Послание... Глава 1. Командировка

(Шолдонг (Хан Сон Дунг) (Son Doong) (Пещера горной реки) Вьетнам)

Послание будущим цивилизациям. Глава 1. Командировка

Светловолосый парень сидел в гостиной на диване, рассеянным взглядом усталых серых глаз обвел комнату:
«На стене висит телевизор, два кресла по бокам столика, за спиной книжный шкаф, справа низкий сервант с посудой. В белом помещении занавеси, мягкая мебель и половик в бежевых тонах. В новом доме не хватает заботливой женской руки, чувствуется жилище холостяка. Просторный апартамент скорее похож на приемную, чем на гостиную успешного молодого человека. Обстановка привычная, вещи знакомые, только на столике на одеяле лежит загадочный большой круглый темный предмет. Хватит на него смотреть и пытаться изучить, Роман, пора этот таинственный артефакт отдать специалисту. А сейчас спать!» — приказал себе, поднялся и направился к лестнице, выключив свет.

*
Взлетели. В безоблачном небе ярко светит солнце, понемногу склоняясь к западу. Его блики, отраженные в многочисленных окнах необъятного города, гасит тонированное стекло. Кажется, все цвета радуги разлились рекой над сооружениями, окрасив их, как в детских картинках.

Где я? Лечу в капсуле. За рулем Пётр, рядом со мной сидит Вик, за моей спиной устроился Дод.
Пролетаем над столицей. Под нами сооружения разных форм и цветов: серая пирамида – это здание правительства, черные кубы – банки, темно-синие цилиндры – учреждения, разноцветные шары — развлекательные центры. Вокруг центральной части города много трасс в виде темно-серых колец, вдоль них стоят светлые коробки в кольце зелени – жилые дома для нас, простых смертных, высотой не менее двадцати этажей.

— Вся местность под нами принадлежит нашему господину, — объявляет Пётр.

Пролетаем медленно, чтобы рассмотреть собственность нашего Тера. Владение занимает огромную территорию. В центре поместья расположился массивный дворец в виде птицы, раскинувшей крылья. На крышу особняка может сесть капсула, вокруг сооружения фонтаны и парк переходящий в густой лес. Дальше бескрайние поля. Всё скрылось будто на том месте непроходимая чаща. Понятно, усадьба окружена невидимой стеной, теперь ясно почему летающие машины имеют только избранные. Но почему Пётр показал нам имущество повелителя? Это секретная информация. Значит мы трое обречены? Видимо, большеголовый хотел, чтобы мы позавидовали ему.

Куда летим?
Вспомнил, у нас командировка в пещеру, к подземной реке.
Зачем? Сейчас подумаю.

Почему никто не подсказывает? Мысленно рассуждаю самостоятельно. Никто не перебивает. Никто не подслушивает?
Никто? Так не бывает. Неужели мой чип отключили? Можно проверить.

Большеголовый болван перестал контролировать меня. Не руководит мной, не вмешивается в мои думы.

Куда делся металлический звук, режущий мозг?
Ничего не изменилось, голова не болит и током не ударило. Значит моё имя удалили из списка живых и перенесли в перечень мертвых.

Отчего возникла проблема с памятью? После моего тесного общения с большеголовым моя Нанэ с огромным трудом привела меня в чувство за счет своей энергии — жизненной силы, наверно, потеряет ребенка. Возможно, это к лучшему. Как она одна будет растить двоих детей? Третий в неполной семье будет лишь обузой и его сразу отнимут, согласно закону. Для таких малюток созданы специальные дома. Кем станет тот малыш? Прислугой для Тера, говорят, отобранные детки не покидают поместье господина. Как они живут? Никто не знает.
Я не вернусь домой — удален из списка живых. Интересно, а другие? Кто полетит назад? Дод? Неужели большеголовый помиловал предателя?
Ему нужен новый гений. Если нет других кандидатов...

