Чумной доктор Глава 19

Глава 19. Таинственная шкатулка

   Мы ищем одно, а находим иное,
   Идем по опасной тропинке, достойной героя,
   И брезгуем снова и снова – подарком судьбы,
   Ради верного слова.


То, что по тропинке кто-то ходит, еще не означает, что она ведет в хорошее место. Так часто бывает, маленькая дорожка в тихом лесу может завести в такие жуткие, непролазные дебри, из которых сложно вернуться назад живым.

Словно бездонная пасть огромного чудовища, темный тоннель поглотил двух смельчаков, отправившихся на маленькой старой лодке в неизвестность.
Они плыли осторожно, Адвен неспешно греб веслом, а Игрр с факелом в руке сидел на корме и освещал путь, вглядываясь в темноту и прислушиваясь к тишине. Несколько раз гоблин поднимал руку в знак опасности и даже хватался за нож, но ничего не происходило. Сырой молчаливый тоннель, покрытый плесенью и пахнущий гнилой водой, был мрачен, но совершенно не опасен. Оставался только риск соскользнуть со старой гниловатой лодки за борт и немного поплавать в грязной воде.
Адвен даже удивился, когда они беспрепятственно проплыли сквозь темный тоннель и причалили к деревянной пристани на другой стороне, судя по всему, где-то под замком. С магами и колдунами шутки плохи, особенно когда приходишь к ним в гости без приглашения, а отсутствие всякой охраны иногда страшит гораздо больше, чем свора горгулий, блуждающих без привязи по двору.
Адвен привязал лодку к причалу, рядом с еще одной лодкой, забрал у гоблина факел и осторожно направился наверх по каменной винтовой лестнице, вслед за гоблином, который с нетерпением рвался вперед и двигался быстро и очень тихо, почти бесшумно.
 Узкая неосвещенная лестница с каменными ступенями заканчивалась проходом в тесный коридор с низким арочным потолком. Гоблин ждал у входа, недоверчиво прислушиваясь и принюхиваясь к темноте впереди.
– Тс-с, – предупредил он и крадучись, почти бесшумно направился вперед.
Адвен, стараясь двигаться тихо, направился следом. Длинный и узкий тоннель позволял идти только друг за другом. Тени от факела молча плясали по стенам, словно злорадно насмехаясь над глупыми смельчаками, и Адвен, предчувствуя скрытую опасность, обнажил меч.
Вдруг гоблин остановился, присел и поднял что-то с пола. Адвен подошел ближе и факелом осветил лежащие на полу кости. У стены лежал человеческий череп, дальше еще один. Мертвые черные глазницы предостерегающе смотрели на смельчаков, но не могли ничего сказать. Гоблин указал на необычный срез кости, словно она была разрезана пополам очень тонкой и острой бритвой.
– Не чувствую, не вижу, – раздраженно оскалился гоблин, нерешительно шагнул вперед и снова остановился. – Проклятые колдуны!
– Что? – Адвен подошел ближе, всматриваясь в темноту коридора.
Впереди их явно ждала опасная ловушка, невидимая глазу.
– Видишь? – гоблин сгреб гость пыли с пола и осторожно дунул.
Пыль разлетелась, и при свете факела стала видна тонкая паутина, преграждающая путь.
– Сеть Ловчего смерти, – догадался Адвен. – Острая, словно бритва, и крепкая, как сталь.
– Да, кто спешит, остается здесь навсегда, – злобно прошептал гоблин и достал нож. – Игрр не чует ловчего. Где он?
– Не думаю, что он рядом, – настороженно сказал Адвен. – Это только магическое заклинание, но оно может быть с подвохом.
Адвен положил меч на пол и внимательно осмотрел паутину. Тонкие, почти невидимые нити крепко сплетались между собой, но от центра паутины в сторону отходила одна нить и крепилась к стене.
– Сигнальная нить, – предупредил он. – Если она лопнет, то чародеи тут же узнают о нас и замуруют здесь заживо.
