще ли шефу подлечиться у психиатра, логопеда, отоларинголога? Поучиться этике поведения! А потом в мэры Затюканского края лезть! -
              -Разумничался! И без ваших подсказок с Глебом Яковлевичем работают самые лучшие специалисты! Увы, пока без заметных сдвигов…. О подмене шефа знаю только я и его телохранители, которые вас выловили. Остальные не в курсе!-
              ....
              -Спишь, что ли…- толчок в бок.
              Тимофей неохотно открыл глаза. Как в тумане, молодая женщина. На кого она похожа, где я её видел?
              -Подруга! Я тебя не вызывал! Если ты к Глебу - ошиблась дверью!- прикрикнул он.
              -Знаю, ты - Тимофей. И не подруга я тебе, а тёща твоя Маргарита-
              -Пипец! Меня и так мурашит от реальных лиц этого дома! Привидениями решили взбодрить? -
              -Да, привидение. Не просто привидение. Я - Справедливое Привидение. Совет пришла тебе дать. Если хочешь благополучно вылезть из этой истории, не лезь на рожон!  Выполняй всё, что прикажут!-
              -Ничего не понимаю, жара в голове! Тёща, ты - вечная? Нашла ручей бессмертия? Или с чужого сёрбаешь?-
              -Опять грубишь…. В ином мире я много лет. Грехов земных на мне мало, успела отмолить. Выпросила милость небесную на помощь ближним в житейских тяжбинах-
              Тимофей хлопнул себя по лбу ладонью.
              -Извини! Провтыкал я, штора на глаза упала! А теперь пробило! Видел тебя с этой же причёской, в этом же платье на фотографии, которую Маринка в верхнем ящике своей прикроватной тумбочки хранит. Бывает, тайком достанет и плачет. Теперь признал тебя, тёща дорогая! По чесноку - моя тебе благодарочка! С того света не поленилась - прилетела подмогнуть! А муженёк твой, и ныне здравствующий Фёдор, как отправил Маринку в двенадцать лет в интернат, больше о ней и не вспомнил. На свадьбу к родной дочке не соизволил, на крестины внучки не явился.  Хотя приглашали, низко в ножки кланялись! - 
              -Всё мне ведомо. На мне вина. Когда замуж собиралась, следовало, во-первых, отца будущим детям выбирать, а потом уже своим женским гормонам подчиняться. А сейчас, зятёк, мне пора на тот свет возвращаться….-
              -Погоди - погоди! Не могу раму сбить, мозги спаять! Панический аппарат включился! Всё же, как эту мутную историю быстрей крутануть в благополучную развязку? -
              ....
              Ночной клуб «Конец света», не дожидаясь пятницы, объявил программу «Грязный четверг». Девушкам обещали свободный вход и бесплатный алкоголь через заветный пароль «оторва» в обмен на незначительную услугу - с лёгкостью обратиться в очень-очень близких подружек незнакомых им мужчин.
              Дверь клуба открывал швейцар в маске трёхглавого пса с открытой пастью, встречал администратор «граф Дракула» с кровожадными клыками и наклеенными ослиными ушами. В левом крыле зала возле котла с бурлящей водой бесились «чертята». На роль «чертят» выписывали пацанят из соседнего интерната, договариваясь с небескорыстной заведующей интернатом. С этой ролью пацанята справлялись легко, в интернате они и не такое выделывали, за что сплошные прочуханки получали. А в ночном клубе за баловство ещё и мороженое с лимонадом выдавали.
              В правой части зала на троне с надписью «Иван-Царевич» восседал загорелый красавец стриптизёр. У его расставленных ног возились три блондинки. Из одежды у «Ивана-Царевича» - кучерявая борода, красные стринги и красные сапожки. У блондинок - нитка трусов и длинные кудри.
              У окна играл в шахматы хозяин ночного клуба Стёпа Скупердяк. В коротких полосатых штанах на подтяжках, бабочке на обнажённом торсе, золотом пенсне, короне в виде безносого черепа с чёрными глазницами и хищными челюстями Стёпа Скупердяк возомнил из себя самого Князя Тьмы. Соперником по шахматам выступал охранник Митя Мочиморда в новогоднем костюме чёрного кота. В меховой шубейке, ушанке и варежках Мите нестерпимо жарко, по «морде кота» струился липкий пот, рисованные усы растекались грязными ручейками.
