Каро

                Напечатан в альманахе «Полдень» (бывший «Полдень XXI век» братьев Стругацких), выпуск 14 (май 2019)


                Полководец-захватчик сражается и побеждает, пока уверен - он на правой стороне. Когда правда сталкивается с истиной, армия гибнет вместе с командующим.


        1
        Кровь хлестала фонтаном. Бойцы падали, сраженные мечами, стрелами, копьями. Нумы теснили охиртов. Красивые мужчины с длинными волосами отступали, умирая с улыбкой на лице. Лязг железа заглушал вопли раненых. Запах крови разжигал свирепость.
Охирт Каро, крепыш в коричневой шкуре, отбивался коротким мечом от троих противников с копьями и щитами в рост. Карие глаза налились краснотой, от перенапряжения зубы крошились о зубы, жизнь на краю билась за агонию существования. Он увидел как пал пронзенный стрелами отец, седой вождь. Ярость затмила разум. Каро отбил копье, молниеносно забежал в бок врагу, рубанул под углом от незащищенной шеи. Меч застрял в ключице. Кровь брызнула на лицо. Крепыш подхватил копье из мертвеющих рук, широким махом собрал все силы в удар, пришедшийся по глазам противников. Замешательство врагов, и трофейное копье пробило грудину дальнего. Вырванный из ключицы меч вспорол живот ближнего. Сын бросился к отцу, но мешали новые солдаты и удирающие соплеменники. Крепыш тщетно пытался пробиться к старику.

        - Отступаем, Каро! - Налетел здоровяк Чалс, груда мышц, единственный охирт стригущийся коротко.
        - Там вождь!
        - Заберем ночью. Мы ему уже ничем не поможем.

        Сын бросил прощальный взгляд на распластанное тело отца, почувствовал слякоть, выступившую на глаза. Нумы собрались в фалангу, плотно сомкнув ряды. Защищенные щитами, с копьями наперевес, уверенно двинулись в атаку. Чалс, Каро и остатки воинов бежали. Вслед свистели стрелы. Одна оставила красный след на руке здоровяка, другая насмерть догнала бегущего рядом субтильного юношу. Нумы преследовали недолго. Ломая на пути кусты и ветки деревьев, спасшиеся вбежали в пещеру.

        Тусклость пространства. Костер. Женщины с робкими, понимающими взглядами. Беззаботно играющие дети. Старики, курящие трубки за неспешностью бесед. Сын вождя застыл на пороге. Душа рвалась обратно, к отцу. Аполона, женщина с черными волосами и красотой форм, поднесла ковш воды.

        Охирты всегда проигрывали нумам. Обычная ситуация, каждый раз переживаемая на грани. Отец с безумным упорством вел на селение, постоянные поражения воспринимал, как нормальную досаду. Избравший путь воина обязан сражаться.

        Нумы занимались земледелием. Выращивали скот. Обнесли городок прочными стенами. Сколотили достойную армию. На селение, помимо охиртов, покушалось соседнее племя кецев, с тем же успехом.

        - Твой отец мертв. - Чалс положил тяжелую руку на плечо друга. - Теперь ты наш вождь.

        Какофония звуков на миг стихла. Все обратили взоры на нового главу. Даже дети, будто понимая, бросили бодаться за игрушки. Даже огонь, словно замер в искрении. В следующую минуту движение возобновилось. Женщины шли по хозяйским делам. Старики затягивались дымом. Детишки боролись до слез.

        Ночью Каро с Чалсом вернулись в поле, закрыли глаза поверженному вождю, уложили на носилки.

        - Идем. - Здоровяк легонько толкнул друга в плечо.

        Новый вождь всматривался в огни селения. По периметру стен зоркая стража. Аккуратные домики. Пища, готовящаяся на огне. Домашние животные, вольготно расхаживающие по улочкам. Ширь засеянных полей. Мирная жизнь развитых существ.

        - Ну чего ты? - торопил друг детства. - За столько лет не насмотрелся? Ничего, придет наше время.
        - Сколько раз мы на них нападали?
        - Раз сто, наверное.
        - А результат всегда один и тот же.
        - Не поддавайся унынию. Рано или поздно мы победим.
        - А может и нам заняться не только охотой и рыболовством? Также выкорчевать лес, засевать поля, приручать животных?
        - Брось! Наши отцы и деды воевали и нам завещали. Мы не должны останавливаться. Отдохнем, заделаем новых бойцов и снова схлестнемся.
        - С тем же результатом? Мы бьемся головой о стену. Нужно что-то менять.

        Здоровяк покачал головой, с горечью посмотрел на молодого вождя, взялся за носилки. Серьезная потеря, но это пройдет. Он возьмет себя в руки и будет достойным отца. Но тот огласил новую стратегию на Совете. Старейшины, доживающие последние деньки, воспротивились. Воины тайком крутили у виска. Закон охиртов - последнее слово за главой. Подчинение или изгнание, равносильное смерти. На следующий день племя вышло на рубку леса.

        Столетние бадоки с трудом поддавались пилам старателей. Тяжкий труд разрубать и выкорчевывать пни. Невысокие ризобы Чалс вырывал с корнем, точно малышня кустики цании. К обеду потные и усталые охирты сели обедать. Вдали слышался шум битвы, вопли, лязг железа.

        - Племя Рацнака дерется. - Здоровяк подсел к Каро, лакая из крынки масло.

