Лучезарие

Николай ПАХОМОВ


ЛУЧЕЗАРИЕ


Лирический жанр – самый худший из всех жанров, если он плох, и самый лучший, если он хорош.
Д. Дидро

Настоящий поэт – это человек, который выхватывает из костра горячий уголек и пишет им. Уголек должен быть горящим, а почерк – ясным. Третьего не дано.
Ф. Искандер

О ДЕТСТВЕ И РОДОСЛОВНЫХ КОРНЯХ

Как пишет в автобиографии сама Валентина Михайловна, родилась она 15 ноября 1942 года в селе Никулино Николаевского района Ульяновской области, в крестьянской семье.
О родителях из-за природной скромности Валентина Михайловна сведений сообщает мало. В автобиографии – вообще не указывает, а в литературном эссе  «И откроется тебе сокровенное…» лишь то, что папа – Михаил Михайлович, а мама – Ольга Семёновна, которые умерли в семидесятых годах двадцатого столетия. Зато со щемящей, пронзающей душу откровенностью рассказывает в своем эссе «И откроется тебе сокровенное» о посещении родительских могил на кладбище в один из приездов в Никулино.   
«День был пасмурный, с тихо моросящим дождиком. Вокруг – ни души, и ничто не мешало вспоминать о давних днях, ставших основанием моего дальнейшего земного существования. Почвой, на которой выросло и окрепло небольшое и тоненькое когда-то деревце моей жизни. Ах, мама! Отец! Как же много отдали вы мне для этого своей любви и ласки! Немало лет прошло после вашей кончины, а чувство осиротелости живо до сих пор…
Но… что это? Откуда появились вдруг здесь, среди тоскливой безлюдности, всеобъемлющей тишины, нарушаемой лишь чуть слышным шорохом моросящего дождя, две большие птицы? И почему они всё время кружатся надо мной и так горестно кричат? Да и что это за птицы? Сколько живу, а таких вроде не видела. Или их невозможно хорошо рассмотреть в тусклом свете дня, из-за дождя? Да, но почему вокруг больше нет ни одной птицы? Видно, все попрятались куда-то от непогоды. А эти две так и летают надо мной, так и плачут, так и кричат. Именно плачут и кричат – зовуще, взыскующе: видишь ли нас, слышишь ли?
И – мороз по коже: от остро кольнувшей сердце внезапной мысли: а вдруг это души матери и отца, воплотившиеся в птиц, летают надо мной, что-то хотят сказать и горестно плачут и кричат оттого, что их птичий язык не понятен мне?
Увиденное и прочувствованное повели меня следующим утром на кладбище, к могилам отца и матери: повиниться перед ними за то, что так редко навещаю из своего далека эти поросшие травой холмики с до сих пор невредимыми, лишь почерневшими от времени деревянными крестами. Именно этой цели, в общем-то, и был посвящён мой теперешний приезд на малую родину. Сколько боли накопилось в душе от мыслей, что за последним пристанищем родителей ухаживают не мои, а чьи-то другие руки – руки добросердечных сельчан! Услышат ли сейчас родители моё горькое: «Простите!»? Слово-заклинание, которое просится на губы каждый раз, когда вспоминаю их, где бы ни была…
После вчерашней мороси и серости не осталось и следа. День стоял жаркий, на небе ни облачка.
Села на потрескавшуюся деревянную скамеечку рядом с могилами и дала волю безутешным чувствам. Отрешившись от всех мыслей, шептала слова благодарности, снова и снова просила прощения, надеясь и веря в то, что они видят и слышат меня. Не с такой ли верой приходим к родным могилам все мы – те, кто ещё не стал да и вряд ли станет иванами, не помнящими родства?
Неожиданно сверху посыпались редкие крупные чистые капли дождя. Это было так удивительно: ещё несколько мгновений назад дождя не предвещало ничто. Взглянула вверх и удивилась ещё больше: над головой по-прежнему не было ни одного – даже малюсенького – облачка, лишь сияло и плавилось в бледно-голубом небе жаркое июльское солнце. Дождь шёл ниоткуда – прямо с чистой небесной голубизны! Его большие прохладные прозрачные капли словно ласкали лицо и открытые руки…
Кончился дождь так же внезапно, как и начался: даже сарафан не успел по-настоящему намокнуть. Только зажглась разноцветными огоньками омытая трава между холмиками могил.
Встала и направилась по едва заметной тропинке к воротам кладбища: пора возвращаться к живым. Прошла несколько шагов – мокрая трава кончилась. Дальше – всё сухо. Странно… Вернулась назад, к скамеечке, на которой только что сидела. Двинулась дальше, вглубь погоста. И снова – несколько шагов по мокрой траве и – как отрезало: сухо… Что же выходит: дождь прошёл только надо мной?
Сомневаться не приходилось: только надо мной. Кругом – и на дороге с кладбища, и на холме, и в селе было сухо. Дождь, похожий на приветный жест, на светлые слёзы радости, на утешающую ласку, принёс вещее знание: это был символ. Знак: я понята и прощена, теперь могу жить без изнуряющего чувства вины».
Признаюсь: собирался цитировать куда меньший отрывок эссе. Но, приступая к нему, понял, что невозможно вырвать какой-либо абзац из контекста этого монолита, этого исповедально-молитвенного монолога, где каждое слово взвешено на весах жизненного опыта, а каждая фраза отточена до блеска разящего клинка. Выйдет глупо и кощунственно.
Уже в процессе работы над этой книгой о жизни и творчестве Валентины Михайловны удалось выяснить (из беседы с ней самой), что она – поздний ребенок в семье. Дело в том, что ее родители уже побывали в первых браках и имели от них сыновей: отец – Константина, а мама – Николая. Но у отца, Михаила Михайловича, умерла первая жена, а у мамы, Ольги Семеновны, в первый же год войны на фронте погиб муж. Жизненные горести и несчастья объединили остатки прежних семейств, свели их воедино и послужили созданию новой дружной семьи. Так проще было выживать в то сложное время.
К моменту появления на божий свет Валентины Коркиной ее отцу было шестьдесят лет, маме – сорок. «Взрослыми» были и сводные братья Костя и Коля (первому – около пятнадцати лет, второму – чуть поменьше). И, естественно, Валя Коркина стала самым любимым членом семьи. (Кстати, сводные братья со временем не только выучились, но и выбрали в жизни собственные пути-дороги: Константин окончил в Сызрани ФЗУ, женился и переехал с супругой в Крым, а Николай многие годы работал путейцем на железной дороге). Через много лет Валентина Коркина в стихотворении «Жизненная история» использует их имена:
У Николая был пшеничный чуб,
Глаза – два синих чудо-огонёчка.
Он был путейцем, был могуч как дуб,
Махал кувалдой, словно молоточком.
У Константина чуб был смоляной,
Глаза, как угли – обжигали жаром.
Он был артистом – пола под собой
Не чувствовал: так лихо танцевал он.