              Полумрак зала накрывала фонограмма скрипучей музыки, будто мелом по стеклу. На эстраде «коза» растягивала баян, «трио поросят» дринчали на балалайках, «петушок - золотой гребешок» дул в свирель. «Конёк-горбунок» четырьмя копытами лихо выбивал чечётку, пьяно оскалив зубы, оглядывался по сторонам. Посредине зала огромное зеркало с подсвечниками, в котором отражались два пилона, вокруг одного выкручивалась нагая девушка в блёстках - «русалка», вокруг другого - синюшный парень «утопленник». 
              Меж столиками дефилировали официантки - смазливые девицы с голубыми, как у Мальвины, кудрями, зелёными тенями вокруг глаз и кроваво-красными губами. Радужность официанток дополняли розовые босоножки на высоких каблуках, коротенькие кружевные фартучки на голое тело, невинные разноцветные веночки  на голове.
              Бармен Жора Жила выступал в образе «Бабы Яги». Нос крючком, жёлтые клыки, косынка в крупный горох на темечке завязана узлом с кокетливо торчащими концами. Жонглируя бутылками, «Баба Яга» разливала спиртное в фужеры, рюмки, бокалы. Под барной стойкой в ступе «Яги» для посетителей ночного клуба всегда «пожалуйста» фасованные дозы веселящей травки и порошков.
              Гости «Конца света» уже расслабились, некоторые в хламину. В центре танцпола толстушка в пачке балерины облокотилась о колонну. Крепкие ноги не держали, медленно разъезжались в разные стороны. Толстушка-балерина сползла на пол и сладко захрапела. Худосочной девице вздумалось станцевать на барной стойке. Слишком энергичными круговыми движениями головы девица отбросила свои накладные кудри в зал, полулысая рухнула, едва не завалив невозмутимую «Бабу Ягу».
               Покинув трон, «Иван Царевич» игриво продефилировал к компании богатеньких дамочек за столом. Те нетерпеливо размахивали купюрами, завлекая стриптизёра. «Иван Царевич» повыкаблучивался, потёрся возле каждой, как коршун над чужим гнездом, завис над самой пышной мадам. Визжа от восторга, дамочка ощупывала выпуклости стриптизёра и спешно совала ему доллары. В стринги купюры уже не помещались, выручали красные сапожки. Завистливые подруги вожделённо вздыхали в ожидании своей очереди потетёшкать великовозрастного бэби.         
              Тимофей в светлом льняном костюме и лёгких туфлях занял свободный столик с табличкой «VIP обслуживание» в центре зала.  «Граф Дракула» услужливо подвинул ему кресло. Рядом компания девиц обсуждала танцующую пару - красотку на высоких каблуках и её низкорослого партнёра, который едва доставал плеча подруги.
              -Слушай, ну, зачем ей этот пенёк? Она - прямо топ-модель, на эту, как её, Дженнифер Лопес похожа. А он - «мужичок-с-ноготок»-
              -Может, у него кое-что другое большое….-
              -Думаешь….- 
              -Я имела в виду кошелёк….-
              -А…., ну, кошелёк само собой….-
              На эстраде пьяного «Конька-горбунка» потеснило шоу с белым питоном из Флориды, спасённым от браконьеров. Появился негроидный красавец Ларри, его бычью шею и  шоколадное тело в кубиках обвил белый питон «Коляша».
              -«Настоящий блондин, я такой всего один»….- зазвучала фонограмма, посвящённая «Коляше».
              Питон чем-то смахивал на исполнителя песни - коротковат, толстоват, альбинос. Опасаясь, что вечно голодный удав ненароком задушит в своих объятиях, трусливый Ларри предусмотрительно подпоил «Коляшу» пивом. Теперь он задиристо перебрасывал питона с плеча на плечо, но пьяненькому «Коляше» бороться, ни с кем не хотелось. Вывалив раздвоенный язык, он мечтал вернуться во Флориду, повиснуть на какой-нибудь тенистой лиане, пообедать экологически чистым зазевавшимся кабанчиком или замечтавшимся оленёнком. От здешней кормёжки гэмэошными бройлерами у «Коляши» отрыжка и изжога. Под лирическое настроение «Коляше» не мешало бы встретиться с сумасбродной питонихой Джессикой. Она будет шептать ему на ухо «О, ля, ля, Николя!» и рожать хорошеньких беленьких питончат. И какие там браконьеры…. В одной только Флориде обществ по защите питонов больше, чем самих питонов.
              -Хватит из себя Геракла корчить и животину мучить! Не видишь, что ли - «Коляша» баиньки хочет!- выкрикнул Тимофей.