        Между племенами существовала молчаливая договоренность - пока соблюдаются границы, друг друга не трогать. Но стоит заступить, неминуемая смерть, без разборок до бойни. Зашел на чужую территорию - сам виноват. Любимое лакомство племен - пальмовое масло. Пальма считалась священным деревом, а плоды ядовитыми.

        - Специально подгадали после нас, - продолжал Чалс, - надеются на ослабленного противника. Раз уж мы превратились в крестьян, хоть послушаем музыку боя. Вождь еще не передумал?
        - Обратной дороги нет. Мы отвоюем свое место под солнцем и заживем не хуже нумов.
        - Они заняли лучшее место на равнине. По мне так лучше пупок надорвать в битве, чем пахать, как вол.

        Каро промолчал. Друг не хотел наседать, перевел разговор на дальнюю тему.

        - Пока мы повалим этот чертов лес, засеем, соберем урожай... Уйма лет пройдет. Ты сколько детей заделал?
        - Десяток.

        У охиртов женщины общие. Сношались по взаимному согласию. Рожали через девять часов после зачатия. Половозрелая особь давала потомство в сорок-шестьдесят отпрысков. Через три-четыре дня из мелкого комочка вырастал юноша, способный к войне или девушка, готовая к продолжению рода.

        - Твоих сразу видно, - подтрунивал здоровяк. - Жилистые, ершистые, упрямые.
        - Твоих тоже. Крепкие колобки с мощными конечностями.
        - Все в меня! - Чалс рассмеялся. - Кого выберешь в приемники?
        - Только сам стал вождем, а племя уже хочет нового?
        - Я просто спросил. - Друг срочно принялся за лакание масла.

        Старый воин вывел молодежь.
        - Вождь, - обратился он, - детей тренировать или лучше обучать управлению с плугом?
        Каро пропустил издевку мимо ушей.
        - Тренируй. Воинское искусство пригодится всегда.

        Учитель увел юных курсантов на площадку с манекенами. Среди парней шагала Бритея. Белокурая девчонка с мальчишеским характером, родившаяся бесплодной. Худая, симпатичная, но негодная для бабьего дела. Она ни в чем не уступала юношам, дралась с остервенением, упражнялась до синяков.

        Мужчины принялись за работу. Под конец дня новый вожак начал получать удовольствие от земного труда. Усталые воины смотрели хмуро, привычней умирать в бою, нежели крушить топорами бессловесные дерева. Разведчики доложили - кецы ожидаемо проиграли.

        К концу недели удалось отвоевать у леса кусок пространства. Пальмовые семена упали в почву, пошли ростки. Вождь радовался. Так продолжится, племя будет сыто, несмотря на ежедневное пополнение. Ночи охирты проводили в созидании потомства. Каждая хотела с вожаком, но Каро предпочитал Аполону, - от кудрявой пассии рождались красивые дети.


        2
        - Нумы! Нумы! - разбудили под утро крики часовых.

        Вождь вскочил, схватил меч. Милое личико Аполоны исказила гримаса страха. С отрядом сыновей-богатырей подбежал Чалс. Воины накинули шкуры, обнажили оружие, поспешили из пещеры.

        - Нумы никогда не нападают первыми, - на бегу удивлялся здоровяк. - Что могло случиться?
        - Сам не понимаю. - Вожак вел племя на опушку.

        Навстречу выбежал часовой - мальчишка с дальним зрением, зашептал:
        - Вождь, их много. Идут сюда.

        Каро устроил засаду. Лучники натянули тетиву. Когда нумы показались на поляне, слетели стрелы. Первый ряд врага рухнул, как скошенная трава. С яростным криком вожак бросился в сечу, следом сородичи. Охирты рубились отчаянно. Нумы спокойно, в боевом порядке, с умной расторопностью. Чалс огромной дубиной сокрушал пачками. Каро ловко находил слабые места в доспехах противника. Рядом сражалась Бритея. Девушка прекрасно овладела мечом, успевала проскользнуть в тыл, подрубала ноги в шпагате. Нумы числом и умением теснили охиртов. Те отступали, орошая кровью каждый метр родной земли. Силы на исходе. Подмоги ждать неоткуда. Вождь увел остатки в пещеру, забаррикадировались камнями. Враги удовлетворились нанесенным уроном, осаждать не рискнули, - отсутствием могли воспользоваться кецы. Главная миссия выполнена – они узнали логово. Охирты проводили вторгшихся взглядами и стрелами, убедившись в безопасности, вышли из убежища.

        Посевы вытоптаны. Дело последних недель уничтожено. Вожак удрученно сел на широкий пень. Подошел друг детства. Сзади встали соплеменники.

        - Еще одна такая вылазка и нам конец, - здоровяк высказал мысль Каро. - Что будем делать?
        - Похоже, они нас не оставят в покое.
        - Конечно, именно поэтому мы и воюем с ними! – Друг чувствовал новую схватку, руки тряслись в приятном волнении.
        - Теперь либо мы их, либо они нас. Но нам не победить в одиночку. Нужно объединиться с кецами.

        Чалс присвистнул.
        - Скорее небо упадет на землю, чем мы объединимся.
        - Нужно попробовать. - Вождь встал, обратился к племени. - Я иду к Рацнаку.

        Верный друг попытался возразить, но умолк под непреклонным взором.
        - Иду один. Если не вернусь, племя возглавит Дияр.

        Старший сын вытянулся на месте. Красивый юноша, плод любви с Аполоной. Каро воткнул меч в пень, крикнул: «За мной не ходить» и ушел тайными тропами на запад.