По причине возраста Михаил Михайлович в действующую армию на фронт призван не был. Однако вместе с супругой помогал ковать победу в тылу, работая, как и все сельские жители страны, от темна и до темна в колхозе. Был и конюхом, и пасечником, и сторожем на бахче, где выращивали арбузы, и объездчиком леса. В этих и других должностях трудился в разные годы…
Ольга Семеновна, по определению Валентины Михайловны, «всю жизнь трудилась на полевых работах, была дояркой и вообще работала там, куда пошлет колхозный бригадир», как тогда говорили, по наряду.
Валентина Михайловна уважила мою просьбу: дать хоть какие-то сведения о предках, и сообщила, что по линии отца дедушку и бабушку – Михаила и Зиновию Коркиных – она в живых не застала. О них знает лишь то, что жили в Никулино и были крестьянами.
По материнской линии у нее были бабушка Мария и дедушка Семен Макаровы, которые жили в соседнем селе Поника и тоже принадлежали к крестьянскому сословию. Бабушку Марию в живых Валя Коркина не застала, а дедушку видела и запомнила как старенького, седенького человека.
Еще ей известно, что у Семена и Марии Макаровых было шестеро детей: Ольга (старшая и будущая мать Валентины Михайловны), Иван, Федор, Михаил, Мария и Антонина. Братья матери участвовали в Великой Отечественной войне и, слава Богу, вернулись домой с военными наградами.
Еще об отце Валентина Михайловна сообщила, что он – «мастер на все руки». «В доме все было сделано его руками: сложена печь, сработана вся мебель – две кровати, стол, стулья и табуретки; лавки и полки на кухне; шкафы для посуды и для белья в комнате; другие мелочи, так необходимые в жизни селян. А еще в сенях стояли два огромных ларя его работы – для муки и зерна.
У жителей села минуты досуга не часты – у них, как известно, – час день бережет, а день – целый год. Но и минуты отдыха случались. Валентине Михайловне запомнилось, что отец, имея «замечательный бас», любил петь. И «во всех застольях был запевалой. А когда он начинал петь, то в шкафу звенела посуда».

