Чумной доктор Глава 20

Глава 20. Клятва крови

  Жизнь за Жизнь!
  Кровь за Кровь!
  Что надежнее эти слов?! 


Многие не ценят слова, думают, что это только звуки, нарушающие тишину. Но разные слова имеют разную цену, одни передают знания и мудрость, другие позволяют общаться и договариваться. Кто были бы люди, если бы не умели говорить и были немы, как рыбы? А пение? Это удивительное искусство, трогающее сердце и душу, оно ведь тоже игра слов и звуков. Радость и страх, любовь и ненависть, все эти эмоции человек выражает с помощью звуков. Рождаясь – он начинает кричать, живет – всегда громко и шумно, и даже во сне немного посапывает, вот только печаль и смерть безмолвны. Цена слова может быть высока, гораздо дороже серебра и золота, но не каждое слово имеет такую высокую цену и не каждый человек может произнести такое слово.

Игрр открыл глаза и уставился на белый потолок. Он долго смотрел на него, щурясь от яркого солнечного света, потом повернул голову и осмотрел комнату. Быстрый опытный взгляд пробежался по стенам, увешенным пучками сухих трав, связками высушенных кореньев и грибов, затем по деревянным полочкам, заставленным разными баночками и бутылочками, скользнул по столу, от которого пахло пищей, и остановился на мече в ножнах, лежащем на скамейке у запертых дверей. Игрр ликующе ухмыльнулся. В маленькой уютной комнате было тихо и тепло, пахло свежей едой и людьми, а солнечные лучи стеснительно заглядывали через маленькие окошки, Игрр был в безопасности – лекарь сдержал слово.
Игрр попытался вскочить, но резкая боль пронзила все тело. Он злобно оскалился, стерпел боль, осторожно поднялся и уселся, скрестив ноги. По пояс голый, босой, укрытый шерстяным одеялом, он сидел на мягкой овечьей шкуре, лежащей на теплой печи.
Осмотрев и ощупав свое тело, он с облегчением удостоверился, что амулеты и серьга все еще на месте, но появилось множество болезненных ожогов, бережно смазанных какой-то мазью и местами перебинтованных чистыми белыми тяпками. Игрр принюхался к мази и даже попробовал ее на вкус. Медвежий жир, придорожная трава, корень болотного цветка, квизир… Хорошая мазь.
Игрр зажмурился, пытаясь вспомнить, что произошло в замке. Злобный седой колдун, шкатулка, острые молнии, еще молнии, боль, нестерпимая боль. И лекарь. Лекарь с мечом в руке остановил колдуна. Потом запах лошади, незнакомая женщина в платке, снова лекарь…
«Не бросил, хороший лекарь, глупый, но хороший, – ликовал Игрр, но не долго. – Шкатулки нет! Все напрасно! Зачем поспешил?! Злобный старый колдун все испортил!»
Игрр раздраженно оскалился и вдруг испуганно насторожился.
«Одежда? Нож?!», – встрепенулся Игрр, вскочил на ноги, забыв о боли, но тут же успокоился.
Внизу у печки, на лавке он увидел свою одежду, сумку и нож. Ловко, но осторожно слез вниз и все проверил. Сапоги, курка, шапка, вещи, снадобья и даже золото – все на месте, ничего не пропало. Глупый лекарь не взял ничего, даже нож.
«Нож дороже всего, без ножа Игрр – никто», – гоблин бережно погладил рукоять и еще раз огляделся вокруг, прислушался, принюхался. В доме никого не было и во дворе тихо, но рядом кто-то был. Игрр не видел, но чуял, лекарь недалеко.
Игрр поспешно оделся, пристегнул ножны к ремню за спиной и вынул из потайного кармана маленький кожаный мешочек. Бережно раскрыл его, осторожно достал щепотку серого порошка и резко вдохнул все носом, стараясь не потерять ни одной пылинки. Порошок подействовал мгновенно, все тело передернулось, желтые глаза закатились, но тут же зажглись уверенностью и силой. Сликт всегда бодрит, подавляет боль и дает силу.
Бережно спрятав мешочек, Игрр подскочил к столу, схватил лепешку с сыром и быстро жадно съел все до крошки. Затем запрыгнул на стол и схватил крынку. Внутри оказалось свежее козье молоко, очень вкусно.   