        3
        Ветерок перебирал ветви бадоков. Небо серело туманным маревом. Хмельной запашок тянулся от часовых кецев, лежавших в кустах, беседующих душевно.

        - Интересно, нумы уничтожили охиртов или нет? - спросил рябой толстячок худого напарника.
        - Нет, - раздалось за спиной.

        Стражники мгновенно развернулись. Толстяк натягивал лук, худой поднимал меч. Пришелец ногой сломал оружие дальнего боя, увернул лицо. Спущенная стрела свистнула у носа, пощекотав оперением. Вторым движением вождь охиртов выбил меч. Часовые испуганно таращились, лежа на земле.

        - Я - Каро, вождь охиртов. Пришел один и без оружия. Пришел не драться, а договариваться. Отведите меня к Рацнаку, а там как решится.

        Кецы переглянулись.

        - Ты знаешь закон, - заговорил толстяк, - ступил на нашу территорию, - смерть.
        - Успеете. Я полностью в вашей власти. Сегодня нумы напали на нас. Завтра придут за вами. Все, чего я хочу, лишь поговорить с вашим вождем. Он может убить меня сам. Не утруждайтесь.

        Часовые посовещались взглядами.

        - Ладно, - решил худой. - Следуй за мной.

        Он подобрал меч, осмотрел гостя, пошел впереди. Вождь, вверившись судьбе, понуро побрел за провожатым. Толстяк посокрушался насчет сломанного лука, достал кинжал, пошагал за спиной охирта.

        - Стой! Кто идет? - крикнули с ближнего поста.
        - Свои, - выдохнул худой. - Пароль: «Смерть нумам!»
        - А это кто с вами?
        - Вожак племени охиртов.

        Из кустов выскочили двое юношей, восхищенно рассматривали незнакомца.

        - Ух ты! Поймали? Как удалось?
        - Долго рассказывать, - пробурчал толстяк. - Живо на передний пост. Отведем к Рацнаку, пришлем смену.

        Молодежь побежала исполнять. Каро вошел в поселок соседей. Они огородили родовую пещеру забором. Лучше готовы к обороне. Старики, женщины, дети озадаченно смотрели на процессию. Вождя придержали. Худой шепнул мальчонке, тот убежал в пещеру. Через пару минут вышел потный мужчина, располневший от сытости, в наспех накинутой шкуре. Ерш черных волос, оплывшее от алкоголя мешковатое лицо, запекшиеся синяки под глазами.

        - Рацнак, я - Каро, вождь охиртов. Нам нечего делить. Я пришел с миром. Один и без оружия. Хочу говорить.

        Мужчина помедлил и кивнул в направлении пещеры. Охранники ввели гостя-пленника. У огня сидели старейшины и пара крепких бойцов - телохранители вождя. Охирт подсел к огню. Сопровождающие удалились.

        - Говори. Мне нечего скрывать от этих людей. - Рацнак ждал подвоха. Случай из ряда вон. - Но прежде, чем ты что-то скажешь, напоминаю - ты ступил на нашу землю. И я еще не решил, уйдешь ли ты отсюда живым или останешься здесь навсегда.
        - Я полностью в твоей власти. Решишь, когда скажу.

        Собравшиеся смотрели, не мигая.

        - Сегодня нумы напали на нас и сильно потрепали. Раньше они только оборонялись, теперь наступают. Ни нам, ни вам их не победить...
        - Это еще бабушка надвое сказала, - перебил вождь кецев. - В последний раз мы их почти сокрушили.

        Каро сжал губы, сдерживая презрительную ухмылку, продолжил:
        - Ты знаешь, эта война длится бесконечно. Мои прадеды, прапрадеды сражались и твои. Однако, нумы, по-прежнему, в своих владениях. Они разобьют нас, примутся за вас. Я предлагаю объединиться, вместе мы победим. Навсегда покончим с нумами, обезопасим себя.

        Усмешка заиграл на лице Рацнака, предложение удивительное и заманчивое. Он посовещался взглядом со старейшинами.

        - А как поделим добычу?
        - По-честному. Пополам.
        - Какая гарантия?
        - Мое слово. Других нет. Покончим с нумами, все станет гораздо проще. Чтобы ты не сомневался, мы пойдем в атаку первыми. Вас прошу лишь поддержать, прийти на помощь.

        Вождь кецев ерзал на месте, лицо озарялось улыбкой, рука чесала подбородок. Тайком он поймал кивки старейшин.

        - Хорошо. Когда выступаем?
        - Через неделю. Нам нужно нарожать побольше бойцов. Надеюсь, и вы не будете терять время.

        Рацнак и телохранители рассмеялись. Старики ухмыльнулись.

        - Договорились! – Вождь кецев протянул руку.
        Каро пожал.
        - Я слышал про гибель твоего отца. Отличный был воин. Жаль.
        - Спасибо.

        Охирт встал. Под конвоем вождя соседского племени довели до границы.


        4
        Чалс вглядывался во тьму, кусая пальцы, проклиная себя за послушание. Когда увидел строгий силуэт, радовался, словно ребенок. Здоровяк сжал друга в стальных объятьях, поднял в воздух.

        - Ты жив! Я счастлив! Хорошо, что передумал и не пошел к этим уродцам.
        - Поставь на землю, - приказал Каро.

        Чалс срочно исполнил, спрятал взгляд, будто покорная собачонка.
        - Я был у них. Мы договорились. Будем воевать вместе. А сейчас за дело - создавать новых бойцов.

