Ситуация

      Дернуло же брякнуть! Кляп предварительно в рот себе надо было засунуть. А как же пил бы водку, через кляп, что ли? Столько лет удавалось молчать….
               
     Алексей вздохнул, оглядел отдыхающих. Днепровские о чем-то спорили, Нитковы танцевали вдвоем под гремящую из-под открытого багажника «десятки» музыку, причем, Ольга выделывала на песке такие пируэты, что чужие мужья рты открыли от зависти, хотя и жены их тоже сникли, глядя на сногсшибательно пластичную фигурку подруги.

    Был бы Николай рядом, может и в этот раз обошлось, а сегодня и водка не взяла.

   Он поднял прутик с земли, и, помахивая им, отправился в лес. Шел по краю неглубокого оврага, по мягкому ковру зеленой майской травы. То тут, то там холмятся норы кротов. Раньше такого не было, с чего это кроты развелись?
Березы, все как одна, стройные, высокие, молодая зелень листьев и светло коричневые сережки. Ряды ровные, нет бурелома в междурядьях.

   Лесу, наверное, как и мне, лет сорок. Молодой… Я или лес?  Да, заварил я кашу, как расхлебывать-то? Младшая стояла рядом, слов, может, и не расслышала, но догадалась, что сказал я что-то значительное, беспомощным взглядом смотрела на нас, да так и осталась на месте. Лена дар речи потеряла.

  Ноги в песке вязли, как в снегу. Сел. Трава влажная, долго не посидишь, земля не прогрелась, песок вовсе мокрый.

    Что же делать? Хоть вой. Нет, не из-за сказанного. Что извинения? «Прости, прощаю» или «Не прощаю». Дело сделано, извиняйся не извиняйся – было. Да и не хочу я обратный ход событий, когда-то это должно было случиться,  итак, долго терпел, все надеялся, что изменится. Что!? Чудес не бывает, как всем известно.

   Это же правда. Правда, имеющая право когда-то быть сказанной. Можно было бы меня винить, если бы другая была. В том и дело, что другой нет.
 
   Как давно это было…  Слишком давно, что и вспомнить сложно. Таня… Тоненькая, с черными блестящими глазами и я – длинный, нескладный курсант… Молод был, не пошел против воли матери. Или себе не поверил?! Что ее дочка? И не думалось как-то об этом. Толи Таню любил, толи она воспринималась вместе с малышкой как одно целое?!  Ну почему???

   Мать нашла замену моей Тане, матери – одиночке. Только отгремели парады в честь молодых лейтенантов, тут и нашлась «достойная». Приказ помешал брачной ночи. Жена обещала приехать.

    Лес пошел под гору. Идти становилось труднее, ноги разъезжались в песке, то, утопая, то, скользя. Показалась просека, а дальше  сосенки. Наверное, недавно посажены, толи место выбрано неудачно - ветки редкие, растут неравномерно вокруг ствола, впрочем, если эти метровые или полутораметровые палки можно назвать стволами. Розу ветров не учли. За склоном сразу луг до самой деревни. Деревня внизу вдоль речки, берега в густых зарослях верб, вязов, тальника, а сосны на открытом бугре получается, только с тыла березовый лес прикрывает.

   Солнце к закату. Небо ясное, только кое-где легкие одинокие облака, будто вата тонким слоем. Вот и кончились дожди.

   Смех, да и только, поневоле чуть не стал отцом чужого ребенка - жена вступила в гражданский брак с другим мужчиной. Вовремя уволился из армии, надоело все: таскаться по гарнизонам, жить в общежитии…  Да и мать хороша, молчала, жалела. Успел развестись. Зла на Надежду не держал, наверное, догадалась женским чутьем, что не будет толку от нашего брака. Вроде бы вначале радовался свободе от службы, от нелепой семейной жизни, закончившейся таким же нелепым финалом, вдруг заметил другую жизнь. Показалось, тоже смогу, была бы жена, дети. Есть же браки по расчету, по контракту, стерпится – слюбится. Тут и встретил Лену. Недолго заморачивался. через две недели сделал предложение. Не отказалась, тоже рассчитывала, наверное, слюбится. Хозяйка отменная, две дочки родить успели, жена ласковая… А я глаза в землю. Все надеялся, пройдет со временем. Дети – отдушина, от отца не отходят. Старался все в дом, все для семьи, а казалось, чего-то не хватает.
 
    Сел на поваленную корягу, обхватив руками голову. Сжимал ее так, будто пытался выдавить прыгающие в неистовстве мысли.
 
   А тут этот Ольгин день рожденья… Были и раньше гулянки – пьянки… Или выпил мало, вроде бы как всегда, только не хмелелось что-то. Пока сидели за столом, было все нормально. Танюшка подошла: «Папа, пойдем в волейбол играть». Поиграли. Шашлык поспел. Снова танцы. Лена с Володей танцевать пошла: высокая, королевская стать… Или наваждение закончилось, вот так сразу, хмель как рукой сняло; ни злости, ни ревности, избави Бог, просто, ясно увидел – что я ее не люблю. Вот и сказал, когда оказались рядом.
 
   Алексей встал и пошел по траве вдоль асфальта проселочной дороги. Разбитая фермерскими тяжелыми «КАМАЗами», она петляла между темно-зеленых в закатном солнце посевами. Прошел через мост, спустился к речке. Легкий ветерок продувал спину. Одел ветровку. Близко к воде не подойти, грязь у берега не просохла. Стоял, смотрел пустыми глазами на воду.

   Что же делать? Куда деться? Две девчонки растут. Когда-то родителям не позволили развестись с сестрой, так и жили те «ради детей»: молчали, спали в разных комнатах. Вот и его черед  решать ту же задачу. И так, похоже, у многих. Сначала, ради детей, потом, дети ради детей… Вырастут, разъедутся. У них своя жизнь, а родители – если не нажились до ненависти, то до безразличия точно. Злость, раздражение, ненависть – это все-таки чувства. Может и я бы жил как все, вспыхнуло – отпустило, а тут, как будто и не живой вовсе. И пил на гулянках, чтоб уже не о чем не думалось и говорить не хотелось.

  Утром приехал Николай.

   -Где ты тут?

 Алексей вскочил с постели, начал торопливо одеваться.

   -Что опаздываем?

   -Да нет, я просто пораньше заскочил. Как вчера повеселились?

  Алексей тряхнул головой, прогоняя дрему и остатки вчерашних мыслей.

   -Кажется, я здорово перебрал. Не помню, как домой добрался. Идем завтракать.

Лена ждала друзей на кухне. Взглянула внимательно на мужа.

   -Опохмелишься или как?

   -Или как, - ответил Алексей.

После завтрака сел в глубокое кресло, будто утонул. Оглядел кухню, краем глаза прихватив часть коридора и детскую.
 
  - Ладно, кухню сегодня доделаю. Бодро встал. - На обед не приеду. У нас комиссия. Бросить что ли эту работу, - как обычно затянул он. - Ну, ладно, поехали.

 Николай пошел следом, подмигнув на ходу Лене.

  - Жди на ужин.
 


Рецензии
Уважаемая Нина! С большим интересом познакомился с Вашим видением этой проблемы. До чего же трудная и актуальная тема. Каждый решает ее по-своему, как умеет. Свое мнение я изложил в "Настройщике рояля".

Самый тяжкий труд - это создание счастливой семьи. Убеждался не раз.

Вячеслав Несмеянов 2   14.07.2020 23:38     Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.