«Жить – приятно! – большими жадными глотками Игрр выпил все молоко. – Отомстить всегда успею!»
Бросив пустую крынку, Игрр быстро съел все, что нашел на столе, затем спрыгнул на лавку у окна и осторожно выглянул во двор. Недалеко от дома стояла маленькая одноосная повозка, рядом на длинной привязи бродила лошадь, а еще дальше, у ручья Игрр заметил лекаря в белой рубахе с саблей в руке, он ловко рубил воздух вокруг себя. Игрр злорадно оскалился, еще раз огляделся по сторонам, заметил седельную сумку и уже потянулся к ней, но одернул руку.
«Охотник с оком дракона на груди слишком опасен, такой враг никому не нужен», – Игрр осторожно потрогал меч, лежавший рядом, и снова взглянул в окно, задумался, наблюдая за человеком, потом слез со скамейки и направился во двор.

***
Адвен сразу заметил неспешно ковыляющего гоблина, но продолжил упражнения, не обращая на него внимания. Гоблин подошел тихо, но не таясь, уселся на чурку и принялся молча наблюдать, как вокруг охотника со свистом летал острый клинок. Необычный, немного изогнутый, без гарды, напоминающий одновременно и саблю и палаш.
– День добрый, – не прекращая упражнения, приветствовал Адвен. – Вижу, тебе стало лучше.
– Игрр бывает только мертвый и живой, – мрачно ответил гоблин. – Игрр живой, Игрр благодарит тебя за спасение.
– Да, тут ты прав, когда мы вышли из замка, ты был почти совсем мертвый, – усмехнулся Адвен. – Седой маг Элгориус посчитал, что ты не доживешь до утра.
– Илгориусс! Имя седого колдуна?! – вспыхнул Игрр. – Ты убил его?!
– Нет, – Адвен с усмешкой взглянул на гоблина, продолжая упражнение. – Мы договорились мирно.
– Мирно? Он отпустил тебя? – усомнился гоблин, прищурив желтые глаза. – Шкатулка?
– Шкатулка осталась у него. Мы договорились только на счет твоей жизни, – ответил Адвен и строго добавил: – После того, что ты наделал, уйти живыми на других условиях было сложно.
– Колдуны, злобный колдун, – с досадой залепетал гоблин, больше удрученный своей слабостью, чем обидой на магов.
Адвен с еще большей быстротой начал ловко крутить острый клинок, поочередно держа его то в правой, то в левой руке. Он словно танцуя, переступал с ноги на ногу, кружился в смертельной пляске с удивительной легкостью и быстрой. Опасное острое лезвие быстро мелькало вокруг него, с угрожающим свистом разрезая воздух.
Гоблин немного успокоился и принялся завороженно наблюдать за пляской клинка.
– Зачем ты машешь саблей, твое оружие меч? – вдруг спросил он.
– Меч слишком тяжел для ближнего боя. Времена мечей и рыцарей уходят, грядет эпоха легких клинков и быстрых фехтовальщиков, – ответил Адвен и остановился. – Впрочем, все это больше от скуки. На тебе раны заживают как на собаке, но ты провалялся в беспамятстве несколько дней.
– Ты ждал? Зачем спас Игрра? – гоблин недоверчиво покосился на человека. – Люди, даже самые благородные, так не поступают.
– Я отвечу тебе, – сказал Адвен и внимательно посмотрел на гоблина. – Но думаю, мой ответ тебе не понравится. Пойдем в дом. Здесь холодно. И к тому же хозяйка совсем не обрадуется, если люди увидят у нее во дворе гоблина.
Адвен направился в сторону дома. Гоблин, словно преданный пес, побрел следом.
– Где мы? Колдуны буду мстить? – оглядывая лес вокруг, спросил гоблин. 
– Мы далеко от поселений людей, здесь нас никто не найдет, а искать будут, – ответил Адвен и задумался. – Маги из замка знают твое имя?
– Нет, молодой колдун мог знать, но Игрр назвался другим именем, – ответил гоблин. – Фиртом из Норака, вором и мастером замков. Игрр не глуп, не называет свое имя, когда служит людям.