              Нахмурившись, Ларри сделал вид, что русский язык не понимает.
              В центре зала появился массовик-затейник лилипут Сеня Соплежуйкин в образе спасителя «мухи-цокотухи». Как в сказке - «маленький комарик, и в руке его горит маленький фонарик».   
              -А сейчас конкурс кавалеров! Кто дольше удержит девушку на своих коленях, тому приз «Сюрприз»! Барышни! На старт, внимание, марш!- пискляво скомандовал «маленький комарик» -
              Девица под «шофэ», повернувшись спиной, осчастливила Тимофея, уверенно усевшись ему на колени. Недолго размышляя, он резко встал и отряхнулся. «Оторва» плюхнулась голой задницей на мраморный пол, как тазик с мокрым бельём.
              -Господин Глеб из игры выбывает!- пропищал «комарик с фонариком».
              -Я туда и не набивался! Приз «Сюрприз» не вдохновляет!- с готовностью подался в лузеры Тимофей.    
              Возле него нарисовался некто. Длиннобудылая мужская фигура в вычурном корсете и мини-юбке, кривые ноги в блестящих колготах и босоножках на высоких каблуках, оранжевый парик, отпадный макияж с наклеенными ресницами.
              Тимофей брезгливо отодвинулся. 
              -Глебушка! Вижу, ты сегодня не в духах! Пойдём в твой кабинет, я знаю, чем тебя порадовать!- запищал субъект  среднего пола.
              Взгляд Тимофея не обещал ничего хорошего.             
              -Ты, что меня не узнал? Я же твоя «розочка»!-
              -Отвянь! Не то сейчас «обсиреню»! Лепестка на лепестке не оставлю!- гаркнул Тимофей.
              «Розочка» пришибленно захихикала и покорно «отвяла», на прощание, посылая воздушные поцелуи.
              Пританцовывая, подошла  официантка.
              -Я - новенькая. Меня зовут Марочка - «помарочка». Настроение поправить желаете? Травку принести?- заговорщески зашептала.
              -Травку? Обязательно! Зверобой с ромашкой! Покрепче завари, а то у меня стул сильно жидкий! И поторопись, до туалета не добегу! Такое амбре по клубу пойдёт! Никакие дезодоранты не спасут! Срочно эвакуировать всех придётся!- громко подтвердил свой заказ Тимофей.
              Марочка - «помарочка» недоумённо захлопала глазами и направилась к «Бабе Яге». Возле барной стойки на полу лежали три мужика, успевшие подправить настроение снадобьями от «Бабы Яги». Они рвали на себе одежду и требовали подготовить космический корабль, на котором они полетят на планету «Криптон».
              -«Баба Яга»!Войди в положение отлетающих! Выдели ступу в аренду мужикам! Твоя «ракета» заправлена таким топливом - любого желающего доставит не только на «Криптон», а и на планету «Великий Абстинентон»!- выкрикнул Тимофей.
              Ничуть не смутившись, самоуверенная «Баба Яга», подморгнув, большими пальцами показала «супер»!
              -Что-то ты, Глеб, разбушевался! Хулиганишь! Сам на себя не похож! Слышал, беда с тобой приключилась. Уже и не мечтали о счастье ещё, когда тебя лицезреть. А он - загоревший, посвежевший! Крепче «Титаника»! Наш мэр оказался непотопляемым….-
              «На ловца и зверь бежит!»- смекнул Тимофей. Он поднял голову. Благородного вида мужчина. Трезвый пытливый взгляд, прилично одет, очки в дорогой оправе. В картинку ночного клуба не вписывается. Скорее, инспектор по надзору за нравственностью, по совместительству кандидат наук по квантовой физике. 
              -Кака така беда со мной приключилась? - издевательски усмехнулся Тимофей.
