Потерянное поколени? И, не только о нем

                Посвящаю послевоенному поколению, к которому принадлежу.
                Б. Бабкин.
                В науке нет тернистой столбовой дороги. И только тот,
                сможет достичь ее сияющих вершин, кто не страшась
                усталости, карабкается по ее каменистым тропам.
                К.Маркс.
 Прежде чем приступить написанию того, о чем я хочу поведать. Предварю словами, некогда, сказанные Гертрудой Стайн, в адрес, тогда еще молодому Эрнесту Хемингуэю. А она сказала: «Вы, потерянное поколение, у Вас ни к чему нет уважения, Вы все сопьетесь». А что сейчас, в наше время, что происходит с нашим, сегодняшним поколением. Так, классово чуждые, разноязычные. Агитируют друг друга - знаками, жестами, восклицаниями! И все это лишь для того, что бы отметить. Собрать толпу, на всеобщую пьянку. И такое, имеет место в нашей, сегодняшней жизни.
  Но, вернемся к взятому мной, в качестве примера, Э.Хемингуэю,  его поколение. И высказыванию Гертрудой Стайн. Во всяком случае, и это нельзя не принять, не согласиться, поставить под сомнение. То поколение Э.Хемингуэя, дало миру, нации много знаменитостей, которых нет смысла перечислять. И примером этому может служить сам Э. Хемингуэй, который стал великим писателем, признаваемым и читаемым во всем мире. Что значит его роман, «Старик и море», не говоря уже о его других произведениях. А, вообще-то, каждому поколению, можно дать ту или иную оценку, другое дело, насколько, она будет правильной, своевременной и справедливой. Связи с этим, я как бы столкну, противопоставлю одно поколение другому, сегодняшнее и то, послевоенное. Скажу сразу, как это будет не прискорбно констатировать. Наше поколение, послевоенное, пережившее ужасы войны, к которому принадлежу, было, поколение создателей. Тогда, как сейчас, пришло поколение пользователей. Да, соглашусь, наше поколение было грязное, оборванное, полуголодное. И, как это не  покажется кому-то странным, счастливое. Да, да я не оговорился, счастливое поколение. Кто-то может сказать, возразить, ничего себе счастливое. А, разве не счастье пережить голод, холод, послевоенную разруху, да и мало ли еще чего. И, после этого, остаться живым. И, если говорить предметно, конкретно, то одному действу, поступку, можно найти хоть какое-то оправдание, тогда как, другому ни когда и не за что.
 Скажу сразу, свое поколение не идеализирую, каждому поколению, присущи, как плюсы, так и минусы. Вот только, с того, военного и послевоенного времени, родилось, выросло и даже успело состариться, целое поколение. И для него, в отличие от сегодняшнего поколения, честь, совесть, порядочность, и, если хотите патриотизм, были на первом месте. И, если, кому-то,  мной высказанное, что-то, уж сильно не понравится. Видит бог, этим, я ни кого не хотел обидеть. Скажу больше, кто-то, допускаю, со мной, моим мнением, не согласится. Что ж, это его право. Как это говорится: «Люби свою веру, и, уважай другие». Но, не сказать об этом не могу.
 Самое страшное и главное, сегодняшнее поколение, утратило чувство патриотизма. Неужели, что бы воскресить, всколыхнуть, поднять это чувство, нужна война?  Действительно, и, как говорится, во всем плохом, можно найти, что-то хорошее. И, наоборот, во всем хорошем можно найти, что-то   плохое.  Да, мы покуривали, хорошо помню, как рано утром, что бы успеть раньше других. Таких же, огольцов, оборванцев, как мы, бежали в березовую рощу, к кинотеатру, собрать бычки-окурки. Оставленные взрослыми, под скамейками, пришедших на просмотр вечернего фильма. И, мусоля, раскуривая, перебирая их высохшими губами передавая по очереди друг, другу курили, но, как говорится, не в затяг, не в себя. А, когда подходило время обеда, ближе к полудню, бежали на мостовую. Караулили повозку, запряженную двумя волами. На этой повозке была водружена огромная деревянная бочка. И рядом с этой бочкой, на краю телеги покрикивая, погоняя волов, на русский манер, цоб, цоб, сидел военнопленный немец. В этой бочке доверху наполненной, находился вкусно пахнущий, щекотавший наши детские ноздри борщ.  Этот борщ предназначался, везли на обед военнопленным немцам. В то время, Челябинск буквально был напичкан пленными немцами, да и не только немцами, теми же румынами и другими европейскими народами, попавшими в плен, воевавшими на стороне Гитлера.
 На самом деле, если так разобраться. Это, были обыкновенные, простые люди, запуганные, одурманенные, вдохновленные Адольфом. Хорошо помню, один момент, в один из субботних дней привели этих пленных в баню мыться. И вот один из немцев, (может румын) вытащив из кармана монету, подняв руку к верху, держа в ней эту монету, (как он ее сохранил и для чего?), стал дразнить нас, окруживших его. Мы прыгали, стараясь достать монету. Я же, как самый маленький стоял в сторонке. И, даже, не делал попытку, что бы схватить эту монету. Глядел, как безуспешно это делают мои сверстники. И тут, немец, (все-таки, немец, так как, потом оказалось, монета была немецкая) не знаю почему, быстро сделал два шага в мою сторону и сунул эту монету мне в руку. Ее, я даже толком не успел разглядеть, какого она была достоинства. К слову сказать, в своих-то не разбирался. Одним словом, ее, у меня тут же отобрали, те, кто был постарше меня.
 Но, вернемся, на мостовую, к бочке и сидящем рядом с ней немцем. Мы, сопровождая, медленно катившуюся повозку, идя по обе ее стороны, жадно глотая слюну, ждали,  когда же колесо повозки наедет на очередной выступающий из общей массы булыжник. При этом из бочки выплеснется на мостовую, окрасив ее в темно бордовый цвет жидкость. (Бочка, почему то не была закрыта крышкой). И бывает, нам страшно везло, вместе с этой жидкостью на мостовую выплеснется несколько мелко нарезанных кусочков красной, выварившейся свеклы. На которую, мы тут же, словно воробьи на мякину, бросались к этой  выплеснутой расплывшейся на мостовую, жидкости, ища маленькие кусочки этой свеклы. И, если таковые были, жадно хватали их, запихивая себе в рот. Здесь, необходимо отметить, согласно международной конвенции военнопленных немцев кормили лучше, (во всяком случае, давали им солдатский паек) нежели питались победители, люди тыла. Хорошо помню, детская память цепкая память. Будучи четырех летним ребенком, уж так получилось, у меня во рту два дня не было крошки хлеба. Я, глядя на мать, как она смотрит на меня, переживает, говорил: А я не хочу, есть, при этом, этим сказанным, как бы, сам того не желая, подчеркивал, как я голоден. Заставляя, таким образом, свою маму, еще больше переживать. И, пряча глаза, убегал на улицу, играть с такими же голодными сверстниками, как и я. И, если голодали мы дети, тогда что, чем питались наши родители, а ведь они работали на заводе. Если сейчас, зайдя в магазин, глядя на витрины, глаза разбегаются. Каких только нет, сколько видов конфет. Тогда как, по тому времени, если и пили чай с сахаром, не иначе, как в прикуску, в приглядку.
 И, что бы хоть как-то восполнить, потешить себя сладостями, бежали на базар. Дело в том, что базар, во все времена, был базар. И от этого никуда не денешься, не уйдешь. На нем, во все времена торговали, кто, как мог и чем мог. И вот мы, пацаны, обычно трое, в крайнем случае, четверо. Как правило, летом, ближе к осени. Когда базар, буквально кишит понаехавшими сюда торгашами из средней Азии. Торговавшие в основном фруктами, разложив их на прилавках, этакими, небольшими грудами, чем-то отдаленно напоминавшими египетские пирамиды в миниатюре. И вот мы, как я уже сказал пацаны, шли на базар, что бы, уж, если не купить эти самые фрукты. То, хотя бы посмотреть, на все это вкусное изобилие. Да и откуда у нас деньги. Это сейчас, родители дают, имеют возможность, дать своему чаду деньги, на карманные расходы. А, по тому времени. Если, чем и забиты были наши карманы, разве что мелкой галькой, которую мы использовали для стрельбы из рогаток. Но, как это говорится, голь на выдумки хитра. Придя на базар, напускали на себя важный вид. Шли по рядам, начиная с первого продавца, как правило, приезжих азиатов, то бишь, узбеков, таджиков, киргизов, и прочих народов населяющих среднюю Азию. Торговали в основном сухофруктами: изюмом, урюком, ну и конечно свежими яблоками, дынями и арбузами. Из всей этой снеди, обильно разложенной на прилавках, больше всего нас интересовали сухофрукты.
 И вот, почему. Все дело в том, что, как правило, вся эта «средняя Азия», разрешала, всем желающим приобрести их товар, прежде чем купить, дать попробовать. Мало ли что, вдруг не понравится. И вот мы, как заправские покупатели с важным видом. Шли по рядам, останавливались, у одного из торгующих, при этом каждый брал горсть, изюма или урюка, для пробы. Запихивал эту горсть себе в рот.  Медленно жевал, для чего-то, (именно для чего-то, а, не почему-то) морщил лоб. Переводил взгляд на своего подельника. Который уже управился со свое порцией пробы. Сходились на том, что чем-то съеденный с таким аппетитом урюк, или изюм, данного продавца, к его несказанному огорчению, нам был не по вкусу. И так, пробуя, пройдя все ряды, наевшись вдоволь, довольные, покидали базар. Но, как это говорится, сколько бы веревочке не виться, конец будет.
 Придя в очередной раз за «покупками», азиаты, словно сговорившись, когда мы пошли по рядам. Пробуя их продукцию, теперь уже с подозрением поглядывали на нас. Решив, что не может их товар, у всех, повально, быть не вкусным, не понравиться, хотя бы одному из нас. И они, для себя решили, пусть у последнего. Хотя бы кто-то из нас, хоть сколько-то, но, что-то должен купить. Когда же, мы, обойдя всех продавцов, так ни у кого ничего и не купив. Уж было совсем, собирались покинуть базарную площадь. И вот, последний продавец, видя, что его товар тоже нам не понравился, не подошел. И, что мы собрались уходить. Выскакивал из-за прилавка. Размахивая руками, бросался за нами в погоню, (его, понять можно). Сопровождая все это, отменным, на чисто русском, великом языке, матом. Но, где там. На этом, все наши похождения на базар, за покупками заканчивались. Раз, как это говорится, сказал «А», то, скажи и «Б». Связи с этим, расскажу один, если можно так сказать неприглядный, мягко сказать случай. Но, прежде, предварю это вопросом. Тот, кто в данном случае читает эти строки, ему приходилось употреблять, есть, мясо человека? То-то, и оно. При одном этом упоминании,  Вас сегодняшних, благополучных, затошнит, если не сказать больше. А, вот людей, старшего поколения, блокадного Ленинграда, да, наверно не только блокадного, не тошнило.
 Связи с этим, расскажу один случай, который так уж сложилось, произошел с моей семьей, мной и моими родителями. Мы, а это я, мой отец и мама, ехали в один из городов, Свердловской области, да, что там, Верхнюю Салду, ту, что недалеко от Нижнего Тагила. В ожидании посадки на поезд, мы втроем, стояли на перроне. Из всех привокзальных фонарей, горело, почему-то только два, что ни говори, шел послевоенный сорок восьмой год.
 Это сейчас, погас свет в домах на какие-то полчаса, как тут же начнутся звонки во все ЖКХ. А, тогда…? Но, не в свете дело. Все дело в том, что из поклажи, ручной клади, у нас была сумка, неизвестно, во всяком случае, для меня, чем-то набитая. И, двух литровый белого цвета, алюминиевый бидон, доверху наполненный обыкновенной питьевой водой. Вся эта наша поклажа, покоилась, на земле. В окружении нас, наших, шести ног. Не знаю, как родителям, но мне, страшно хотелось есть. Конечно же, все это, видела моя мама. Переговорив о чем-то с отцом. Уходя, напутствовала нас, что бы мы были бдительны, усилили охрану наших вещей.
 И, как бы мы не были бдительны, по ее возвращению, нас ограбили, у нас сперли, этот самый бидон с водой. Не знаю, что думал вор, укравший бидон с водой. Скорей всего, думал, что в этой посудине могло быть, по крайней мере, молоко. Одним словом был бидон, и нет его. Во всяком случае, что касается меня, то я не особо расстроился. Как это говорится, «баба с возу, кобыле легче». Не придется таскать его на пересадках. Воды, если что, можно напиться и из бачка в вагоне. Так, в то время думал я. А, вот то, что принесла мама, это совсем другое дело. А, принесла она, чуть ли не половина «палки», как это говорится, вкусно пахнущей колбасы. Которую сразу поделила на три не равные части. Большую, отдала мне. Если мой отец только еще успел, приступил к поеданию своей, скажем так доли этого вкусного деликатеса. Тогда, как я, ловко орудуя зубами с трудом пережевывая, уничтожал свою порцию. Не знаю почему, что попало, но это что-то, больно кольнуло мои десна. Я тут же запустил руку в рот. И достал это, что-то. И, хотя было довольно сумрачно. Все же я разглядел. И то, что я увидел, меня повергло, как это сейчас привыкли говорить в шок.
 И это что-то, оказалось, довольно крупным, безобидным ногтем с пальца руки, а может ноги человека. Еще не подозревая, какую реакцию вызовет это, что с таким трудом не поддавалось моим зубам. Я показал маме. Она, только увидев ноготь, сразу, ничего не сказав, выхватило у меня то, что я еще не успел отправить в желудок. Это же, подойдя к отцу, сделала и с его порцией, выхватив ее у него. И весь этот деликатес, бросила вниз, под колеса, стоявших вагонов.
 При этом что-то сказала отцу такое, что он сразу отбежал в сторонку. В более темное место, к какому-то привокзальному строению. Почему-то нагнулся, сунул два пальца в рот. Его сразу стало полоскать, как это говорится, выворачивать желудок наизнанку. Такое поведение людей, в основном, это были мужчины, мне уже приходилось наблюдать по утрам. Спешащих, к киоскам, торгующими пивом. Вскоре, подошел, придя в себя отец, его лицо было бледным. Они, так, что бы я, не услышал. Какое-то время, чуть отойдя в сторонку, пока не объявили посадку, о чем-то переговаривались. И, только устроившись, находясь в вагоне, когда поезд тронулся.
 Я, осторожно заикнулся, спросил у мамы, почему она, на каком основании, отобрала у нас с отцом, столь понравившуюся, во всяком случае, мне, колбасу. На что она, посмотрев на меня, сказала, что расскажет потом. Иногда, происходит так, что со временем некоторые вещи, события, забываются. Если бы, не одно но. И это но, мне напомнило, тот злополучный вечер на перроне, в ожидании посадки на поезд.  Где моя мама, неожиданно, вдруг отобрала у меня, и у отца, столь лакомый, кусок колбасы. Кстати ею же, не весть, откуда достанный, и разделенный между нами.  Не знаю почему, но уж так повелось по тем военным, да и сразу послевоенным временам. Одним словом, если кто-то из родителей, как правило, вдруг, неожиданно, приносил в дом, в семью, что-то из съестного. То, почему-то обязательно говорил: не купил, а, достал. Вот и в этот раз, когда мы с отцом, откровенно сказать голодали, как это говорится, во рту не было маковой росинки. Вот и в этот, как когда-то на перроне вокзала. Мама пришла, и выложила на стол довольно внушительных размеров шмат сала. Как потом оказалось, это был американский, в розовой корочке шпик.
 Здесь я должен пояснить, все, что приносила мама в дом из съестного. Все это не было где-то, у кого-то, краденым. Как кто-то, читая эти строки, мог подумать.
 Это, либо выменивалось на что-то, из наших же обносков одежды, либо давалось, за грязный, неимоверный труд, у богатых, людей. Как это ни покажется странным, но, в то тяжелое для всех время, были и такие, богатенькие. Здесь, прежде чем рассказать, что произошло с нами, когда мы с отцом, в одночасье. Будучи голодными, да еще, на голодный желудок умяли, почти весь этот «шмат» шпика. Нас опять же, теперь уже и меня, как тогда на вокзале, изрядно выполоскало. С того времени, ни я, ни отец, не стали употреблять в пищу, свиное сало. Разве, что, и то, иногда, когда это стало немного подзабываться. Мой отец, все же, нарезал мелкими кусочками сало, и эти кусочки, в народе называемые ошурками, поджаривал на сковородке.
 И, как сейчас помню, когда он их поедал, то они издавали такой хрустящий звук, чем-то напоминающий звук сухарей. Здесь, я должен на некоторое время отойти от темы рассказа, пояснить. Сейчас, по истечению долгого времени, когда стали забываться ужасы той, страшной, унесшей миллионы жизней, ни в чем не повинных людей войны. Хоть и редко, особенно, на уровне сегодняшнего поколения, не знавшего, что перенесли, пережили, даже, теперь уже не их родители, а родители их родителей, муссируются, ведутся разговоры на уровне «верхов». Помогали ли нам союзники, так долго, не открывавшие второй фронт, те же американцы. Безусловно, я, как ровесник, свидетель, тому, что происходило тогда, в то время. Должен сказать, что да, помогали. Не знаю, не могу сказать, насколько была велика это помощь. Во всяком случае, и это я могу твердо сказать. В то время, а это на протяжении всей войны, насколько я помню.
 А, детская память, цепкая память. Так вот, пусть редко, в очень малом количестве, и все же, приходилось, есть яичный порошок, чай пить с сахарином, тот же американский шпик, (от которого нас с отцом, наш желудок, вывернуло наизнанку). И наконец, однажды, уж так получилось, мне пофартило. Я употребил, съел, целую баночку, американской тушенки. Как, потом оказалось, опять же, если верить слухам, а не верить им нельзя. Уже после войны, якобы, наше правительство, предъявили к американцам претензии, которые касались именно поставляемой в то время нам тушенки.
 Все дело в том, что, хотя на баночке, этой самой тушенки и была нарисована голова коровы. На самом деле, опять же, не могу утверждать, как потом оказалось. Эта самая тушенка, была приготовлена из тушек, мяса ондатр. И вот  сейчас, уже, будучи взрослым, вспоминая, ту баночку тушенки. Должен сказать, в ней совершенно, не было жира. И содержимое этой баночки, чем-то, отдаленно, походило на вкус, размягченного, раздробленного жмыха, из семян подсолнуха. Кстати, в то время, этот самый жмых, для нас пацанов, был излюбленным лакомством. Да, к тому же, мне, совершенно было безразлично, из чего была приготовлена, из какого животного, эта самая американская тушенка.
 Главное, что это, можно было есть, к тому же, еще и вкусно. Сейчас, по истечению долгого времени, когда стал взрослым. Поработав профессиональным охотником, в условиях сибирского севера, когда пришлось добывать эту самую ондатру сотнями. Смотреть на эти ободранные, тушки, было какое-то отвращение. И, иногда, вспоминая прошлое, то, военное и послевоенное время. Спрашивал себя, стал, бы, я есть, сейчас эту ондатру? Не знаю, хотя, вряд ли. Наверно, как и любого человека, что-то сделать такого, скажем так, сверхъестественного. Для этого, очевидно, нужно создать, поставить его перед выбором: жизнь, или смерть.
 Хотя, если уж так разобраться, любое мясо, будь-то домашнего, или дикого животного, составная часть которого: белки, жиры и углеводы. Просто, одно мясо, некоторой категории людей, нациям, народностям, привычно для употребления в пищу. Тогда, как другим нет, скажем так, противопоказано, одним религией, которую они исповедают, да, и мало ли еще чем. Опять же, не могу не отметить, не сказать.
 Так, будучи в тайге, на промысле, когда мяса было в избытке. Того же лосиного, боровой птицы: глухаря, рябчика. Иногда, как это кому-то покажется странным, в охотку, бросали в варево, или обжаривали, филейную часть, меньше человеческого кулака, скажем так, задок тушки белки. Да, что там, некоторые промысловики, заготавливали, замораживали ободранные тушки белок впрок, для своей семьи.