— Прибыли на место, выходим! – командует Пётр, нажатием кнопки открыв все двери.
Пётр — наш сопровождающий, существенно отличается от нас – темноволосый, загорелый, скорее, смуглый, на голову выше ростом, крепкого телосложения, с грубыми крупными чертами лица.
— Каждый возьмет свою поклажу. Дод, тебе даю рюкзак на плечи, фонарь и навигатор, — предатель с готовностью встал спиной к Петру. Сопровождающий накинул на его плечи небольшой рюкзачок.
— Вик, тебе выпал тяжелый груз, пакет с инструментами и фонарь, — Пётр повесил на спину моего друга огромный рюкзак, длиной до щиколоток. 
— Дани – наш гений, тебе вручаю главную ношу и фонарь, — я повернулся спиной к нашему надзирателю, чтобы он взвалил на мою спину рюкзак. 
— Я возьму пакет с едой и фонарь. Все идите в пещеру, следуйте за Додом, — Пётр указал на вход.
Первым пошел Дод, за ним направился Вик, следом иду я – ваш гений, замыкает процессию наш конвоир. Поскольку мои мысли теперь не подслушивают и не исправляют, могу размышлять без надзора, свободно. Как непривычно, наконец, назову вещи и события своими именами.

Брошу последний взгляд на объект, в котором мы прилетели. Это сигарообразная шестиместная капсула черного цвета, ее верхняя половина стеклянная, снаружи не видно, кто и что находится внутри. У сидящего в ней нет ограничений обзора. Такими аппаратами обладают лишь помощники элиты, управляющей нами. Простым смертным, скажем честно, рабам, такое чудо не дадут. На моем мобиле сюда мы добирались полдня, на капсуле долетели за час. Рабы могут ездить по земле, а высшие чины — большеголовые и их заместители, имеют летающие средства, не требующие знаний и умения управлять ими, в них успешно работает автопилот. Владелец этой машины Пётр – прислужник нашего Тера, господина, повелителя. Вслух могу называть его одним из перечисленных имен, однако ему подходит слово рабовладелец.

Откуда такое пренебрежение? Правильнее сказать — смелость.
Демократия: свобода слова, передвижения, выбора – ложь, как всё в нашем отечестве. Наш отец – Тер, на самом деле рабовладелец. Старое слово, его употребляли несколько тысяч лет назад. Тогда не было демократии. Может, я ошибаюсь, демократия всегда существовала для определенной группы людей.

Зачем мы здесь? Зачем спускаемся в пещеру?
Память постепенно восстанавливается. Словно кадр киноленты всплыл наш разговор с большеголовым в его кабинете. Вспомнил, как стоял на широкой ковровой дорожке в центре комнаты, не решаясь подойти ближе к столу повелителя.
— Я не разрешаю показ нового фильма, — усмехаясь, вчера произнес Тер, словно вынес приговор. — Я нашел для твоей ленты лучшее применение.
Повелитель вышел из-за стола и направился к большому креслу у окна. Впрочем, в кабинете всё огромное: потолок высотой четыре метра, окно не менее двух метров, подоконник доходит до моей груди, мебель удобная для великанов.
У него крупная голова. Тер великан – почти в два раза выше меня, хотя я не из мелких, сел и поманил к себе пальцем, взглядом парализовав, словно пригвоздил к полу, как под гипнозом, заставил сделать несколько шагов к нему.
— Ваш ‘шедевр’– вы ведь так называете ленту между собой? – Тер расхохотался. – На этот фильм затрачено много денег и потому он станет посланием будущим цивилизациям. Ты не рад, гений?
Черные глаза большеголового наполнились гневом, запылали адским огнем. Тер наклонился и стал ближе, его лицо оказалось перед моим, словно давая возможность рассмотреть черты — нос как у хищной птицы, тонкие губы с опущенными уголками, волосы цвета вороного крыла. Я задрожал от страха, опустив взгляд под ноги.
— Кто позволил тебе снимать такое безобразие? Свобода не означает вседозволенность! Хочешь посеять панику на всей планете? Боишься моего гнева? Дрожишь от страха? Хорошо. Твой страх – моя мощь. Отправлю вас в командировку туда, где вы снимали последние кадры фильма. Там похоронишь свое сокровище! Вероятно, кто-нибудь через сотню тысяч лет откопает твой ‘шедевр’. Смотреть будут на меня, увидят и восхитятся мной! С тобой отправятся твои главные герои — Вик и Дод. Гений, на рабочем месте тебя ждет утешительный приз.

