Полюбить принца

Сиамский* принц Чакрабон был любимым ребёнком своих родителей. В отроческом возрасте его послали в Санкт-Петербург для обучения в Пажеском корпусе, где учились исключительно сыновья российской дворянской элиты. Рама V советовал Николаю II не давать сыну поблажек и воспитывать как настоящего офицера.

Принц Чакрабон соединял способность с прилежанием и был одним из первых сиамцев, выучивших русский язык.   Блестяще окончив Пажеский корпус, из которого вышел гвардейским гусаром, Чакрабон продолжил учебу в Академии Генерального штаба и получил звание полковника русской армии.

На одном балу принц Чакрабон увидел Катерину Десницкую**. Богатые рыжие волосы, скромный взгляд из-под полуопущенных век,  синие глаза. Принц был очарован. Маленького роста, желтолицый, с раскосыми глазами и прилизанными волосами,  он влюбился в Катюшу.

Катюша Десницкая была неординарной девушкой – поступив в училище сестер милосердия, она окончила его и отправилась добровольцем на русско-японскую войну. Именно в годы учебы и состоялась ее встреча с блестящим лейб-гусаром по имени Чакрабон, который находился в России уже седьмой год. Его жизнь ничем не отличалась от жизни петербургской «золотой молодежи» – балы, маскарады, театральные премьеры…
Лишь по воскресеньям принц отлучался в посольство Сиама, где имел свои апартаменты. Рыжеволосая Катенька произвела на него неизгладимое впечатление, то была первая его любовь.

Чакрабон засыпал девушку телеграммами и письмами, пока она находилась в действующей маньчжурской армии, и даже подал прошение об отправке на русско-японский фронт. В Петербург Десницкая возвратилась, имея три боевые награды, в том числе Георгиевский крест. Это редкая награда – за всю Русско-японскую войну 1904–1905 гг. только четыре женщины были удостоены подобной.
Чакрабон, которому предстояло скорое возвращение в Бангкок, сделал ей формальное предложение.

Принц уехал в Сиам. В одном из писем он   ис­кренне писал: «Мне никто не нужен, кроме тебя. Если бы ты была со мной, всё было бы прекрасно и ничто не могло бы омрачить моего счастья».

Вскоре он вернулся в Россию инкогнито и предложил Катюше стать его женой. Она согласилась. Медовый месяц молодые провели на Ниле. Далее их путь лежал в Сиам.

По некоторым данным, перед браком с Десницкой, заключённым в Константинополе, Чакрабон крестился в православие, но впоследствии вернулся к буддизму. Первоначально  король с королевой отказались знакомиться с ней. Из этого следовало, что в Бангкоке не было ни единой семьи, ни единого дома, где принц мог бы появиться со своей женой.

Катя, обладая выдержкой  и деликатностью,  нашла в себе силы отойти в тень, не выказывая раздражения, не претендуя  ни на что. Понятно, как нелегко это давалось.
К тому же у Кати характер был достаточно твёрдый, самостоятельный и решительный. Разве всё прежнее — киевская гимназистка - в чужом Петербурге без малейшей опоры, поездка на фронт и даже само необычное замужество — не говорит об этом? Остаётся предположить единственное — ее поведением руководило глубокое чувство к мужу, желание упрочить союз с ним.

Свекровь, наслышав о безупречном поведении невестки, приняла решение сблизиться с избранницей сына. И в один прекрасный день Лек (что значит «маленький , так называла его Катерина,)  услышал от матери, что ей хотелось бы, чтобы невестка носила не европейский наряд, а то, что принято у сиамских женщин, — брюки и блузку. Впоследствии Катерина получила титул Светлейшей Кэтрин

В 1908 году у Лека и Катерины  родился сын Чула Чакрабон (на семейных фотографиях можно увидеть: очаровательный!). 

В 1911 году Катерина и Лек совершили путешествие по Европе, их радушно встретили в Петербурге. Пока муж занимался делами, в том числе переговорами с Николаем II, Екатерина Ивановна посетила родных в Киеве.

Писатель Константин Паустовский в одной из глав  в своей повести «Далёкие годы» сохранил для нас образ синеглазой девушки, киевской гимназистки,  которая каталась на катке с его братом:
"На катке я часто встречал подругу моей сестры Гали – Катюшу Весницкую, гимназистку старших классов Фундуклеевской женской гимназии. Она тоже каталась на коньках «Галифакс», но сделанных из черной вороненой стали. Мой старший брат Боря, ученик реального училища и знаток математики, ухаживал за Катюшей. Он танцевал с ней на коньках вальс.

Конькобежцы очищали широкий круг на льду. Уличным мальчишкам, шнырявшим под ногами на самодельных коньках, давали подзатыльники, чтобы они успокоились, и начинался скользящий и медленный танец.

Даже капельмейстер военного оркестра, рыжий чех Коваржик, поворачивался лицом к катку, чтобы видеть этот танец. На красном лице капельмейстера (мы называли его «капельдудкиным») бродила сладкая улыбка.