 И, уж, коль, скоро, едят же корейцы собак, китайцы лягушек, да и мало ли еще чего, от которых, от одного их вида, некоторые люди теряют сознание, выворачивает желудок наизнанку. Связи с этим не могу не рассказать один момент, случай. Который произошел, теперь уже, с одним моим дальним родственником, (братом, моей бывшей супруги). В то время, уж так получилось. А это, конец шестидесятых годов, моего свояка, скажем так, после окончания Пермского авиационного института, как специалиста. Одним словом, он был командирован в Китайскую народную демократическую республику, обучать китайских специалистов. По тому времени проданных им наших реактивных истребителей МИГ-15. Так вот, когда срок его командировки подходил к концу. Связи с этим, для наших специалистов, был сделан прощальный банкет. На котором, как говорит он, присутствовал сам Мао Цзе Дун. Но, не это главное. Все дело в том, когда банкет подходил к концу. К нему подошел, кто-то из руководителей китайской элиты, ладно, что бы только подошел. Так нет же, он еще и спросил, что ему понравилось в Китае, что-то, возможно, не очень. На что он ответил, все ему понравилось, все было прекрасно. И, как он сам же, потом говорит, дернуло меня за язык, сказал: Разве, что, не пришлось попробовать, столь излюбленного китайского блюда, из лягушек.
 На что китайский представитель, улыбнувшись, на ломаном русском языке,  сказал, сейчас это исправим. И, подняв руку, указательным пальцем поманил к себе обслуживающего, все это дело, официанта. Когда же, тот подошел, представитель продолжая улыбаться, что-то проворковал тому по-китайски. И, как говорит свояк, поставьте себя на мое место. Теперь, уж точно придется, есть этих самых лягушек. Но, на его счастье, все обошлось,  благополучно.
 Все дело в том, когда же, спустя какое-то время, возвратился официант. Не знаю уж, о чем они говорили с представителем, обслуживающей стороны. Только тот, извиняющимся тоном, сказал: Извините, на данный момент, вашу просьбу выполнить не представляется возможным, нет откормленных лягушек. Одним словом, моему свояку, несказанно повезло. А, то бы….
 Но вернемся к американской помощи в период второй мировой войны. Здесь, и это надо признать она действительно была. Пусть не такой, какой бы нам хотелось, по тому времени, и, все же. Взять ту же авиацию, за период,  военных действий 41-45гг., с Аляски на нашу территорию было перегнано 7925 американских самолетов. Правда, и это, нужно отметить, кто, и в каких условиях перегонял эти самолеты.
 Во всяком случае, забегая, вперед скажу, Американские летчики по этому поводу сказали, так, в таких условиях, особенно погодных, могут летать, только русские. Говоря это, они были не далеки от истины. Действительно, какой американский Джек насмелится лететь в эту бездну. Разве что, Джек Лондон. Но, увы, не рассчитал с дозой морфия. Упоминая Лондона, в данном случае, с моей стороны абсолютно нет ни какой иронии, сарказма. Скажу больше, это, один из моих самых лучших американских писателей. Так вот, наши, совсем еще молоденькие парни только, только, окончившие летные училища, а то и вовсе летные курсы. В эту темень, в эту ночную мглу, в жуткий сибирский мороз, в кислородных масках, а, иногда, и без таковых,  задыхаясь, от недостатка воздуха, на предельных высотах, для этого типа самолетов. И, что самое главное, если не сказать страшное, все управление, на панелях этих самолетах, надписи были на английском языке.
 Связи с этим, здесь, необходимо привести один пример, взятый, из сегодняшней нашей жизни. Представьте себе, что Вы долгое время, водите, скажем, одну из моделей своих Жигулей. И тут, ваш товарищ, (что бывает редко, так как, он сам спустя некоторое время ее разобьет) просит Вас опробовать только что купленные, (может угнанные, такое сейчас бывает) Жигули. И даже здесь, в данном случае, казалось бы. Все равно. Вы, какое-то время чувствуете себя, как бы, не в своей тарелке. А здесь, совершенно другой тип самолета, несколько другое управление, да еще, на чужом, не ведомом. В данном случае, английском языке.
 Больше того, и это надо отметить особо. Все дело в том, что перегоняя самолеты, пилот садил самолет среди тайги, наскоро сделанную, совершенно не оборудованную для приема самолетов полосу, да еще, в ночное время, когда кроки посадочной полосы, обозначались, горевшими кострами. Посадившие самолет пилоты, шли обогреваться в рубленый барак из кругляка, обогреваемый буржуйкой. С тем, что бы немного отдохнуть, лететь дальше, в эту глушь, сибирскую бездну. Туда, где задыхаясь в сражениях, ожидали этот Ленд-лиз, русские солдаты. И это было то поколение, благодаря которому, мы, в данное время живем. А, разве, кто-то скажет это не так, что этого не было. А, что сейчас,  да не в обиду будет им сказано, выбрось такого, из сегодняшнего поколения в тайгу, с ружьем, он умрет с голоду, с топором и спичками, не сумеет развести костер, замерзнет, с компасом, заблудится. Ну, хорошо, напрашивается вопрос, смогли бы мы победить Гитлера, не оказывай нам эту самую помощь, наши союзники, те же, американцы. Скажу сразу, смогли. Другое дело, насколько долго, продлилась эта война, и, с какими для нас потерями. Здесь, опять же, смею привести, слова, сказанные канцлером Бисмарком, предупреждение своим соотечественникам. С русскими лучше не связываться, это чревато не предсказуемыми последствиями. Гитлер, не внял словам Бисмарка, и, в результате получил 9 мая, 45 года, в Берлине.
 Здесь, и это не могу не привести. Нужно отметить исследование, открытие, уже в наше время американских и французских ученых. Так вот, оказывается, до тридцати лет у человека, его мозг, извилины представляют собой, нечто мягкое, подобное глине, из которого, как это говорят, можно вить пружины. Тогда как по истечению тридцати лет, все это серое вещество и его «извилины» огрубевают, черствеют и не поддаются внешнему воздействию. Ну, а так, как в то время Гитлеру, когда он начал войну с нами было уже за тридцать. Его мозговые извилины, огрубели, представляя, из себя штакетины. И, произошло то, что произошло.
 Да, что там Гитлер. Если заглянуть в историю. Взять чуть раньше, того же Дмитрия Донского. Он, что бы образумить поставить на место, тех же обнаглевших татаро-монгол, «Золотую орду». В 1380 году, решил с ними поговорить, для этого, собрал их всех на собеседование, на Куликовом поле. И, популярно объяснил им, что не хорошо так вести себя, грабить чужие огороды. И, ведь помогло, после этого собеседования, некоторые стали в срочном порядке, вести оседлый образ жизни, садить барангу, (картошку). Разнообразилось меню, к повседневнорй лапше, стали подавать щи, борщи. Писять стали, не на коленках, как раньше, а, стоя. На коленках, можно будет получить ревматизм ног.
 Да, что там, татаро-монголы, если заглянуть в историю, взять того же Наполеона. Кутузов, хоть и был с повязкой, не видел на один глаз. В то же время, сразу разглядел Бонапарта. Который захотел получить Москву, ради бога, бери, пожалуйста. Только, без ее жителей, зато, с полными  подвалами спиртного, правда, без закуски. Гуляй, отмечай победу, чем Наполеон не преминул воспользоваться. Вот, только похмеляться и закусывать, пришлось в срочном порядке, возвращаться к себе, во Францию. А это, уж совсем. И об этом нельзя не сказать. Вернемся к войне 41-45 гг. Когда немецкий врач, обследовал русских девушек, девяносто процентов, из которых оказались девственницами, сообщил Гитлеру. Этот народ, невозможно победить. Очень высокая нравственность. Но, где там, Адольф, не учел, не внял словам, своего врача. И, как результат.
 Не хочу обидеть сегодняшнее поколение. Только скажу, когда-то, теперь уже, по происшествию долгого времени, наше поколение пребывало в молодом, юношеском возрасте. И у нас также как это говорят сейчас, играли гормоны. И все же, в отличие от сегодняшнего поколения, когда видишь, как виснет совсем еще юная девчонка на своем ровеснике. И, это на глазах у прохожих. Так сразу вспоминаешь себя, свое поколение. По тому времени, мы не то, что бы виснуть на девчонке, не могли даже посмотреть в ее сторону, половым взглядом.
 Но, коль скоро упомянул об американской помощи, во время войны 41-45 гг. Так называемому «Ленд-лизе, буквально, дача взаймы, в долг. И мы, это хорошо помним. И вот сейчас, когда разразился в Украине, скажем так политический кризис, попросту хаос, борьба за власть, за раздел государства. Мы не остались в стороне. Мало того, что продаем Украине природный газ, по низким, приемлемым ей ценам. Скажем больше, еще и позволяем ей воровать этот газ у нас. И, уж со всем, на период политического хаоса в ней. Что бы хоть как-то поддержать ее в этот период, как ни как, братский народ. Однажды, такое мы уже проходили. Даже, на тот период сочинили песню, «Русский с китайцем, братья навек». Правда, после того, что произошло на Даманском острове, (то, поколение хорошо помнит это время) когда эти, так называемые «братья», выкалывали нашим солдатам, будучи уже мертвым, глаза. Нам, связи с этими событиями, на какое-то время, пришлось изменить свои взгляды, приостановить эту дружбу навек).
 И вот сейчас,  выделили для Украины, (опять же братья, родственные души) 15 миллиардов, правда, пока дали три. Остальные 12 миллиардов, решили, все таки, попридержать. Не знаем, кому их отдать, точнее, если отдадим, то, опять же, неизвестно, с кого спросить этот «Ленд-лиз», долг. Можно было дать Ющенко, но, все дело в том, что он уже который год, как ушел на «заслуженный» отдых. Говорят, что в данный момент, рыбачит не на Днепре, а, в Днепре. Который чуден при тихой погоде, да, и не всякая птица долетит до середины Днепра. Конечно, остатки можно было дать Юле Тимошенко, но, вот опять неувязочка. Она тоже отдыхает, в железной клетке, разводит насекомых. Если, Володе Кличко, где гарантия, что ему однажды, в столь полюбившейся ему Германии, не разобьют нос. А, то и вовсе, выбьют мозги на ринге. И эти деньги он может потратить на свое лечение. Конечно, можно дать действующему Президенту Януковичу. Опять же, вдруг разделят Украину, да еще на три неравные части.
 Судя по тому, как развиваются события в Украине, такое может произойти. Тогда вообще не с кого будет спросить этот долг. Вот только, и об этом нельзя не сказать. Когда произошел распад СССР. Долг Советского Союза полностью на себя взяла, почему-то, Россия. Весело живем, как бы сейчас сказал «Дежурный по стране, в одной из своих вечерних телепередач, юморист М.Жванецкий.
 И, действительно, занимали все, а, когда распался Союз, расплачивайся одна Россия. Кстати, распад СССР, был предопределен, просто, мы так увлеклись построением Коммунизма, в отдельно взятой стране. Что, не хотели, не замечали того, что творится, происходит, как внутри нас, так и то, и тех, кто нас окружает.  И, как результат, остались одни, и, слава Богу, правда, с долгами. Но, об этом, чуть ниже, сейчас не до этого.
 А, вообще-то, если уж так разобраться, пусть меня не осудят. Хоть сейчас, я могу высказать свое личное мнение. Не беспокоясь, не боясь, некогда суровой необжитой Сибири. Кстати, в которой, по своей воле, провел некоторую часть своей жизни. Теперь уже освоенной, достаточно обжитой Сибири. И ничего, даже, пишу о ней, о том времени рассказы. Так вот,  если уж так вдуматься, вникнуть, не покажется ли нам, что все эти некогда Союзные республики, у России, у русских, были, словно рюкзак на горбу. И, что однажды придет время, а, оно пришло, сбросить его со своего хребта. И, как говорится, «Дружба дружбой, а табачок, врозь». Но, оставим украинцев и иже с ними в покое, пусть сами разбираются. Дай бог, с собой разобраться,  своими проблемами, которых тоже хватает.
 Вернемся в то послевоенное время,  надо сказать смутное, тревожное время. В то время, как я уже сказал, Челябинск кишел не только военнопленными немцами, но и полчищами попрошаек, то бишь, нищих. Если уж говорить о немцах, которые считай свободно, разве что, под некоторым доглядом разгуливали по городу. Кстати сказать, некоторые из них, то же, при случае понемногу приворовывали. Помню один случай, в комнату, где находился я со своим товарищем и его отцом. Зашел немец, не знаю, зачем он зашел, возможно, что-то спросить. Когда же он выходил, то, как он потом сказал, платок, лежавший на притолоке печки, он зажал локтем к своему туловищу случайно. На самом же деле он хотел его стащить намеренно.  И, стянул бы, если бы это, во время не заметил отец моего друга. Сказав: камрад, платок то, все таки оставь.
 Немец, уличенный в краже, что-то буркнул недовольно на своем немецком, вышел. Связи с этим я остановлюсь на некоторых моментах того времени. В то время директором Челябинского тракторного завода был Зальцман, еврей, по национальности. Но не в этом суть. В то время, да и после, руководителями как крупных, так и рангом ниже предприятий, были евреи.
 Что касается завода, на котором я работал после армии. То, когда-то, в военное и после военное время. Директором этого завода, был еврей, по фамилии Беленький. И, как рассказывали рабочие этого завода. Когда по радио, объявили окончание войны, победу. Так вот, директор завода Беленький, перед проходной, после окончания рабочего дня. В честь победы, этой знаменательной даты, для всего советского народа. Выкатил целую бочку спирта. Естественно, для всех это было неожиданно. Доходило до того, что люди, не имея хоть какой-то тары. Некоторым спирт наливали в фуражки, и такое было. Что же касается директора Челябинского тракторного завода Зальцмана. Так вот, он, что бы, рабочим было легче идти, ориентироваться по дороге домой и на работу в ночное время. Аллею, ведущую к проходной завода, на столбах, повесил фонари. Как тут же, на другой день, воровской мир, в знак благодарности, за его такое мероприятие, подбросил ему в кабинет записку. В ней, в этой записке, как это не покажется странным и удивительным. Директору, от воровского мира, за это, была объявлена благодарность. И в этом благодарственном послании было сказано. Подходишь к человеку, что бы вывернуть его карманы, или раздеть.  Как глянешь на его чумазое, в мазуте  лицо, и такую же оборванную рабочую спецовку, от одного его вида испугаешься.  Так, не то, что ограбить его, а, и сам, готов отдать ему свое, «честным трудом» заработанное.
 Или, вот другой случай. От которого, кто попадал в этот, скажем так переплет. Седели волосы, на какое-то время, пропадал дар речи. Нашей семье, отцу, так как на тот момент у нас увеличилось «поголовье». Родилась моя сестра, связи с этим, кстати сказать, отец не подавал на расширение, дали, правда в старом доме двух комнатную квартиру. В этом доме было два подъезда.
 В то время, надо отметить,  окраины Челябинска, если так разобраться, представляли, самую настоящую деревню. Некоторые жители, этих окраин, часть населения к тому времени уже держали скотину, кто крупный рогатый скот, другие птицу, тех же курей. Да и природа способствовала этому. Рядом, в каких-то ста метрах, плескалось довольно большое озеро Смолино. Берега, которого, мало того, что они были заболочены, еще и обильно поросли камышом и осокой.
 Но, не это главное. Дело в том, что в соседнем подъезде, одна многодетная семья держала корову. И, хотя было начало марта, весной еще не пахло, (по тем временам, в отличие от сегодняшних, времена года, были ярко выражены). И, ни какое время года, будь-то весна, или осень, не давало в долг ни одного дня, грядущему. Зима, так зима. Так вот, глава семьи, проживающей в соседнем подъезде, уж так получилось, привез сено, где-то во втором часу ночи. После разгруски, перекусив, лег отдыхать. В это время, их младшая дочь, разбуженная отцом, попросила у своей матери, что бы та, дала ей молока. Молоко находилось  в стеклянной банке, стоявшей на подоконнике, задернутое занавеской. Мать сказала, что бы она взяла молоко сама. Что дочь и сделала. Подойдя к окну, отдернув занавеску, что бы взять банку с молоком.
 И то, что она там увидела, когда отдернула занавеску, такое, окажись на ее месте взрослый, его повергло бы в ужас, а здесь, пятилетний ребенок. Нет, она не закричала, как это обычно делают дети, (взрослые то же). Она застыла, как каменная скульптура, как изваяние. У нее, от увиденного, отнялся дар речи. Между рамами, она увидела руку человека. Хорошо, если бы это была просто рука. Все дело в том, что эта рука, по самый локоть, насколько это было видно, была покрыта густой черной шерстью. И она эта рука пыталась пальцами ухватить, лежавшее между рамами, завернутое в газету кусок мяса.
 При этом, когда, край газеты, оказывался зажатый пальцами, обрывалась. Все дело еще и в том, что мясо, будучи положенное сырым, примерзло, к подоконнику. А, что бы ухватить его полностью, не представлялось возможным, не могла дотянуться. В то время, мы, пацаны, почитай повально увлекались ловлей певчих птиц. Одних ловили клетками, других, в ночное время вытаскивали из дупел деревьев. И, как правило, пойманных рассаживали между рамами, своих квартир. Так вот, эта синица, находясь между рамами, будучи потревоженная, летала между рам, при этом, натыкалась на эту мохнатую руку.
 Мать девочки, видя, что с дочерью происходит что-то не ладное. Мало того, что она, отдернув занавеску, словно застыла без движения. Еще, и это было хорошо видно, ее лицо стало бледным. Подойдя к дочери, и то, что она увидела. Ее повергло, как это сейчас стало модным, принято говорить, где надо и где не надо, в шок. С ней стало плохо. Она, так же, как и ее дочь, оцепенела от ужаса. И, если бы кто-то в данный момент, мог видеть эту картину. Подумал бы, что эти двое, мать и дочь. Словно изваяние позируют художнику. И, действительно, было от чего. Помимо этой сплошь покрытой мохнатой шерстью руки, пытающейся, как-то ухватить кусок мяса. Она, в смутных очертаниях, сквозь подернутое, тонкой пленкой  льда стекло наружной рамы. На нее сверлящим, проникающим глубоко в душу, смотрели два глаза. И, лицо, если таковое можно назвать лицом. Сплошь, как и рука, которая по-прежнему пыталась дотянуться до мяса, было покрыто черной шерстью.
 И, неизвестно, как долго бы еще все это продолжалось. Только, тот, кому принадлежала эта рука, очевидно, поняв всю тщетность, хоть как-то завладеть мясом. Вытащил руку из форточки. И, уже, буквально через секунды, послышался слабый хруст на снегу, удаляющихся шагов. Мать с дочерью, были настолько напуганы, только что произошедшим с ними. Что еще какое-то время, оставались, точно загипнотизированные, без движения, словно статуи, вылепленные из глины.
 Утром, следующего дня, о том, что произошло с ними, у них в эту ночь. Заявили в отделение милиции. На место происшествия, что бы разобраться с этим, прибыл участковый. Пройдя по следам, а, как оказалось, их было двое.  И эти следы привели на берег озера, поросшего густым кустарником.  Дальше он решил не идти. На этом дело и закончилось. Сейчас, будучи уже взрослым, вспоминая тот случай, когда-то, рассказанный мне пятилетней дочерью соседей. Мне казалось странным одно. Почему, тот, кто так пытался похитить этот кусок мяса. Не захотел, не прибегнул, казалось бы, выдави окно, и все тут.
 По тем временам, если у кого и были телефоны, то, у избранных. У рядовых жителей не было, а, у кого и были, считалось редкостью. И тот, те, кто задумал совершить это гнусное дело, об этом знали. Но, не воспользовались, не стали путем легкого нажима, выдавить стекло, почему? Возможно, из гуманных побуждений, сделай они это. Где гарантия, что летающая между рамами птичка, вылетит на свободу. И это, принесет огромное огорчение, хозяевам этой птички. Таким образом не хотели, выпустить на свободу певчую птичку, (здесь, я немного иронизирую. Что бы было, если бы, все это происходило у нас, в нашей семье, со мной). Шло время, мы подрастали. Все менялось. Менялся и сам человек.