Узкая тропинка резко повела на спуск. Подошвы ботинок скользят по мелким камушкам. До моих ушей доносится шум реки. Почти дошли. Слышу, как наш конвоир с трудом протискивается в щель горы. Еще немного и мы выходим из тесного прохода на свободное пространство.
— Здесь красиво! – восклицает Пётр, входя в пещеру. — Сделаю несколько снимков для повелителя, ему понравится место. Кого ждем? Копайте яму на берегу!
Все послушно положили пакеты на землю, и сняли рюкзаки.
Оглядевшись, Вик возражает.
— Это место неудачное.
— Что не нравится? Тебе лишь бы поспорить, — грубо обрывает конвоир.
— Весной вода поднимется и смоет диск в реку, — Вик спокойно объясняет свое возражение.
— Там выше, то место подойдет? – в нетерпении кричит Пётр, указав на возвышение в десяти метрах от берега.
— Да, тот участок лучше, — соглашается Вик.
— Вынимайте лопаты и копайте там! Живо работайте!

Из рюкзака вынимаю пакет. С ним поднимаюсь на возвышение. Диск тяжелый.
Кажется, место удобное – ровное, холмик выше реки на три метра. Дод и Вик копают энергично.
— Молодцы! Быстро управились, получилась глубокая яма. Гений, вытаскивай из пакета свой ‘шедевр’! – Пётр стоит над нами, широко расставив ночи – поза хозяина.
Бережно достаю диск, завернутый в материю, освобождаю его от ткани. Вот она драгоценная коробка, внутри мое сокровище – мой фильм, о грозящей нам всем беде, о грядущей катастрофе. Избави нас от этого испытания, Бог Жизни!
— Дай рассмотреть изображение! — конвоир садится на корточки рядом со мной.
— Большеголовый, как вы его называете, красавец! Наш Тер самый привлекательный мужчина и лучший повелитель. У него крупная голова – много ума, большие глаза и уши – видит и слышит нас, здоровенный фаллос. Вам о таком мечтать бесполезно. Мой малыш еще может вырасти. Тер подскажет, как это сделать, — Пётр смеется.
— Дай, поцелую нашего господина! — берет диск в руки и смачно целует барельеф. – Вик и Дод идите сюда! Целуйте нашего Тера!
Оба подошли по очереди, наклонились и послушно поцеловали изображение.
— Гений, целуй и закапывай диск! – требует конвоир, возвращая коробку.
С удовольствием плюнул бы на изображение моего мучителя, но делаю вид будто целую его. Прощай мой шедевр! Заворачиваю диск в ткань и медленно опускаю в яму.
— Бросайте землю на диск! Каждый должен сделать это, – Пётр бросает в яму большую горсть земли и спускается к берегу.

Вик долго топчет землю, ровняя холмик.
— Разворачивайте еду, пора обедать. Палатку поставите позже. В квадратной коробке подарок от меня — горячительный напиток. Дод, наливай всем, мне нельзя — я за рулем.
Вик постелил бумагу на берегу, выкладывает на нее еду. Дод достает пластиковые чашки, из коробки вынимает бутылку с напитком, открывает и наливает в три чаши до краев.
— Пейте за здоровье нашего Тера! За его светлый ум! Только ему могла прийти гениальная мысль — диск оставить как послание будущим цивилизациям. Скажу по секрету, — конвоир сбавляет тон. — Наш Тер готовит указ по предприятию, для всех наших производителей фильмов.
— Ни за что не догадаетесь какой указ вступит в силу завтра, - Пётр игриво смеется, не может говорить и трясется, еле сдерживая смех.
— Все сотрудники обязаны в рабочие часы ходить обнаженными. Не просто сидеть, а ходить из комнаты в комнату. Тер читает и руководит нашими мыслями, а тело видит лишь частично. Наш отец, наш господин, — с пафосом в голосе произносит конвоир, — хочет видеть наши достоинства и недостатки. Так повелитель увидит девушка красива или у нее всё накладное, разглядит, что у мужчин висит между ног, скрытое дорогим костюмом. Вот будет радость всем нам, мы тоже увидим ваши прелести.
Пётр заливисто смеется. Мы удивленно переглядываемся.
— Подняли чаши и выпили за здоровье нашего Тера! – властно требует конвоир.
Дод и Вик послушно подняли чашки, я не тороплюсь с этим.
Где ты дружище, Миша? Ты мне сейчас очень нужен!

Раздалось грозное рычание медведя, услышал мою просьбу косолапый друг, спешит к нам, показался из-за столбов и сталактитов. Молодец!
От страха предатель роняет чашку из рук – она падает и переворачивается, предатель хватает фонарь и бросается к выходу из пещеры. Пётр фотографирует мишку, спешащего к нам, и бежит за Додом, схватив фонарь. Вик дрожащей рукой кладет чашку на бумагу, не заметив как ее содержимое выливается.
— Дани, а ты? – он растерянно смотрит на меня и со страхом на медведя, стремительно приближающегося к нам.
— Уходи, Вик, придешь позже, — говорю тихо, чтобы конвоир не услышал, если вздумает вернуться. — Мы с Мишей будем вас ждать. Придешь с нашими семьями, уходи, возьми фонарь. Я в своем уме, медведь мой друг, не бойся его, верь мне.