Михаил Михайлович, судя по уточнениям Валентины Михайловны, родился около 1882 года, то есть в царское время, когда с образованием, даже начальным школьным, были проблемы. Особенно для крестьянских детей. Но грамотой он овладел самостоятельно. И, как вспоминает Валентина Михайловна, отрывая листы настенного календаря, он обязательно их прочитывал от начала и до конца. И лишь после этого выбрасывал.
Не удалось учиться в школе и Ольге Семеновне, хотя она  родилась в начале двадцатого века. Такова была на Руси в те годы крестьянская доля. Грамоту Ольга Семеновна не знала, зато с самого раннего детства приучала дочь Валю к «путешествиям» – вместе ходили в Понику к родственникам, а это семь километров в один конец – путь немалый.
Удивительно нежные характеристики даны родителям Валентиной Михайловной в ее эссе «Поднимите глаза к небу. О счастье»: «Теперь, когда захочу, я могу мысленно вернуться в отчий дом, представить себя школьницей, вспомнить свою смешливую маму и всегда готового пошутить отца…
Вот мама уже в который раз напоминает мне, уткнувшейся в книгу, о необходимости вымыть полы в доме: «Дочка, мой пол…» – «Твой, твой», – благодушно откликается отец.
Первой начинаю хохотать я, за мной – мама. Довольно посмеивается, глядя на нас, и отец.
В нашем доме любили смеяться. Летними вечерами, когда отец с матерью возвращались с работы, и все садились за стол ужинать, нередко кто-нибудь из односельчан, проходивших по улице мимо открытых летом  окон, поздоровавшись, говорил: «А я иду и слышу: у Коркиных опять смеются. Дай, думаю, подойду к окошку, поздороваюсь…»
Отчего же в обычном крестьянском доме, где, как и у всех в селе, хорошо знали, что такое тяжёлый труд, и совсем не ведали о богатстве, часто слышался смех? Думаю, просто от любви к жизни, какой бы нелёгкой она ни была.
Жизнелюбие, смешливость, умение с пониманием, терпеливо переносить земные тяготы передались мне, наверное, по наследству…»
Вот такие родословные корни, наследственные черты характера и творческие истоки будущей поэтессы Валентины Михайловны Коркиной.