– Это хорошо, тогда им будет трудно тебя найти, – одобрительно кивнул Адвен, положил оружие в повозку и взял куртку.
– Седой колдун видел меня. Он не простит смерть своего, – осторожно напомнил гоблин.
– Он уже мертв, мести не будет, – сообщил Адвен, надевая куртку.
– Мертв? Ты убил его?! – ликующе воскликнул гоблин.
– Нет, кто-то другой наведался в замок после нас, – спокойно ответил Адвен, не обращая внимания на радость гоблина. – Я узнал об этом спустя несколько дней. Седой маг был магистром ордена. Утром его нашли мертвым.
– Кто-то другой? – гоблин недоверчиво прищурил глаза. – Шкатулка?
– Да, кто-то выкинул мага из окна башни прямо в реку, – ответил Адвен и задумчиво посмотрел в сторону безмолвного леса. – А про шкатулку, похоже, никто не знал, но ее уже нет в замке.
– Откуда ты знаешь? – продолжал допрос гоблин.
– Ты думаешь, что эта маленькая шкатулка, из-за которой вы чуть не поубивали друг друга, меня совсем не заинтересовала? – спросил Адвен и строго взглянул на гоблина. – Занимательная вещица, которая влечет к себе всех! Мне тоже любопытно, что в ней?
– Хм, – гоблин опустил голову, пряча глаза. – Игрр хотел узнать, но магический замок крепок. Колдовство сильное. Тайна внутри.
– Тайна? – усмехнулся Адвен.
– Тайна ценная, – тихо повторил гоблин и вдруг гневно взглянул на человека. – Может, это ты убил колдуна? Забрал шкатулку?
– Может, – злорадно улыбнулся Адвен и тихо добавил, склонившись ближе к гоблину: – Но сейчас все подозревают проворного воришку, гоблина или пещерного тролля, который пробрался в замок и напал на чародеев.
– Коварный человек! – вскрикнул гоблин, отпрыгнул назад и злобно оскалился. – Ты знаешь! Игрр не виноват!
– Знаю, я много чего знаю и видел, – снисходительно ответил Адвен. – Вот и ты поверь мне, что это не я. Выкинуть магистра из окна не так-то просто. И это не в моих принципах.
Гоблин промолчал и недоверчиво взглянул на человека. Адвен холодно усмехнулся и направился в дом. Гоблин опасливо оглянулся по сторонам и побрел следом.
– Кто это сделал? Ты знаешь? – спросил гоблин, когда они вошли в дом. 
– Мне тоже это интересно, – задумчиво ответил Адвен и сел за стол. – Либо кто-то из магов ордена, либо тот, кого привел ты!
– Игрр? Привел? – гоблин удивленно вытаращил глаза и тут же недоверчиво прищурился. – Игрр шел тихо, никто не шел следом.
– Я тоже не чувствовал слежки, но таких совпадений не бывает. Впрочем, я это обязательно выясню, – Адвен поднял и аккуратно поставил пустую крынку на стол. – Теперь мне тоже интересно, что в этой шкатулке. Может, ты догадываешься, что в ней?
– Нет, – гоблин отрицательно покачал головой.
– Может, это артефакт или волшебный предмет, раз маги так им заинтересовались?  – теперь вопросы задавал Адвен, а гоблин уселся прямо на пол и только отрицательно качал головой.
– Откуда ты украл эту шкатулку? – прямо спросил Адвен.
Гоблин не ответил и заерзал, пряча глаза.
– Говори, твой план все равно не удался! – потребовал Адвен.
– В мрачном замке, у черных монахов, – тихо буркнул гоблин и отвернулся в сторону.
– В замке Иволги?! Ты украл шкатулку у инквизиторов? – возмущенно вскрикнул Адвен.
Гоблин притих, виновато прижав уши.
– Ты поистине безумен! Украсть у инквизиторов! Напасть на орден магов!
– Игрр смел и опытен, – попытался возразить гоблин. – Игрр не глуп, Игрр осторожен. Черные монахи ничего не знают.
– И что? Ты вот так просто проник в замок инквизиторов? – спросил Адвен и вдруг повеселел.
– Обычный замок, стражники тоже спят, – недоуменно пожал плечами гоблин. – Думают, все их боятся. Глупые монахи.
