Малахитовая внучка глава 3

Глава 3

На следующее утро наступила реальная осень. Часов до одиннадцати природа раздумывала, быть ли дождю. Роса напоминала изморозь, трава, заборы, крыши, листья деревьев, подсолнухи, цветы в палисаднике потяжелели. Живность во дворе затихарилась. Старо-Лежнево предстало в новом качестве, она запахла березовым дымком и картофельной ботвой. Толком не выспавшись, мне пришлось топать на мехток вместе с неунывающими учениками местной восьмилетней школы, удивляясь как не много я от них отличаюсь. Мне ужасно хотелось на урок, в тёплый класс, а не в сырую даль. Заполнив по-быстрому все журналы и вписав смену, я лихо сорвал вчерашнюю пломбу, опробовал все моторы вентиляторов и транспортёров, они не подвели и взвыли как полагается. Управляющий отделением довольный улыбнулся и увёз меня на дойку, ведь обязанностей у меня теперь было хоть отбавляй.
Через двадцать минут батутной езды нам на встречу попался «колобок», на женском велосипеде, он закончил утреннюю дойку и спешил на городской автобус. УАЗик управляющего остановился, электрик отстегнул цепочку с ключами и протянул мне.
- Николай смотри, только два дня, - пригрозил начальник, тот мотнул головой в знак согласия, а у меня поселились мутные сомнения.
Они испарились едва мы перевалили гребень холма, все лето я не переставал восхищаться, перед нами простиралась «наша уральская Швейцария». Живописные перелески, разрезающие пространство до далёких холмов, четыре стада неторопливо расходящихся по противоположным сторонам от летней дойки, речка Хмара, местные мне так и не объяснили её названия, у подножия ближнего холмика родившая заросли камыша и осоки. И наконец каменистый, а потому чистый пятак самой дойки, своей начинкой маленького химического завода, индустриально завершая симметрию ландшафта. Вопреки убеждениям, дойка была сухая и чистая, местные бурёнки на ней как-то не гадили. А возле вагончика, где женщины переодевались, были две клумбы цветов, и даже у будки сторожа. Ну прямо, Тироллия или Лотарингия, если бы не отборные, волшебные заклинания, местных пастырей изобличающих в них наших пастухов, а по записям в трудовых книжках – животноводов, чётко различимые  с расстояния до двух километров и более. Вообще-то после передачи ключей, делать нам в этой красоте было нечего и мы развернувшись, сразу двинулись в обратную сторону, чем удивили вышедшего нам на встречу сторожа.
- Лучше будь сейчас на току, - объяснил мне управляющий, - видишь, погода подгаживает. Думаю, дней пять у нас есть . Но и на мехток мы не заехали, а промчались по главной улице к добротному кирпичному особняку начальника. Он молча скрылся за калиткой, оставив меня в неведении. Уже собравшись уходить, я увидел, как он ведёт велосипед.
- Бери пользуйся, а то никуда не успеешь, после сдашь под роспись, - он заразительно засмеялся.
Это было по деловому и освобождало мне громадное количество  времени! Надо сказать, управляющий был толковый человек , лет тридцати пяти, не зануда и не хам, местные его уважали и боялись подвести перед начальством, он им платил той же монетой- закрывал глаза на их маленький гешефт. Нет, социалистическая законность не в коем случае не ущемлялась, ни на грамм! Просто она приобретала человеческий смысл. Вот вам еще одна загадка русской души. Все бригады просто сутками напролет, реализовывали трудовые решения партии и правительства, а личные подворья  моих коллег ломились от живности и достатка. Как то не заметно и у всех сразу, заготовилось сено, накололись дрова, да  еще, у всех , без исключения, личных буренок родились по два теленка ! Ну как скажите, не уважать такого начальника? Кроме всего, деревня еще и строилась , две бригады кавказских умельцев сдавали в этом году,  под ключ девять домиков, детский сад и коровник. Я это знал наверняка , потому что как самый молодой электрик, висел все лето на столбах, бесконечно подключая их бетоно-мешалки и циркульные пилы. Сомневаюсь я ,что бы мои Старо-Лежневцы,ко всему этому, еще и не могли спать и есть,а только очень хотели каких то перестроек и ускорений, им и так не плохо жилось.
По дороге я заехал на квартиру и столкнулся с хозяйкой, устраивающей на завалинке коробку с вылупившимися цыплятами.