Трудно судить, какой популярностью пользовалось село Никулино в те военные годы, но ныне, благодаря Интернету, о нем известно следующее: «Село Никулино расположено в 10 км к западу от рабочего  посёлка Николаевка, на правом берегу реки Канадейка.
Основано как Святодуховское в мае 1701 года. Затем переименовано в Никулино по несколько изменённой фамилии помещика.  Жители села, в основном пришельцы из центральных районов России, частью казацкого происхождения, частью служилые люди с оборонительной черты Усолье-Сызрань- Канадей- Пенза. Здесь нашли приют беглые и раскольники.
В XIX веке Никулино являлось административным центром одноимённой волости, одной из наиболее крупных в губернии, в состав которой входило 4 села, 8 деревень, 7 хуторов, 13 помещичьих усадеб, 5 водяных мельниц. До революции Никулино было  волостным  центром, где имелись школа первой ступени, волостной Совет, лесничество, почтово-телеграфное отделение, сберкасса, проводились ярмарки.
В 1914 году в селе Никулино родилась будущая советская писательница Вера Николаевна Жакова, автор талантливых публикаций и книг. В раннем детстве вместе с родителями она переехала в Нижний Новгород (Горький), где в 1931 году познакомилась с Максимом Горьким, только что вернувшимся из-за границы. Горький высоко оценил литературные способности юной писательницы и помог ей издать первые произведения. Между ними завязалась настоящая дружба. Но, к сожалению, длилась она недолго. В 1936 году не стало самого Алексея Максимовича, а в 1937 году от паралича сердца умерла и Жакова. Ей не было и 23 лет.
В 1921 году (7 апреля) в селе Никулино родился еще один будущий известный советский писатель – поэт, прозаик, очеркист –  Николай Михайлович Почивалин (1921-1988), участник Великой Отечественной войны, автор десятка повестей и романов, а также книг «Счастье», «Простые люди», «Сибирская тетрадь», «Юность», «Летят наши годы», «Выстрел на окраине» и других.
В 1929 году в селе организовано два товарищества по совместной обработке земли (ТОЗ) («Труд» и «Греково»). В 1930 году они были  объединены в сельхозартель «По заветам Ильича».
Кстати, в эти же годы здесь в местной школе учился будущий писатель Николай Почивалин.
Кроме ТОЗов, в 1929 году в Никулино был  основан колхоз «12 годовщина Октября», который к середине тридцатых годов подмял под себя ТОЗы, а в 1950 году вошёл в состав объединённого колхоза им. Маленкова.
Надо полагать, что сначала в колхозе «12 годовщина Октября», а после 1950 года и в колхозе имени Маленкова трудились родители Валентины Михайловны Коркиной.
В годы Великой Отечественной войны многие никулинцы самоотверженно воевали на фронтах с фашистскими захватчиками. За боевые подвиги 74 жителя села получили правительственный награды, а один удостоился высокого звания Героя Советского Союза.
В 1958 году в результате объединения с селом Ахметлей, сельхозартель стала носить название «Дружба», а  в 1960 году хозяйства разъединились, и колхозу было дано название «Родина». Хозяйство колхоза  в то время было большим: две тракторные бригады, две молочнотоварные фермы,  овчарни  в Никулино и в Рызлее, свиноферма в Рызлее».
Так вкратце можно рассказать о малой родине Валентины Коркиной, где жили и трудились ее родители. И, как видим, малая родина Валентины Михайловны весьма богата на талантливых людей.
Позже в эссе «И откроется тебе сокровенное…», вспоминая родное село, Валентина Михайловна с лиричностью поэта и ностальгической чувственностью романтической души засвидетельствует: «Широкий горизонт был обрамлён с востока длинным рядом высоких лесистых холмов, исстари называемых здесь горами. Внизу лежало родное село с его четырьмя улицами и до сих пор величественным, хотя и основательно разрушенным в первые годы советской власти (взорвана колокольня), храмом. За околицей привольно расстилались луга. С южной стороны к избам близко подходила, ластилась речка. За нею – поля, словно обрезанные на горизонте длинной линией железнодорожной магистрали, протянутой с востока на запад. Это по ней один из поездов унёс меня когда-то в Москву…»
В другом месте этого великолепного лирическо-исповедательного эссе рассказывается о непростом послевоенном детстве, о детских играх и забавах, о первых трудовых опытах, без чего жизнь сельской ребятни немыслима.
«Детство…  – делится воспоминаниями Валентина Михайловна. – «Сладким» его не назовёшь: время послевоенное. Но в малом возрасте трудности вроде бы и не замечаются. Потому и любой запомнившийся день кажется теперь ласковым и освещённым солнцем. Ещё бы! Зима – катание с горки на санках и ледянке. Весна – прилёт скворцов, их звонкое пение на жёрдочке скворечника; разлив речки, затоплявшей прибрежные огороды (удивление и восторг: это она – наша речка, где летом воды по колено, стала такой буйной?); склоны холмов, усыпанные горицветами. Лето – вольница: запруды на той же речке, походы на луг и в лес за цветами и ягодами. Начало осени, 1 сентября: сбор у школы, нашей необыкновенной сельской школы, которой исполнится скоро 150 лет (об истории её создания и существования можно было бы написать целый рассказ). Располагается она возле Лысой горы с большой покатой поляной наверху, окружённой вольно растущими берёзами…»
А еще ее сельское детство найдет свое отражение (и не раз) в поэтических строках. Например, в стихотворении «Из детства»:
В резиновых коричневых сапожках
Я лёд рублю лопатой,  строю русло
Для жаждущей движения воды,
Что под апрельским солнцем накопилась   
В саду  и своевольно вытекает
Через калитку сада,  затопив
Пространство перед домом,
                двор, дорожку…
…………………………………………….
Удар, ещё удар! – И вот вода
Лавиной устремилась прямо в русло!
Зажатая невольно берегами,
Она стремглав несётся мимо дома
За огород и дальше – на простор.
Теперь-то маме будет, верно, легче
Ходить к колодцу или в магазин.
Теперь отец, когда придёт с работы,
Так удивится: надо же, вода
Не заливает больше двор, дорожку,
А на пространстве перед домом скоро,
Совсем уж скоро спорыш прорастёт!..
Так хорошо,
           что хочется заплакать! –
Играют блики солнца на сапожках,
И я, шапчонку сдвинув набекрень,
Пою «Катюшу» весело и звонко,
Да и ручей поёт без передышки
Так молодо, ликующе, беспечно,
Как будто нынче
                праздник на земле!