– Злобные колдуны! – раздраженно оскалился гоблин. – Игрр не знает это заклятье. Не может снять колдовство.
– Если мы снимем заклятье, чародей, наложивший его, может это почувствовать, – предостерег Адвен и достал нож.
 Он осторожно нагрел паутину огнем факела, пока тонкие острые нити не раскалились докрасна, а затем аккуратно срезал несколько из них. Получился узкий проход между центром паутины и полом. Даже в самой изощренной ловушке можно найти маленький изъян.
 Гоблин одобрительно сверкнул глазами, и первым полез вперед. Всего таких ловушек оказалось две, затем коридор привел их в просторные залы подвала замка.
– Чую, много золота колдуны здесь прячут, – озираясь по сторонам, отметил гоблин, но направился вперед.
Месть не любит спешки, но и промедления она тоже не терпит.
Гоблин быстро учуял след и нашел нужное место в каменном лабиринте, только это оказался тупик с голыми холодными стенами. Он спешно осмотрел стены и остановился в недоумении. Тайный ход был совсем рядом, но гоблин не знал секрета замка. Запертая дверь без замочной скважины всегда трудно открывается.
– Ищи, здесь замок без колдовства, – ощупывая стену, прошептал гоблин.
Адвен осветил факелом стены вокруг и потолок, пощупал несколько каменных плит на полу, потом ухватился за факел, висевший на стене, и осторожно надавил на него. Крепление факела скрипнуло и неохотно поддалось усилию. Адвен повернул факел в сторону, и часть стены почти бесшумно отошло назад – тайная дверь открылась.
– Механизмы гномов, – бросив опытный взгляд на дверь, отметил гоблин. – Простые, но хитрые.
– Гномы делают все надежно на века, но будь осторожен, люди иногда забывают смазывать дверные петли, – предупредил Адвен.
Гоблин только презрительно сверкнул желтыми глазами в ответ.
За тайной дверью скрывалась каменная винтовая лестница, ведущая на самый верх, вероятно, сразу в башню чародеев. Гоблин без раздумий рванулся вперед, а Адвен неторопливо пошел следом. Мрачная темная лестница без окон и дверей привела их к еще одной потайной двери, только теперь запорный механизм был на виду – небольшой рычаг в стене явно отпирал дверь. Через узкую щель пробивался свет, хозяева замка еще не спали, но за дверью было тихо. Адвен потушил факел. Гоблин заглянул в щель, осторожно принюхался и вдруг дернул за рычаг. Дверь бесшумно открылась, и гоблин ворвался в комнату. От неожиданности Адвен даже не успел ничего сделать, он совсем не ожидал такого безрассудства от злобного воришки, но тоже поспешил следом.
 Когда он вошел в дверь, быстрый гоблин уже бесшумно перебежал небольшой зал и накинулся на человека в темной тунике, стоящего у стола. Чародей даже не успел вскрикнуть, когда гоблин запрыгнул ему на спину и быстрым движением перерезал горло. Капли крови брызнули на стену и стол, обмякшее тело опустилось на пол, а безжалостный убийца ловко отпрыгнул в сторону и злорадно оскалился. Несколько мгновений, и все было кончено. Месть свершилась.
Адвен ошарашенно смотрел на происходящее, он ожидал подлости, но такого наглости и глупости, как нападение на мага в замке ордена, он не мог даже представить. Крепко сжав рукоять меча, он шагнул вперед, но остановился.
Гоблин вдруг повернулся в сторону и злобно оскалился. Взглянув на стол, он бросился в сторону, ловко уклоняясь от тонких длинных молний, ударивших со стороны входа в зал. Отпрыгнул назад, попытался подскочить к столу, но второй поток молний поразил его.
– Уа-аа-р-рр, – вскрикнул гоблин, пронзенный тонкими серебристыми молниями, и, скрючившись от боли, завалился на пол у стены.
Следующий удар молний пронзил тело гоблина еще сильнее. Злобный воришка попал в западню. Выступ стены скрывал нападавшего, а Адвен еще не успел выдать себя и мог спокойно уйти, бросив гоблина в наказание за дерзкий поступок. Адвен помедлил лишь мгновение и решительно шагнул вперед.