 Что сейчас, в наши дни,  наблюдаешь, как один из родителей видит свое холеное чадо курящим, иные, при этом восклицают: Смотрите, наш Вовочка уже курит, он уже стал взрослым. Не подозревая о том, что их Вовочка, начал курить, лет с двенадцати, с пятнадцати попробовал вкус спиртного, в шестнадцать, стал папой. И, только тут, спохватившись, родители, теперь уже глядя на своего взрослого оболтуса, (по другому, ласковей это чадо назвать трудно) сокрушаясь, запоздало говорят, а, ведь мы просмотрели своего Вовочку.
 И, действительно, казалось бы, совсем недавно их сынок просил купить для него канарейку, или завести кроликов. Я не говорю уже о голубях, (кстати, которых держу). И, кстати, связи с этим не могу не привести один пример. Иногда родители приводят ко мне своих чад, что бы просветить их, так сказать облагородить, расширить их кругозор. Посмотреть на этих красивых, благородных птиц. И, естественно, те, глядя на голубей, на их расцветки, формы, просят, что бы родители, разрешили им завести голубей. На что, на просьбы своих чад, родители начинают отговаривать своих любознательных детей. Говоря, что за ними надо ухаживать кормить и так далее и тому подобное. Если же их чадо стоит на своем, то родители начинают пугать его птичьим гриппом. Одним словом чадо уходит ни с чем. Правда, однажды, пришли двое парнишек, этак, лет четырнадцати. Кстати, сыновья моего хорошего знакомого. Который нередко возвращаясь на своей машине, (он занимался коммерцией), подбирал меня по дороге, когда я шел, возвращался после охоты или рыбалки домой.
 Когда же, я усаживался к нему в кабину, снимал с плечь рюкзак, от которого сильно пахло. Дело в том, что в рюкзаке у меня хранилась проквашенная приманка, в виде тушек ондатры. И он, отодвигаясь от меня, нередко смеясь, говорил, что меня с таким рюкзаком, от которого так дурно зловонно пахнет, не то, что уступят место, не пустят в рейсовый автобус. Правда, вот здесь он глубоко ошибался. Наоборот, когда я заходил в автобус. Как, кто ни будь из сидящих пассажиров, когда я поворачивался к нему спиной, на которой висел мой рюкзак. Нередко, еще  не глядя на меня, мой возраст, принюхавшись, сразу, уступал мне место. При этом, как можно дальше старался отойти, отодвинуться от меня, моего рюкзака.
 Но, как я уже сказал, тот, кто подвозил меня. С трудом переносил, исходивший запах, моего рюкзака. И, что бы хоть как-то заглушить его, открывал боковое окно кабины, закуривал, хорошо зная, что я не курю. Таким образом, теперь уже мне, создавая невыносимые условия. А, ведь он был, чуть ли не наполовину, по возрасту младше меня. Мог бы какое-то время, пока трнспортировал меня до дому, и потерпеть зловонный запах моего рюкзака. Кстати, учуяв его, на приманку с этим запахом, прекрасно откликались куницы. И, как очумелые, лезли в поставленные мной капканы. Щедро расплачиваясь своими дорогими «шубами». Но это, как бы, так, к слову.
  Когда же, мой знакомый «извозчик» узнал, что я немного пишу. Попросил меня дать ему прочитать, что ни будь мной написанного. Один из моих рассказов, прочитав который. При встрече со мной, сказал, не мог бы я, при написании, какого ни будь очередного своего рассказа. Задействовать и его, включить, сделать героем, в своего рассказа. И, теперь, почти всегда, при встрече, спрашивал, не подыскал ли я для него место в своем рассказе. Конечно, что бы уважить его, я бы с удовольствием это сделал. Но, вся беда в том, что то, о ком, о чем я пишу, не является чем-то мной выдуманном. Все те герои, которые у меня задействованные в моих рассказах, многие из которых, здравствуют и поныне, взяты из жизни.
 И, что я не могу, задействованного героя, о ком я пишу, его фамилию, заменить на какую ни будь другую, в данном случае его. Тем более, что он даже не жил в то время описываемых в моем рассказе событий. Даже, сделай я это, мог бы обидеть того, о ком непосредственно идет речь. Но, он, (мой собеседник) как, оказалось, вот уж поистине, был упрямым, стоял на своем. И, я, не зная, что делать, и, что бы хоть как-то отвязаться от него, шутки ради, сказал ему. Что в одном из моих рассказов, для него, есть место, я могу его задействовать в качестве сторожа, где будет фигурировать его фамилия. И этого, мной предложенной кандидатуры, как потом, оказалось, было достаточно. Конечно же, на такую должность, пусть даже в рассказе он не согласился. Зато потом, сколько бы мы не встречались, больше не предлагал себя, ни в какой ипостаси.
 Как я уже сказал, держал и держу голубей, исключительно для души. И, действительно, вот уж поистине парадокс, не буду же я употреблять в пищу, птицу весом в двести грамм, да еще приобретенную, иногда за две тысячи рублей. Но это, опять же так, для информации, для особо дремучих. А пока, продолжу.
 И вот, как-то, однажды, ко мне пришли двое парнишек, этак лет по двенадцати. Как потом оказалось это были сыновья, того самого товарища. Который меня подвозил, возмущаясь запахом моего рюкзака. И вот, эти двое парнишек, Посмотрев, поинтересовавшись, расспросив,  меня, как и что, какие породы. Какова их цена, сколько можно получить за лето от них, потомства. И, очевидно прикинув, что дело стоящее, как тут же, попросили у меня дать им, хотя бы пару, правда, самых породистых, дорогих. Конечно, дорогих я им не дал, а дал простеньких три пары. Посадив голубей в коробку, они отошли тут же во дворе в сторонку, уселись на дрова. И я услышал, как один говорил другому, сколько к осени они получат от них молодняка, продав которых, какова, от этой продажи будет у них выручка.
Совсем, как в анекдоте, и это, что касается этих двоих, грустно.  Сидят за столом семья цыган. Глава семейства, цыган, почтенных лет, размечтавшись, откинувшись на спинку стула. Говорит, вот пойдет наша мамка по дворам нагадает кучу денег, купим лошадку. Лошадка ожеребится, у нас будет маленький жеребенок. И тут, самый маленький цыганенок не удержавшись, не от большого ума, не думая о последствиях, говорит: а я на жеребеночке кататься буду. Отец, цыган, строго посмотрев на цыганенка не выдержав, размахнувшись, стукнув цыганенка ложкой по лбу, сердито сказал: Спинку жеребенку сломаешь. Что ж, как это говорится, мечтать не вредно. Вот и эти, двое  не состоявшихся начинающих, коммерсантов прогорели. Так как подаренные им голуби, словно подслушав их разговор, на другой день улетели от них.
 Ну а что же мы, мое поколение, что делали в этом возрасте, чем занимались? Да, мы были тоже не безупречны, гоняли голубей, которых у нас воровали наши сверстники, в отместку, мы воровали у них, били оконные стекла, сгоняя голубей с крыш домов. Стреляли из рогаток птиц, (кстати, будучи школьником, уж так получилось, не преднамеренно, из этой самой рогатки, повредил глаз женщине). Но, что самое характерное, и до сих пор, уже, будучи взрослым, не понятное для меня. Если меня пороли за маломальскую провинность, то уж за это, за повреждение глаза человеку (женщине), должны были высечь, как это говорится по полной программе.
 Но, вот этого, как раз, и не произошло, тогда, как к ней, я уже внутренне приготовился. И это, такое снисхождение, не внимание, к мной содеянному.  Мне показалось довольно странным. Более того, и это уж совсем не понятное было в то время для меня. Родители, не сделали мне, даже устного внушения. Они, как бы ушли в себя, замкнулись, может даже забыли это сделать, хотя, вряд ли. И о случившемся, то, что я сделал, не упоминали.
И только, много позже, когда я уже стал взрослым, моя мама, все же проговорилась. Оказывается, женщине, которой я повредил глаз, за ее лечение. Им пришлось еще долго выплачивать, некоторую сумму денег. И, это притом, что мои родители, не вылазили из долгов, занимая деньги сосед у соседа. Пострадавшая, как это было бы, случись такое сейчас. Родителей, такого сыночка, затаскали бы по судам, вытащили на телепрограмму «Пусть говорят», которую ведет Малахов. Но, что,  и это для меня поистине было уж совсем странным и не понятным.  Мой отец, видя это, что я, мягко сказать, набедокурил, и, что бы хоть как-то уберечь меня, отучить от этой, самой, стрельбы из рогатки. Принесшей столько бед, неприятностей, моим родителям. Не нашел ни чего лучшего, как мне, пятнадцатилетнему подростку дал в руки  ружье. И, когда подходила суббота, после работы, местные мужики охотники, если это была осень или весна, собирались, выезжали на охоту, на уток. Мне с подачи мамы, вместо того, что бы идти в школу, (я учился во вторую смену). Она, говорила: А, что, разве ты не поедешь на охоту? Дважды повторять не приходилось. Я тут же собирал все необходимое. И бежал  к месту сбора охотников, в ожидании, когда подойдет бортовая машина. С тем, что бы отправиться в окрестности Челябинска, на озера, к месту охоты.
 Здесь нужно отметить, нередко, если у него позволяло время, на охоту ездил и капитан местного отделения  милиции, как мы пацаны, звали его, дядя Коля Звенцов. Но, даже не это главное. Он, как блюститель порядка, законности. Вместо того, что бы заинтересоваться мной, с каких это пор, кто не совершеннолетнему, пятнадцатилетнему пареньку, дал в руки ружье. Больше того, когда после охоты мы возвращались домой. Видя, что я ни чего не добыл, старался, успокаивал меня. При этом, непременно говорил, что в следующую поездку мне повезет обязательно. И теперь, по прибытию к месту охоты. Он сам подбирал для меня, как он говорил лучшее место на перелете уток. А, когда после моего удачного выстрела падала подбитая утка. Он хвалил меня, при этом говорил, вот это выстрел, не иначе, как королевский. Тогда, как ни чего королевского в этом не было, просто, с такого расстояния, грешно, не возможно было промазать, заряду дроби не куда было деться, как войти в тело жертвы.
 Спросите, почему я привел этот пример с ружьем? Конечно, не для того, что бы, кое-кто из родителей, воспользовавшись этим мной приведенным примером. Обкатал, апробировал это на своем чаде, сегодня, в наше время. Как раз наоборот, что бы, не допустить этого. У сегодняшнего поколения, если вывернуть их карманы, и то, чем они занимаются этого оружия, больше, чем достаточно. Да и сотрудники милиции, тех лет, теперь полиции, были совершенно другие. Приводя этот пример, должен сказать, отметить, тогда, в эту организацию, органы правопорядка, молодые парни, шли работать больше по призванию. Снося унизительные оскорбления в их адрес, называя их «мусорами», сейчас ментом. Правда, сегодняшний сотрудник правопорядка, которого зовут ментом, звучит, я  бы сказал, даже гордо. И, про них, создают фильмы. Сейчас, что бы поступить работать в органы правопорядка, достаточно того, что бы имел законченное среднее образование, отслужил в армии, в меру здоров, не писался по ночам в постель. И, этого бывает достаточно, как минимум одна звездочка на погонах. Должность участкового обеспечена. А, если у вновь испеченного участкового, еще и  отец работает директором лесхоза, который может нужному должностному лицу, отпустит деловой лес, взамен дровяного. Не иначе, как внеочередное продвижение по службе.
 И это, с моей стороны не есть ирония, сарказм. Это, есть наша сегодняшняя жизнь, действительность. И, что бы убедиться в этом, достаточно посмотреть телевизионную программу, «Дежурная часть». Но это, отдельный разговор. А, пока мы продолжали лазить ночью по садам и огородам. И, что самое удивительное, за все эти наши проделки, похождения, нас не ругали, даже, не били. Нас пороли, как «Сидоровых коз», кажется, так называют в народе эту экзекуцию. А, что бы это не повторялось. Те, хозяева садов, у кого  мы ночью трясли яблони, набивая запазухи яблоками. Так вот, они, имели не «хорошую» привычку, жаловаться нашим родителям, за наши набеги, грабежи их приусадебных участков. И, конечно, за это нам попадало.
 Мы же, видя, как эти ворованные нами яблоки, поедали наши родители, (не выбрасывать же добро, пусть даже добытое таким криминальным способом). Скрепя сердце, продолжали делать набеги на соседские сады. Здесь, грешно, нельзя не отметить и то, чем  «подчевали» нас, наши родители за все наши, скажем так похождения, проделки. Обычно, как правило, что бы сэкономить время, нас колошматили тем, что попадало под горячую руку. Но, были и исключения. Так, мне делали внушение старым, давно вышедшим из употребления, набитым грязью и пылью, сто раз подшитым, со сносившейся подошвой валенком. Некоторым, у кого с фронта пришел отец, им везло больше, их стегали солдатским ремнем. Опять же, если сравнить, удары валенком, даже, если этот удар пришелся по месту, с ударом ремнем. То здесь, и я должен это отметить, находился в более привилегированном положении. Судите сами.  От удара валенком, испытываешь невообразимую боль, за то, нет видимых гематом. Тогда, как, от удара ремнем, остается бордовый через всю спину рубец, который долго не проходит, да, еще, если таких рубцов скажем два или три.
 Кстати, валенок, которым я получал внушение, как правило, от своей мамы. У отца, на это, что бы напомнить о себе, не находилось время, заниматься «пустяками» такими, как делать мне внушение. С этим как он думал, вполне справлялась мама. Так вот этот валенок был все время у меня на глазах, лежал в углу, у дверей. И мне ни чего не стоило взять и выбросить его на свалку, или, еще,  куда. Но я этого не делал, лишь только потому, что этот валенок, в конечном итоге, когда подходила осень, превращался в охотничьи пыжи, для зарядки охотничьих патронов, (отец был охотником). И, что бы, не покупать те же пыжи в магазинах. Мне приходилось, превозмогая боль, подставлять свою спину, таким образом, экономя и без того скудный семейный, бюджет.
 И вот мы, пацаны, придя на озеро купаться, после очередной взбучки, те, кто получил внушение валенком, превозмогая боль в спине, тут же раздевшись, лезли в воду. Те же, кого подчевали ремнем, еще долго  стесняясь своих красных рубцов, пряча их под рубашками. Ходили по берегу, завидуя нам. А то бы подумали, что все мы, когда родители приходили с работы, выли в одно и тоже время, от получаемого (удовольствия).
 Шло время, мы понемногу взрослели. Многие, по исполнению шестнадцати лет, шли работать на завод. И не потому, что не хотели учиться, а из-за того, что нужно было помогать семье, родителям, ставить на ноги младших братьев и сестер. В частности я, получив паспорт сегодня, на другой день пошел на завод работать учеником слесаря-сборщика. Когда же исполнилось восемнадцать, пошел в армию. Здесь нужно отметить одну особенность, характерную для нашего поколения. Дело все в том, что, по истечению долгих лет, перебирая в памяти своих сверстников, я не обнаружил ни одного, кого бы забраковала медицинская комиссия, по здоровью, таковых просто не было. Я не хочу сказать, что мы уж так рвались в армию, во всяком случае, не косили от нее, как это делают молодые парни, в наше время. А, ведь мы служили по тем временам, по три, четыре года.
 Сейчас же сделали срок службы до одного, полутора лет, и что? Это поколение (делаю упор именно на сегодняшнее поколение) всячески, как это говорят сейчас, косят и от этих, мизерных сроков службы. Опять же не хочу обидеть это поколение, (видя, чем оно занимается, и так себя обидело). В то же время не могу не сказать. То, довоенное поколение, видя, в какое трудное положение попала их Родина, (война 41-45гг.) на фронт буквально рвались, многим, из которых не было еще и шестнадцати лет.
 Сейчас, косят от мизерных сроков службы. И это есть не что иное, как полнейшая деградация, людей этого поколения. О чем, о каком патриотизме можно говорить. Громко сказано. Отнюдь. Если взять М.Ломоносова, его биографию, если верить истории, а не верить ей нельзя. Ее, разве, что можно лишь дополнить.  М. Ломоносов из архангельской губернии, в лаптях, где пешком, где на перекладных шел в престольную, что бы получить знания. И, что из этого, из него получилось, мы знаем.
 А, что сейчас? Так, чадо выросло, с трудом окончило школу, встает вопрос или идти в армию, в которую ни он не родители не хотят его отдать. Поступать в институт, туда, у него не хватает знаний. И, тогда родители, что бы спасти своего сыночка от армии, дают взятку военкому, или медицинской комиссии и их сын на «свободе». Нет смысла скрывать, что важную роль, во все времена играли деньги, в наше время, особенно. За них их сынок поступает в институт, скажем, медицинский. После окончания, которого, частенько, опять же по блату устраивается работать в клинику, по специальности, скажем терапевтом. Проработав год, начинает стонать, требовать, что бы ему добавили, нет, нет, не объем работы, а зарплату. Связи с этим, не могу не привести пример, относящийся, лично ко мне.
 Проживая в условиях Сибири, уж так получилось, приобрел полиартрит рук. Там, где сейчас живу, по месту жительства пришлось обратиться в поликлинику. Не вылечить, хотя бы, приостановить прогрессировать болезнь. По совету врача купил дорогостоящее лекарство. Придя в больницу, к хирургу, что бы поставить укол, (кстати, эти уколы ставит именно хирург, а, не медсестра). Тот, набрав лекарство в шприц, на какое-то время задумался. После чего, сделав умное, сосредоточенное лицо. Одним словом, укол мне был поставлен, далеко не в то место, куда его нужно бы было поставить, (это, я узнал чуть позже).
 Придя на другой день, врач, снова задумался, выражение его лица было такое, что вообще, надо ли ставить этот укол? Я же, глядя на врача, на его затруднительное положение, решил помочь ему. Сказал, поставьте укол в кисть, между суставами. И то, правда, оживился он, изобразив на лице обрадованную счастливую улыбку. После чего, поставил укол туда, куда я ему посоветовал.
 На самом же деле, в то время, я и сам не был уверен, в правильности своей подсказки, которая, как оказалось, была правильной. После такого посещения, приема возникает вопрос, надо ли вообще обращаться к врачам. Безусловно, надо, но, честно скажу, порой страшно.
 Или, другой пример, у пациента был приступ аппендицита, его же, стали лечить от простуды. И сколько еще можно привести примеров, такого врачевания, от врачей бездарей, многие из которых принадлежат к сегодняшнему поколению. Здесь так и хочется сказать, что, если таким врачам платили бы по конечному результату. И, неизвестно, сколько после их такого лечения было бы вылечено, а, сколько попало в морг. Недавно, у нас в районе, сдали в эксплуатацию новый больничный комплекс, который был построен буквально за один год. Кстати о комплексе и его, таком скоропостижном строительстве. Его строительство началось несколько лет назад. Для этого выкопали котлован. Обнесли его фундаментом, так сказать заложили ноль, или нуль. Потом, по «непонятным», во всяком случае, для простых смертных, по каким-то причинам заморозили. И этот ноль, или нуль, как развалюха, после бомбежки времен отечественной войны, был заброшен на несколько лет.
 И вот, неожиданно, стройка ожила, срочно был разобран старый фундамент. Пришла техника, которая при помощи ковшов, бульдозерных ножей вмиг, все заровняла, сделала новую перепланировку. И тут, началось, что-то невообразимое, все разом закипело, забурлило. На него, на эту стройку, согнали специалистов, строителей, почитай со всех городов, строительных организаций Башкирии. Жители района недоумевали. Чем был вызван такой ажиотаж в строительстве. Разные на этот счет ходили слухи. Одни говорили, что нужно было срочно расходовать средства, выделенные из федерального бюджета, на эту стройку. Другие же наоборот, говорили, (пожалуй, они были правы). Что ныне здравствующему правительству, да что там правительству Президенту, приходит каюк.
 И вот правительство, что бы удержаться у власти, засуетилось, развернули стройки по республике. Дескать, не все при нашем правлении, все так уж и плохо. Одним словом, как ни старались, на поверку, так и вышло, как это говорится: «Они ушли».