        Он вошел в пещеру. Каждая хотела с предводителем. Он начал с Аполоны, продолжил с другими. До седьмого пота, до опустошения. Рядом пыхтели сородичи, стараясь не отставать от командира. Утром пещеру оглашали крики новорожденных. Они быстро росли. Старики принялись за обучение. Девочки передавались на воспитание старухам. Оргия во имя рода продолжалась неделю. Готов батальон. Отдохнуть и в битву. Но вождь задумал иначе. Он еще раз сходил к Рацнаку, заручился поддержкой.

        Часовой вновь доложил о приближении нумов. Охирты организовали засаду на дальних подступах, расставили множество ловушек. Душераздирающий вопль - враг упал в яму с отточенными кольями. Сдавленные вскрики - сработал механизм, стрелы прошили противника.

        Охирты избегали открытого пространства, встречали в зарослях, пользовались скованностью движений наступающих. Племя грамотно отходило, нанося врагу серьезный урон, обходясь минимальными потерями. Лишь у пещеры учинили кровавую бойню, порубились и спрятались. Логово едва вместило сынов. Нумы пришли всерьез, начали разводить костры, желая выкурить осажденных.

        Вдруг бой разгорелся с новой силой. В спину нападающим ударили кецы. Обескураженные нумы гибли десятками. Каро снова повел племя в атаку. Окруженные растерялись окончательно, бросили тяжелое оружие, побежали в прорыв. А кольцо уже сомкнулось. Нумы гибли, точно мухи в паутине.

        - Пожалуйста, не убивайте! - В ноги к вождю охиртов упал тщедушный мужичонка с елозящим взглядом.
        - Почему я должен тебя щадить?! - Каро занес меч над склоненной головой.
        - Я могу быть вам полезен! Я расскажу, как проникнуть в город! Только не убивайте!

        Вождь схватил за шкирку, швырнул предателя Дияру, приказал:
        - Связать и в пещеру! Головой отвечаешь!

        Сын исполнил. Поступок мужичка подсказал идею, Каро громко прокричал:
        - Нумы! Кто хочет жить, сдавайся! Бросай оружие!

        Часть охотно исполнила приказ, другие сложили гордые головы под разящим железом. Пленников связали, посадили кружком, поставили охрану.

        - Ни один не ушел. – Вождь кецев ухмылялся, синяки под глазами светлели.
Каро пригласил соседа в пещеру. Тот, опасаясь, предпочел остаться на улице. Главный охирт с Чалсом вошел внутрь, у огня сидел связанный.

        - Развязать, - приказал вождь. - Как тебя зовут?
        - Шима.
        - Женское имя. - Здоровяк рассмеялся. - Получил за трусость?

        Но под грозными очами предводителя друг детства заткнулся.

        - Как ты можешь быть нам полезен? - допрашивал Каро.
        - Я знаю все ходы и выходы. Слабость в городских стенах, где поменьше стражи, куда лучше ударить...

        Но главный охирт уже придумал план.

        - Много воинов осталось в крепости?
        - Небольшой гарнизон, только для охранения, но вам их не разбить. Стены - надежная защита. Они выдержат многомесячную осаду, а там нарожают новых бойцов и отбросят.
        - Вот как мы поступим. Мы переоденемся в ваши доспехи. Все будет выглядеть так, будто вы возвращаетесь с победой. Ты пойдешь впереди, чтобы твои не заподозрили. Когда мы возьмем селение, проси все, что пожелаешь.
        - Я хочу лучшую еду, княжну, наложниц и княжеский дворец.
        - Ты первым будешь есть, все женщины - твои. Теперь ты один из нас. Не подведи. Чуть дернешься, убьем на месте. Я буду за твоей спиной.
        - Договорились, - пропищал Шима, - только и вы не забудьте свои обещания.
        - Мое слово - закон.

        Вождь вышел на воздух. Сорвал шлем с убитого врага, надел, облачился в доспехи. Народ смотрел с изумлением. Каро взял копье, продолговатый щит с черным иероглифом - вылитый нум.

        - Переодевайтесь, воины! - крикнул облаченный. - Побудем недолго нумами. Это наш главный бой, кто побежит, тому смерть. И отныне так будет всегда!

        На Чалса подходящего размера не нашлось. Шлем натирал затылок. Лямки нагрудников болтались вдоль мощного тела. Крупногабаритные потомки, еще не достигшие размеров отца, влезли со скрипом. Рацнак с кецами облачаться отказался. Он с опаской смотрел на приготовления, еще не доверяя вчерашнему недругу.

        - Хорошо, - решил Каро. - Мы войдем в город, откроем ворота. Присоединишься, когда посчитаешь нужным. Охирты! Сегодня наш день. Мы сделаем то, что не удавалось нашим отцам и дедам. Мы, наконец-то, захватим селение нумов! Всех, способных держать оружие, уничтожить! Захотят сдаться, - брать в плен. Вперед!

        Племя ответило громким: «Раа!» Предатель повел к стенам. Кецы затаились на опушке.


        5
        - Шима, ты, что ли? - издали признал стражник на стене.
        - Я! Возвращаемся с победой! Охирты разбиты!

        Предатель полуобернулся, подмигнул вожаку. Тот крепко сжал копье. Шима все делает правильно, поэтому живет. Напряжение звенело в воздухе. Малейшее подозрение и охиртов накроет град стрел. Чистое поле. Спрятаться негде. Мгновенная смерть.