В дверном проеме стоял седобородый маг, одетый в темно-синюю тунику до самого пола. Выставив руки вперед, он пускал молний в маленького злобного врага с таким пренебрежительным отвращением, словно поймал мерзкую мышь в кладовой. Заметив вооруженного человека, маг удивился, прекратил метать молнии и повернулся к незнакомцу, но не опустил руки.
– Стой, – Адвен выставил открытую ладонь вперед и опустил меч.
Седой маг с удивлением посмотрел на смелого незнакомца, усмехнулся, взглянул на бездыханное тело гоблина, лежащее на полу, и снова повернулся к вооруженному человеку. Он уже начал опускать руки, но вдруг выпрямил правую руку вперед и пучок золотистых молний ударил в сторону Адвена.
Адвен даже не шелохнулся. Молнии ударились в невидимую преграду, так и не достигнув цели. Нетерпеливо потрескивая, серебристые молнии попытались обойти невидимую стену, ощупывая ее со всех сторон, но ослабели и стекли на пол.
– Врачеватель душ, – с некоторым разочарованием и в то же время удивлением, небрежно заключил маг, недовольно поморщился и опустил руку. – В компании со злобным гоблином? Проникли в мой замок?!
– Прошу прощения, – ответил Адвен и вежливо поклонился. – Я вовсе не хотел причинить вам неудобства.
– Неудобства? Убит мой ученик! – возмущенно воскликнул седой маг и подошел ближе к мертвому телу, лежащему в луже крови. – Или вы хотите сказать, что очутились здесь случайно? Ночью! Пройдя по тайному ходу и обойдя все ловушки. Да как вы вообще смогли сюда войти?!
Адвен, изображая раскаяние, молча слушал и внимательно изучал старого мага и зал, в котором они находились. Обычный зал для заклинаний, с двумя узкими окнами и множеством столиков, заваленных книгами и разнообразными магическими предметами. Седой маг, судя по всему, был главой ордена, он прошелся по залу походкой хозяина, взглянул на распахнутую тайную дверь, потом внимательно посмотрел на незваного гостя, который продолжал стоять в центре зала с мечом в руке.
 – Вы могли войти и через главный вход, – недоуменно и в то же время почтительно продолжил маг. – И могли рассчитывать на достойный прием. Такому редкому гостю мы рады всегда!
– Обстоятельства не позволили мне войти через главные ворота, – спокойно пояснил Адвен. – И, думаю, моему спутнику вы совсем не рады.
– Да, это верно, – согласился маг, пренебрежительно взглянув на бездыханное тело гоблина, и строго спросил: – Так что же такой почтенный господин делает в моем замке? Да еще в компании мерзкого воришки?!
– Мне стало любопытно, для чего достопочтенные маги наняли гоблина, – прямо ответил Адвен. – Брать чужое всегда нехорошо.
– Да, мой ученик был опрометчив, нанял этого гоблина для столь важного задания и потому поплатился за это головой, – седой маг быстро сменил строгий тон на мягкий и почтительный, и почти незаметно взглянул в сторону стола.
На столе среди прочих многочисленных предметов лежала маленькая и совсем неприметная деревянная шкатулка, изучением которой, судя по всему, занимался молодой маг перед смертью, именно она послужила предметом раздора и жестокой борьбы.
– Признаю честно, я не рассчитывал на столь кровопролитный исход и приношу свои искрение извинения, – Адвен говорил почтительно и выдержано. – Я не ожидал нападения и не успел остановить этого дерзкого гоблина. Но желаю узнать истинную причину возникновения разногласий между вами. Гоблин утверждал, что его обманули.
– Я думаю, вы не верите словам таких мерзких тварей, – с недоумением заявил седой маг, всем своим видом показывая свое превосходство над каким-то там гоблином. – Мой ученик нанял его за хорошую цену и даже заплатил часть вперед. Но этот хитрец решил, что сделка нечестная, захотел торговаться и поплатился за это. Остался ни с чем.