Длинные косы Весницкой разлетались в такт вальсу. Они ей мешали, и она, не переставая танцевать, перекидывала их к себе на грудь. Она надменно смотрела из-под полуопущенных век на восхищенных зрителей.

Я со злорадством следил за Борей. Он танцевал хуже Катюши. Иногда он даже поскальзывался на своих хваленых коньках «яхт-клуб».

Мог ли я думать тогда на катке, что жизнь Весницкой окажется гораздо неожиданнее всех моих фантазий. "

 «Придворные ненавидели королеву-иностранку. Её существование нарушало традиции сиамского двора… Они решили отравить королеву, поправшую древние привычки народа. В пищу королеве начали постепенно подсыпать истёртое в тончайший порошок стекло от разбитых электрических лампочек. Через полгода она умерла от кровотечения в кишечнике. На могиле её король поставил памятник. Высокий слон из чёрного мрамора с золотой короной на голове стоял, печально опустив хобот, в густой траве, доходившей ему до колен. Под этой травой лежала Катюша Десницкая — молодая королева Сиама».

Екатерине Ивановне не было суждено стать королевой Сиама. Но злые придворные и битые электрические лампочки были тут ни при чём (хотя нет дыма без огня, что-то было, потому наша героиня и уезжала?). То чувство, которое прежде наперекор всему делало Катю и Лека счастливыми, стало тускнеть и истончаться.

Самому ли принцу приглянулась принцесса Чавалит, или придворные решили, воспользовавшись моментом, «заменить» чужестранку — неизвестно.
Измену Катя уловила со страниц писем Лека. Они догоняли её в путешествии, в которое она на сей раз отправилась одна.

Муж писал о принцессе Чавалит как об очаровательном ребёнке .
Вернувшись, Катя должна была признать: у неё появилась соперница. Пятнадцатилетняя принцесса Чавалит, похожая на статуэтку, грациозная и весёлая, действительно могла увлечь кого угодно.
Лек, и раньше ничего не скрывавший от жены, писал ей, что проводит время в молодёжной компании, где царствует Чавалит. Теперь же принц признался — он не может не видеть Чавалит. Но и Катю потерять не хочет.

Стояло лето 1919 года. Позади было двенадцать лет супружеской жизни и ещё год мучительных раздумий, после которых июньским утром Катя сама поставила точку. Она исчезла из Бангкока, не попрощавшись даже с сыном. Через месяц принц Чакрабон подписал бумаги о разводе.

Кате пришлось вернуться в Сиам через год, на похороны своего бывшего мужа Чакрапонга. Он умер от гриппа, осложнённого воспалением легких, после того как  совершенно лишённая житейской мудрости Чавалит настояла на том, чтобы он в дождь и ветер постоял с ней вместе на палубе королевской яхты, на которой они шли в Сингапур. Чакрапонг уже был болен гриппом, у него была высокая температура, но гордость и нежелание оказаться "стариком"  в глазах семнадцатилетней «младшей жены» заставили его подняться с постели и выйти на палубу. Он умер на второй день после прихода в Сингапур. Ему было 37 лет.  Проживи он еще четыре года – и стал бы королем после кончины старшего брата…

Чулу, наслед­ника трона, Катерине не отдали. Во дворце так и заявили: "Здесь есть кому о нём позаботиться." Оставив двенадцатилетнего сына в Сиаме, Катя вернулась в Шанхай -в   послереволюционную Россию  н не смогла вернуться из-за революции и гражданской войны.

Она прожила долгую жизнь, пережив Чакрабона на сорок лет, занималась благотворительностью среди русских малоимущих эмигрантов.
Вскоре она вы­шла замуж за американского инженера по имени Гарри Клинтон Стоун и с ним перебралась в Париж.

С сыном ее соединяли теплые и нежные чувства, они постоянно переписывались.
В своих письмах Екатерина Ивановна просила у него прощения за его вынужденное сиротство. Чула так и не стал королем. После смерти отца его послали на учебу в Англию, где он пристрастился к мотоспорту и стал профессиональным гонщиком.

В конце 80-х годов XX века ее внучка, принцесса Нариза Чакрабон, рожденная от англичанки, работала над книгой о необыкновенной судьбе сиамского принца и киевской гимназистки. Эта книга увидела свет в Англии.


*Сиам (нынешний Таиланд) был самым могущественным и крупнейшим тайским государством в Индокитае, включая вассальные государства Камбоджа, Ланна, Лаос, Пегу, а также части Малайзии. Царство было основано династией Phra Raung и просуществовало до 1932 года.

**Десницкaя Екатерина Ивановна (1886, Луцк - 1960, Париж, 73 года).

Источники:

1. Константин Паустовский «Далёкие годы», глава Зимние зрелища, 1946
2. Принцесса Тайланда Катя Десницкая, Вокруг света, 2 февраля 2016
3. Википедия, интернет-сайты


Рецензии
Познавательно. Интересный сюжет. Хорошо написано)

Алексей Бабушкин -Алексеев   21.07.2017 18:10     Заявить о нарушении
Интересный сюжет! Классический, классный!!!

Валентина Томашевская   08.08.2017 18:22   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.