 Уж так получилось, я иногда, приходил на стройку этого самого больничного комплекса, что бы взять немного песку для голубей. Наблюдал, как строители всех мастей и национальностей делали раствор, для кладки стен. Иногда, вступал с некоторыми из них в разговор. И вот как-то, в очередной раз, придя за песком, обнаружил, совершенно другой контингент рабочих. На вопрос, а где те, которые только что здесь работали. Был ответ, их уволили. Спросил почему, вроде и работали хорошо. Как оказалось, «ушедшие» торговали, точнее говоря, продавали цемент на сторону ниже себестоимости, порой отдавали мешок цемента за бутылку. Конечно, руководству возглавлявшему строительство, это не понравилось. Вот, они и «ушли». Опять же, связи с этим, не могу не рассказать один случай. Который мне поведал один «грач», по тем временам.
 Да и по сегодняшнему времени так называемых гастербайтеров, как правило, приезжающих к нам весной, с юга, со средней Азии и Кавказа, армяне, грузины. Сейчас, после распада (развала) СССР, в основном эту строительную нишу, заняли выходцы из средней Азии. Таджики, узбеки, киргизы, украинцам пока не до этого. Эти, сегодня делят свою страну, на запад, восток и юг. Так вот, в то время, я жил и работал в одном из городов горнолесной зоны, челябинской области.
 Так уж получилось, проходя, мимо одной стройки, на которой работали, судя по их огромным головным уборам, чем-то отдаленно напоминающим вертолетную площадку, то, бишь грузины. Было довольно жарко. Я, что бы передохнуть остановился у этой стройки. Ко мне подошел один из этих строителей, спросил закурить, разговорились. Как потом оказалось, это был, как и все в этой бригаде, грузин. Не знаю, уж чем я ему подошел. Только он, посмотрев по сторонам, разоткровенничался. И, убедившись, что вокруг никого нет, его прорвало. Первое, с чего он начал, сказал: Вы, русские топчитесь по деньгам, а взять их ни как не можете. Это, сказанное моим собеседником несколько меня удивило. Скажу больше, даже задело, обидело.
 И я спросил его, как это. А, вот так, сказал грузин. При этом, показал рукой в сторону, другой стройки. Где строился частный дом. Как оказалось, этот частный дом, строился из этого же кирпича и цемента. Отпущенного, на строительство гостиницы, которую, в данный момент, строили грузины. И, только тут я понял, весь смысл, открытый мне грузином, что не только жульничали и жульничают в наше время, как при строительстве сегодняшнего больничного комплекса, продавая цемент по недопустимо сходной цене, но и по тем временам. Отличаясь, разве что, масштабами воровства.
 Сейчас, в наше время, как это будет не прискорбно отметить, воруют чаще, и, в больших масштабах. И, как это не покажется неудивительным, удивляться тут нечему. Большая часть этого остается не раскрытым, безнаказанным. Действительно, кому взбредет в голову наказывать Кержакова. Конечно, как всякий порядочный, честный человек, о том, что рассказал мне грузин. Я, ни кому, ни чего, не сообщил, разве что, для себя, принял к сведению. Как это говорится, не подошло время. Иногда, зачастую, уж так устроена некоторая часть человеческого общества. Человек молчит, не обращает внимания на то, те безобразия, которые он видит, творятся вокруг него.
 А, если так разобраться, все это происходит только по тому, что мы, все время кого-то, чего-то боимся, словно зомбированные.  И, все это происходит до тех пор, пока это, эти безобразия не коснулись лично его, нас. И, уж тогда, словно выйдя из летаргического сна, только держись. Но, вернемся, к стройке, больничного комплекса. Здесь есть еще один нюанс, и о нем, на него, стоит обратить внимание. А, пока, вскоре, там, где совсем недавно был пустырь. Вырос огромный красивый больничный комплекс. Слов нет, комплекс действительно внешне красивый, современный. Правда, по «непонятным» причинам, вскоре стал сыпаться.
 И, глядя на все это. Один из врачей,  (судя по его виду, не обремененный годами) выйдя из своего кабинета, в задумчивости с  грустью сказал: Здание то красивое, а  вот внутри, под словом внутри, как потом оказалось, он имел ввиду, обслуживающий персонал, остался тот же. И с ним, с его выказыванием, умозаключением, трудно не согласиться. Все дело в том, что иногда, а, по большей части зачастую, таким врачам, за такое лечение, что бы хоть как-то, вылечить себя или близкого Вам человека. Мы, взяли за правило благодарить врачей, делать им, так скажем, знаки внимания. Да что там внимания, откровенной взяткой. Так, я, автор этих строк, после того, как моя супруга попала в больницу. И, видя, как ее лечат, какое к ней отношение, и не только к ней, (что только не сделаешь, на что только не пойдешь, что бы облегчить страдания близкого тебе человека). Даже не знаю, как это назвать, взятка или…. Одним словом, сделать знак внимания.   Что бы тот, как лечащий врач, обратил на нее должное внимание. В данном конкретном случае.
 Пошел в магазин, купил самую дорогую водку, и соответствующую ей закуску, все это отдал врачу. Тот принял все это, как божий дар, как должное, без всякого зазрения совести. И что, дело сразу сдвинулось, супруге стали делать то, те процедуры, которые обязаны делать, без всяких на то знаков «внимания», назовем это так.  Супруга, как человек сердобольный, видя, какое отношение со стороны лечащих врачей к другим, таким же пациентам, как и она. Это, такой способ, как излечиться, тут же, посоветовала, сделать другой больной.
 Та, тоже не откладывая в долгий ящик, не преминула этим воспользоваться. Опять же, через магазин, натурой. Когда же она предложила врачу знак внимания. На что та сказала, с опаской, посмотрев по сторонам. Ну, нет, что Вы, с пенсионеров мы «не берем», (хоть здесь, везет пенсионерам). Сама же при этом, пряча этот самый знак внимания, в свой, заранее, (на всякий случай), приготовленный пакет. И это лишь несколько примеров, нашего с Вами врачевания, тогда как, сколько еще таких бездарей, отвечающих за нашу жизнь, продолжают «лечить» нас.
 Но, и это, надо отметить, что, не менее важное и главное. Таким бездарям оказывают знаки внимания, делают те категории людей. Которые по долгу службы, как раз должны бороться, противостоять этому злу, мздоимству. Сейчас, да и во все времена, в наше особенно, и это не является ни для кого секретом. Все и вся зиждется на взятках, коррупции.
 Не хочу сказать, что раньше этого не было, было. И, все-таки, не в таких масштабах, как это есть сейчас. Что-то подобное, предлагали и мне. Давно это было. В свои двадцать пять лет, после окончания техникума пришлось поработать охотоведов, в одном из глухих, по тем временам горно-лесных районов Урала. Посылая, хорошо помню, напутственные слова, сказанные мне главным инспектором при челябинском облисполкоме Назаровым В. И. Смотри, там народ особенный, со своим жизненным укладом, сложившимся на протяжении веков, будь гибким, не переусердствуй. При себе держи пару хороших браконьеров, на месте, ты их все равно не возьмешь. Зато они выдадут всех, кто только еще хочет совершить это браконьерство.
 Правда, должен заметить, их услугами мне не пришлось воспользоваться, так как, эти «хорошие» браконьеры, были крупными начальниками. Уж так получилось, при патрулировании, находясь в тайге, в охотничьих угодьях своего района, (со мной был один из старейших охотников, пенсионер). Мы встретили, в наших угодьях, троицу людей, приехавших на уазике, Один из них, как потом, оказалось, был зам. прокурора г. Златоуста. Правда, они не успели еще ни чего добыть. И, тем не менее, они находились в чужих охотничьих угодьях. И, этого было уже достаточно, что бы на них был составлен протокол. Одним словом, за нахождение их в чужих угодьях, с целью промысла, пришлось составлять на них протокол. Поначалу, видя мой возраст, этот самый зам. прокурора, что бы я ни составлял на него протокол, стал всячески увещевать меня, Когда же, видя, что это не помогает, стал откровенно давить на меня. Говоря: Ты знаешь, кто я такой, с кем имеешь дело, да я….
 И, чем больше он говорил, подчеркивая свое служебное положение, свой статус. Тем с большим удовольствием, я фиксировал, записывал все это в протоколе. Одним словом, забегая  вперед ход протоколу все же, был дан. И, если верить, за это, а может и еще за что-то, этого зам. прокурора, досрочно перевели, как это обычно делается, что, особенно характерно для нашего времени,  в другой район. (Здесь, я должен отметить, хотя, описываемые события данного рассказа происходили в шестидесятые годы. Но, поскольку пишутся в наши дни. Нечто подобное, с неким прокурором, происходит и сейчас).
 Но, коль скоро пошел разговор для меня близкий. Помня наказ  главного охотоведа, будь гибким, держи при себе пару браконьеров. Я, и это не скрываю, для некоторой категории людей, делал послабления. Очень редко, почти ни когда и все же. Иногда, приходилось составлять протокол на человека, (охотника) добывшего, скажем лося или косулю, не имея, на то разрешения. При этом, заведомо зная его социальное положение, сколько голодных ртов, ждут его возвращения из тайги. Начинал задумываться, скажем так, анализировать. Что его подвигло сделать это, пойти на противоправные действия.
 И я, накладывая на него «взыскание», при этом, не испытывал, особого удовлетворения, удовольствия. И, иногда, что греха таить, шел на сделку со своей совестью, законом. Прекрасно понимая, что этот человек, что бы ему рассчитаться за незаконно отстрелянного им лося, для этого, у него, нет средств. И ему, что бы внести штраф, ничего не остается, как добыть еще, теперь уже, другого лося. Продав мясо, которого, погасить штрафные санкции. И такое, как это будет ни грустно констатировать, было.
 И теперь уже мне, в редких, единичных случаях, вопреки своей должности. Приходилось становиться неким адвокатом, человека, нарушившего закон. Изыскивая для него смягчающие обстоятельства. Таким образом он, сам того не подозревая, невольно становится моим помощником. Но, не стукачом, хотя, на самом деле, таковым являлся.
 Здесь, как это будет ни грустно, я буду вынужден пояснить, показать разницу. Идет Гришка с охоты, встречные показывают на него пальцем, говорят, смотрите охотник идет. И, так, каждый раз тычут на Гришку пальцем, повторяя, одно слово, охотник. Когда же, его кто-то спрашивает, что хоть добыл, в ответ, да ничего. На другого же, хоть он идет и не с охоты, без ружья. Говорят, этот браконьер, намедни, лося добыл, а, в прошлом годе, аж двух. Спросите, почему я привел эти два примера? Браконьер, если бы он отстреливал лосей в рамках закона, по разрешению, лицензии, это действительно настоящий охотник, скрасть лося или другое животное, не так просто. А, вот Гришка, имея лицензии, и, ни чего и ни когда не добывает, ну, этот охотник. Но это все так, к слову.
 Уж так получилось, что на склоне лет, пришлось судиться. И, ни с кем, ни будь, а со своим соседом. И, хотя, правда была на нашей стороне. Это подтвердили все созданные по нашей просьбе межведомственные комиссии. Это же, своим предписанием, засвидетельствовал и архитектор района. Да и все кто, так или иначе, знаком с нашим делом. И, тем не менее, суд посчитал нужным, оправдать те деяния нашего соседа, приняв его сторону. Нет смысла описывать все суды, которые длятся, растянулись больше чем на год. И их, ведет некий судья Миякинского районного суда, Хакимов И.М. Спросите, почему такое происходит? Да только все потому, безнаказанность, порождает беззаконность. Так, идя на очередное заседание суда. Кстати, которые по разным на то причинам несколько раз откладывались, то у судьи Хакимова И.М., заболел отец, то у нас нет какой-то справки, (тогда как все справки были предоставлены), то заболел сам Хакимов И.М. Тогда, как хорошо осведомленные, знающие судью Хакимова люди,  говорят, что его болезнь нужно лечить огуречным рассолом.
 Более того, идя на суд, встречные, узнав, куда мы идем и по какому вопросу, сочувствуя нам, (мне идет восьмой десяток лет, и фашисты 41-45гг достаточно поиздевались надо мной, будучи в детском возрасте. Супруге идет седьмой десяток, и жизнь для нее была тоже не подарок. Так как осталась одна, с двумя малолетними детьми на руках и больной матерью. (Муж трагически погиб), так вот они говорят, что Вы ходите, дайте Хакимову И.М. взятку, он живет этим. И суд будет на вашей стороне, закончатся все ваши мучения. И, как подтверждение этому. В один из дней, находясь в здании суда, уж так получилось. Костина Татьяна Васильевна, невольно подслушала разговор двух рядом сидящих женщин. Разговор велся на татарском языке, (на разговорном, бытовом уровне, Костина Т.В. им владеет). Одна из женщин говорит другой, я суд выиграю. И пояснила, я дала адвокату десять тысяч рублей, половиной из которых он поделился с судьей. Когда же одна из женщин ушла. Костина Т.В. села рядом оставшейся женщиной.
 Слово за слово, женщина поинтересовалась, по какому вопросу она в суде. Получив ответ. На что женщина, пододвинувшись к ней ближе шепотом произнесла: Так это о Вас судья Хакимов И.М. сказал: Я этих «уруща» задавлю штрафами.
После чего, тут же, быстро  поднялась и удалилась. И, действительно, на судах, судья Хакимов И.М. не давал нам слова. Когда же мы, говорили, делали свои замечания. На что судья Хакимов, видя, что суд идет не по его сценарию, в ответ слышали одно: Я вас выведу. В тоже время слушал и не просто слушал, а с подобострастием порой тех, и того, кто не имеет к суду прямого отношения. Более того, в приемной суда, при встрече с ответчиком, первый протягивает тому руку. Здесь хочется заметить, все суды проходили и проходят, с подобострастием, невольно напрашивается вопрос, почему такое происходит? На этот вопрос, расшифровку этому, дала ответ, сидящая рядом с Костиной Т.В. в коридоре суда женщина.
 Вот только от нас, и это всем, на будущее, ни кто взятку не получит, по ряду причин, во-первых у нас нет на это средств, во вторых, если бы таковые и были, не дали, в третьих, мы русские и давать взятку, это не в духе нашего народа. И последнее, если, что и можем дать, комбинацию из трех пальцев.
 Хотя, подонков, и, это надо признать, есть и не мало, среди нас. Как уже говорилось, наш суд тянется больше года, тогда, как он не стоит и выеденного яйца. И, вообще, этот вопрос мог бы быть рассмотрен и решен на уровне главы администрации района, законным, волевым решением. Вот, только закон есть, нет воли. Здесь уместно заметить, высказывание президента Р.Ф. Медведева Д.А.. Относительно судей, судебного российского производства. Он сказал на всю страну, судей затягивающих суды, не имея на то оснований, отдавать под суд самих. Под это высказывание, как раз и подпадает судья Хакимов И.М   Невольно, напрашивается, возникает вопрос. Неужели, такое происходит, такая судебная грязь на всех уровнях, во всей России.
 Опять же, слушая,  смотря телерадиовещание, убеждаешься в том, что, чем выше суд, судебная инстанция, тем больше он погряз  коррумпирован. Не лучше обстоят дела и в прокуратурах, прокуроров, всех уровней. В частности, прокуратуре Миякинского района, Башкирии. Но, об этом, стоит остановиться более подробно, чуть позже. И снова, уместно отметить, высказывание президента Д. Медведева, в новостях, от 16 апреля, 2012 года, он сказал, что наши молодые юристы, довольно слабы, в своей профессии. И это действительно так, в этом, воочию можно убедиться. Достаточно просмотреть, телевизионную программу, Федеральный судья. (Да, это телевизионное шоу, но факты,  взятые  из сегодняшней, нашей жизни), как поверхностно, под час, безграмотно, проводится следствие. На основании чего, выносится судебный приговор, зачастую не виновному человеку.
 Оставим на время юриспруденцию и, иже с ней. Вернемся к описываемому поколению. Безусловно, технический прогресс не стоит на месте, на смену авторучкам, пишущим машинкам, счетам, пришли компьютер, мобильный телефон, цветной телевизор и многое другое. И все это, в совокупности, (если конечно злоупотреблять этим) отрицательно влияет на организм человека. Особенно на детский, еще не вполне сформировавшийся. Часто можно видеть такую картину, идет школьник и, приложив к уху мобильный телефон, порой длительное время разговаривает с таким же, как и он, учеником, который идет позади него, в каких-то десяти шагов. Такой ученик, придя, домой, иногда сразу садится за компьютер, или телевизор. Сидит за ним до тех пор, пока его от него не оттащат родители. А, когда этому чадо  приходит время, идти в армию, зачастую, он становится духовным и физическим инвалидом. Другие же наоборот настолько преуспевают в компьютеризации, что начинают взламывать счета банков и рядовых граждан, таким образом, входя в конфликт, с правоохранительными органами. А,  будучи уличенными, садятся на скамью подсудимых
 Безусловно, жизнь есть движение, во всех ее проявлениях, и это очевидно. И, совершенно не значит, что не нужно заниматься компьютером или еще чем-то, просто во всем нужно знать меру и время. Сейчас, как уже было сказано выше, снизили ценз, срок службы в армии, меньше, уже некуда. Больше того, ввели альтернативную службу. И, зачастую можно наблюдать такую картину. Абсолютно здоровый парень, вместо того, что бы идти в армию, выбирает для себя альтернативную службу, идет работать санитаром, в больницу, подносить больным утку. Таким образом, отнимая рабочее место у того, учитывая огромную безработицу в стране, кто стоит на бирже труда по безработице. И это, не есть правильно. Тут же, сразу, возникает вопрос.  Интересно, пошел бы этот (лоб), на один год, в армию, если бы таковую альтернативную службу  ввели, скажем, провести этот год, не поднося утку, в лечебном учреждении. А, в шахте, добывая уголь, или мыть золото на Колыме, на одном из притоков Лены. Конечно, скорей всего, он пошел служить в армию.
 Пусть не к месту, но не могу не привести пример. Таким служакам, ой как далеко, пусть надуманного героя из рассказа Д. Лондона «Мексиканец», да, тот (Мексиканец), мыл полы, из его тщедушного тела, выколачивали душу на боксерском ринге. И все это, он терпел, сносил, лишь для того, что бы заработать деньги, для покупки оружия, для революции. Тогда как, сегодняшнее поколение, всячески нехорошее слово «косит» от армии. И этому, способствуют родители. И их, можно понять. Учитывая, что происходит в армии, дедовщина.  И тут же встает вопрос, кто эту дедовщину создал? Да, соглашусь, опять же, это наше упущение, упущение на всех уровнях. Начиная с семьи, школы, вузов и тому подобное.
 Раньше, а это конец пятидесятых годов, в армию мы шли, пусть не с радостью  но, коль такое случилось, принимали, как должное. С армией у нас было связано познать, что-то новое, куда попадем служить, в какой род войск, кем будем? Мне, в частности повезло и с местом, куда я попал служить и с родом войск. Служить попал на самые, что ни на есть дальние наши острова, Курильские. Пусть издалека, видел Японию, остров Хоккайдо. Самих японцев, с браконьерских судов, китов, выброшенных океаном. Почувствовал, испытал, что такое цунами, землетрясения, свирепые ураганы. Но, что самое важное для меня, вплотную познал, столкнулся с этой дикой природой, затерявшихся в океане, и, все-таки, наших островов. Но, что я считаю самым главным, и важным. Не знаю как сейчас там с этим, но, тогда наш призыв пятьдесят восьмого года службы отменил, так называемую, пресловутую, присягу, которая процветает сейчас в армии. Тогда, в то время, это, десяток ударов по мягкому месту, обыкновенной металлической столовой ложкой. И, как бы там ни было,  о проведенных трех с лишним лет службы в армии, ни сколько не жалею. Более того, даже благодарен, тем, трех с половиной годам, тому времени. В армии я получил специальность телеграфиста, (радиста) которая, уже, будучи на гражданке, не раз выручала меня, в сложных жизненных ситуациях.