Маг с презрением взглянул на гоблина и, заметив, что он еще жив, подошел ближе.
– Но оказался настолько дерзок, что решил отомстить. И за эту дерзость он тоже заплатит!
Лицо мага исказила гримаса отвращения, он вытянул руку с целью добить умирающего, но Адвен шагнул вперед и встал между магом и гоблином.
– Я хочу забрать его живым, в этом мой интерес, – деликатно пояснил Адвен. – Согласитесь, вы сами виноваты в случившемся. Нанимая гоблина, нельзя с ним шутить.
Седой маг опустил руку, но ничего не ответил.
 – В свою очередь, я забуду обо всех деталях нашей сегодняшней встречи, – добавил Адвен и взглянул на шкатулку, лежащую на столе.
– Ваше предложение имеет смысл, – задумчиво произнес маг и шагнул вперед, скрывая шкатулку от любопытных глаз. – Но зачем Вам, этот мерзкий гоблин? Я немного удивлен.
– Сделка. Я пообещал ему, что он выйдет отсюда живым, – пояснил Адвен и, заметив сомнение в глазах мага, добавил: – Мне, конечно, интересно, что в этой шкатулке…
 – Я согласен, – прервал его маг. – Все это наше внутреннее дело и я думаю, не стоит привлекать к нему Вас.
– Я сам решаю, стоит мне вмешиваться или нет, – строго напомнил Адвен.
– Забирайте это мерзкое тело и уходите, как пришли, – раздраженно фыркнул маг, отвернулся и отошел к столу.
– Я думаю, мы поняли друг друга, – произнес Адвен, скрывая усмешку, вложил меч в ножны и подошел к безжизненному телу гоблина.
Игрр не двигался, закрыл глаза и почти не дышал, но продолжал крепко сжимать в руке нож.
– Слово врачевателя душ всегда в цене, – произнес седой маг и, искоса взглянув на гоблина, холодно усмехнулся. – Не думаю, что он доживет до рассвета.
– Это уже будет его судьба, – ответил Адвен и бережно закинул тело гоблина на плечо.
– Но утром я объявлю, что он ворвался в замок и убил моего ученика, – добавил  вдогонку седой маг.
– Справедливо, – согласился Адвен, учтиво кивнул в знак прощания и направился к тайному выходу, но сделал несколько шагов и резко обернулся. Ему вдруг показалось, что в большом зеркале, стоявшем у стены, мелькнула тень.
– Мы одни? – настороженно спросил он, осматривая комнату.
– Одни, здесь только вы и я, – неуверенно ответил маг, тоже с опаской озираясь по сторонам.
В зале действительно никого не было. На лестнице тишина, за окнами темная ночь.
Адвен повернулся и взглянул в зеркало у стены, чародеи часто используют такие для заклинаний, но чужого присутствия больше не ощущалось. В темном зеркале отражался пустой зал и седой маг в синей тунике, крепко сжимающий в руках шкатулку. Больше никого не было.
 Адвен еще раз оглядел зал, взглянул на седого мага и молча направился к выходу, но прежде, чем покинуть, комнату опять оглянулся. Старый маг задумчиво смотрел ему вслед, явно раздумывая, правильно ли он поступил, но, заметив взгляд опасного гостя, казалось, испугался и тут же поспешно спрятал шкатулку.
Невзрачная темная деревянная коробочка с неизвестным содержимым, совсем не манила к себе. Она казалась обычной и ничем не примечательной, но все это была лишь магическая иллюзия, скрывающая ее содержимое. Сложное, сильное заклинание запирало шкатулку и защищало от любопытных глаз. Чародеи и гоблины не будут убивать друг друга из-за мелкой обиды. Но сейчас интерес к этой вещице мог стоить жизни, и лучше уйди с миром, чем стать излишне любопытным.
Адвен шагнул в темноту, унося с собой бездыханное тело гоблина.


Рецензии