              -Офигеть! Глеб, ты, действительно, не в себе? Или ты в образе?-
              -Да, не помню я ни хрена. Сильно вы меня тогда отделали…. Веришь, даже имя твоё забыл…. Позвольте спросить, как вас звать - величать?-
              -Можешь называть меня просто - «Милый Друг»! Сам напросился…. По-хорошему, не понимаешь…. Сколько воду в ступе толочь? Много мы не просим. Алмазных приисков «Куролес-Клондайк», что палаток на Одесском привозе! Хотим облегчить тебя всего на одну единицу. Ты согласился, в последний момент спрыгнул! По-хорошему предлагаю - подпиши бумаги! И привет - пока, будь здоров, не кашляй!-
              -Бумаги на имя Куролесова Глеба Яковлевича?-
              -А то на кого ж? Всё на тебя оформлено. Осталось только автограф поставить!-
              -Да, как два пальца…. Черкану! Сначала карту нарисуй, где вы меня бросили!-
              -Что за бодяга? Зачем тебе? Как оказалось, ты сам оттуда выбрался….-
              -Выбрался я на автопилоте. Как, что, где, почему - полный аут, ничего не помню!-
              -Потянуло на «место преступления»? Ностальжи по приключению?-
              -Тут дело такое - тонкое. Можно даже сказать, интимное. Стимулятор я там потерял!-
              -Кардиостимулятор?-
              -Да, нет! С сердцем у меня тьфу-тьфу-тфу…. Сексостимулятор!-
              -Эректор что ли?-
              -Не тупи! Аналогов этого прибора нет! Светила мировой медицины по спецзаказу только для меня аппаратец изобрели!-
              -По «бедности» второй такой оплатить ты не в состоянии?-
              -Заказал и оплатил! На всякий случай в двенадцати экземплярах, как сервиз! Но работа слишком кропотливо-ювелирная, первый сексостимулятор будет готов самое быстрое через квартал. Прикинь, целых три месяца без жизненно важного органа…. Пока суд да дело, тот надо отыскать! Для меня сейчас это важнее любых ценных бумаг!-
              -Чё-то ты мутишь…. Не пойму, как этот суперприборец потерялся? Плохо вмонтировали? В каком месте он у тебя был?-
              -И не спрашивай…. В очень потайном месте. С перепугу он у меня вывалился…. Пойдём в мой кабинет, конкретно потолкуем! Ты мне точную ориентировку, где меня бросили, я - личный автограф от имени Куролесова Глеба Яковлевича на документы!-
              ….
              -Собака твоя лает, раз-разрывается, кто-то чужой идёт….-
              -Так Серко злится только на «Кучамала», терпеть не может нашего участкового! Один раз даже с цепи сорвался, укусил. Еле откупилась тогда от «Кучамала», хотел собачку пристрелить. Мол, раз пёс на представителя власти кинулся - значит,  бешенный! Пойду, Серка на короткий цепок привяжу, а то, глядишь, опять  участкового тяпнет!-
              Участковый по-хозяйски вошёл в дом,  уселся за стол. Лет тридцать, глаза наглые, гладкий, что кабанчик, которого пора забивать. Форменная фуражка аэродромом на голове.
              -Сигарету выбрасывай! Человека не дразни, ему курить нельзя! И дитё малое в доме! На улицу иди, за калитку!- прикрикнула Тоня.
              -Раскомандовалась, атаманша….- буркнул участковый. 
              Он вышел, минут через десять вернулся без сигареты. Снял фуражку, положил на соседний стул. Волосы редкие, от пота слипшиеся. 
              -Так, Антонина, рассказывай, где твой пленник?-
              -Не пленник он….-
              -Ну, значит, гость не прошенный….-
              -Василий, в своём доме я сама решаю, кто у меня гость прошенный, кто не прошенный….-
              -А чё это ты к словам цепляешься? В пузырь лезешь, грубишь? Тут забот полон рот, своих придурков девать некуда! Нет, я должен возиться с каждым приблудным! Где вы его нашли?-
              -В лесу!-
              -Догадываюсь, что не на Красной площади! Где именно в лесу?-
              -На четвёртой делянке….-
              -Вот именно! Ты что не знаешь, что мой участок заканчивается на третьей делянке? А вы его нашли на четвёртой делянке - территория участкового Гришки Криворучко!- 
              -Какая разница? Сейчас он у меня дома!-
              -Зачем вы его на мою административную единицу припёрли? У меня что, своих «висяков» мало?-
              -Послушай, Василий! Про то, какого участкового территория, мы не думали! Мы человека спасали!-
              -А ты мне не груби! Думать надо было! У тебя башка не только для того, чтобы кучери завивать!-
              Антонина вышла в другую комнату, вернулась, положила деньги на стол.
              -Всё! Больше у меня нет.-
              «Кучамала» покосился на деньги.
              -Умеешь ты, Антонина, прибедняться….-
              -Где я тебе больше денег возьму? У меня человек больной в доме, лекарства сейчас какие дорогие! Дешевле умереть, чем вылечиться. И дитя малое Игорёк, не приведи Господи, с ним что случится!-
              -Ладно, хотя б яичек пару десятков ещё собери, в какую-нибудь коробочку уложи, чтоб не раздавились. Молока бутылёк налей. А я пока с этим калеченным  разбираться буду….-
              Не взглянув на Глеба, «Кучамала» принялся составлять протокол.
