Разочарованное поколение

Когда-то давно, где-то до конца 2005 года, я был подписчиком «Новой газеты». Позже, когда она из авторитетного и профессионального издания начала превращаться в «массового политинформатора» для ахеджакнутых, быть таковым перестал. Однако же иногда просматриваю научного любопытства ради. Так вот, недавно я там наткнулся на любопытную статью Владимира Пастухова «Теория о поколениях России: от «фронтовиков» - к «поколению без будущего» и дальше», где дается краткая характеристика каждому из советских и российских поколений, начиная от современников революционных событий и до наших дней. Мое собственное поколение рожденных с70 по85 годы (я сам 1974 г.р.) названо там «разочарованным». Попробуем разобраться, кто и в чем нас так разочаровал, но, сперва, слово автору:

«1970–1985: Разочарованное поколение
На смену поколению перестройки пришло поколение отвязных циников. Если задуматься, то никакое другое поколение в атмосфере «лихих 90-х» сформироваться не могло. Это было первое уже совершенно безыдейное, но еще советское по сути поколение. Оно социализировалось в атмосфере бандитского беспредела и всепоглощающего стяжательства. Оно еще помнило о советских жизненных стандартах и видело, как на глазах буквально из ничего вырастают гигантские пузыри немыслимых состояний. Главным событием их жизни была приватизация. Вместо возмущения им завладела зависть — они были у источника, но не смогли напиться, так как были слишком молоды. Главной целью их жизни стало наверстать упущенное. Их не интересовали средства, их интересовала сумма.
Они ментально созрели для нынешней России раньше, чем история явила на свет нынешнего президента. Они стали его главной социальной опорой, из них он набрал свое новое посткоммунистическое дворянство.
Он дал им все, они обеспечивали пятнадцать лет стабильность его режима. Единственное, чего они не учли, что им на смену придут те, кто будет еще циничнее»

Какая, однако, нелицеприятная оценка. Кажется, это именно мы во всем виноваты, и прежде всего, в появлении ужасного «нынешнего президента», которого, как некоего коллективного монстра, наше циничное и извращенное «совком» сознание начало творить еще в материнских утробах, пока этот постмодернистский антихрист, наконец, не явился прямиком из наших пионерских снов. Кажется, господину Пастухову очень не нравится нынешний президент: прошлый, закадычный друг Билла и Гельмута, был куда лучше, не правда ли? Ведь при нем спонсоры «Новой газеты» сидели в кабинетах на Старой площади, а не скрывались в Лондоне.
Корень всех бед, согласно мнению видного юриста и политолога в том, что мы, «отвязные циники», явились в этот мир будучи «совершенно безыдейными, но еще советскими по сути». Короче, как всегда выходит у «аналитиков» определенного сорта, в России оказался «не тот народ».

Вообще-то, если вспомнить, какими мы были на рубеже 80х-90х, когда вступали во взрослую жизнь, то наше поколение морально было наиболее подготовлено к тому, чтобы принять реформы в духе европейского либерализма и интегрироваться в так называемое «цивилизованное общество». Наши подростковые годы пришлись на «перестройку» и мы росли в ожидании падения «железного занавеса», с интересом ловя политические и культурные веяния с «той стороны», готовясь стать частью общего мира, который, неизбежно, будет воплощен, как только советский маразм (примерно так мы, негласно, определяли идеологическую составляющую СССР) перестанет давлеть над нашей страной и жизнью. Идеи у нас были, причем, наверное, даже слишком много. Ничего толком не успев повидать на своем веку, мы были романтиками свободы, прогресса и разума. Мы были уверены: наша страна, которая звалась СССР и которую мы называли Россией (ни о каком ее расчленении никто из нас даже не задумывался) с ее богатейшим экономическим, научным, наконец, человеческим потенциалом, займет достойное место в мировом сообществе, превратившись из жупела в опору Свободного мира, как только в ней воцарится порядок, опирающийся на право граждан свободно жить своим умом, развиваясь и добиваясь успеха в равной конкурентной борьбе, в любых, дозволенных мировой системой права, областях деятельности. С этими мыслями мы перешли рубеж 90х…