Или вот эти строки из стихотворения «Отчий дом»:
Этот дом в три окна и сад
Всё глядят на меня, глядят...
Их на свете и нет давно,
А глядят они всё равно.
Словно взглядом хотят сберечь
Средь людей –
              от недобрых встреч,
От кривого пути, меча,
От нетрудного калача,
От развёрстых небес огня,
От безверья, пустого дня,
От потухшей в душе звезды,
Вообще – от любой беды...
…Этот дом в три окна и сад
Всё глядят на меня, глядят...

Но эти прозаические и поэтические строки, рассказывающие о селе и родительском доме, как уже говорилось, появятся позже. А пока о том, что из своего раннего и дошкольного детства помнит Валентина Михайловна Коркина и чем она решила поделиться с автором этих строк.
«Очень ярко помню, – поведала Валентина Михайловна, – как мы с мамой и другими сельчанами ходили на станцию Никулино встречать поезда с нашими солдатами, возвращающимися после Победы с войны домой. Люди стояли на перроне, я – у мамы на руках (мне два с половиной годика). Подходит и останавливается поезд из Москвы. Солдаты выпрыгивают из вагонов на перрон, их встречают цветами, радостными возгласами.
И вот один из военных подхватывает на руки соседскую девочку Тоню и подбрасывает ее вверх. Она радостно визжит… А у меня – чувство ревности (это чувство я познала тогда в первый раз): почему солдат выбрал Тонечку, а не меня? Наши матери стояли ведь рядом…
Но через какую-то минуту-другую меня тоже подхватил на руки еще один из солдат-победителей и подбросил вверх, потом поймал и снова подбросил. И я, забыв о ревности, уже испытала чувство восторга».
Удивительная субстанция – человеческая память, а детская – особенно. Из тысяч всевозможных событий она без каких-либо затруднений преподносит самые важные моменты в жизни. И тут, как видим, даже возраст не помеха…
Подобными воспоминаниями поделился как-то поэт и художник Леонид Наливайко, родившийся в 1938 году в селе Захарково Конышевского района, и с осени 1941 по февраль 1943 года вместе с дедом и матерью находившийся под фашистской оккупацией. Перед освобождением села от немцев он сильно болел – не было ни лекарств, ни продуктов питания. Организм отказывался бороться за жизнь, тело стало невесомым. Но вот пришли «наши», и жизнь взяла верх:
Безвесое детское тело
подброшено в небо:
                – Живи!
Металось, рыдало, звенело
великое слово «Свои!»