              -ФИО?-
              Глеб хмуро молчал.
              -Оглох, что ли? Фамилия, имя, отчество?- рявкнул участковый.
              -Он говорил, Глеб его зовут! - поспешила ответить Антонина.
              -Не тебя спрашиваю! Мало чего он тебе говорил! Может, он такой же Глеб, как я - Мариванна!- заржал «Кучамала».
              -Служивый, а вы не пья-пьяны?- медленно и очень обстоятельно произнёс Глеб.
              -Чего-чего? Ты, неопознанный объект, что себе позволяешь?-
              -Говорю, что вижу! Мо-мо…. Моветон вам следует изменить!- заикнулся Глеб.
              -Моветон? Это вдруг что такое? Молчать!- врезал кулаком о стол участковый.
              Антонина вздрогнула.
              -Вась, ты пойми, человек настрадался, ещё не оклёмался! Нервный стресс у него….-   
              -Чего ты на амбразуру из-за него лезешь? Он тебе кто? Отвечай! Мне в протоколе писать надо, на каком основании ты неизвестного в своём доме укрываешь?-
              -Я его не укрываю! В первый же день тебе позвонила! А ты на крестины завеялся, полмесяца праздновал!-
              -Молчать! Я вам не квочка - высиживать каждого! У меня три участка! Везде успеть надо, все в моей помощи нуждаются! Хоть разорвись! Вас много, а я один! Ни днём, ни ночью продыху нету! Толком ни поспать, ни поесть, ни попить!-
              -И тут Остапа понесло…. «Попить» ты всегда успеваешь!- фыркнула Антонина.
              -Не умничай! У тебя инкогнито в доме! На каком основании? Кто он тебе - брат, сват, муж? Что мне писать?-      
              -Основание тебе надо? Пиши - муж!- выкрикнула Антонина.          
              -Он пусть ответит!-
              -Всё правильно - му-муж я….- кивнул Глеб.
              «Кучамала» несколько минут переваривал услышанное.
              -«Муж» говоришь? Ну-ну…. Забавненько получается…. Быстро вы тут снюхались…. Ты, Антонина, вроде скромница, после развода с Алексеем близко к себе никого не подпускала. Мы тут, значит, рылом не вышли? А этот сразу уже и «му-муж»?- захихикал участковый.
              -Моя личная жизнь никого не касается!- задрожал голос Тони.
              -А ну, «муж», называй - фамилия, имя, отчество! Дата рождения, место рождения? Номер паспорта, кем выдан, когда выдан? Идентификационный код? Где ты прописан? В глаза мне смотреть! Отвечать!-
              Глеб угрюмо молчал.
              -Всё ясно! Зовут тебя «никак», прописан на кончике левого мизинца правой ноги большого полушария!  Одним словом, беглец! В розыске! У нас в лесу зарылся…. -
              -Вась, какой из него беглец? И не зарылся он! Повторяю, чуть живым мы его нашли! Какие-то злодеи его обокрали, в одних трусах и носках оставили! Изувечили, прикопали! Землёй присыпали, умирать оставили! У меня он сутки без сознания лежал, неделю без моей помощи с кровати встать не мог!-
              -Уголовщину я нутром чую! И этот так сказать «муж», точняк, где-то что-то накуролесил!-
              -Что вы ска-сказали?- напрягся Глеб.
              -Накуролесил!-
              -При-при....  Признание хочу сделать….- вдруг заявил Глеб.
              -Ну, вот, жидок на расправу! Чуть к стенке прижали, он сразу и сдулся! Колись, давай!- довольно потёр руки «Кучамала».
              -Пишите, фамилия моя Ку…. Куролесов. Куролесов Глеб!-
              -Куролесов - говоришь? Допустим…. У меня тут из центра «ориентировочка» на тех, кто в розыске. Сейчас посмотрим. Тонька, налей сыворотки или компота! Чтобы покислей и из холодильника! Трубы горят! А я пока выйду ещё курну!-
              Вернувшись, «Кучамала», не отрываясь, с причмокиванием выпил литровую банку сыворотки. Графин с компотом ближе придвинул. Утёршись рукавом, он сел за стол, неохотно развернул лист с «ориентировкой».