Наши легенды правдивы — энергетические вампиры существуют. Тер и, видимо, все большеголовые являются ими, вероятно, они питаются нашей энергией. Никто не видел их за едой и не слышал о том, что они едят. Их пища — наша жизненная сила, которую вытягивают из нас, нагнав ужас, посеяв панику в душе. Вчера повелитель признался: твой страх – моя мощь. То чувство беспомощности, возникшее при знакомстве с ним, осталось во мне. Нет его — нет рядом, он меня отпустил, переведя в перечень мертвых. В тот момент, когда зарычал медведь, Вик, Дод и Пётр испугались, выделив огромное количество энергии. Обо мне господин забыл, но мои прошлые ощущения всё ещё со мной.
*

Роман открыл глаза и с тяжелым вздохом сел на постели, огляделся. Вокруг него знакомая обстановка – уютная просторная белая спальня, обращенная к востоку. Хозяин особняка любит просыпаться от ласк солнечных лучей. Широкая кровать, тумбочка и гардероб – он окружен всем необходимым для ночного отдыха. Напротив кровати дверь в ванную комнату, где небольшой уголок гигиены содержит унитаз, душ и умывальник, окна неплотно закрыты светлыми шторами с бледным серым рисунком. Всё новое в недавно построенном доме.

«Опять этот сон или наваждение — та же пещера. Я не мог ошибиться – входил, спускался к реке три раза и жил в палатке на берегу несколько дней. Значит всё это происходило на нашей планете. Я видел фантастичные здания и машины. О таких технологиях современный человек может лишь мечтать. Жаль, что не умею рисовать. Необычные материалы – будь то костюмы, салон капсулы или мебель, выглядят дорогими и качественно иными. В компьютерной графике сложно передать всё увиденное мной. Хотя для своих проектов постоянно обновляю библиотеки материалов и сам создаю образцы — тканей, дерева, металлов, пластика, но ничего похожего на те, что увидел во сне, не встречал нигде. Дома выполнены из незнакомых стройматериалов. Одежда на всех прилегающая, эластичная, словно вторая кожа. Салон капсулы сделан умело, всё мягкое, удобное – ничего лишнего, кричащего. Перед водителем (или пилотом?) нет руля, запомнился только пульт управления с маленьким экраном».

Роман встал с кровати, принял душ, оделся, открыл вторую створку гардероба, критически оглядел себя в зеркале.
«Рост выше среднего, блондин – мокрые волосы выглядят темнее, сероглазый парень тридцати лет. Все персонажи сна мои ровесники – плюс-минус год или два. Верзила злой и грубый брюнет, чувствуются накачанные мышцы под облегающей одеждой. Вик симпатичный – светлый и синеглазый с правильными чертами лица, спокойный, подчиняется Петру, потому что нет иного выхода. Думаю, Дани похож на Вика. Дод бесцветный подхалим, избегал взгляда товарищей, заискивал перед конвоиром. Дани упоминал о чипе, видимо, большеголовые их контролируют».

Размышляя о героях сна, Роман спустился по изящной лестнице, выполненной из материала напоминающего мрамор, на просторную оборудованную всеми необходимыми приборами кухню, приготовил кофе, нарезал бутерброды.

«Не было печали, случай подкинул артефакты. Попробую разобраться в своих снах. Янтарь пока оставлю у себя. Сегодня же подарю диск Лео, отнесу ему загадочную находку. Пусть историки и археологи ломают головы над этим предметом. Почему мне каждую ночь является то сновидение? Мысленно я все еще в той пещере? Не отпускает дух того времени – глубины тысячелетий? Почему снится одно и тоже? Диск лежит на нижнем этаже. Янтарь находится под моей подушкой, приятный теплый камень размером меньше спичечной коробки, возможно, он виноват. Древние говорили, что вещи хранят в себе воспоминания прошлых владельцев. Вот и не верь после этого эзотерикам. Положу янтарь в коробочку, купленную для него и спрячу в тумбочке. Интересно, приснится тот же сон без янтаря под подушкой или нет?».

Глава 2 – http://www.proza.ru/2016/09/14/653


Рецензии