О том, как трудно приходилось «детству, опаленному войной», в своих произведениях рассказывают многие курские писатели, пережившие оккупацию. Особенно пронзительно это звучит в автобиографических произведениях Михаила Николаевича Еськова. До щемления сердца и подкатывания удушливого кома к горлу…
И хотя немецко-фашистские захватчики до Ульяновской области не дошли, но свои «прелести» военного лихолетья выпали и на долю Валентины Михайловны. Голодать пришлось и там: и во время войны, и в 1947 году, когда неурожай прокатился по многим областям страны.
«Мы, детишки, – поделилась грустными впечатлениями о том периоде детства Валентина Михайловна, –ранней весной, как только сойдет снег, собирали мерзлую картошку на огородах, из которой матери потом пекли «тошнотики» – подобие оладышек».
И далее рассказала, что приходилось есть не только «тошнотики», но и «варево» из крапивы, и «хлеб» из лебеды, которую собирали с мамой вдоль речки, и из травы-спорыша, что летом косил возле дома отец. От этого зеленого с добавлением отрубей «печева» боли и рези в желудке были такие, что не давали спать по ночам, валили на пол, заставляя кататься по нему…
Еще из дошкольной поры Валентина Михайловна вспомнила эпизод дальнего самостоятельного «путешествия» в пятилетнем возрасте. Он как нельзя лучше характеризует не только детей того времени, но и хорошее морально-нравственное состояние общества.
«Однажды, когда мне было пять лет, – поведала Валентина Михайловна, – мы с подругой Галей Секиевской, мать которой тоже была родом из Поники, без ведома родителей, ушли в это село. (Галя была младше меня, а до села Поника, как уже говорилось выше, семь километров). Дорога вроде была знакома, не раз пройденная с матерями. Поэтому и пустились в путь. Поднялись на Лысую гору, потом шли через лес и перелески, через поля и… пришли в деревню Ушаковку, расположенную недалеко от Поники.. То есть сбились с пути. Но в Ушаковке какая-то бабушка показала нам, как дойти до Поники, и мы все же дошли до пункта назначения, пришли к родственникам.
Почему я это рассказываю? Да потому, что до сих пор удивляюсь, какими в детстве мы были самостоятельными, смелыми, ничего не боялись. Пространства, окружающее наше село, казались нам родным домом…»
Как замечательно, что Валентина Михайловна согласилась поделиться с автором этих строк своими воспоминаниями о детстве. Без них повествование было бы не только куцым, как заячий хвост, но и сухим, канцелярским огрызком.