- Вот и хорошо, - одобрила она велосипед, теперь обедать домой приезжай, хватит сухомятить. А то кому я столько навариваю, Дружку? Она посмотрела на ленивое создание с тракторной цепью, так ко мне за два месяца не привыкшее  и рыкающее при каждом моём появлении.
 К обеду, распогодило, высушило и обрадовало солнечным днём и жарой, я уже не лез  к погрузчикам и так хватало обязанностей, как электрику. Я даже обнаглел и сгонял на мехдвор и сделал заявку на восемь полутораметровых штырей с резьбой и шайбами для устройства заземления этих монстров, так на всякий случай от греха подальше, вообще то через нулевой провод  обеспечивалось заземление на щите. Но меня просто подмывало привязать погрузчики. И наконец смело разрезал запас медного кабеля на связки. За этим занятием и застал меня мой друг Виктор.
- Колдуешь? – весело затянулся он сигаретой устроившись в проёме двери электросклада.
- Страхуюсь.
- Ну-ну, смотри, Коля-Петя тебе всю плешь проест.
- Почему?
- Он себе приготовил кабель, видишь как тщательно свернул. Легче ныкать.
- Нет, почему Коля-Петя?
- Кто его знает. У нас его за глаза все так зовут – Коля-Петя, - он покрутил у виска.
- Странно, вроде нормальный мне показался.
- Может током стукнутый?
Мы засмеялись, представляя колобка под напряжением.
- Слушай Мишаня, - взвизгнул друг Витя, - видел я твою знакомую.
- Серьёзно?
- Вчера подлетаю к клубу, вы все внутри, смотрю стоит у перил. Ну как ты говорил, косища в руку и глазища во.
- Ну и ты?
- Ну что я, прошёл мимо. Ты же знаешь, мне Галка устроила бы сцену у фонтана.
Действительно девушка Виктора, Галина, была суперзвезда, шумная и весёлая, они стоили друг друга.
- Ну и что думаешь, чья она?
- По-моему к Маториным приехала.
- Кто такие?
- Да бабушка у нас тут, Маториха, в проулке у бани, дом беленький, ну, крайний.
Виктор наводил бы мою резкость и дальше, но я признался, что в том краю деревни не замечал цвета домов, потому что баней пользуюсь только ночью.
-Поехали съездим.
- Не нагорит?
- Нет, там очередь у комбайнов, сыро ещё.
- А, что я скажу?
- Ну зайдёшь счётчик проверить , пломбу.
Через три минуты я дразнил собаку за старой калиткой, тщательно выбеленного маленького домика.
- Кого вам надо? Бабушки дома нет, - услышал я девичий голос.
Калитка распахнулась и вышла стройная девушка с громадной черной косой, необычно большими беспомощными глазами и ростом мне по грудь, в приятном синеньком платьице.
- Я вообще то,  электрик, -  оглянулся на улыбающегося Виктора, - посмотреть счётчик надо.
- Проходите, Шарик уймись, - посторонилась девушка пропуская меня.
Счётчик, я посмотрел в маленькой аккуратной кухоньке, но девушка была не моя, а беспомощные глаза объяснялись толстыми очками, через которые были записаны показания, произносимые мной.
- Ну? – сгорал от нетерпения мой друг.
- Нет, не она.
- Ну тогда я незнаю.
- Тоже хорошенькая, - замечтался я, - вспоминая голос и аккуратную фигурку.
- Ну, а в чём дело?
- Ваши опять ополчаться.
- Ну и что тебе ж не привыкать, если что подмогну, - толкнул меня плечом Виктор.
- Зачем девчонке мозги пудрить? – отказался я, в душе уверяясь, что зажившую ногу бередить не стоит.
Сегодня дежурил другой сторож, некоммуникабельный и чая мы с ним не пили, зато он был рыбак и охотник и мне были показаны все его снасти, которые он тут же чинил.
Звали его дядя Саша, был он на пенсии, помогал колхозу чтобы заработать натур оплату, по ней давали сколько-то зерноотходов на содержание подворья. В журнале по технике безопасности я вычитал его отчество и хотел обращаться к нему по всей форме.
-Александр Засипаторович, угощайтесь, - протянул я ему открытую пачку «Родопи» с фильтром. Он взглянул на меня как на привидение и мотнув головой засмеялся в усы.
- Чудно.
- Что чудно, Александр Засипаторович, - не понял я.
- Так-то чудно. По отчеству меня считай, - он в уме зашевелил извилинами, - с тридцать седьмого по отчеству не называли. А сигареты твои мне не надо, у меня от них кашель, - и он вынул «Приму».
- А кто называл то?