        - Открывай ворота! - кричал Шима. - Мы несем победу!

        Стражники забегали. Затрещали бадоковые засовы. Массивные двери отворялись, повинуясь хитрым механизмам. Раздался звон колокола. Встречать героев из хижин высыпали женщины.

        - Что-то я не признаю этих ребят. - Бородач-стражник вглядывался в лица пришедших.

        Медлить нельзя. Каро проткнул подозрительного копьем. Тотчас охирты бросились на врага. Заголосило железо. Женский испуг смешался с кровожадными криками захватчиков. «Раа!» Застигнутые врасплох валились наземь с гримасами удивления. Чалс метнул копье, сорванным шлемом проломил голову подвернувшемуся. Опомнившиеся со стен пускали стрелы. Дияр, Бритея и соплеменники быстро взобрались, покрошили лучников в мясо. Липкая на вкус кровь брызгала струей. Нумы искали спасения в домах, запирались, но охирты мощными ударами срывали с петель. Убивали без пощады. В злорадной мести за предыдущие поколения.

        Прибежали кецы. Рацнак спешил приобщиться к победе, разделить лавры, прибрать лакомые куски. Они увидели нумовских женщин. Красивых. Под стать Аполоне. Взыграла похоть. Позабыв о битве, кинулись в насилие, словно спешили заронить семя в новый генофонд. Селение огласилось женскими стонами сладострастного отчаяния.

        Охирты загнали неприятеля на окраину. Окруженные предпочли сдаться в обмен на жизнь. Из леса привели остальных пленников.

        - Кто готов примкнуть к нам, - обратился вождь охиртов, - станет нашим верным союзником. Кто нет, как обещал, жизнь сохраню, но сделаю рабом.

        С десяток нумов согласилось помогать, другие предпочли цепи.

        - Шима! - крикнул Каро. - Выбирай себе дом. Бери, сколько хочешь пищи. Забирай лучших женщин!
        - Моих женщин сейчас насилуют твои воины, - грустно пробормотал предатель.
        - Где? Идем!

        Нум привел охирта к самому богатому дому. У дверей стояли телохранители Рацнака.

        - Стойте! - Они преградили путь. - Этот дом занял вождь.
        - Сейчас же сообщите, я хочу его видеть. Немедленно!

        Дверь распахнулась, вышел довольный глава кецев.

        - Что за шум, а драки нету?
        - Я обещал, Шима первым выберет себе пространство по душе. Благодаря ему мы сделали то, что не удавалось нашим предкам. Он желает этот дворец и женщин внутри. Тебе придется подыскать другой.
        - А если нет?
        - Если нет, будет тебе драка. Но лучше не омрачай нашего сотрудничества. Так хорошо начавшегося. Здесь хватит еды, жилья и женщин на всех.

        За спиной вождя охиртов с суровыми лицами встали Чалс, Дияр, Бритея. Рацнак пораскинул мозгами, посовещался с малодушием.

        - Ладно. Пусть забирает. Все равно я их уже обрюхатил.

        Вождь кецев махнул рукой, ушел выбирать новый постой. Предатель сиял и слезно благодарил.

        - Рано радуешься, Шима. - В костер подкладывал сучья старик с длинной белизной волос в бесформенных одеждах серого цвета. Он отрешенно просидел вакханалию. Не пытался сражаться и никто не тронул беспомощного старца. - Ты захватил княжеский дворец, княжну, но не станешь князем.

        - Кто это? - Глава охиртов изучал говорившего.
        - Выживший из ума проповедник. Некоторые считают предсказателем, чуть не пророком. На самом деле глупец, каких мало. Лишь бы языком чесать. - Шима сплюнул, поспешил в хоромы, вступать в права.

        - Здравствуй, старик! - Вожак подсел к огню.
        - Здравствуй, Каро.
        - Ты знаешь, как меня зовут. А что знаешь такого, чего не знаю я?
        - Многое. Ты думаешь, ты победил? Нет, это начало конца. Ты навлек на всех нас многие катаклизмы. Ты погубишь не только наше селение, но и всю планету Олет. Мы не видим ее целиком, но должны подчиняться ее природе. Тогда будет жизнь. Иначе смерть. Зом все видит. Он всемогущ, вездесущ и всеведущ. Он тебя остановит.
        - Пусть попробует! - После сегодняшней победы охирт не замечал преград. А Шима прав, старик - умалишенный. Не говорит, а бредит.

        Племена наслаждались триумфом. Переехали из пещер в теплые жилища, вскрыли амбары, зажарили животных. Еды завались, удовольствий уйма. Охирты и кецы быстро плодились. От нумов переняли искусство врачевания. Теперь можно не бросать раненых на смертельное угасание или добивать из жалости. Рабы возделывали поля, разрастающееся население требовало все больше пищи. Участились стычки между племенами. Каро искал выход. Кецы отказывались заниматься земледелием, охирты кочевряжились.

        Сумасшедший старик, казалось, не сходил с места, питаясь святым духом. Он поддерживал огонь сучками, мелким сором. Каро подсел.

        - Скажи, а есть еще такие селения?
        - Я знал, что ты спросишь. - Старец усмехнулся. - Тесно вам стало. Скоро начнете пожирать друг друга... Есть. Ищите.

        Вождь охиртов разослал разведчиков в разные стороны, ждал вестей, пока грамотно разрешая разногласия. Женщины-нумы смирились с участью, они родили от завоевателей много детей, кровь и обычаи смешались.