– И то верно, беспечность лучшая подруга вора, – с усмешкой согласился Адвен.
– Игрр никого не боится! – воспрянул духом гоблин. – Колдун обманул - месть настигла его. Злобные колдуны хитры, послали гоблина, но могли сами все взять. Никто не ценит мастерство, люди презирают горный народ.
– Понимаю, маги решили тебя использовать вслепую, – согласился Адвен. – В случае неудачи они остаются в стороне, а виновен во всем воришка-гоблин.
– Злобный колдун обманул меня. Говорил: тайна, заговор, бумаги! Честь короля! – сверкая глаза, оскалился гоблин. – Игрр сразу понял, внутри не бумажки. Игрр чует обман. Игрр долго живет. Игрр хотел честное вознаграждение. За риск! Плут колдун наложил чары и сбежал. Все колдуны воры! Лгуны!
– Ну, полно, ты не лучше, – укоризненно заметил Адвен. – Такой же плут, вор и убийца. Разве тебе двести лет? И твое настоящее имя Игрр? Из Мугии?
– Игрр из рода Тувуса! Так меня зовут! – уверенно заявил гоблин, но опасливо покосился на человека. – Многие знают меня.
– Верно, знают под этим именем лет сто или двести, – холодно усмехнулся Адвен. – Но ведь тебе не двести лет, а гораздо больше! Изображаешь неграмотного гоблина, а знаешь магию и древние языки. Думаешь, я не знаю, кто носит серьгу с огненным камнем? А знаки на твоем теле и шрамы? Они говорят о многом…
Желтые холодные глаза пронзительно впились в опасного человека, а рука Игрра осторожно потянулась за спину к ножу.
– Не стоит, – предупредил Адвен, его ладонь уже лежала на рукояти ножа. – Ты слаб, а я не желаю тебе зла.
– Тогда не произноси вслух тайны, – злобно прошипел Игрр, уже не изображая глупого гоблина, плохо говорящего на языке людей.
Адвен промолчал, скрыл усмешку, но не отводил глаз с опасного собеседника.
– Ты умный и сильный, много знаешь, у тебя свои тайны и у меня свои, – добавил Игрр и опустил руку. 
– Верно, я лишь догадываюсь о твоих тайнах, – согласился Адвен. – Я только хотел сказать, что ты не простой горный гоблин, воришка и плут.
– Ты прав человек. Мой род очень древний, и я не простой гоблин - я лучший из своего рода! – гордо заявил Игрр, а затем прыгнул на скамью и уселся напротив человека, как равный.
– Хорошо, – мягко улыбнулся Адвен, радуясь своему превосходству.
Гоблин говорил всегда эмоционально, морщил лицо, скалился и даже поднимал уши, особенно в те моменты, когда сердился, но определить его истинные намерения было сложно. Только сейчас Адвен впервые заставил старого хитрого гоблина проявить себя.
– Говори со мной на нормальном языке, – предложил Адвен. – Я знаю, что ты умеешь.
– Умею, знаю языки и грамоты, но люди не любят, когда нелюди умные, – съязвил гоблин. – Люди боятся сильных, любят дураков.
– Верно, ты прав, – согласился Адвен. – При посторонних можешь говорить, как хочешь, но наедине со мной говори понятным языком.
Гоблин промолчал, но кивнул в знак согласия.
– Значит, ты знаешь древние законы и чтишь заповеди, – продолжил Адвен.
Гоблин недоверчиво прищурил глаза, но промолчал.
– Ты чтишь клятву, данную тому, кто спас тебе жизнь? – осторожно намекнул Адвен.
– Нн-нр, – оскалился гоблин и заерзал на месте. – Хитрые люди, всегда хотят обмануть!
– Ну-ну, полно, – попытался успокоить Адвен. – Ты сам хотел всех обмануть, но, похоже, обманул только себя.
– Нн-нр, хитрый, коварный лекарь, – бросая злобные взгляды, продолжал ерзать гоблин. – Помог, но обманул!
– Разве это хуже, чем быть совсем мертвым? – мягко продолжал Адвен. – Без меня ты был бы уже мертв.