Далее наступило отрезвление. Как метко заметил господин Пастухов, наше поколение «социализировалось в атмосфере бандитского беспредела и всепоглощающего стяжательства». Никакого торжества либерального разума над тоталитарным маразумом не случилось, равно как и врастания России в "Свободный мир". Вместо этого случилось то, что автор называет «лихими 90ми», а я вспоминаю, как 10 лет пира во время чумы. Мы взрослели, дыша их отравленным воздухом. Это нас под аплодисменты «правозащитников» озверевшая нерусь резала на руинах разорванной в клочья страны. Это мы оканчивали ВУЗы, твердо зная, что за их порогом нас ждет все, что угодно, кроме работы по специальности. Мы шли в бандиты и проститутки, потому, что нам с особым цинизмом давали понять: «учителя и врачи сейчас не котируются». Мы искали свое место в жизни, мечась по заколдованному кругу из жестокости, алчности, цинизма, равнодушия и всеобщей продажности. Это нас убивали в бандитских «разборках», в крысиных драках за крохи, упавшие со стола «приватизаторов», разворовавших и присвоивших себе страну. Сжимая зубы в бессильной ярости, мы смотрели, как трудолюбиво, сантиметр за сантиметром, оскверняют все, что было для нас свято, чем мы с детства привыкли гордиться, и называют это «свободой слова». Мы терпели откровенные оскорбления и плевки в лицо и от ближних, и от дальних. Остатки нашей веры в человечество умерли в Белграде, под натовскими бомбами. Иные из нас бросили родину, открестившись от самого имени русских, как от позорного прозвища, едва их нога ступила на чужую землю. Бог им судья. Другие умерли от наркотиков, «паленой» безакцизной водки, душманской пули, бандитского ножа или сами, с тоски, полезли в петлю. Это о нас приватизатор всея Руси Анатолий Чубайс сказал: «Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок. Не думайте об этом;— новые вырастут». («Аргументы и Факты», интервью с бывшим председателем Госкомимущества Владимиром Полевановым , публикации от 27 октября 2004 года) А говорят, это мы - циники.
И сейчас, 25 лет спустя, мне хочется спросить у доктора политических и кандидата юридических наук, советника председателя конституционного суда РФ и прочая и прочая, господина Пастухова, который упрекает нас в цинизме: как же так получилось, что идеалы моего поколения втоптали в дерьмо и кто были те люди, что создали на нашей земле этот «прекрасный мир»? Откуда взялись скороспелые миллиардеры, «воры в законе» - которые стали писать законы, все эти отцы страшненьких российских «экономических чудес», опрокинувших население в нищету и бесправие, завравшиеся до последней степени грантополучатели – «правозащитники», что до сих пор пытаются промывать нам мозги? Кто они?

При ближайшем рассмотрении оказывается, что публика, сотворившая «лихие 90е» такими, какие они стали, сейчас организует «марши несогласных» и финансирует «Новые» и «Дожди», потому, что в начале нулевых их оттерли от власти, а сейчас потихоньку отжимают нахапанное. Именно они тогда были премьерами и министрами, законодателями и председателями «Госкомимущества». Они делили и решали кому как жить, а кому и вовсе не жить. И у них был «свой» президент, который обеспечивал «их» стабильность. А теперь все это кончилось. Обидно, да?
Понятно, почему они нас так ненавидят. Наше поколение, потеряв очень многих, выжило и сохранило страну, которая, из презираемого всеми умирающего рахитического уродца, сотворенного флагманами «поколения перестройки», вновь стала силой, с которой приходится считаться и в которой худо-бедно можно жить, не опасаясь за завтрашний день. На мой взгляд, конструкция получилась далеко не самая удачная, кондовая, со множеством изъянов. Да и к «нынешнему президенту», равно как и к его окружению, имеется не мало вопросов. Но решать их мы будем не с вами, господа.

Называя людей, рожденных в 70х-начале 80х «разочарованным поколением», Владимир Пастухов прав, но лишь отчасти. Да, мы больше не верим во всепобеждающую силу добра, разума и логики самих по себе. Мы не верим в «дружбу народов», неполживость «свободной прессы», объективность органов международного права, в монетаристские теории и банки - пирамиды. Мы утратили кучу иллюзий. Циники – это разочарованные романтики и мы, наученные горьким жизненным опытом, становимся очень недоверчивы, когда слышим, как истово, с придыханием, произносят слово «свобода». Услышав его, мы, вместо того, чтобы впасть в ожидаемую экзольтацию, цинично щуримся и уточняем: «Свобода чего, от чего и для чего?». Правильно, ну как с такими как мы, иметь дело рукопожатому либералу? Как таких научить быть «свободными»: развалить страну, разоружить армию, отдать землю непонятно кому, а собственность – понятно кому? Еще побьют, чего доброго… Вся их надежда на наших детей, за которых, по мнению автора «сейчас должна начаться самая серьезная борьба». Мы это понимаем и мы к ней готовы.
Но мы не разочаровались ни в себе, ни в своей стране, ни в своем народе. И даже более того. Так что я бы посоветовал господам роукопожатым из «Новой», а особенно их спонсорам и идейным гуру, чаще молиться за здоровье «нынешнего президента» , ведь он, помимо прочего, это то, что мешает нам задать кое-кому ряд очень неприятных вопросов, с утюгом и паяльником, так, как это было принято у нас, в лихие 90е.
 

СПб, сентябрь 2015 г.


Рецензии