- Как кто? – следователь, ну ещё прокурор, тоже вот закурить предлагал, - он выпустил струйку дыма, - и по душам поговорить. Чтобы перепрыгнуть неловкость, в которую заскочил со своими сигаретами, я продолжил.
- Ну, а в армии, - и тоже задымил сигаретой.
- В армии? В армии я был рядовой Александр Клевакин, рядовых у нас по отчеству не называли  какое там по отчеству нас, по-моему, запомнить то, командиры не успевали. Рубка была, да что ты, обвыкнуть не успеешь и хлоп, хорошо, если в госпиталь. Он немного помолчал.
- Из госпиталя вернёшься, а командиры новые, так и крутилось, то они, то мы! Отчество! Так-то, лучше называй меня дядя Саша, все так зовут.
Велосипед меня выручал здорово, я не был привязан необходимостью ждать транспорт и вовремя  появился на дойке,  как то незаметно  отдежурил, напившись парного молока . Так же вовремя я оказался  и  на мехтоке ,  за  мгновение  до появления  начальствуюшего синклита из центральной усадьбы в виде главного экономиста , парторга он же главный агроном и  главного бухгалтера , с председателем во главе. Вот тот действительно был хам. По лицу было видно, что его могло спасти только ускорение и перестройка. Его роднила с главным перестройщиком, как мне местные сказали , орденоносная  комбайнерская  юность .Человек не стеснялся своего волшебного русского, а по другому он по моему и не умел разговаривать .Может это была всего лишь маска, как реакция на хорошее развитие событий, а ему как раз хотелось трудностей, испытаний и подвигов, как и его  знаменитому пятноносцу . Но уехал я в этот раз заранее, как белый человек поужинал за столом, побрился, переоделся и появился в клубе, заняв наблюдательную позицию на балкончике перед аппаратной. Молодёжи сегодня было маловато, да и вела она себя нервно, бегали туда сюда, танцев не начинали. Начальница, Клара Арнольдовна, собрав за билеты, посмотрела в мою сторону и выключила свет. Моей незнакомки не было, а жаль.
Включив киножурнал я заправил второй аппарат частью фильма и вопреки своим правилам вышел на крыльцо, всё таки надеялся. Выкурив сигарету, проводив взглядом несколько опоздавших на сеанс, я побрёл обратно. Прокрутив две части фильма, я снова вышел на крыльцо. У перил стояла одинокая, стройная девушка в джинсовом костюме, с чёрной косой до пояса и громадными глазищами!
- Зря очки не надеваете, девушка - почему-то произнёс я глупость, узнав в ней внучку Маториных.
- А, это вы! – не обидевшись приятным голосом ответила она улыбнувшись, я тоже так думаю, что зря не одела. Просто я в них вообще ночью ничего не вижу.
- Ну, раз вы на мою глупость не обижаетесь, хотите я вас в кинозал провожу.
- Хочу, - обрадовалась она, - а то, я пробовала, да в тамбуре двери не нашла. Да вы покурите, я не тороплюсь, - увидела она, что я засунул пачку обратно в карман.
- Что-то я вас сегодня вообще-то здесь первый раз увидел, вроде уже всех знаю.
- Я не местная, у бабушки в гостях.
- Лето вроде кончилось. Картошку копать приехали?
- Нет, занятия в институте отложили, она показала пальчиком на светящийся в темноте и гудящий сухогруз зернотока.
- Мы братья по несчастью! – обрадовался я, - политех, энергомаш, последний курс, здесь на производственной, уже третий месяц, - выложил я ей как родственной студенческой душе.
- Автодорожный, тоже последний курс, - мы рассмеялись, как добрые знакомые, как однополчане.
- Хочешь я тебя в аппаратную провожу, оттуда интересней смотреть, - затянулся в последний раз и бросил окурок в урну.
- Я хочу, я никогда там не была. Очень хочу. А нас пропустят?
- Я местный киномеханик, и взял её тёплую маленькую ладошку в свою лапищу, - временный!
 В аппаратной я усадил её в кресло киномеханика, предворительно выкрутив опорный болт до упора. Очень уж моя спутница была миниатюрной. От неё тоже пахло духами, но не теми!                Честно сказать она тоже была эффектной  и в темноте аппаратной, я ловил несколько раз её роскошный взгляд и улыбку.
Под конец фильма в дверь засунулась до боли знакомая физиономия и подмигнула обоими глазами, но увидев мою гостью деликатно скрылась хихикнув.
 Кино кончилось, гостья вздохнула.
