Кандидат

   На книжной полке выстроились как на художественной выставке всевозможные поделки из соленого теста, изготовленные шестилетней девочкой: крохотная корзиночка с грушами, яблоками, огурцами, пятиконечная морская звезда, котенок, собачка, миниатюрные пупсы. Это ее любимое занятие, лепить из теста. Взрослые вечером смотрят телевизор, и тогда место на кухонном столе принадлежит Даше. Сначала она  готовит материал для лепки, тщательно перемешивая муку, соль, обойный клей с водой, краски. Пропорции ей известны, но со временем она вносит свои коррективы в изготовление. Процесс явно творческий, никто ей не мешает, советов не дает. Ясно, в этом деле она специалист. Тонкие пальчики бережно снимают каждую крошку лишнего, нежно разглаживают детали. Высушенные, покрытые перламутровым лаком, фигурки награждаются  в будущем ее одобрительного взгляда, или выбрасываются в мусорное ведро. Ну что ж, только за творцом последнее слово. И первое тоже.

   Хмурый ноябрь носит по небу всклокоченные, порванные холодным ветром тучи. Они повисли над деревней низко на уровне деревьев. Ветер рвет их на крупные темно – серые клочья, потом снова собирает в единую тучу, тогда идет дождь. Тучи кружат и кружат, дождь идет и идет и не прекращается ветер. На улице грязно и холодно, в доме тепло и уютно, особенно вечером, когда горит свет, задернуты шторы на окнах и тогда не видно черной как бездна темноты. А вечера теперь долгие.

   Залаял Бэн. Лает он на всякого, проходящего мимо их дома. мечется на цепи, будто порвать готов то ли цепь, то ли прохожего.
 Свет фар скользнул по окнам, и остановился в большом зале. Алексей выглянул в окно, раздвинув плотные шторы.

   -Это Валера, - опередил он вопрос жены. - Юрист. А в прошлом, военный.

   Валерий Михайлович, снял мокрую куртку, растер руками лицо. 
 
   -Добрый вечер. Не обижайтесь за столь поздний визит. Просто у меня срочное дело.

   -Проходи. Знакомься. Это Ира. Это, - Алексей запнулся, отыскивая дочь глазами.

   Девочка подошла к взрослым и внимательно смотрела на незнакомца. Наконец, сказала неуверенно:

  –Меня зовут Даша. А вас?

  Валерий Михайлович улыбнулся.
 
  -Можешь звать меня дядей Валерой.

   Ирина стала накрывать стол. Даша помогала матери, уходила к мужчинам в зал, вновь возвращалась на кухню.

   -Идемте за стол. Валерий Михайлович, наверное, проголодался. Алеша, потом поговорите.

   Возражений особых не было. И гуляш, и соленые огурцы – все пришлось по вкусу и были оценены по достоинству. А водка из холодильника окончательно согрела гостя. Сняв серый пиджак, Валерий Михайлович стал будто моложе. Белая рубашка с бардовым галстуком прекрасно подчеркивали его мужскую стать.
   
   -Ирина, собственно, я и к вам. Дело в том, что я выдвигаю свою кандидатуру на предстоящих выборах. Мне нужна ваша с Алексеем помощь. Например, встречи с избирателями. Можете ли вы помочь в этом?

Глаза его спрашивают и приказывают одновременно.

  Ирина молчит, как будто решает помогать или не помогать.

   -А зачем вам это, Валерий Михайлович? – вдруг спрашивает она.

   Валерий Михайлович смутился.

   -Вот вы – учитель. Человек с высшим образованием. А сколько получаете? Если бы не муж - фермер, вы же не в состоянии прокормить себя, а тем более своих детей. То же и в медицине. Я за то, чтобы люди имели достойную зарплату, пенсию, чтобы навести порядок в стране, ну, в крайнем случае, в своем районе. Дороги… Я с трудом добрался до вас. Дорогами надо заниматься.

   Ирина пообещала подумать.