              -Так, посмотрим, кто тут у нас в розыске. На букву «кэ». Вот - Куролесов Глеб Яковлевич. Мэр Затюканского края …. -
              -Вспомнил, отчество моё Яковлевич. Мэр я…. И ещё король я ал-алмазный …. - обыденно сообщил Глеб.   
              -Офигеть! Хорошо, что не Наполеон!- заржал «Кучамала».
              Откинувшись на спинку стула, он захохотал, смеялся долго, взахлёб, до слёз. Едва успокоился. 
              -Насмешил - то «муж», то «мэр», то «король алмазный»! Фу, ты, аж подмышки закипели….-
              -Ты, Василий, в протокол это не пиши! Сильно его отметелили - видно же, психический сбой у человека, как медработник я тебе говорю. Я ему сейчас валерьяночки накапаю, он успокоится! Придёт в себя, правду скажет, тогда и протокол составишь!- разволновалась Антонина.
              -Правду я го-говорю! Ты, Тоня, сама успокойся, валерьяночки выпей! Всё хорошо! - улыбнулся Глеб.   
              Во дворе залаял Серко.
              -Антонина, посмотри, кого там нелёгкая принесла! За мной, наверное! Опять я кому-то понадобился! Говорю ж - продыху ни днём, ни ночью! - скомандовал «Кучамала».
              Антонина подошла к окну.
              -Машин понаехало! Первый раз в жизни такие красивые машины вижу! Нет, Василий, точно не за тобой…. За тобой обычно приезжает грузовик с будкой,  которым ворованный лес вывозят, или хромой мотоцикл с разбитой фарой, на прицепе которого утопленников с речки забирают….-
              Она вышла во двор. Возле калитки стоял… ещё один Глеб. Весь из себя, «с иголочки». Позади него четыре дорогущие машины и человек десять крепеньких представительных мужчин.
              -Здравствуй, красавица, в дом пустишь?- улыбнулся «ещё один Глеб».
              -Вы, наверное, за нашим Глебом приехали?- спросила Антонина и вздохнула.
              -Догадливая!-
              Тимофей и Глеб несколько минут изучали друг друга. Одновременно шагнули навстречу, в один голос сказали:
              -Ну, здорово, брат!-
              Крепко руки пожали, обнялись.
              -И даже ро-родинка на кончике носа у нас одинаковая! Сча-счастливый знак….- по-детски изумился Глеб.
              -Счастливый знак - дело наживное….- рассмеялся Тимофей.   
              «Кучамала» растерянно бегал глазами. Засуетился, вспотевшее лицо «ориентировкой» промокнул. Бодро вскочил, стал по стойке смирно.
              -Господа мэры! Позвольте доложить! Мы вас нашли! Мы вас спасли! Мы вас из лап смерти вырвали! Мы вас на своём горбу из леса выволокли!-
             
              …Раз в месяц забытое Богом место оживало гулом машин и собачьим лаем. В бывшем санатории «Заветы Ильича» проводились собачьи бои. Мероприятие запрёщённое, преследовалось законом, поэтому, как водится, негласно охранялось не слабыми милицейскими чинами. Вот и сегодня у здания на площадке, расчищенной на скорую руку от бурьяна, скопились невиданные для этих мест иномарки.   
              -Господа! Спешите сделать ставки! Напоминаем, минимальная денежная ставка - тысяча долларов! Приём букмекером денежных ставок прекращается перед началом взвешивания собак! Собака, вес которой окажется выше заявленного, автоматически считается проигравшей!- неслось из  динамиков.
              Только закончился  бой туркменских алабаев. Победителя увели с оторванной щекой и перекушенной лапой, побеждённого вынесли в простынях. Уборщики поспешно смывали кровавые клоки шерсти с оградительного барьера травильной ямы.
              Банзай с покорным достоинством ожидал свою участь. Лишь очень наблюдательный, чувствующий собачью душу человек мог заметить  искорки радостного ожидания в разумных глазах Банзая. Борис подчёркнуто в чёрном - чёрные джинсы, чёрная тенниска, чёрные мокасины - возбуждённо гарцевал, будто боксировал с невидимым противником. Периодически он подбегал к судейскому столику, что-то шептал на ухо главному судье - мужчине лет пятидесяти с благородной сединой в профессорских очках.            
              -Объявляется выход американских стаффордширских питбультерьеров! Чемпион боёв сезона по кличке Люцифер - возраст два с половиной года, вес тридцать килограммов! И дебютант собачьих боёв международный чемпион породы - кличка Банзай, возраст один год восемь месяцев, вес двадцать девять килограммов! Напоминаем, приём ставок заканчивается перед взвешиванием собак! Не упустите последнюю возможность сделать ставки, господа!- крикнул в рупор помощник судьи.