ОБ УЧЕБЕ В ШКОЛЕ

С 1950 по 1957 год, как отмечается в биографических справочниках, Валя Коркина училась в местной сельской семилетней школе. В той самой, где в тридцатом году первоначальное образование получил известный к началу шестидесятых годов писатель Почивалин. И, как рассказывает уже сама, «в сельской школе-семилетке была отличницей во всех классах: с первого по седьмой».
Кроме игр со сверстницами, походов в лес по грибы и ягоды, рыбной ловле на речке, помощи родителям по домашнему хозяйству, любимым занятием в эту пору было чтение художественных книг.
«Наверное, трудно будет поверить, – задорно смеется Валентина Михайловна, рассказывая о пристрастии к чтению, – но «Дон Кихота» Сервантеса я прочитала в пятом классе. Книга так понравилась, что читала запоем! Читала даже во время еды. Помню, отец, пытаясь отучить меня от этой привычки, частенько «стучал» ложкой по лбу. Не помогло.
Книги я начинала читать сразу же, как только брала их в школьной или сельской библиотеке. Иду по улице домой и, не глядя по сторонам и даже вперед, уже читаю по дороге взятое «сокровище». Однажды во время «дорожного» чтения врезалась в столб: у нас тогда проводили электрификацию села.
Читала все подряд: Майн Рида и Мопассана, Фенимора Купера и Максима Горького, других авторов; любила сказки и фантастику…» 
Кстати, с произведениями Г. Мопассана, по ее же собственному «признанию», познакомилась в шестом классе: «Одноклассник, с которым я сидела за одной партой, в школу принес. И на уроках, вместо того, чтобы слушать учителя, нередко читала Мопассана, положив книгу на коленки под партой. Потом, правда, пошла в библиотеку и взяла его книгу, чтобы читать ее уже в другой обстановке».

После окончания семилетки в Никулино Валя Коркина продолжила обучение в средней школе города Кузнецка, так как в своем селе такой школы не было. Решение принималось на семейном совете, в котором принимал участие и брат Николай, работавший на железной дороге. Именно с его подачи и по его ходатайству Валя Коркина попала в школу-интернат, находящуюся в ведомственной принадлежности министерства путей сообщения – МПС СССР.
К сведению читателей: город Кузнецк находится в тридцати километрах от Никулино, на одной и той же железнодорожной ветке. Это позволяло Коркиным довольно часто встречаться и общаться.
«Мне посчастливилось попасть туда из-за брата, –говорит Валентина Михайловна. – И с восьмого по десятый класс я жила и училась в школе-интернате. Там были созданы все условия для жизни и подготовки уроков к школьным занятиям. Кормили нас, как на убой. Для подготовки домашних занятий было отведено отдельное здание, для сна – комнаты в другом помещении, где располагалась и столовая…»

Кузнецк был основан в 1699 году сподвижником Петра Великого и его родственником по материнской линии В.Ф. Нарышкиным. Он именовался сначала по реке Труёв и церкви как село Труёво-Воскресенское, а затем по имени основателя – Нарышкино.
Природно-географические условия способствовали бурному развитию ремёсел: кожевенного, сапожного, шорного, хомутного, кузнечного и других. Население быстро росло, развивались торговля, обмен товарами. В селе стали регулярно проводиться ярмарки.
В ноябре 1780 года село Нарышкино указом императрицы Екатерины Великой было переименовано в уездный город Кузнецк – центр Кузнецкого уезда Саратовского наместничества.  На базе старинных ремёсел быстро развивается промышленность: основывается кожевенный завод, чугунолитейное предприятие.
При Советской власти, в годы индустриализации (сентябрь 1933 года) в городе вступила в строй теплоэлектростанция мощностью 2000 киловатт, а в середине 30-х годов основана обувная фабрика. С февраля 1939 года Кузнецк будет выделен в самостоятельную административную единицу в составе вновь образованной Пензенской области.
В годы Великой Отечественной войны из западных областей страны в город были эвакуированы машиностроительные предприятия. На их базе в первые послевоенные годы развивалась промышленность города.
Когда Валентина Коркина появилась в Кузнецке, то это был крупный районный центр с населением в 56 880 человек (данные Всесоюзной переписи 1959 года), хорошим промышленным потенциалом и очагами культуры в виде кинотеатра, клубов, библиотек, краеведческого музея и нескольких школ. Кстати, в одной из этих школ среднее образование получил и Николай Михайлович Почивалин.
Удивительно, на какие судьбоносные «кружева» способна наша жизнь!.. По следу одного писателя, возможно, даже не подозревая о том, идет другой будущий мастер художественного слова… Романтически настроенный на жизнь, восторженный, с широко распахнутыми глазами и юной душой.
Удивительно и восхитительно.

