У Врат Бытия. Часть первая - 9

Так они и кочевали всю весну, от деревни к деревне, старательно избегая наезженных трактов и шумных городов. В пути им, по большей части, попадались неупокоенные души незначительной силы да лесная нечисть, которая при виде колдуна с рубиновым посохом просто разбегалась или разлеталась во все стороны. Поначалу такая реакция Литу удивляла и даже смешила. Но постепенно девушка начала догадываться, что её учитель не такой уж и обычный странствующий волшебник, за какого себя выдаёт. Он в совершенстве владел своей основной и двумя побочными специальностями (кругами, как называл это сам Гведд): магией иллюзий (включая контроль над разумом и манипуляции с памятью), магией смерти и стихийной боевой магией. А также с отличием защитил диссертацию по межпространственным перемещениям. Из всего этого Лита сделала вывод- Гвединн был, как минимум, Верховным магом третьей ступени. Одного девушка никак не могла понять: что побудило его отказаться от столь высокого положения в обществе, инсценировать свою смерть и заняться, по сути, бродяжничеством? Но на все её расспросы Гведд, как обычно, лишь отшучивался либо принимался туманно разглагольствовать о высшей цели магии- служению всему человечеству, а не только королям. И ей не оставалось ничего другого, кроме как смириться и продолжать строить предположения.

За прошедшую зиму, которую они провели в тёплых краях, почти не покидая места стоянки, Лита многому успела научиться: более менее освоила древний язык, сблизилась со стихией воздуха и значительно расширила свой внутренний энергетический ресурс. Единственное, что ей до сих пор не давалось, так это отделение собственного духа от тела. Она безумно скучала по родителям и брату с сестрой, каждую ночь мечтала о том, как навестит их старенький дом. Но едва её тело охватывала дрожь, предваряющая разделение, как девушка моментально открывала глаза с ощущением, будто только что упала с огромной высоты. Учитель поначалу успокаивал её, терпеливо повторял настройку. Потом притворно злился. Потом уже в открытую веселился, предупреждая девушку о том, что она может стать первым в истории воздушным магом, которому ни разу не удалось оторваться от материи. А потом и вовсе махнул на это дело рукой, сказав, что на всё есть причина, и если у неё не получается, значит, оно ей пока и не нужно.

От долгого хождения по грязи и болотам красивые бежевые сапожки Литы превратились в серое бесформенное нечто. Лишь толстая подошва до сих пор не позволяла обуви развалиться. Девушка знала, что по первому же намёку учитель мгновенно раскошелится ей на новую одежду, но не жаловалась, смутно подозревая, что Гведд неспроста бережёт заработанные монеты.

Питались они, по обыкновению, тем, что росло в лесу. Иногда их приглашали на обед или ужин сердобольные крестьяне, театрально всплескивая руками при виде худой и бледной девушки. И ещё реже, справедливо опасаясь за своё здоровье, посещали они скромненькие сельские или придорожные харчевни. Как раз в одной из таких забегаловок трактирщик и сообщил им новость, сильно расстроившую Гведда.

Народу в таверне "Заячья лапка", стоявшей на перепутье, в то время было совсем мало, и хозяин, рыжебородый мужчина лет пятидесяти с молодецким блеском в тёмно-карих глазах и внушительными мускулами, перекатывающимися под светло-зелёной рубахой, сам обслуживал посетителей. Мага и его ученицу он встретил как дорогих гостей. Усадил за столик в углу, возле окна, и, получив от Гведда две луньки, сразу распорядился помощнику снять с вертела самого жирного кролика и принести лучшего вина из погреба. Свежего мяса они не ели уже давно, и от одной мысли о предстоящей трапезе у Литы потекли слюнки.

Пока трактирщик расставлял на столе тарелки и приборы, Гвединн привычно поинтересовался, не происходит ли в округе чего странного и необычного, не шалят ли домовые или привидения, не нападает ли на припозднившихся путников ночная нежить, в общем- не найдётся ли какой работы для квалифицированного боевого мага и его спутницы.

-А вас разве не Гильдия прислала по объявлению? - Озадачился трактирщик, застыв с кувшином в руке.

-Какому объявлению? - Оживился Гведд.