   Частым гостем стал Валерий Михайлович в семье Бондаревых. Как и прочие кандидаты, он предлагал свою программу: сделать, заботиться, повысить, решить… Его портреты на плотной типографской бумаге, призывно смотрели с каждого деревенского здания. Алексей не оставил товарища без своей заботы: знакомые автомастера занимались ремонтом его машины, организовывал встречи с коллегами – фермерами. Ирина, обзванивала директоров школ, договариваясь о встречах с будущими избирателями. И только, почти всякий раз, заканчивая чаепитие или ужин, она в который раз спрашивала кандидата:

   -Ну, ответьте, вы, действительно, верите, что обещания сможете выполнить?

   - Верю. Для того и баллотируюсь.

    В актовом зале школы людей было немного. На встречу с многочисленными кандидатами не торопились. В зале холодно. Сидели в шапках, пальто, куртках. Холодные жесткие кресла, с полуоблезлой красной краской, и пол, как будто вовсе некрашеный. Ремонт давно не проводился. Атласные бардовые кулисы мешками повисли по краям сцены, если раздвинуть, обнаружатся светлые вылинявшие и выгоревшие полосы, местами с обыкновенными прорехами. Трибуна, некогда покрытая темной полировкой, по углам обнажилась до древесины. Помощники кандидатов кратко рассказывали автобиографический путь будущего депутата и его программу. Нигилистическое безмолвье работающих, да каверзность стариков, сильно напрягало выдвиженцев и их сподвижников.

   -А когда будете заниматься газом? – спросил, не вставая с места, местный смутьян Иван Федорович. Обещали закончить в мае? А уже ноябрь!?

   -Войдите в мое положение, - сказал  действующий глава, идущий на второй срок. – Финансирование скверное, центр все налоги забирает, производства не работают в должном режиме…

   -Тогда зачем вы туда избираетесь? Наверное, взвешивать надо силы, сможете или нет. А то сначала устраиваете драки за место, а потом « Войдите в мое положение…».

   Поднялся шум, галдеж с мест. Разошлись неудовлетворенные.

   Валерий Михайлович заскочил «на минутку». Слегка взбодренный обедом, крепким чаем, собрался уходить.
 
   -Дядя Валера, это вам, - Даша протягивала ему маленького пупса. Прямые светло – каштановые волосы до плеч,
красный костюмчик с белым Микки Маусом на животе, и добрые детские глаза…

   -Спасибо, - взял пупса, сунул его в карман брюк. – Ну, мне пора.

   Ирина с Алексеем вышли его проводить.

   -И все-таки, Валерий Михайлович, зачем вам это?- Ирина смотрела прямо, открыто.

   -Чтобы ваш мальчик имел красивую одежду, имел возможность не сидеть дома, а чем-то заниматься, даже если он живет в деревне.

    Ирина и Алексей недоуменно смотрели во все глаза на кандидата.

   -Значит, он даже не запомнил, что Даша не мальчик, а девочка? – как будто, начиная что-то понимать, произнесла Ирина, когда машина Валерия Михайловича мягко покатила по грунтовой дороге. Алексей ничего не ответил.               
 
    
         


Рецензии
Не верь глазам своим. Не верь ушам своим. Какое благосостояние в поселке? И как? За счет чего? Если, совершенно правильно говорит нынешний глава: все налоги - наверх. У нас же вертикаль власти. Значит, все деньги должны быть в Москве. И она уже великодушно будет решать: "Дать или не дать?!". Или может, подождать?.. А то как-то не очень усердно поклоны бьют...
Так что разговоры о благосостоянии, так - для наивных. На самом деле - Я ХОЧУ ВО ВЛАСТЬ! Да, на этом уровне её маловато. Но ведь это - только первая ступенька. А как пройти дальше, - я знаю. Уж поклоны быть умею. Не хуже многих... И тогда следующей ступенькой уже не поселок. Район. А за ним - область. А там, глядишь и в Москву возьмут. А в Москве даже за то, что ты чей-то портфель носишь, зарплаты в 80 раз больше, чем у главы поселка. Да и портфель уже будет большой, с застежками. Скока туда влезет... Даже его хозяин не знает. А я (тот же Валерий Михайлович) - ЗНАЮ!

Константин Кучер   23.07.2019 15:04     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв, Константин. Все верно.

Нина Багдасарова   24.07.2019 09:43   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.