        Прибыл Дияр, отправленный на восток, упиваясь пальмовым маслом, исхудавший, рассказал:
        - За Красной рекой есть селение. Без стен, с минимумом охраны. Живут, обрабатывают землю.

        Остальные разведчики, видимо, сгинули. Каро принял решение. Он вошел в дом Рацнака, уже не опасавшегося удара в спину. Беременная женщина сидела сверху, со стоном ублажая плоть. Вторжение охирта разрушило интим. Молодуха спрыгнула, накинула одежду, убежала прочь. Вошедший хмуро проводил взглядом. Рацнак прикрылся шкурой, присел.

        - Ты каждый раз врываешься в самый неподходящий момент, обламываешь удовольствие.
        - Какое ж это удовольствие, заниматься с уже беременной?
        - Эх, чудак-человек! Ты занимаешься этим, чтобы рожать новых бойцов?
        - Конечно. Зачем еще?
        - Вот ты и не понимаешь. А я занимаюсь ради удовольствия. Здесь все формы хороши.
        - Она ж скоро родит. Ты можешь повредить нового бойца.
        - Одним больше, одним меньше, какая разница?

        Вошедший не стал объяснять, перешел к делу:
        - Разведчики вернулись. Есть такое же поселение. Нам понадобятся воины. Ты с нами?
        - Конечно. - Рацнак не хотел отдавать все трофеи союзникам.

        В городке осталась небольшая толика для охраны, многотысячная армия вышла в поход. Вел Дияр. Каро и другим охиртам пришлись по вкусу доспехи нумов. Щит, копье. Верный меч висел за поясом. Чалс отказался из-за малости размеров, Бритея - из-за тяжести для женской конституции. Они остались в привычных шкурах. Долгие переходы через непроходимые джунгли потрепали воинство, многие умерли от болезней, попали на клыки диким животным. Часть армии прибрала Красная река.


        6
        Каро со товарищи рассматривал из укрытия новое поселение. Мирная жизнь спокойных существ. Посовещавшись, решили атаковать немедленно.

        - Ни шагу назад. Кто побежит, тому смерть! – провозгласил главный из охиртов.

        С раскатами «раа!» войско бросилось в атаку. Миряне неожиданно дали отпор. Сражались неистово, будто припертые к стенке. Утомленные походом кецы бежали. Охирты победили неимоверным подвигом. Когда довершили разгром, соседнее племя вернулось разделить добычу.

        - Ты бежал Рацнак! - набросился окровавленный Каро. - Из-за тебя мы почти потерпели поражение. Погибло много наших товарищей. Тебя нужно казнить!

        Тот ухмыльнулся.

        - Ну, попробуй. Посмотри сколько твоих ребят и сколько моих. Плевал я на твои законы!

        Перевес явно за противником, но главный охирт трясся от гнева, он уже не мог отступить.

        - Кецы! Кто хочет идти за этим увальнем, думающим только о собственном брюхе и удовольствиях, пусть остается со своим вождем. Тот же, кто готов претерпеть на пути к лучшей жизни и получить много больше, присоединяйся к нам! Мы будем атаковать тебя, Рацнак, и всех, кто встанет за тебя!

        Пораскинув мозгами, кецы начали переходить на сторону охиртов. Сначала поодиночке, потом массово. В итоге вождь остался с двумя телохранителями. Он хлопал глазами, не в силах понять, лепетал:
        - Братцы, вы что?.. Мы же с вами... Я же за вас...
        - Уничтожить, - приказал глава объединенного племени.

        Рацнак с подручными потонули в толпе рубящих. Многие хотели приложиться, выместить злобу. Кровавое пятно растеклось по земле. Кости раздробили в кашу. Теперь все стали охиртами. Благую весть сообщили соратникам, оставшимся в селении нумов.

        Каро тосковал по Аполоне, но отложил возвращение, вновь отправив разведчиков на поиски. Дияр становился хорошим следопытом, нашел еще два городка. На новом месте и женщинах племя снова разрослось до оскудения пищи, пришло подкрепление от Шимы. Армия вновь двинулась в поход.

        Смелость, нападение врасплох, берсеркерская удаль брала города. Каро двигался, завоевывая все новые территории. Племя росло, как на дрожжах. Вождь видел предназначение - завоевание мира, сытая жизнь для соплеменников, смерть врагам. Многие пленники вливались в армию завоевателя, давали крепкое потомство, проникались религией охиртов. Те же узнавали много нового. Артиллерия, стреляющая камнями. Сталь сильнее железа. Лучшие и легкие латы. В каждом захваченном народе жила легенда о Зоме, верховном правителе, всевидящем оке. Каро мечтал найти, добраться, сразиться. Он наплодил уже восемьдесят потомков, но точно молодел. Руки наливались упругой силой, он чувствовал себя бессмертным. Это он всемогущ, вездесущ, всеведущ.

        Селения покорялись одно за другим. Никто не мог устоять. Из захваченных городов удавалось сбежать лишь отдельным трусам, разнести весть о нашествии. Поселения срочно укреплялись. Возводились стены, вводилась всеобщая воинская повинность.

        В крупном городе охиртов встретили зеленой жидкостью. Смертельная смесь для авангарда. Много воинов полегло, но солдаты, повинуясь приказу, упорно лезли на рожон. Благо для завоевателей - губительная жижа быстро кончилась. Превосходящие силы учинили беспощадный разгром, уничтожили все живые души. Вождь теперь наблюдал за битвами с высоких холмов, оценивал обстановку, направлял полки. Недолгое отдохновение и вновь на покорение народов.