-Ох, господин... - Мужчина разлил вино по кубкам, придвинул себе скрипучий табурет и уселся рядом с колдуном. - В селе неподалёку жуть творится несусветная. С конца зимы уж человек шесть перемёрло, и все- дети возрастом от тринадцати до семнадцати. Из них- три висельника, два утопенца и ещё один без вести сгинувший. Поговаривают, - он понизил голос чуть ли не до шёпота, - это всё проделки мёртвой ведьмы. Якобы она мальцов на тот свет за собой уводит. Мстит она так за свою смерть...

-Постой-ка, - Гвединн нахмурил брови. - Не об Осколкино ли ты речь ведёшь?

Трактирщик горячо закивал.

-Стало быть, - колдун нахмурился ещё сильнее, - бабка Клёпа мертва?

-Так и есть, господин. Сожгли её всем селом, недале как этой зимой, после чего всё и началось...

-Сожгли?!- Лита поперхнулась кусочком только что принесённого кролика и поспешила запить его вином, но стало только хуже. Она была уверена, что времена священной инквизиции давно прошли и уже не вернутся. А тут такой сюрприз...

Трактирщик поглядел на раскашлявшуюся девушку с сочувствием и пониманием.

-Я и сам бы не поверил, - признался он печально, - да в Осколкино у меня брат живёт- он-то мне и рассказал всё как было. Старуха та, Клёпа, всю жизнь колдовством промышляла. Селяне её боялись до чёртиков, но за помощью всё равно приходили. Она и от грыжи вылечить могла, и сыпь у ребёнка заговорить. В общем, кое-как да уживались с таким соседством. А два года тому назад проезжал через село храмовник один, да так ему там приглянулось, что он и остался насовсем. Часовенку отстроил, семьёй обзавёлся. Люди стали к нему за советом и исцелением ходить, - трактирщик отстегнул от ремешка кожаный бурдюк, сделал приличный глоток и продолжил. - Так старуха, видать, почуяв в нём конкурента, изводить его принялась. Сначала насылала такие кошмары, что бедный храмовник есть и спать перестал. Исхудал весь, зачах прямо на глазах. Но этого ведьме было недостаточно, она на него демонов всяких натравливала, в вино кровь подмешивала. По ночам часовню окружали восставшие с погоста мертвецы, волки аль бестии какие из лесу до самого рассвета завывали- никому покоя не было. Однако ж служитель Девы не отступился, молитвами истовыми да постом суровым отвадил нежить от села. Все думали, что на этом бабка и успокоится. А как выпал первый снег, пропал у храмовника младенец трёх месяцев от роду. Сколько ни искали его по всей округе, так и не нашли- ни живым, ни мёртвым, - мужчина горестно вздохнул и снова отхлебнул из своего бурдюка. Гведд и Лита слушали его молча, затаив дыхание. - Тогда жители дождались пока ведьма в лес уйдёт, перевернули весь её дом и обнаружили под полом в подвале целую гору косточек обглоданных. К тому времени, как старуха вернулась, селяне под руководством священника уже сложили большой костёр. А к закату и от ведьмы, и от халупы её остались лишь угольки.

-Как я понимаю, ни суда, ни следствия проведено не было?- Мрачно осведомился Гведд, сверля глазами кроличью ножку, к которой он так и не притронулся.

-Да какой там! - Махнул рукой трактирщик. - Народ-то со страху звереет, сами знаете. В общем, я вам так скажу, - он доверительно склонился к сидящему рядом колдуну, - была эта Клёпа виновна аль нет, а когда на костре жарилась- всё село прокляла, как пить дать. И теперь по одному забирает у своих убийц самое дорогое- детишек. Вы, господин, я вижу, опытный, - мужчина заискивающе заглянул Гведду в глаза, - многое в жизни перевидали. Может, съездите в Осколкино, посмотрите чего там как, если не в тягость? А то ваших уже четыре группы молодняка оттуда ни с чем вернулись. Говорят, мол, чисто там, нет никакого проклятия. Но детки-то мрут чуть не каждую неделю, да ещё страшно как- руки сами на себя накладывают! Я бы не стал вас беспокоить, господин, да ведь родня у меня там: брат и трое племянничков- старшему только-только пятнадцать исполнилось. Боязно мне за них, а у себя их разместить не могу- сам на гроши еле-еле семью содержу. Если вас награда интересует, так можете быть уверены- отчаявшиеся и напуганные жители на злато-серебро не поскупятся, лишь бы от проклятия этого избавиться раз и навсегда...