- Хочешь я тебя провожу?
- Хочу.
- Подождёшь, я перемотаюсь, - указал я на монтажный стол.
Она мотнула головой и собравшись спускаться искала глазами во чтобы упереть ногу. Я рассмеялся, подошёл и поставил её на пол немного задержав, потому что вдруг услышал как стукает её сердечко и увидел как покраснели её уши.
Пока я перематывал все части фильма и раскладывал по коробкам, мы почему-то молчали, потом втроём, я, она и велосипед пошли на выход.
- Ой, я сейчас куда-нибудь попаду, - засмеялась она выходя  со света в темноту, пока я под ехидную улыбку начальницы закрывал амбарный замок.
- Подожди. – я встал с её стороны и вновь взял маленькую ладонь. Второй рукой пришлось вести непослушный велосипед, который всё время тянуло налево.
- Давай хоть познакомимся. Меня зовут Михаил.
- Я знаю. А меня Лена.
- Маторина?
- Нет, Жукова.
Странно с противоположным полом я сходился тяжеловато, исключение моя Надюха, но сейчас было просто и легкор. Видимо, потому что я ничего не испытывал, ничего. А вот мою спутницу бил лёгкий озноб, я это чувствовал, по её мокрой ладошке пробегали волны.
Мы неторопясь прошли по деревне.
- Тебе здесь не скучно?
- Да нет, осторожней, - легко потянул я спутницу в свою сторону, - привык,  работаю, да и развлечений здесь до черта.
- Заметила.
- …..?
- Месяц назад приезжала, как раз в тот день, когда ты здесь развлекался.
- Как это? – заинтересовался, прикинув в уме что месяц назад у меня было чисто.
- Тебя по-моему к Останиным тащили из клуба?
- А, - улыбнулся я вспомнив, что не мог нигде идти на своих ногах, после обмена любезностями с местными.
- А почему я тебя в тот день не видел?
- Я с братом приезжала, ему дураку тоже в ухо дали.
- Да мы побратимы! Было вдвойне приятно, что какой-то незнакомец вступился на моей стороне.
- Передавай ему привет.
- Передам.
Наконец мы пришли, я отпустил её руку и почему-то испытал сожаление. Она не уходила и блестела в темноте глазищами.
- Ну, ладно, ты, Лена извини, - первый раз я назвал её по имени, - мне ещё на работу надо. Думаю  я понял по глазам её вопрос.
- Слышишь труба зовёт, -я прислушался к гулу моторов мехтока, - Извини работа.
-Видно было как она огорчилась. Я уселся на велосипед.
- Ну, ладно, до завтра.
- До завтра, - обрадовалась моя ещё одна новая знакомая.
Наощупь, проваливаясь в сухие рытвины, - в темноте я выехал на освещённую улицу.
- Зачем приехал, - встретил меня дядя Саша, - ты же не железный. Коля-Петя никогда не возвращается.
- Как же, выключить надо и опломбировать.
- Ну, что же я не выключу что ли?
- Надо мне самому, - деликатно возразил я.
Только через два часа все собрались домой, выпала роса. На этот раз я всех обогнал в ночной деревне. Проезжая мимо клубного сада и знакомой боковой дорожки, белеющей в темноте, меня странной силой потянуло к крыльцу учреждения. Я остановил велосипед у входа и пошёл пешком, вот поворот ограждения памятника воинам – землякам и ….. в тени прожекторного освещения на крыльце стояла … Лена? У меня даже похолодело в животе, в той же одежде и на том же месте у перилец. Зачем она здесь?!
Я решительно двинулся вперёд и чем ближе подходил, тем меньше решительности оставалось!
Это была не Лена! Это была вчерашняя незнакомка. Она улыбнулась, увидев меня и блестя глазами, ждала пока я  подойду. У меня ёкнуло с левой стороны, и я как идиот запнулся на первой ступеньке.
Когда я поднял глаза, никого не было., что за дела я подошёл к перилам. Стоял знакомый запах духов. За крыльцом, куда я заглянул в надежде, что она спряталась, никого не было, да и не могло быть, там стоял бак с водой для обуви! Меня сдуло с крыльца по дорожке к велосипеду. Хоть он то лежал на месте! По улице проходила компания и увидев меня девчата рассмеялись…..


Рецензии
Интересный роман! И сюжет захватывает и язык хорош. Хочется всё сразу прочитать, но... не получается по времени.
С уважением, Мила

Мила Суркова   07.12.2017 16:05     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.