        Вечерами он всматривался в бездонное небо, вдыхал кислотность атмосферы, поражался простору планеты. Он дойдет до края и завоюет весь мир.
Каро встрепенулся. Сзади стояла Бритея.

        - Ты, как всегда, легка и невесома. Из тебя получился отличный боец, дашь фору многим мужам. Странное дело, никогда не ждал подобного от девчонки. – Вожак за многречием скрывал случайный испуг, но внутренне укорил себя за многословность, прервал коротким: - Чего тебе?
        - Во мне давно клокочет природа. Я - девственница, ты знаешь… Ляг со мной. Лиши… Всего один раз. Дай попробовать, каково это.
        - Какой смысл? Ты бесплодна.
        - Я познала искусство войны, хочу познать искусство любви. Только вождю я готова отдаться. Если я могу тебя просить... Я много раз наблюдала за другими. Помоги мне! А потом можешь убить.

        Каро усмехнулся. Девственность - это состояние не тела, а мозга. Она - взрослая особь, ратный боец, а мыслит, как маленькая девчонка. В эту ночь вождю покорилась очередная крепость. Бритея подсматривала не зря, оказалась умелой подругой. Из жалости выросло удовольствие. Может, Рацнак и не ошибался.


        7
        Вожак лежал обнаженный, всматриваясь в купол походного шатра, разбитого на главной площади очередного городка. Светает. Рядом безмятежно спит голая подруга. С улицы послышался шум, крики, разгорающийся бой.

        - Каро! - В шатер ворвался Чалс, на секунду удивился картине, но срочно выпалил: - На нас напали!

        Здоровяк выскочил вон. Вождь с Бритеей быстро оделись. Когда уверенной походкой владыки мира полководец вышел из шатра, он увидел сильных воинов, методично, словно жернова, перемалывающих армию охиртов. Солдаты в красно-белых доспехах сметали преграды, как медленно ползущая лавина с гор.

        - Кто это? - спросил вождь очередного «шиму».
        - Тоби. Смертники. Появляются ниоткуда, исчезают в никуда.
        - Как их уничтожить?
        - Никак. Спасаться бегством. - Приспешник рванул наутек.

        Каждый тоби, погибая, забирал с собой десяток охиртов. Воевали чинно, держали строй, чувствуя превосходство. Каро приказал выкатить пушки. Залп. Два дома в труху. От силы два убитых смертника. Ненадолго отброшенный враг снова лез в атаку. Еще пару залпов с минимальным успехом и тоби опрокинули артиллерийские расчеты. Полководец приказал отступать в поле. Собрались, перестроились. Смертники преследовали с каменными лицами. Нормальные воины, выбив противника, укрепились бы в стенах, эти нет. Шли в размен. Без устали и страха, будто рождены на короткий миг.

        Бой длился день. Охирты сдавали пядь за пядью, но и ряды тоби редели. Полегла почти вся армия, но разбила отряд неведающих страха. Каро чесал затылок. Еще одна такая победа и конец честолюбивым замыслам. Они отошли на недавно завоеванные позиции. Через неделю пришли подкрепления, разгромленные полки вновь получили численность.

        Тоби - еще не самое страшное на пути. Со смертниками бороться научились. Главное, издалека расстреливать пушками, а потом добивать уцелевших. Страшнее появление пришельцев в белых скафандрах. Они распыляли уже не зеленую жидкость, а белый порошок. Смертельная смесь для всех окружающих на километры вокруг. Гибло все живое: звери, растительность. Цветущая местность превращалась в пустыню. Защиту пробить невозможно. Копья ломались, мечи отскакивали. Метаемые камни лишь оглушали и валили наземь. Чалс, видя, как гибнут сыновья, порывался выскочить из засады, вгрызться зубами. Каро останавливал. Враг непобедим. Единственное спасение - убегать и прятаться, пока не уйдут. Так и поступали. Один скафандр стоил целой армии, но на пути они встречались реже, чем тоби.

        - Это Зом их посылает, - бурчал военачальник, сжимая кулаки. Он хотел найти и уничтожить единственного противника на пути к всемогуществу. В каждом захваченном селении он перво-наперво интересовался у старожилов. Существует ли? Где живет? Максимум удалось узнать - всеведущий и вездесущий обитает в непроходимых горах на краю земли. Каро вел армию к краю.

        Но теперь бунтовала планета. Зарядили метеоритные дожди. От падающих огненных шаров охирты гибли полками. Катаклизмы, предсказанные проповедником нумов. Хорошо, завоевания набрали инерцию, численность восстанавливалась в считанные месяцы. Однажды, содрогнулась земля и, точно нож сквозь масло, разверзлись небеса. Огромный пласт вместе со многими селениями и соплеменниками, словно вырвали. На месте осталась огромная воронка, мгновенно заполненная красной жидкостью подземных вод. Море разливанное. Одни охирты улетели в небеса, вместе с куском земли, другие потонули. Каро с Чалсом, Дияром, Бритеей инспектировал завоеванные местности, находясь в селении нумов. Он видел красное зарево и грустил о потерянных друзьях. Старик-пророк давно умер, но это понятно. Умерла и Аполона, а Каро жив. Он стал бессмертным, он чувствовал и верил так.