– Хуже, лучше, – скрипел зубами от злости гоблин. – Ты с самого начала обманул меня!
– Верно. Еще тогда, когда ты сказал что знаешь, кто я, и видел мой медальон раньше. Я сразу решил, что ты мне нужен, – признался Адвен. – Думаешь, я пошел с тобой из-за зверя в шкуре волка? Это был только предлог.
– Н-н-н. Опасный человек, – прошипел гоблин, соскочил на пол и заметался по комнате. – Игрр знал, человек с медальоном опасен. Коварный человек!
– Но месть и жадность подвели тебя, – усмехнулся Адвен. – Впрочем, теперь мне интересна шкатулка, и ты мне нужен еще больше. Нам явно по пути.
– Шкатулка? – насторожился гоблин. – Ты знаешь, что внутри?
– Есть одно предположение, но если я прав, тебе не понравится содержимое, – задумчиво ответил Адвен. – Оно не такое ценное, как ты думаешь.
– Странный ты, лекарь с медальоном. Опасный, умный, но ищешь смерть, не славу, – гоблин внимательно, но осторожно посмотрел на человека. – Неприятности, не богатство.
– Верно, мое путешествие опасно, и я не могу с собой брать кого попало, особенно людей. Они слишком ненадежны, – признался Адвен. – А ты с особыми навыками и опытом вора очень мне подойдешь. Вот только без клятвы я не могу тебе доверять.
– Клятва крови, – в сомнениях заерзал гоблин. – Игрр занят, много дел. Много важных дел.
– Но ты особенно не спешишь, – усмехнулся Адвен. – Да и что тебе несколько лет?
В ответ на шутку гоблин только злобно зыркнул.
– К тому же в путешествии со мной есть выгода для тебя. Безопасность и защита, – уговаривал Адвен, словно они торговались. – Ты еще слаб и теперь у тебя куча врагов. Маги опасные враги.
– Опасные, – задумчиво повторил гоблин.
– А если еще и инквизиция узнает о тебе… – осторожно пригрозил Адвен.
– Черные монахи жестокие, они повсюду, – насторожился гоблин. – Но ты не выдашь Игрра? Сохранишь тайну?
– Не выдам и даже защищу тебя от всех, – заверил Адвен. – Да, и еще я обещаю, что как только ты поможешь найти мне шкатулку, я отпущу тебя.
– Отпустишь? – усомнился гоблин и прищурил холодные желтые глаза.
– Обещаю, – заверил Адвен. – И не забывай, я спас тебе жизнь!
– Клятва! – злобно оскалился гоблин, быстро вскочил на лавку и выхватил нож. – Игрр согласен.
Адвен усмехнулся, но тут же спрятал ухмылку, внимательно посмотрел в холодные желтые глаза и протянул руку. На ладони лежала монета из серебристого металла с изображением цветущего чертополоха. 
– Но только не этим клинком, он берет кровь для себя, – предупредил Адвен и вытащил свой нож.
Гоблин свернул глазами и спрятал свой нож, но отрицательно покачал головой, вскочил на стол и крепко вцепился зубами в свой кулак.
– Клятва крови, – торжественно произнес Адвен, глядя гоблину в глаза. – Жизнь за жизнь!
– Жизнь за жизнь, – повторил гоблин и выставил вперед кровоточащий кулак. – Кровь за кровь!
Несколько крупных капель крови упали на монетку. Темная, почти черная с фиолетовым оттенком кровь растеклась по металлу, окрасив колючий цветок чертополоха. Адвен бережно спрятал монету – верный символ клятвы и преданности.
Гоблин крепко зажал рану на руке:
– Теперь Игрр твой слуга, человек. Пока не заслужит свободы или не спасет тебе жизнь.

Что такое договор на словах? Ничего – пустые обещания. Пока он выгоден, о нем помнят, и если что-то меняется, тут же забывают о своих словах. Но если договор скреплен клятвой крови – все становится иначе! Даже самый мерзкий карлик чтит клятву крови. Кровь за кровь, жизнь за жизнь! Магические существа, в отличие от людей, как-то иначе относятся к клятвам. Они преданы своему слову так, словно, нарушив клятву, они исчезнут в тот же миг или будут прокляты навеки. 


Рецензии