              К «травильной яме» Банзай подошёл с бесстрашной уверенностью. Борис - по-медвежьи неуклюже. Споткнулся на правую ногу, чертыхнувшись, суеверно сплюнул через левое плечо. Рычащего Люцифера вывел квадратный субъект в парике и тёмных очках - мужик или баба, хрен поймёшь.
              Как полагается, главный судья лично проверил отсутствие допинговых втираний у собак. Сняв очки, он лизнул холку Банзая и замер в благородной задумчивости, будто сомелье крутого ресторана. Минут через десять ту же  процедуру он проделал с Люцифером. Надев очки, главный судья поднял большие пальцы рук вверх - о, кей! Собак взвесили без ошейников, данные внесли в протокол.
              -Согласно протоколу вес Банзая и Люцифера не превышает заявленный! Приступаем к жеребьёвке углов травильной ямы!- объявил помощник главного судьи в микрофон.
              Банзаю достался левый угол, Люциферу - правый. Корнеры развели бойцов по углам. Хронометрист скомандовал «Все из ямы!». Хозяева бойцов неохотно покинули своих питомцев. Борис оступился, опять на правую ногу, чуть не упал. Через несколько минут прозвучало «Приготовились!». Зал постепенно стих, замер в напряжённом ожидании главной команды «Пускай!».
              В абсолютной тишине судьбоносное «Пускай!» на долю секунды опередил едва уловимый свист. Банзай резко рванул в сторону.  Сбив с ног Бориса, он стрелой пронёсся через весь зал к выходу. На стоянке он безошибочно нашёл машину с открытой дверкой, за рулём которой сидел Тимофей. На мгновение внюхавшись, пёс радостно взвизгнул и запрыгнул на переднее сидение рядом с водительским.
              На трассе машину Тимофея догнал джип Бориса, прозвучали три предупредительных выстрела по колёсам. Тимофей остановился. С пистолетом наготове подошёл траурно одетый Борис в чёрных непроницаемых очках. С ним трое в штатском.
              -Отпускай Банзая или себе заказывай саван!- Борис пнул ногой  машину Тимофея.
              Подкатил внедорожник, дверки отворились, вышел Михалыч, Отрыжкин и Какаев. 
              -Пушку убери! Мэра Затюканского края вальнуть решил? А наша доблестная милиция  тебя бережёт?- гаркнул Михалыч. 
              -Вы чё, в натуре….  Какой мэр? К чему это разводилово?- ухмыльнулся Борис.
              -Глаза разуй!- прикрикнул Михалыч.
              Борис перевёл взгляд на Тимофея.
              -Мэр? Этот что ли? Чепушило, который автостопом с дальнобойщиками ездит?-
              -Правильно ты оделся, «чёрный тюльпан»! Рот откроешь у стоматолога! Очки домой понёсёшь в разных карманах!- не удержался от обещаний Тимофей.
              К Борису вплотную подошёл Михалыч.
              -Чайка ты вологодская! Да, наш мэр он такой! О народе всё знать должен! Трудовые будни дальнобойщиков - праздники для мэра! Он и в электричках иногда катается, чтобы вместе с народом пообедать жареными пирожками с картошкой и капустой из клетчатых сумок!-
              Михалыча жестом остановил Тимофей.
              -Короче, Борис…, про Амура забудь! У меня все документы на руках! Густой замес на тебя маячит! Украл собаку - раз! На запрещённые бои выставил - два! Пушкой размахивал - три! Из этого замеса тебе долго выбираться - дешевле целый питомник новых питбулей прикупить!-
              Борис покрылся красными пятнами, бычья шея побагровела. Потоптавшись, он неохотно кивнул.   
              -Понял, не дурак…. Разъезжаемся, по-пацански!-
              Блюстители порядка и себе засуетились.
              -А вы, «мушкетёры в погонах», что здесь делаете?- гаркнул Михалыч.
              -Ошибочка вышла. Извините, если что ни так…. Нам в центр надобно….  На задании были. В целях конспирации свою служебку не брали! Борис, спасибо ему, согласился подвезти!- осипшими голосами оправдывалась берегущая народ милиция.
              ....
