Перекрёсток миров

Мы работали с Натали на Крайнем Севере и жили в городке нефтяников – Когалыме в Ханты-Мансийском автономном округе. Нормальный городок такой, даже музей есть. Ходил в него специально посмотреть историю местных жителей хантов и мансей, но ничего такого не обнаружил, кроме модерновых штучек. Это потом в поселении за несколько десятков километров удалось-таки увидеть музей, в котором предметы быта местных жителей, чучела зверей и птиц, оружие, нарты, чумы. Его открыл на свои средства обмороженный нефтяник-буровик. Его комиссовали, т.к. он отморозил пальцы на руках и их ампутировали. И не мудрено – морозы бывают минус шестьдесят и больше, дыхнуть невозможно и открыть глаза… леденеют.
Наша квартира была на одиннадцатом этаже бетонной высотки, а соседом по площадке у нас был коренной  житель хант. Появлялся он редко, т.к. пас олешек в собственных родовых угодьях. Городское жилье и угодья им выделяют по закону. Заходил он за пять лет буквально 2-3 раза, да и то, чтобы взять у меня топор – дверь «открыть», поскольку ключ он постоянно терял.
Как-то выходим из лифта с Натали и встречаем нашего соседа перед закрытой дверью его собственной квартиры, с ним рядом был мальчик лет десяти. 
-Что ключ опять потерял, топор дать? – спрашиваем. А на его двери уже живого места нет.
-Нет,  - говорит, - не потерял, ключ у жены.
Выглядываем через  15 минут, они все стоят.
-Так жена-то где с ключом?
-А..., - сосед неопределенно махнул рукой куда-то вверх, - летает!
Его ответ несколько обескуражил. Не ведьма ли?
-Где летает, когда вернется?
-На вертолете летает…
Выяснилось, что им выделяют вертолето-часы для решения своих северных вопросов и у его жены накопилось много часов. Теперь она летает, навещает родственников по всей тундре, тратя накопленное.
Мы поняли, что летунья вернется нескоро и пригласили соседей к себе. Усадили за стол, стали угощать чаем. Мальчик сильно смущался, пряча подальше под стул ножки в дырявых носках. Натали пыталась его разговорить, спрашивала про учебу. Мальчик смотрел в стол и отвечал односложно. Но все же рассказал, что учится он в интернате, как раз в том поселении, где музей. Она повела его в ванну, немножко умыла и дала мои носки – переодеть прохудившиеся. Большие они конечно для него, но зато целые.
А сосед в это время, чтобы заполнить паузу (разговоры  ведет обычно дипломатичная Натали, ей всегда есть, что сказать людям), рассказал старый анекдот, как чукча гармошку  покупал. Приходит в универмаг, просит «вон ту гармошку» за спиной у хмурого продавца, а тот в ответ: «Чукчам гармошки не продаем».  Чукча так хотел гармошку иметь, что переодевался грузином в бурке и сапогах «Эй, кацо, дай мне пожалюйста, вон ту гармошку!», потом цыганом в красной рубахе, в черных шароварах и с серьгой в ухе  «Эй, яхонтовй!..», потом украинцем в вышиванке «Эй, хлопец!..». Но все время следовал односложный ответ «Чукчам гармошки не продаем!..».  В конце концов оказалось, что за спиной ту продавца не гармошка, а батарея центрального отопления...
Через несколько часов прилетела жена соседа и забрала наших гостей…
-Зачем он рассказал этот анекдот, как ты думаешь? – спросила Натали, - ведь он и сам… из того роду-племени в общем-то… Логика где?.
-Думаю, что сосед в знак благодарности и симпатии поделился с нами своей мудростью, - отвечаю, - ведь чукча проявил столько таланта и желания, чтобы достичь цели.  Обладая теперь информацией, как должны выглядеть настоящая гармошка и батарея центрального отопления, которой раньше никогда не пользовался, он легко найдет себе инструмент в другом месте.    А продавец, как был тупым бессердечным болваном, так и остался. Ведь он мог отправить покупателя в нужный магазин или сбегать за товаром туда сам, как это делают на рынках торговцы, желающие заработать. На месте хозяина магазина я бы выгнал его к чертовой матери!
-Я бы тоже его выгнала! - с энтузиазмом сказала Натали и добавила, - Как изменились взгляды и время. Ведь раньше мы и сами над наивностью такой природной посмеивались. А теперь все мы  превратились в покупателей и продавцов. Кто же мы с тобой в этой ситуации с гармошкой, как ты думаешь? Продавцы или покупатели?
Непростой оказался вопрос… У меня вертелось на языке несколько ответов. Но в то же время зарождалась уверенность, что мы не те и не другие. Мы  путешественники, исследователи, скитальцы... А перед глазами в это время картинки мелькали:  вингсьют – полеты над пропастью в костюмах с перепончатыми крыльями… сёрфинг – скольжение на доске под гребнем нависшей огромной волны… Ведь жизнь заставила, мы ко всему готовы, надо будет бросимся в бездну и полетим или поплывем в водяной ревущей трубе. Но я обратил всё в шутку: «Мы собиратели, милая! Собираем камни. Ведь мы геологи с тобой».  И чмокнул жену в щечку, а сам почему-то вспомнил умытого и обласканного вниманием Натали хантыйского мальчика в новых носках. Ведь она всегда так. И деньги у нее не держатся – как заведутся, она тут же их все раздаёт.
А к дочке в школу прихожу однажды в первый класс и наблюдаю со стороны такую сцену: ее одноклассник спрашивает: У тебя есть деньги? Она достает денежку, что мы дали ей на буфет, протягивает ручку и говорит: На!..


Рецензии