-В королевский двор запрос направляли? - Железным тоном перебил его колдун. Лита почувствовала, что ему совсем не хочется делать незапланированный крюк, да ещё туда, где так запросто сожгли ведьму.

-Направляли, а как же! - Поспешил ответить трактирщик. - Да только им сейчас не до наших тёмных дел, когда своих по горло...

-О чём это ты? - Вздёрнул бровь Гвединн.

-Как о чём?! - Растерялся хозяин. - Вы разве не знали? Принц-то наш, Веллен, недале как неделю назад скоропостижно скончался! Право, господин, вы бы почаще из дебрей-то на свет выбирались!

По лицу учителя скользнула едва уловимая тень.

-Как это случилось? - Поинтересовался он, вцепившись обеими руками в свой бокал.

-Да слухи разные ходят... - Грустно отозвался трактирщик. - Но я вам так скажу, это болезнь его вконец доконала. Он же с детства хворый был, после того как колдунья та на него порчу навела... Позабыл я, как её звали-то? А, да и чёрт с ней... Представляю, какая грызня теперь меж дворами начнётся, - он снова понизил голос и огляделся по сторонам, но двое постояльцев в другом углу таверны беседовали о своём, не обращая на группу у окна ни малейшего внимания. - Говорят, король наш тоже плох уже, а королева после смерти единственного сына совсем голову от горя потеряла. Видно, сами боги от них отвернулись за что-то... Но да заболтался я с вами, - спохватился вдруг трактирщик, принюхавшись к воздуху- пахло горелым. - Выпьем же за Веллена, принца Зорийского! Мир духу его...

Мужчина опрокинул в горло остатки вина из бурдюка. Гвединн последовал его примеру, тихо пробормотав: "За Веллена...", и девушка заметила, что костяшки пальцев, сжимавших кубок, у него побелели.

-Вы если всё же надумаете через Осколкино пройти, старым трактом не пользуйтесь, - предупредил хозяин, грузно поднимаясь из-за стола и утирая губы рукавом. - Там шайка разбойничья повадилась путников неосторожных обирать. Лучше по лесу ступайте, по тропке, что восточнее дороги вьётся. Она, конечно, длиньше немного, зато безопаснее. В селе сразу к брату моему обратитесь, Зевросу. Его хата прямо возле пекарского домика стоит, по запаху отыщете.

На этом он откланялся и побежал на кухню устраивать разнос повару, который, судя по всему, спалил гречневую кашу.

Лита уставилась на учителя горящими от любопытства глазами. Гведд долго и неохотно ковырял вилкой мясистую кроличью ножку, старательно избегая испытующего взгляда ученицы.

-Я так понимаю, ты уже наелась, можем выдвигаться? - Не выдержал он, наконец, и раздражённо отложил прибор. - У нас мало времени до заката.

Таким суровым Лита своего учителя ещё не видела. Даже когда она едва не спалила все их вещи своим первым успешным плазменным шаром. Или когда без спросу взяла его Книгу Теней, дабы самостоятельно изучить запретные заклинания. А теперь он глядел на неё как-то по-чужому, холодно, отчего Литу мигом пробрал озноб. Так и не задав вертящихся на языке вопросов, девушка с остервенением вгрызлась в сочный кусок остывшей дичи, щедро политый сметанным соусом, словно это был последний в её жизни обед.


* * *

С набитым желудком идти было тяжело. Выпитое вино тоже вносило свою лепту. Лита тащилась за учителем, едва переставляя непослушные ноги и беспрестанно зевая. Остатки недоеденного кролика они завернули с собой, и теперь его аромат тонкой струйкой тянулся от сумки Гведда, назойливо сверля ноздри пресытившейся девушки и вызывая у неё периодические приступы лёгкой дурноты.

