Свадебный полковник

   Их приезд остался незамеченным:  полковник в запасе  Игорь Иванович, его жена – Светлана и две дочки – четырнадцати и пятнадцати лет. Приезжих было много, город уже не выдерживал принимать всех желающих, пришлось ехать в деревню. «Вынужденные переселенцы», «беженцы»… Для людей, попавших в беду неважно, как их обзовут, важнее, как им помогут решить проблему. Решали по разному, и власти и просто люди. Сочувствовать – это не чувствовать. Чего проще жалеть, ничего не стоит. Все пережитое жгло только тех, кто терял на склоне лет нажитое всей предыдущей жизнью и на новый рывок, возможно, сил уже не хватит, только кому это интересно, кроме их самих.

   Директор совхоза, среднего возраста мужчина, принял  полковника с радушием. Уважал он военных. За опухшими веками, глаз директора видно не было, «казак» говорил он о себе, проговаривая так последнюю букву, что было непонятно «казак» или «казах». Да и это неважно – лишь бы человек был хороший.

   Разместились приезжие в добротном кирпичном доме. Должность дал директор - начальника АТС. Теперь каждое утро участие в планерках у директора – так принято по статусу. Праздники – тоже необходимо присутствие. «Полковником», стали с легкой руки директора звать Игоря Ивановича.

   На день пограничника надел полковник свою парадную форму, съездили всей семьей автобусом в город к знакомым, прогулялись по центру деревни. Теперь в праздники деревенские женщины настаивали, чтобы Игорь Иванович непременно был в форме - извечная женская любовь к мужчинам в погонах. Каждая старается сесть рядом,  куда не зайдет везде «жданный».  Пограничная парадная тужурка с тремя большими звездочками на погонах с двумя просветами, необыкновенно шла к смуглому лицу Игоря Ивановича, к его правильным чертам лица и богатой для его возраста черной шевелюре, слегка тронутой сединой на висках. Отодвинулись на задний план куда-то жена, дочки. Да, ладно бы работа, или, на крайний случай, «бес в ребро», нет, ни того ни другого не было.

   -Иванович, мы тебя ждем, - звонили из сельсовета, из конторы, из магазина…. И он шел, хорошей военной выправкой, чуть сдвинув фуражку набекрень.

   -Игорь, плохо кончится, - говорила утром с упреком Света, наблюдая, как муж, облачившись в гражданскую одежду, соответствующую деревенскому бездорожью, накидывает по привычке зеленый парадный китель, одевает фуражку.

   -По-другому здесь не выжить, - убеждал он ее.

   -Игра в демократию?

   -Что же ты не идешь работать в школу? Тебя же звали? Хорошо рассуждать, сидя дома. Ты имеешь все. Что тебе еще надо? Я знаю, что делаю.

   -Я не имею ничего. Все что имела, осталось в другой жизни. Но хотя бы детей постыдился. Ты полковник, а ходишь как петух, в этом кителе и фуражке! Размениваешь себя на мнимый коллективизм?!

  -Я увольнялся с правом ношения формы. Не тебе указывать, носить мне или не носить.

Игорь Иванович хлопнул дверью. Светлана собрала детей в школу, управилась по хозяйству, по дому. Взяла свитер Лены, петля у воротника поползла, крючком подхватила петлю, подтянула, придерживая спицей. Отложила свитер и заплакала.

   -Столько пережито вместе, столько пережито, - повторяла она. – В Афганистане уцелел, из Таджикистана выбрались, а здесь, в деревне, сломался.

  Со временем Игорь Иванович  перестал посвящать жену в причину своих праздников, не находил нужным. Парадная тужурка выцвела от стирок в стиральной машине, козырек фуражки стал тусклым, и сломался к тому же. Теперь он надевал свой «гусарский» наряд уже не всегда. Небритый, с опухшим серым лицом, он затерялся среди деревенских. Утром пил несколько стаканов крепкого чая, натягивал немытые сапоги, фуфайку и шел на работу. На собрания в школу дети его уже не звали. Мама ходила одна.

   Света редко выбиралась в деревню, так и не подружилась ни с кем. Продукты дети покупали по пути из школы. В субботу ездила с ними в райцентр.  Но сегодня ей надо было купить хлеб в магазине. Стала в очередь.

  Развязной походкой, придерживая черный кабель, перекинутый через плечо, муж с таким же пьяным телефонистом направились прямо к продавцу.

   -Таечка, две «Столичных» и буханку,- протянул Игорь Иванович деньги. – Под расчет.

Заведующая магазином, Таисия Филипповна, посмотрела на руку  с мятыми деньгами, на небритое лицо:

   -Стань в очередь. Понаехали тут… 
    
   
 
   


Рецензии
Человеческое достоинство - выше всего. В любом возрасте.
Уронишь его - никакие былые заслуги не помогут.

Сергей Соломонов   04.04.2019 09:18     Заявить о нарушении
Согласна, Сергей с вами. Однако, знаю, полковник не думал, что так выйдет.

Нина Багдасарова   04.04.2019 16:48   Заявить о нарушении
Увы, все сильно пьющие не считают, что страдают алкоголизмом. Это видно только окружающим. Жалко мужика, конечно.. Но, как говорил Евгений Базаров, всяк человек сам себя воспитывать должен. У многих есть повод спиться. Но держатся, преодолевают.

Сергей Соломонов   04.04.2019 19:32   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.