Если раньше, мы, дети военного и после военного времени, читали все подряд. То сейчас, зайдя в библиотеку, особенно на периферии, частенько можно видеть одного, скучающего библиотекаря, как говорится тишь, безлюдье вокруг. Тогда, как раньше, что бы обменять прочитанную книгу, нужно было выстоять целый час, а то и того больше. Такое большое количество было людей и не только взрослых, но и нас подростков. Как я уже сказал, мы дети читали все подряд. Связи с этим, не могу не рассказать один случай. В одно из посещений  библиотеки. Что бы обменять книгу, (тогда, в то время, у нас не было детского отдела) была одна общая, как для взрослых, так и для нас подростков. Так вот, я выбрал книгу  Теодора Драйзера «Американская трагедия»,  (кстати, иногда, а, зачастую больше, я брал книгу, обращая внимание не столько на ее название, а, насколько она потрепанная. Для себя, объясняя это тем, что ее читают, она интересна).
Сейчас, не хочу провести параллель, и все же, сейчас, чем не затасканная (девочка, девушка). А это, таковая, сразу бросается в глаза, тем выше она котируется у молодых парней. А, взяв такую, для совместного проживания, (в жены), вникнув, разглядев, что она из себя представляет. И, если уж сильно любит, то начинает ее воспитывать выколачивать из нее все наносное. И, если таковое воспитание не помогает, не приносит желаемого, оставляет ее. Но, вернусь к библиотеке, в свою колею. Придя, домой, стал читать, эту самую «Американскую трагедию». Прочитав до половины, уж как-то так получилось, к нам зашла, как это сейчас говорят, продвинутая соседка. И, увидев название книги, поинтересовалась, кто ее читает. Узнав, что эту книгу читаю я, назидательно сказала моей маме, что такие книги, мне читать еще рано. Не знаю рано, или поздно мне было читать эту книгу, во всяком случае, книга, ее содержание, мне понравилось.
Прочитав ее всю, пошел сдавать в библиотеку. И тут, неожиданно, за библиотечным столиком, я увидел своего преподавателя начальных классов, (очевидно, она подрабатывала во время летних каникул). Я, положив на стол книгу, уже собрался, было идти выбирать другую. И тут она, увидев название прочитанной мной книги, сказала, а что, разве я не хочу прочитать другую ее часть? При этом, подала мне книгу, я, помня запрет, что мне еще рано читать эти книги. Но, увидев название и такую же потрепанность, только что прочитанной мной книги, быстро сообразил. Что моя мама, увидев название этой книги, будучи, простой обывательницей, подумает, что я дочитываю еще ту, запрещенную мне по возрасту. Так оно и вышло, моего обмана она не заметила. Увлекшись Драйзером, прочитал и Сестру Керри. Больше того, понял, сделал для себя вывод. И, как это говорится, чем дальше в лес, тем больше дров.  И этот, вообще, безобидный обман своей матери с книгой, натолкнул меня на крамольную мысль.
Все дело в том, что мама, зачастую, деньги мелкого достоинства, (крупного, по тому времени у нас и не было), ложила на край стола, у стенки. Чем я и решил воспользоваться, из отложенных денег, брал трешку, или рубль и аккуратно клал на пол, между столом и стенкой. Создавалось впечатление, что эти деньги случайно упали на пол. И, если мама не обнаруживала недостачу, то эти деньги перекочевывали ко мне в карман, которые я тратил на морс, или мороженое. Тогда, по тем временам денег на карманные расходы не давали, их неоткуда и не с чего было давать. Вот и изощрялись, выкручивались мы, что бы хоть как-то их заполучить, часто порой сдавали макулатуру, кости, собранные на помойках, одним словом все, что принималось, по тем временам.
Нередко, недостача, якобы случайно упавших денег припрятанных таким способом мной трешки, или рубля, все же обнаруживалась. Подозрение сразу падало на меня. Крайним был я, да больше и не кому было быть, младшие: брат и сестра, один еще качался в люльке, другая, только, только, начинала ходить. И тут я, начинал оправдываться, говоря, что денег не брал, ни какого к ним отношения не имею. И тут же бросался на их поиски. И конечно же, вскоре,, находил их, яко бы, упавшими со стола, на пол, при этом ополчался на маму. Что это не я взял деньги, а что она растеряха, не помнит, куда и что положила. И, конечно же, бедная мама, ссылаясь на свою память, невнимательность, сокрушалась, виновато поглядывая на меня. Вскоре, видя столь затруднительное положение, вечную нехватку денег, иногда просто купить булку хлеба, прекратил это воровство, и этот, казалось такой безобидный способ их добывания. Но вернусь к чтению книг, раньше, находясь в общественном транспорте: трамвае или автобусе, можно было наблюдать, как кто ни будь из пассажиров, иногда в толчее, читает книгу, одного из классиков, скажем того же Бунина. А, ведь зачастую, придя домой, у этого человека нет крошки хлеба. Более того, при встрече, часто можно было слышать, как один спрашивает другого, что он прочитал или читает в данное время? Сейчас, в наше время это стало редкостью. Да, какие там разговоры о чтении.
Иногда, как это говорится, в шутку, что бы подколоться,  спрашиваешь вчерашнего одиннадцатиклассника, знает ли он, что Конго, все еще в Африке. Чаще всего, на заданный, явно прикольный вопрос, тот, на какое то время, задумывается, явно не чувствуя подвоха, так и не найдя ответа, не зная что сказать, говорит: Ну и хрен с ним. Подразумевая под этим, его таким ответом, человека, то бишь, политического деятеля, по каким-то причинам, задержавшегося в этой Африке. Или, и того, лучше, или хуже. Спрашиваешь, смотрел ли он вчера фильм, поставленный по одному из рассказов  Чехова, про колхозы, ответ, да нет, время не было. Тогда, снова задаешь уже более уточняющий, развернутый вопрос, как, неужели он не смотрел фильм Антона Павловича Чехова, про колхозы, ответ тот же, нет. И только когда спрашиваешь, а были ли при жизни Чехова колхозы, вот тут, вчерашний школьник, начинает соображать. И это такие ответы дают вчерашние школьники, готовящиеся поступать в вуз. Связи с этим, беды, вымиранию нашего населения, деградации, особенно молодого поколения. Искать нужно, прежде всего, в социальном неравенстве, в шатании, а порой просто в незнании, что делать, наших, государственных деятелях, кстати, которых мы сами же и выбираем.
Сейчас, в прессе, по телевизору, можно увидеть, услышать, прочитать, как глава государства, президент, решает тот, или иной вопрос отдельно взятого обратившегося к нему гражданина. И этот вопрос решается, обратившийся удовлетворен в своей просьбе. Возникает сразу же вопрос, сколько у нас в стране еще людей, с нерешенными вопросами. И, что, что бы решить свои проблемы, (которые, к слову сказать, в единичных случаях, действительно, может решить, не иначе, как президент), давайте все сразу, огульно напрямую обратимся к президенту. А все это только потому, что те, кто должен решать эти вопросы, на работу приходят не работать, а присутствовать на ней. Многие же, попросту  не соответствуют занимаемой ими должности. Вот и приходится за них решать, подменять их работу президенту, в том же Башкортостане. Хотя, здесь я должен заметить. На наши обращения, два раза писали на его, (президента Р.Б. Р. Хамитова) имя заявления, три раза выходили на его сайт, давали две телеграммы. Прекрасно понимая, что он не прокурор, не следователь. Да и мы, если, что и преследовали, обращаясь к нему. Разве что показать, отметить, что не все еще хорошо, прекрасно вверенной ему республике.
Сейчас, как в целом по России, так и в отдельно взятых республиках развелось, открылось множество контор, заведений, по оказанию помощи гражданам, всевозможных услуг. Решить помочь в улучшении пошатнувшегося здоровья, тому или иному гражданину, или вопросы бизнеса. И все эти услуги, решают, предсказывают многочисленные экстрасенсы. Правда, некоторых из них, называют шарлатанами жуликами. И их, эту категорию людей, частенько показывают в различных телевизионных программах. Взять хотя бы ту же программу, которую ведет Малахов, «Пусть говорят». Я не хочу сказать, что во всей этой братии предсказателей, нет истинных, кто действительно может предсказать судьбу человека, или вылечить.  Взять ту же Вангу. Как правило, к ним, к этим предсказателям обращаются люди, неуверенные в себе. Много таких, которые, что бы хоть как-то вылечиться  пообращавшись к врачам, походив по больницам. Так ни чего и, не добившись, в улучшении своего здоровья. Идут на поклон к всевозможным, расплодившимся, особенно в наше время, экстрасенсам, знахарям, да, что там, шарлатанам. Расплачиваясь с ними, за их лечение, огромными суммами денег, иногда, последними. Приготовленными, на похороны.