        Зом. Найти и уничтожить. Прекратить страдания народа. Этот умалишенный, похлеще проповедника, он не остановится ни перед чем. Многие селения, узнавая, как живется под охиртами, добровольно сдавались, принимали религию, обычаи, законы. Только Зом упорствует, но час придет.


        8
        Горы. Каро чувствовал - он у цели. Окружив новый город, вождь охиртов обратился к защитникам на стенах:
        - Я - Каро! Все, что нам нужно, это пища и кров. Мы вас не тронем. Не учиним насилия. Никто не ляжет с вашими женщинами. Взамен мы требуем небольшую дань. Вы либо согласитесь на наши условия, либо город сравняется с землей.

        Ворота распахнулись. В поле выехала процессия вельмож, с хлебом, маслом. Военачальник уже привык к повиновению, относился, как к данности. Соблюдя приличия и обговорив детали сдачи, вождь охиртов спросил местного князя:
        - Ты что-нибудь слышал о Зоме?
        - Об отшельнике? Конечно. У нас все о нем знают. И почитают. Он очень мудр и велик.
        - Как его найти?
        - Он живет высоко в горах. Никогда не спускается, но до сегодняшнего дня оберегал нас от всех напастей.
        - У него большая армия? Кто в ней состоит? Тоби? Скафандры?
        - Вроде бы он живет один в своем шалаше. Но он может насылать различных существ, в том числе и названных тобой.

        Каро не поверил в одиночество главного врага, вел ввысь всю армию. Горы хранили тишину, лишь изредка оглашаясь криками охиртов, сорвавшихся с кручи. Князек не обманул, кроме естественных опасностей, здесь не встречались ни тоби, ни скафандры, ни метеоритные дожди.

        - Отец! - В походную палатку ворвался Дияр. Полководец отдыхал после забав с Бритеей. - Разведчики выяснили, на дальнем плато есть ветхий шалаш.

        Каро подскочил. Вот оно! Время расплаты. Конец мытарствам. Вечное счастье для охиртов. На земле должен остаться один из всеведущих и всемогущих. Но странно. Неужели Зом настолько силен, что живет один, без охраны? Остатки армии поднялись на плато. Многим недостало места, остались у подножия. Шалаш окружили. Воины стояли во вселенском напряжении с обнаженным оружием, ждали вождя.

        - Не ходи! - умоляла Бритея.
        - Дозволь проверить, - просил Чалс.
        - Сам, - кратко бросил Каро и, откинув тряпичную завесу, вошел внутрь.

        Никто не последовал за полководцем, ждали снаружи. Вожак сжимал меч. Глаза горели огнем. От жажды убийства трепетали мышцы.

        В слабом освещении пахло обреченностью. Жизнь замкнутого пространства потеряла вкус. За столом сидел лысый старик. Рядом стоял еще один табурет. Хозяин прокряхтел чахоточным звуком, взглянул на вошедшего.

        - Здравствуй, Каро.
        - А тебе недолго осталось здравствовать, Зом!
        - Да. Прощай, планета.

        Вожак громко рассмеялся. Пусть слышат бойцы, командиру ничто не угрожает. Сам Каро наслаждался усталым страхом врага.

        - Не бойся, Зом, с планетой Олет управимся не хуже тебя. - Он приблизился, занес меч.
        - Олет... - повторил старик. - Все у вас наоборот. Шиворот-навыворот. Ты так ничего и не понял. Если победите вы, то планета Тело погибнет. Вы - раковые клетки, и каждый ваш успех только приближает всех нас к смерти.

        - Ты просто хочешь отсрочить свой конец. - Каро ухмыльнулся и отступил на шаг, опуская меч. - Говори. Обреченному положено последнее слово.

        - А что тут говорить? Мог бы и сам заметить, как только вы начали побеждать и распространяться, начались катастрофы.
        - Это ты их насылал!

        - Не-ет, я всего лишь мозг. Одна из клеточек, отвечающих за разум. Тоби – антибиотики, пришельцы в белых скафандрах - химиотерапия. Метеоритные дожди - радиология, облучение. Землетрясение и разверзшиеся небеса, выкосившие многих из вас, - операция. Все во спасение. Но все тщетно. Планета, оно же тело, человек, сейчас умирает. Вы победите, но вскоре погибнете вместе с миром.

        Полководец присел на табурет и еще долго слушал старика. За шалашом охирты напрягали слух, почти не дыша, молча ждали. Привыкшие подчиняться железной воле не решались войти. Через час прокатился ропот: «А если вождь мертв? Войдем и убедимся!» Руки потянулись к занавеске, но навстречу вышел смертельно бледный вожак.

        - Ну как?! Ты убил его? Что он сказал?

        Каро протяжно вздохнул.

        - Он сказал, если мы хотим спасти планету, мы должны умереть.

                14 марта-1 сентября 2016 г.


Рецензии
Хоть и не особый любитель жанра фэнтези, Ваша повесть меня чем-то привлекла и я дочитал ее до конца. Описываемая война очень реалистична и напомнила мне одну страну нескончаемых войн..., но я не думаю, что вы ставили себе цель политической сатиры, скорее, это мои домыслы за автора. Все равно, спасибо за столь увлекательную сказку и желаю Вам не останавливаться на достигнутом.

Дастин Зевинд   29.09.2016 18:43     Заявить о нарушении
Большое спасибо, Дастин!
Будьте уверены - не остановлюсь, чего и Вам желаю ;)
С уважением,

Андрей Кадацкий   29.09.2016 19:50   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.