Ты моя мама? Глава 3. Начало новой жизни

       Две недели пролетели быстро, в заботах. Надо было подготовить детскую комнату. Обставить старались, как будто он в ней давно уже жил. Детский коврик, игрушки, карандаши, книжки, одежда, постелька... Зашли в магазин с месячной зарплатой  и вышли через два часа с двумя пакетами, на которые и ушла зарплата. А таких походов совершить пришлось не один. Зато какой красивый комбинезон у сына будет! Маечки, трусики... Всё новенькое, с рисунками.

       Назначенный день наступил. Рано утром выезжаем. Путь не близок. Везёт нас шофёр мужа на нашей машине, чтобы мы оба были свободны и могли заниматься ребёнком.
 
       Прибыли в детский дом. Нас провели в комнату, точнее меня, а муж остался ждать в коридоре. Стою с пакетами с одеждой и мягкой игрушкой – мишка, конечно! Из другой комнаты привели Сашу. Зачем-то закрыли окна, то есть шторы задвинули. Не спрашиваю. Ритуал такой, видимо.
 
       – Вот, мама, переодевайте ребёнка, – сказали мне.

       Начинаю снимать с него одежду, и всё внутри меня сжимается, до боли. Везде – на колготках, рубашке, трусиках стоят по несколько штампов. Трусов даже у малыша собственных нет! Прошло столько лет, а эта картина так ясно стоит перед глазами.
 
       Одежда чистенькая, удобная, но застирана, цвет потеряла. Кипятят, наверное, из соображений стерильности.
 
       Одеваем вместе с методистом во всё красивенькое и я, используя время, задаю вопросы:

       – Чем кормят детей? Чтобы не было резкого перепада в еде, что из блюд он знает, что привык кушать?

       Ответ чёток:
 
       – Только говядина и птица. Вкус свинины не знает. В обед суп и котлетка с кашей или лапшой. Если в обед лапша, то вечером каша, или наоборот. Ограничивайте еду! Дети привыкли к порции. Поэтому, если поставите вазу, в которой десять яблок лежит, он съест все десять, подумает, что порция такая. Потом проблемы будете иметь. Малыш ждал вас всё это время, рассказывал всем по много раз в день, что у него теперь папа и мама есть.
Вот так, за беседой, и переодели. Комбинезон, сапожки, шапка...  Затем поставили его на стол перед зеркалом, висящим  на стене, сказали, чтоб в зеркало посмотрелся (тоже ритуал, видно?), и мы пошли на выход.

       Из детского дома выходили втроём, держа сына за руки с двух сторон.
 
       Высокий, глухой  забор окружал здание. Дети из группы в это время были на прогулке. Не знаю почему, эти кадры, наверное, навсегда останутся в памяти. Это забыть невозможно. Мы с мужем идём такие взволнованные и счастливые, Саша гордо шагает между нами, во всём новеньком! А в нескольких метрах от нас группа маленьких человечков, совершенно одинаково одетых: одного цвета серенькие курточки и немного более тёмного серого цвета шапки. Их ведёт воспитательница, а они «паровозиком», держась друг за друга, тянутся за ней. Увидев нас, они начинают издавать звуки. С надрывом. Я так и не поняла, что это было: крик, плач, стон, восклицания или вопль какой-то.
 
       Эти дети оставались, а Саша уходил навсегда в совершенно другую жизнь.

Продолжение  http://www.proza.ru/2016/09/02/1282


Рецензии
не могу читать - плачу. И спасибо глупо писать... Вернусь, когда смогу.

Наталья Варламова   22.11.2016 22:59     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.