Нередко, к таким целителям обращаются состоятельные бизнесмены, крупные политики, то есть те, которым есть что терять. В газете «НЕДЕЛЯ» от 15 ноября сего года, (кстати, приазавшей долго жить) на ее первой странице был помещена фотография президента Р.Б. Хамитова Р.З. на фоне, в окружении  экстрасенцев, говоря это, я не хочу ничего этим сказать. Разве, что, на будущее, хотелось бы видеть его фотографию в окружении не предсказателей, этих откровенных шарлатанов, а, среди простых людей, передовиков производства, различных отраслей народного хозяйства Башкортостана.
А, пока, наблюдая, разговаривая с теми же пенсионерами. При встрече, слышишь, как они жалуются друг другу, за их нищенскую пенсию, за дороговизну лекарств, свои болезни, на коммунальные услуги. Действительно, как может жить пенсионер, на пенсию, которая составляет пять тысяч рублей? Вычтите с этой пенсии за все про все и, что у него останется?
О каком интеллектуальном развитии может говорить человек, о какой духовности, если эту духовность съел желудок и болезни. С некоторыми высказываниями экстрасенцев, частично, согласен. Например, с Р.Саитовой, которая отметила, что скоро в Башкирии говорить о коррупции будут редко. Говорить об этой самой коррупции будут еще долго, хорошо, если только говорить. Мы всегда выдаем желаемое за действительное. В продолжение она (Р.Саитова) говорит, что несколько «шишек» полетят в районах. Хотелось бы, что бы, таковое, наконец-то произошло, конкретно, в Миякинском районе. Ну, хорошо, несколько, все же сколько? Каждого первого, ну уж второго судя по тому, что происходит в Башкирии, в отдельно взятых районах, уж точно. И далее, как она говорит, уголовные дела заведут на троих. А, надо, на каждого второго. Одного из них посадят. А, надо, каждого третьего.
А, то, что Хамитов Р.З. будет президентом Башкирии, и, останется не на один срок. Это, как сейчас принято говорить, будет при любом раскладе экономического, и политического положения дел, в Башкирии. Его оставят те и тот, кто его назначил президентом, Это, прежде всего президент Р.Ф. Медведев Д. А. А, вообще-то человека, красит не место, а его дела.  Хотя бы потому, что человек, даже обладая феноменальными способностями, недюжинным  здоровьем. Не сможет, вот так сразу, разгрести, столкнуть то, что копилось десятками лет. Взять те же, пресловутые ваучеры, которые помогли нажиться, разбогатеть одним, и вогнать в еще большую бедность, и нищету других.
 Некоторые, получив эти бумажки и не зная, что с ними делать, избавлялись от них, отдав за бутылку водки. И опять же, с распадом СССР, Россия потеряла не только часть территории, но и уменьшилось население.
Сейчас, что бы хоть как-то увеличить прирост населения, государство пошло на беспрецедентные, неординарные меры. За рождение ребенка платить материнский капитал, в денежном выражении. Поможет ли это, возможно, но, на определенный, кто знает исторический отрезок времени.  Все дело в том, что рожать по большей части будут малоимущие, соблазненные этими самыми деньгами. Тогда, как этого новорожденного дитя, по мере его взросления, нужно будет кормить поить одевать, учить. И на это, на такой длительный период процесс воспитания чада, родителям понадобятся деньги, и не малые, которыми они вряд ли располагают, и будут располагать, при нашем социальном положении. На фоне нашей безработице и мизерной заработной плате. И не получится ли так, что мы наплодим, новых, молодых бездомных, шатающихся по вокзалам, спящих в мусоропроводных люках, бомжей.
А что богатые, они тоже рожать не будут, ну заведут одного, в крайнем случае, второго. Который, чуть оперившись, запросит у них все и сразу: машину, компьютер, модную одежду и многое другое, говоря другими словами, будет разорять их, а им это надо? Таким образом, мы снова загоним себя в тупиковое положение, встанет вопрос, что делать? Возможно немного иронии, поиздеваться над собой, своей жизнью. Запретить под страхом смерти аборты. И прекратить, снять с производства всевозможные контрацептивы, противозачаточные, и тоже под страхом смерти. Загнанному человеку, в не человеческие трудные условия, остается что? Правильно, получать единственное удовольствие ночью, продолжая человеческий род, плодиться.
Союз распался, да, мы потеряли часть территории, населения. И это, историческое событие, произошло не вдруг, не случайно. И совсем не потому, что руководители, тогда еще единого государства, собравшись, где-то в лесу, в Беловежской пуще, так решили, отнюдь. Хотя, и это одна из насущных причин. И, все же, так, в тайне своей души, хотели сами народы, этих, теперь уже независимых государств. Ведь мы же сами говорим, не зависимых, суверенных, выходит, раньше они были под чьей то пятой? Выскажу, и это мое личное мнение. Союз должен был однажды распасться, это, предопределено. Такое явление можно проследить на примере семьи. Подрастающие дети, достигшие определенного возрастного ценза, отделяются от семьи, просто уходят, обзаведясь своей. Так устроен мир, человечество.