              Машина Земфиры съехала с трассы на просёлочную дорогу, нырнула в лесополосу. Тимофей таксиста попросил притормозить, на трассу вернуться, за постом ГАИ поджидать. Дальше он пошёл пешком. Так и есть, интересующие персонажи расположились в укромном месте на берегу речки. Похоже, парочка тут не впервой, кустики примяты, полянка утоптана. Ковёр расстелили, французское шампанское, конфеты, фрукты. Пьют, закусывают, милуются. Тимофей в бинокле резкость навёл. Ошибочка вышла, при Земфире не Кирилл…. Другой кавалер. Помоложе, повыше, покудрявей. Где-то я его видел…. Кажись, в телевизоре… - стриптизёр, в разных телешоу любит светиться. Земфира и ухажёр разделись, шмотки на траву побросали. Сначала в романтику поиграли, побегали друг за другом, потом голяка в воду ринулись, плавают, обнимаются, целуются. Тимофей не спеша собрал их одёжку, закрылся в машине, окна тонированные поднял, кондиционер включил. Видеокамеру нацелил. Парочка ни о чём не догадывается, в речке кувыркаются, в любовном экстазе сливаются, визжат, что коты на крыше, аж круги по воде идут.   
              А вот и сексуальная пауза. Кавалер за полотенцами направился, перед Земфирой рисуется, «банками-кубиками» играет. Дверки машины дёрг-дёрг, а не тут-то было, открыть не может. Замер в недоумении, и не туда он, что дверки на замке. Несколько раз вокруг машины оббежал, ладони домиком к глазам прикладывает, через тонированные окна пытается что-то узреть. Земфира терпение потеряла, тоже нарисовалась. Замёрзла, посинела - страшнее медузы лиловой. Вдвоём толкутся вокруг машины, ничего понять не могут. А тут и комарики на разведку прилетели, своих позвали, комариным роем Земфиру и стриптизёра облепили. Парочка мечется, друг на друге комаров лупят. Стриптизёр натренированный вокруг шеста выкручиваться, поэтому комаров бить у него ловчее получается. Земфира ж всё маху даёт. А потом уже не до любви к ближнему, каждый свою шкуру спасает, от комаров отбивается. 
              Тимофей машину завёл, аккуратненько с места тронул. Земфира и стриптизёр следом рванули. Вопят, руками, что крыльями мельницы, машут, на колени падают. 
              -Кто в машине? Останови! Одежду отдай! Машину себе оставь, ещё и приплатим, только одежду верни! Что хочешь, проси! Полцарства за трусы!-
              Стихийный аукцион возник, денег на кон Земфира всё больше бросает! А стриптизёр помалкивает. Прижимистый кавалер, видать, привык за счёт барышень тусоваться! До трассы километров десять. Тимофей едет, не спеша, но так чтобы Земфира и стриптизёр не догнали. Одной рукой рулит, а другой фигу в открытое окно вертит. Типа он - тренер бега трусцой на длинную дистанцию, а облепленные комарами голые Земфира и стриптизёр - спортсмены-извращенцы. Мимо мотоциклист проезжает, вслед голой парочки голову вывернул - в кювет влетел. Баба на велосипеде испуганно креститься принялась, руль бросила - носом дорогу запахала. На тракторе мужик от удивления, вместо тормозов, по газам со всей дури саданул. Трактор с прицепом, как ракету, на средину кукурузного поля вынесло.
              Вот и трасса. Движение оживлённое. Водители регочут, притормаживают. От любопытства уже и забыли, куда спешили, на хвост «спортсменам-извращенцам» падают. Из красного «Пежо» истеричный детский вопль - ребёнок напугался «бабаев», бегущих по трассе. Прикольный эскорт «спортсменов-извращенцев» в комарином облаке и сопровождающих машин к посту ГАИ приближается. «Дирижёры» от удивления рты пооткрывали. Не успели они жезл поднять, а стервятники жёлтой прессы уже тут, как тут - объективы фотоаппаратов в интимные места «спортсменам - извращенцам» тычут. Телевизионщики камерами жужжат, репортаж с места события в прямом эфире на главный Затюкинский телеканал транслируют. Стриптизеру не привыкать, только дай телесами потрусить, самолюбование в режиме нон-стоп. Сэлфи устроил, плечиками поводит, «банки-кубики» напрягает, локотки, то к одному колену, то к другому прикладывает. А всегда наглая Земфира вдруг растерялась. Перемеченная комарами она сделалась похожей на лягушку пурпурную, от отчаяния вот-вот закудахчет. Тимофей остановился, из машины вынырнул, сел в поджидающее такси. Поминай, как звали!
 


Рецензии