Небо в просветах между ветвистыми кронами дубов и берёз, нарядившихся свежей зеленью, было серым и хмурым, как лицо Гведда. Мужчина всю дорогу молчал, лишь изредка оглядываясь на ковыляющую позади спутницу: она то и дело спотыкалась и оскальзывалась на мокрой прошлогодней листве. Узенькая, но хорошо утоптанная тропа по обе стороны заросла густым колючим кустарником, и Лита, пытаясь удержать равновесие, время от времени хваталась за усыпанные острыми иголками ветки, после чего долго ругалась, бормоча под нос не самые изысканные гномьи выражения, которых она успела нахвататься от умудрённых жизненным опытом деревенских жителей. И всё же, эта лесная стёжка была много лучше унылого заброшенного тракта. Гвединн поначалу всерьёз намеревался пойти коротким путём, несмотря на предостережения трактирщика, но частые весенние ливни настолько размыли дорогу, что впору было сколачивать плот и сплавляться на нём.

Примерно через четверть мили тропка вильнула влево и заметно расширилась. Недолго думая, девушка ускорила шаг и, поравнявшись с учителем, принялась внаглую сверлить его щенячьим взглядом, как она всегда делала когда Гведд был не в настроении. Обычно это быстро срабатывало, вызывая у мужчины неудержимый приступ хохота. Но сегодня пробиться сквозь броню его равнодушия и сосредоточенности оказалось не так просто. Он выглядел как могучая неприступная скала на ножках: плащ чёрным туманом колыхался за спиной, седая прядь на виске напоминала съехавшую набок снежную шапку. Сходство дополняли заострённые черты лица, словно выточенные из камня. Тут у Гведда дёрнулась щека, и Лита, опасаясь лавины, быстренько запрятала свои мысли подальше и отвернулась.

Она ощутила присутствие в лесу других людей и прислушалась к ветру слишком поздно.

Из кустов с громогласным "Ха-аа!" на тропу вывалилась группа вооружённых людей, трое спереди и трое сзади. Шесть здоровенных арбалетов с проржавевшими болтами многоразового использования нацелились путникам в грудь. Их окружили.

-Оружие на землю, руки за голову, о кошельках не заботьтесь- сами отвяжем! - Радостно оттарабанил главарь разбойников. И тут, наконец, заметил длинный посох в руке колдуна. - Тваааюю-уу...

Договорить он не успел. Выстрелить тоже. Резко пахнуло озоном, и вся шайка с воплями разлетелась в разные стороны, красиво уложившись кривоватым шестилепестковым цветочком. Гведд даже не шелохнулся и не моргнул глазом. Лишь рубин в навершии его посоха на миг вспыхнул и сразу погас.

Лита медленно, недоверчиво отпустила рукоять своего меча. Разбойники не подавали признаков жизни.

-Они... мертвы? - Чуть дыша спросила девушка. Сердце у неё как будто разбухло раза в три и колотилось уже под самым горлом.

-Оглушены, - безразлично отозвался учитель и для наглядности пнул сапогом ногу ближайшего бандита. Та слабо пошевелилась. - Минут через десять-двадцать придут в себя. Но, может, и не все...

Он наклонился, отстегнул от пояса главаря тощий кожаный кисет, деловито пересчитал монеты и, чуть разочарованно покачав головой, сунул их себе в карман. После чего переступил через живописно раскинувшееся тело и неспешно двинулся дальше по тропе. Лита последовала за ним, поминутно оглядываясь. Когда дорожка снова вильнула и неудачливые грабители скрылись из виду, она облегчённо выдохнула.

-А вы страшный, - отметила девушка с благоговением.

-Ты так считаешь? - Гведд приподнял брови. - Поверь, Тыковка, в этом мире есть люди и пострашнее. Наш давешний трактирщик, к примеру.

-Вы думаете, он нарочно нам посоветовал идти этим путём? - Лита удивлённо вытаращила на него глаза, пропустив мимо ушей свою новую кличку. - Направил прямо в капкан?

-Обычно я не склонен исключать вероятность случайного совпадения. Но в данном конкретном случае- да, я уверен, что трактирщик намеренно заслал нас сюда. Не обязательно с целью от нас избавиться, - поспешил Гведд успокоить ученицу. - Возможно, он просто хотел с нашей помощью устранить зарвавшихся воришек. Хотя бы на время.

-И, разумеется, безвозмездно...