Что уж говорить о прибалтийских республиках, теперь уже государствах. Они еще в далекие, канувшие в лету времена, воевали с Российским государством. В наше же время и вовсе считают Россию захватчиком, оккупантом. Здесь,  наверно будет уместно привести пример канадского штата Квебек, кстати, французко говорящего, который тоже хотел выйти из состава Канады. И, только всенародный референдум-опрос, не позволил это сделать.
А, разве не могли наши народы это сделать, не дать согласие на распад союза? Заявить на референдуме. Однако не сделали этого. Коль скоро это произошло, что нам остается плакать о свершившемся? А, может наоборот, радоваться? Быть довольными, что, подтянув до определенного, как экономического, так и культурного уровня, эти республики, их народы. Таким образом, дали им свободу выбора, которой, они и воспользовались, самоопределившись.

 Вот только теперь, обретя свободу, народы этих независимых государств, толпами, легально и нелегально, едут в Россию на заработки, становясь этакими гастербайтерами. И еще, сейчас, почти по всеместно, в бывших союзных республиках, вводят запрет, преподавание на русском языке, попросту выгоняют его, не считаясь, с компактно проживающим в этих республиках русскоговорящим населением. Более того, сносят, завоеванные и воздвигнутые общими усилиями памятники, освободителям от фашистского ига. Памятники тем, павшим, замученным в концлагерях миллионам, теперь уже советских людей.

 А, может, было бы проще сбросить с трона таких руководителей, как Саакашвилли в Грузии, Ющенко в Украине? Которые, как крысы на тонущем корабле, ищут себе убежище в НАТО, вовлекая туда и свои народы. Сейчас, казалось бы, мы живем в демократическом обществе? Безусловно, сейчас любой юнец может задать неуютный, иногда просто провокационный вопрос президенту. При этом ни его, ни его родителей, ни куда не повезут, тогда как несколько десятков лет назад за одну только крамольную мысль, могли упрятать далеко и надолго. И это мы считаем демократией, а может, это есть, не что иное, как не наказуемая вседозволенность?

 Хорошо помню, и это было сразу по окончанию войны. Мы, пацаны играли во дворе своего барака. Как вдруг, из барака, в котором мы жили, выбегает наш сверстник, при этом говорит, что его папку ночью забрали трое дяденек. Уводя, сказали, что скоро отпустят. И его действительно «скоро» отпустили, по происшествию, точно не помню, где-то лет через пять. А забрали, всего то, за неосторожно оброненное, непонравившееся «кому-то» слово. Ну, хорошо, в таком случае уместно спросить, существует ли демократия, скажем в соединенных штатах, не могу утверждать. Точно знаю одно, давно, очень давно, негров в ту же Америку везли закованных в цепи, кругом, куда ни глянь, висели вывески, в той же Америке, неграм вход запрещен. И тут, сразу возникает вопрос, кто есть сегодня Кондализа Райс, Пауэл Коллинз, полицейские негры, усмиряющие толпу белых. И, уж совсем, казалось бы не вписывающийся ни в какие рамки, президент США, негр, Барак Обама.

 Но вернемся к потерянному поколению, нет, нет, пока еще не в жизни, а в статье. Сейчас, сегодняшнее поколение потеряло улицу, некогда с веселым смехом, шумными дворовыми, сугубо народными играми. А, что сейчас, в наше время, как в городах, так и в сельских поселениях, куда ни глянь, кругом валяются пустые бутылки из-под пива, водки, и других алкогольных напитков, асфальт, буквально, блестит, от мелко расколотой спиртосодержащей тары. Эта тара валяется повсеместно, даже там, где ей, казалось бы, не должно быть, возле школ, кинотеатров, домов культуры, глав администраций и милиции. И все это сделано сегодняшним поколением. Более того, часто, идя на рынок, наблюдаешь такую картину. Как ученики старших классов, во время перемены, спрятавшись за угол дома культуры, в одних костюмчиках, дрожа от холода, курят. Зайдя в класс, дышат табачным перегаром на учителя и себе подобным. И все это, в порядке вещей. Сейчас, сегодняшнее поколение, не милосердно относится к своим родителям. Оно беспощадно отстаивает, свои позиции, свою независимость, не желает ни каких ограничений. Сегодняшнее поколение, подчеркиваю, сегодняшнее, не умеет слушать. И это, одна из главных черт, этого поколения. Попросту, уходит из-под контроля старших, на всех уровнях, своих родителей. Сейчас танцы, называют дискотекой, пусть будет так. И, если однажды побывать на этой дискотеке, услышав современную музыку, которая сплошь состоит из грохота, визга, скрежета. Глядя на танцующих, как они кривляются, на их одежду, на которой висят килограммы железа и не только на одежде, но и на их цветных лицах. Так и хочется отвести их и сдать на металлолом.

 Сейчас на танцах уже не услышишь спокойного Албанского танго, быстрого стремительного, динамичного, фокстрота Рио-Рита, или медленно плывущего вальса, Дунайские волны, все это, осталось, теперь уже в далеком прошлом. Сейчас, там, где нужно грустить, мы издевательски смеемся, порой, не сознавая над кем и чем. Да и мало ли сейчас, того, наносного, которое было чуждо нашему поколению. Возможно, и это для кого-то прозвучит парадоксально, и даже не умно. Но хорошо, что при жизни моего поколения не было компьютеров, сотовых телефонов, этого технического прогресса. Будь тогда, все это, мы бы потеряли детство. То, босоногое, веселое, радостное детство. Которого, лишено сегодняшнее поколение.

 Не знаю, как сейчас идет преподавание в школе. Скажу только, какие были учителя в наше время. Те учителя, многие из которых прошли войну, поистине, были от бога. Многие, из которых, были удивительными психологами, так, если кто-то из учеников, обычно это парень, стал отставать в учебе, или хромала дисциплина. Учитель, видя это, пересаживал такого ученика, к симпатичной, хорошо успевающей девчонке. Явно играя на его чувствах, самолюбии. И тому, ничего не оставалось, как подтянуться в учебе и дисциплине. Тогда, в то время, мы, как-то не придавали этому, такой рокировке особого значения. И, только, будучи уже взрослыми, собравшись вместе, вспоминали. А помнишь, когда ты стал хуже учиться, тебя пересадили к Люсе Клюевой, отличнице, таким образом, подтрунивая друг над другом, вспоминая, какое это было время. Действительно, те учителя того времени, приходили в школу, что бы работать, а не просто присутствовать на ней.

 Безусловно, не из всех нас, но из многих, что-то получилось. Связи с этим, не могу не отметить, в некоторой степени мне повезло. В то время, живя в Челябинске, посчастливилось жить и играть в хоккей, с братьями Сергеем и Николаем Макаровыми, Сергеем Бабиновым, кстати, мама Сергея Бабинова, тетя Феня, была моей крестной. Так вот эти ребята, впоследствии, стали выдающимися хоккеистами, защищающими честь страны на чемпионатах мира. И, играющими за рубежом, в той же Канаде. И теперь, спустя годы, перебирая в памяти своих сверстников, многих из которых уже нет в живых. Отмечаешь, и, все-таки, пусть не у всех сложилось так, как кому-то хотелось. Очень многие, как бы ни было трудно по тому времени, сумели,   закончили средние или высшие учебные заведения.

 Сейчас же, и это говорят родители, в одной из программ телевидения от 5 сентября 2009 года. В частной школе ученик в процессе обучения, толком не знает таблицу умножения. В государственной может научиться пить, курить, обколоться. И, что самое страшное, может рано стать папой. Сейчас жизнь молодежи, и не только ее, оказалась пораженной насилием и жестокостью, порнографией и сексом, наркоманией и пьянством. Вот хотя бы свежий пример, в телевизионной программе от 16 декабря 2009г. Где разбирался поступок двух двенадцатилетних девчушек, которые убили больную сорокапятилетнюю женщину. Это ли не вандализм. Связи с этим, даже был поднят вопрос, снизить ценз ответственности, за совершение такого рода преступления, до 12 летнего возраста. Так мы можем дойти до абсурда, может сразу, надеть наручники, на только что родившегося ребенка.

 Иногда, парень с завистью смотрит на девушку, не по годам с перезревшими грудями. А ведь ей всего то, 14 лет и у нее уже ребенок. Есть и не официальный муж, таджик, много старше ее, и их тоже разбирают на теле- программе «Пусть говорят», на которой решают, или, отдать его под суд за растление не совершеннолетней или, исходя, из сложившихся обстоятельств узаконить их брак? При этом, как это бывает ни грустно, снова доходим до абсурда, странные мы. Для убийц-извергов, начинаем искать оправдание, как-то: Может, он не вменяем, или совершил это в состоянии аффекта, нанимаем лучшего адвоката. В конечном счете, даем ему условно, в худшем случае отправляем на поселение. И такое, мы говорим о человеке, ищем ему оправдание после совершении им, серии убийств. Мы всегда, в своей жизни, в своих поступках, ищем крайних, не признавая того, что человек сам программирует, вершит свою судьбу. Если у человека бывает иногда плохо, то в этом, зачастую виноват сам человек.

