Ангелы

- Котки - это ангелы, - глаза проводницы Женьки увлажнялись всегда, когда она рассказывала напарнице Любе про троих своих котов, которых она подобрала на улице, отмыла, взяла к себе в дом и теперь кормит.
Неделю назад Женька подобрала четвёртого, беленького, и Люба умилялась тому, как беленький забавно чавкает, когда лакает молочко из блюдца, а потом благодарно мурлычет, засыпая у Женьки под боком, и даже чаинки в стакане у Любы на секунду застыли в стакане у Любы, как многотысячелетние вкрапление в большом куске калининградского янтаря.
Чух-чух-чух - поезд в ритме марша передавал привет Абакану от Красноярска.
- Ой, а что это это у тебя, Женька, вот тут, на руке? - вдруг спросила Люба, - и вот тут, на шее?
Язвочки были чёткой формы, размером с двухрублёвую монет, они высыпали по всему женькиному телу.
- Аллергия наверное, - предположила испугавшаяся Женька.
По возвращению в Красноярск она незамедлительно пошла к кожнику, а по выходу из его кабинета взяла неделю за свой счёт.
Вернулась из отпуска без язвочек, но мрачноватая и молчаливая. Люба задавала вопросы, пыталась растормошить Женьку, но безуспешно.
Уже на обратном пути Женька рассказала:
- Прихожу к кожнику, анализы сдала, платные - лишай, оказалось. Стригущий. От котёнка от нового подцепила. Лекарство - восемьсот рублей. А у меня же знаешь - ипотека, Вику в школу собирать и мама больная. Расстроилась так, что сил никаких нет. Понесла котов в ветеринарку, а доктор говорит - лечить котов надо. И цену называет - тыща двести. За каждого. Ну нету у меня таких денег! Нету! Не в кредит же из-за этого влезать! Ну, спрашиваю доктора - а усыпить сколько стоит? - пятьсот рублей, говорит. За всех? - спрашиваю. Нет, - говорит, - за каждого. Понимаешь, Люба? - За каждого! Делают они, ветеринары эти, деньги на чужом горе. Согласилась я - куда деваться - не на улицу же их выбрасывать - Мурзик-то восемь лет с нами - нельзя его на улицу. Пообещала доктор, что больно им не будет, не почувствуют ничего даже. Две тыщи с меня взяла, и за приём еще содрала триста рублей - одни деньги у людей на уме...
Люба слушала, чаинки в её стакане застыли, как многотысячелетние вкрапления в большом куске калининградского янтаря.
Чух-чух-чух - станция Красноярск. Женька сдала бельё, разобралась с документами и пошла домой. На автобусной остановке сидел маленький полосатый котёнок. Котёнок посмотрел на Женьку, Женька на котёнка. Минуту помедлив, Женька подошла к котёнку, взяла его на руки и спрятала под куртку дрожащий комочек. Вошла в автобус, следом вошли бабушка с внуком. Мальчик спросил у Женьки: - Вы котика взяли? К себе домой?..
- Да, - сказала Женька, - к себе домой. Потому что котики - это ангелы.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.