-Почему же безвозмездно? - Мужчина выразительно похлопал себя по куртке, монеты отчётливо бряцнули во внутреннем кармане. - Как минимум, наш обед окупился. А если нам повезёт встретить их на обратном пути- то и в следующий раз поедим за их счёт.

-Вы знали о засаде заранее, не так ли? - Девушка припомнила свои ощущения за мгновение до атаки разбойников. Гведд тоже стихийный маг, и гораздо более опытный, чем она. Он должен был почувствовать напряжение в воздухе намного раньше неё, но ничем не выдал своих подозрений.

-Конечно же, не знал, - похоже, недавняя стычка вернула Гвединну благостное расположение духа. Впервые за последние несколько часов он широко улыбнулся, и у Литы сразу потеплело на душе. Повелитель иллюзий, как оказалось, совершенно не умел лгать.

Девушка решила, что настало подходящее время для активных расспросов и, выждав для приличия пару минут, осторожно начала:

-Учитель...

-Да, я был знаком с бабкой Клёпой, - тут же оборвал её Гведд, и девушка захлопнула рот, щёлкнув зубами. Мужчина засмеялся. - Пора бы тебе уже научиться ограждать свой разум от посягательств извне. Ты слишком уж громко думаешь.

-Могли бы и не слушать, - буркнула Лита, надув губки. - И что, по-вашему, эта ведьма действительно...

-Пожирала младенцев? - Усмехнулся учитель. - Она, конечно, овечкой никогда не была. Но и волчьих зубов я у неё не замечал. Во всяком случае, пока старуха жила в Осколкино, работы для меня в том селе не было, поэтому я обычно с чистой совестью обходил его за версту. Клёпа любила это место... - Он нахмурился и задумчиво потёр лоб. - Ума не приложу, как такое могло произойти... Но, сдаётся мне, тот храмовник поселился там неслучайно. Скверно это всё. Очень скверно...

В скорбном молчании они прошли по цветущему благоухающему лесу ещё с полчаса. Разбойники уже наверняка должны были очнуться и с удивлением обнаружить пропажу добычи. Но преследовать магов, судя по всему, не решились. Это было весьма благоразумно с их стороны. Лита подумала, что теперь они, скорее всего, перекочуют в более безопасное место и вряд ли встретятся им на обратной дороге. Она невольно вернулась мыслями к подлому трактирщику и вдруг вспомнила разговор за столом. Тогда Гведд заметно расстроился, услышав о казни ведьмы. Но ещё сильнее его огорчила весть о кончине наследного принца. Почему? Неужели её учитель был лично знаком с королевской семьёй? И если да, то насколько близко?..

Лита снова открыла было рот, но Гвединн и в этот раз её опередил.

-Это, безусловно, интересная и увлекательная, но долгая история, Тыковка, - сказал он тихо, взглянув ей в глаза, - и я обещаю, что непременно поведаю её тебе. Но чуть позже, когда у нас будет больше времени. А сейчас мы уже почти пришли.

И действительно, буквально через минуту лес расступился. Тропа вильнула в последний раз и плавно влилась в широкий, заросший травой старый тракт, который, в свою очередь, гигантским мечом рассекал надвое крупное, дымящее многочисленными печными трубами селение.


Продолжение: http://www.proza.ru/2016/09/16/2041
Начало: http://www.proza.ru/2016/07/20/1016


Рецензии
Здравствуйте, Светлана. С радостью вернулся в Ваш магический мир. Тяжело описать, каким теплом веет от Вашей истории и Вашего слога. Речь трактирщика радует своей стилизацией и особенностями. Вообще не перестаю удивляться, какими живыми и запоминающимися получаются Ваши персонажи. Очередной загадочный виток интригует и не позволяет забыть историю.
Спасибо Вам большое за творчество, яркое и самобытное.
С уважением, Никита.

Никита Белоконь   07.11.2016 21:43     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Никита. Спасибо, что продолжаете заглядывать и оставлять отзывы)Особенно рада слышать, что персонажи получились живыми. Я действительно всегда стараюсь одушевлять даже самых, казалось бы, несущественных героев. Успехов в Вашем творчестве.

Светлана Субботина   08.11.2016 11:11   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.