 За все свое существование Россия, ее народ пережил многое, революцию, которая для россиян стала не чем иным, как катастрофой, войну 41-45 годов унесшую астрономическую цифру человеческих жизней, татаро-монгольское иго, множество локальных войн. Туже афганскую. Ее почему-то назвали интернациональной помощью афганскому народу и она, продолжается, и по сей день. Унося огромное количество жизней, ни в чем, не повинных мирных людей. В эту интернациональную войну, которая унесла тысячи жизней наших солдат. Мы бросили совсем еще юных, не обученных юнцов. По которым, стреляли «сопки», и «ущелья».  И, все это происходило с подачи нашего, тогдашнего безголового правительства. Да и сейчас, не лучше, обирают, воруют, унижают ее (Россию), и живущих в ней граждан. А она все равно стоит Великая, на радость одним, на зависть другим, у нее довольно богатый, мощный фундамент. Правда, и это аксиома, иногда, а, зачастую чаще, этот фундамент, нужно подновлять. Когда смотришь воскресную программу, «УМНИКИ и УМНИЦЫ» на толковые, грамотные ответы некоторых ее участников, приходит какое-то успокоение, значит еще не все потеряно.

 Вот только такие правильные ответы, больше слышишь от учащихся из глубинок, с тех мест, куда еще не достигли «прелести» современной цивилизации. А пока, и это надо признать, Россию захлестнула наркомания, пьянство, табакокурение, порнография секс и много другого негатива. И все это стало нормой нашей повседневной жизни. Не думаю, что современной молодежи нечем заняться, нет поля деятельности. Вот, хотя бы одно из них, если бы такое свершилось, которое потянет на все существующие, на земном шаре премии, на ту же нобелевскую.

 Пусть это, сегодняшнее поколение выведет такой биологический вид насекомого, или, другого, какого-то животного, которое избавит населяющие на земном шаре народы, от колорадского жука. Или, заинтересуется, почему, высаженные на дачных участках, в огороде, в поле культурные растения, при засухе, или убийственном дождливом лете, испытывают угнетенное состояние, некоторые вообще погибают. Тогда как сорняки, произрастающие рядом, с этими культурами, если уж не благоухают, то уж выживают. В чем причина, выведите, наделите культурные растения теми свойствами, особенностями выживания, какими обладают сорняки. И я возьму свои слова, свое мнение о сегодняшнем поколении обратно.

 А, пока, не исключаю, допускаю, что кто-то, будет не согласен с моими выводами, мнением на сей счет. Я понимаю, многое, если не все, о чем, о ком я здесь написал, выразил свои мысли, мнение, кому-то это, уж очень не понравится. Кто-то, читая эти строки, поморщится, значит, по крайней мере, для себя, я достиг желаемого. И, если уж кто-то слишком не довольный, кого-то достал. В таком случае может выступить на страницах прессы. Или, есть альтернативный вариант, встретившись со мной на улице, дать по физиономии, если, конечно, хозяин этой физиономии позволит это сделать.

 И в заключение, как-то, стоя на обочине дороги, разговаривая с одним из редких своих товарищей. Он сказал, как бы в шутку: Тебе не кажется, что ты зачастую берешься за оголенные провода, под напряжением двести двадцать вольт, при этом, тебя даже не трясет. Но, и это не исключено, увлекшись, однажды, тебе подведут с напряжением триста восемьдесят, от них, поверь, ты обуглишься. А, видя, что это, сказанное им, не произвело на меня, желаемого для него результата, впечатления. Продолжил, сказал, с тобой, даже сейчас опасно стоять, и пояснил: Тебя может «случайно» сбить машина, при этом прихватить и меня. На что я, тоже как бы в шутку, как бы в серьез ответил: Да, но машина и тот, кто управляет ей, может не справиться с управлением и налететь, разбиться о бордюр. И, еще, что бы это сделать, на это, у него не хватит духу.

 И, в подтверждение своих слов, показал на витой, окрашенный в мрачный черный цвет чугунный бордюр. И, теперь, уже, серьезно сказал, (возможно,  это, есть не что иное, как  случайное стечение обстоятельств, мистика, в чем я сомневаюсь, так как эти стечения, объстоятельства продолжают быть на протяжении жизни, в наши дни), те, кто когда-то желал, для меня  перечисленных  «благ», им  давно уже носят цветы на их могилки. Прочитав написанное, иные зададутся вопросом. Ну, хорошо, согласны. И тут же. А если, где выход из создавшегося, казалось бы тупикового положения?  Выход, всегда, как говорится, есть. Безвыходного положения не бывает. Разве, что от безысходности. И то, вряд ли.

 Другое дело, как этим правильно распорядиться, применить. И кто за это возьмется? Вот хотя бы одно из действ. Первое, нужно изменить психологию людей, взгляд на жизнь. На окружение, окружающих тебя людей. Иногда, поставить себя на их место. Втолкнуть в их мозг, хоть какую-то идеологию. Только, упаси бог, не идеологию коммунистического режима. Режима, идеологи которого создали миф, о двадцати восьми Панфиловцах, якобы, сдержавших  армаду немецких танков. Расследование оного показало, что в действительности, такого не могло быть, по определению. И это, было показано по телевидению. Спросите почему, для чего это было сделано. Это было сделано, для поднятия духа советского народа, солдат. Кто это сделал? Идеологи тогдашнего режима, во главе которого стоял И. Сталин. Этот деспот, этот «русский» мужик, кавказской национальности.

  Или, и того хуже, или лучше. О, четверке наших солдат, которых унесло разыгравшимся штормом в шестидесятых годах, в районе Курильских островов. И их на барже, (мы солдаты, такие самоходные баржи промеж себя называли не иначе как лапоть, башмак). И эти самоходные суденышки, действительно, чем-то напоминали, были похожи на эту самобытную обувь) И эту четверку наших солдат: Филиппова, Поплавского, Зиганшина и Федотова сорок девять суток, носило по Тихому океану. Благо, что их подобрал Американский авианосец «Кирсардж». Как правило, американцы, иногда кого-то, чего-то не зная удержу, самозабвенно хвалят. Или убийственно, с особой жестокостью линчуют. Здесь, в данном случае спасли нашу попавшую, казалось бы, в безвыходное положение четверку наших солдат. И, им ничего не оставалось, возвести их в ранг героев, прославив всему миру. Спросите, что бы сделали наши, подбери их первыми. Хвалить, разносить по всему миру, уж точно не стали. Да и кто бы поверил этому. Более того, даже, среди солдат, ходили такие слухи. Что, «вылови» их наши, их бы могли, «пожурить». За, якобы не выполнение приказа выброситься на берег. А так, нам ничего не оставалось, как только расхваливать их, поддерживая в этом американцев. Солдаты же, сделали то, держались, как могли, «надежда умирает последней». Нечто подобное, описал в своем рассказе «Любовь к жизни», Д.Лондон. А, был ли вообще героизм?

 Но, вернемся на землю, в наши дни. Давно, очень давно мне попадала книга. Написанная, одним из тех, того времени писателем (фамилию не помню). Одним словом идеологом того времени и того режима. Название у той книги было, «Куда идет Япония». Сейчас,  глядя на то, что происходит в России, на те бесчинства, на тот, творившийся беспредел, Когда молодые «люди», сжигают пожилых людей на «Вечном огне» Избивают, унижают тех, кто их защищал в войне 41-45гг, насилуют малолетних и многое, многое другое. Видя все это, так и хочется спросить, задать, теперь уже вопрос, «Куда идет Россия»? И, что делать, есть ли из этого негатива выход.

 А, если есть, то, что для этого нужно делать и кто это будет делать. Одни вопросы. Кто-то скажет, что, что бы выйти из этого положения нужно подождать, нужно время. И все само собой образуется. Ничего подобного, не образуется. Тогда что? Наверно, нужно остановить время. И, отсчитать его назад. И начать снова, с чистого листа. При этом, попытаться изменить психологию людей. Даже нет, психологию этих людей этого поколения уже не изменишь. По одной простой причине, сейчас, все зациклено на деньгах, как не заработать их, а, лучше всего уместно сказать, как достать их. И не важно, каким способом, какими путями. А, может вернуть людей, в довоенное и послевоенное время. Людей, которые, находясь в переполненном  трамвае, или автобусе, в этой людской сутолоке, читали книгу или журнал. У этих людей, на первом плане, была духовность, нравственность. И, если сейчас, человек шел в пивной бар или закусочную, что бы, купить пирожок с ливером, сопроводив его баллоном пива или бутылкой водки. То, тогда, в то, канувшее в лету время, люди шли в чайную, что бы скоротать время за чашкой чая. Встретиться с друзьями, Поговорить о прочитанной книге, о просмотренном кинофильме, пусть редко, о поставленной пьесе, по рассказу А.П. Чехова, да и мало ли о чем. Вспомнить писателей, таких, как Ф.Достоевский, И, Бунин, А.Чехов, Д.Лондон.

 Уединившись дома, прослушать, еще сохранившиеся чудом пластинки, таких, поистине от бога певцов, как Петр Лещенко, Вадим Козин, Ивана Козловского, Русского цыгана, А. Димитриевича, Более близкого нам по времени, недавно почившего Костю Беляева, да и многих других, не заслуженно забытых. Всех не перечислишь. Где те мужики, просиживающие допоздна перед домом, под фонарем, заколачивающие «козла». Где, куда исчезли компании, которые собирались с песнями и танцами под гармошку по воскресениям. Предварительно посидев за столом за кружками домашнего пива, да, что там пива, обыкновенной браги, да, да, той самой браги, не запрещенной по тем временам. Все это осталось в прошлом.

 Сейчас, в данное время все и вся, закрыто под двойными железными дверями, с глазком, видеокамерами, домофонами. Да так, что приезжий, припозднившийся гость не сможет попасть не то, что бы в квартиру родственника, но, даже в общий подъезд. Люди, проживающие в одном доме, на одной лестничной площадке, в соседях не знают друг друга. Молодые люди, зачастую, не умеют играть в такие игры, как шахматы, шашки. Сейчас, не услышишь, крика из форточки, Гришка, Ванька домой, уже поздно. Сейчас, чадо, не достигшее совершеннолетия пропадает всю ночь, неизвестно где и с кем, и все это в порядке вещей.   Одним словом, нужно вернуть себя и людей, тебя окружающих в старое доброе время. Вот только, как это будет ни грустно, но этого уже ни когда не будет. Сейчас пришло другое время, сменились доселе чтимые обычаи и нравы. Изменился и продолжает меняться и сам человек, И как это не грустно констатировать  не в лучшую сторону.

 Заканчивая, все же напоследок, я скажу. Описывая сегодняшнее время, людей, (поколение) в нем живущих. Тех руководителей, и то, как они, порой не порядочно, непристойно, да, что там непристойно, зачастую, отвратительно себя ведут. И, примером тому, может послужить поступок Главы администрации Миякинского района Насырова З. Х., будучи в неадекватном виде, бьет ни с того, ни с сего, телефонным аппаратом по голове, человека, работника дома культуры. Он получает сотрясение головного мозга. И, все это замалчивается, сходит с рук. Теперь, уже бывший начальник районного УВД Яппаров А.У., вместо того, что бы наказать некоего коммерсанта, Брусова Ю.А. за его противоправные действия, в отношении пенсионеров. Оправдывая его, говорит: Как я его буду наказывать, если я учился в школе у его отца. И то верно, как. Судья, опять же, когда дело дошло до суда, вместо того, что бы принять правильное решение, в отношении ответчика. Старается всячески, оправдать, смягчить тому наказание.

 И, уж совсем, не вписывается ни в какие рамки. Прокурор района, наносит удар. Своему заместителю, в его кабинете, на рабочем месте. По пальцу руки, авторучкой с железным наконечником. Дело, пока находится на рассмотрении следственного отдела прокуратуры республики. Не исключено, не будут, как это говорится, выносить сор из избы, замнут. Не замяли, прокурора района, убрали вообще из системы. Дело дошло до генеральной прокуратуры РФ.

 Заканчивая, хочу сказать, да, мне на преклоне лет, повезло с супругой, с которой, в данный момент, вот уже долгое время проживаю. Но, как это будет ни грустно повторять, констатировать. Не повезло с выбранным местом проживания, с людьми, народом. С которым в данный момент проживаю. И, чем дольше, я живу здесь, среди людей, народа, окружающего меня. Тем чаще, ловлю себя на мысли: Евреи, все эти Фарберы, Гельфинбейны, Канторы, Пулены, и другие, нравятся мне больше. Возможно потому, что мое трудное детство прошло среди них. И, наконец, последнее заканчивая. Весь этот текст, рассказ, не является какой-то политической подоплекой, подкладом. К художественной литературе нельзя подходить с юридическими формулировками. Если, уж так разобраться. Я написал о том, что соответствует моему представлению, мыслям, какой, ни какой идеологии что происходило когда-то, и то, что происходит сейчас, в данное время. Если, я что-то упустил, сказал что-то не так, вопреки чему-то, кому-то. Прошу извинить. Все равно, об этом, по прохождению определенного времени, скажут, напишет, другое поколение.

               


Рецензии
Борис, ваше произведение слишком информативно. Мне кажется в рамках одной страницы, как интернет произведения, должен быть героем один сюжет, одна история. Даже если хочется написать теорему со множеством доказательств.

Людмила Гладкая   11.01.2019 23:45     Заявить о нарушении
Где то, даже согласен. Но, там, где я проживаю,а это Башкирия, Миякинский район, жители, население, настолько зашорено, что они нуждаются в этой информации. Этот материал я не могу дать в местную районную газету, что там два листочка газеты. Что значит зашорены. Пример: спрашиваешь иного руководителя, о десятиклассниках я уже не говорю не знают. Так вот: смотрел ли он вчера фильм по А. П. Чехову про колхозы, ответ нет не смотрел и так спрашиваешь, задаешь ему этот же вопрос несколько раз, ответ один нет, не смотрел. Тогда говоришь ему, а были ли при Чехове колхозы, вообще, кто такой Чехов и только тут он "врубается" или, другой вопрос, знает ли он, что Конго все еще в Африке . некоторые вообще не знают что такое Конго. Многие говорят на поставленный вопрос: ну и хрен с ним что он все еще в Африке, дуая. что это какой-то государственный деятель задержал в ней. Да, некоторые пользователи интернета, даю голову на отрез своего соседа, не дадут правильного ответа. Так что.... С уважением Борис.

Борис Бабкин   12.01.2019 06:43   Заявить о нарушении
Борис, я не говорю о том, чтобы лишить читателя информации. Замечательно, что вы так насыщены... Но ведь когда делаешь подарок, не скупаешь в магазине с каждой полки по вещи. Из всего яркого и пёстрого выбираешь на подарок одну вещь.

Людмила Гладкая   12.01.2019 21:20   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.