Учась в школе-интернате, Валентина Коркина в восьмом классе написала свое первое стихотворение.
«Я никому не сказала об этом: почему-то сковывало чувство неловкости», – так кратко излагает она это событие в автобиографии.
А в личной беседе, во время работы над этой книгой, весело подшучивая над собой, пояснила: «Стихотворение не сохранилось, но четыре строчки запомнились. Вообще-то, оно шло, конечно, не от жизни, не от жизненного опыта (откуда он в те годы?). Это была сплошная «литературщина», причем, как я теперь понимаю, наверное, самого плохого качества. Стихотворение было о любви и его первые строки такие:
Парень чернобровый, парень сероглазый,
Смотришь ты сурово, не подходишь даже.
Целыми ночами о тебе мечтаю,
С ясными очами день и ночь витаю».

Казалось бы, сочинила – и сочинила… Молодец!
Но история со стихотворением имела весьма интересное продолжение. Восьмиклассница Валентина Коркина еще придумала к словам мелодию и тихонечко напевала сочиненную ею песенку, не открывая своего поэтического и композиторского авторства одноклассникам из-за природного стеснения. Некоторые зарифмуют «кровь» и «любовь» – и ну кричать на всю округу, подобно курице, снесшей яйцо: «Я – поэт!». А Коркина была очень застенчива от природы.
Но однажды, приехав домой на выходной день, она представила своим подружкам это стихотворение и мелодию, как услышанную от кого-то песенку. Желание поделиться сокровенным, в конце концов, все-таки взяло верх над стеснительностью.
Впрочем, вот как она сама представила эту картину: «Меня так и распирало поделиться с подругами этой песней. Поэтому я придумала такой «финт»: сказала девочкам, своим никулинским подружкам, что я слышала в Кузнецке одну песню. «Хотите послушать?» – спросила их. «Хотим», – охотно согласились они. И я спела им этот самодеятельный «шедевр», который им, кстати, понравился. Они сразу же выучили песню и стали петь, не ведая об ее авторстве».
А следом, опережая мой вопрос: не от отца ли у нее склонность к песням, Валентина Михайловна внесла пояснение: «В то время в деревнях и селах молодежь, да и не только молодежь, постоянно пела песни. Видимо, поэтому моя песня прижилась в селе. Да еще как!.. Через несколько лет (не менее семи-восьми), когда я училась уже в МГУ, однажды приехав домой на летние каникулы, я услышала, как брат Николай, ополаскивая руки под рукомойником, тихонько напевает эту песню. Я была удивлена: ведь со времени сочинения ее мною прошло столько лет! Не удержавшись, спросила: «Коля, а ты знаешь, чья это песня?» – «Нет», – ответил он. «Это я написала ее…» – «Да ври больше!» – с грубоватой недоверчивостью отрезал он. Категорически не поверил. И его можно понять: ведь эту незатейливую песенку в селе распевали уже столько лет, ее знали не только мои ровесники, но и люди старшего возраста».
Такова судьба «первой ласточки» пробуждающейся весны поэтического творчества Валентины Михайловны. Об этом эпизоде жизни, она в автобиографии не пишет. Зато делится «секретом» начала самого процесса творчества: «Уверена: толчок к поэтическому творчеству дали мне красота родной земли, мудрость и доброта односельчан, по-детски радостное, вдохновенное восприятие жизни».
Сказано коротко, но емко и ясно, как во всех ее поэтических произведениях. К этому можно добавить лишь то, что определенную лепту в формирование ее поэтического творчества внесли и родители, особенно отец – замечательный исполнитель песен. Что же касается первого стихотворного опыта, то, несмотря на самокритику автора, с которой мы обязаны согласиться, уже в этих четырех строках, содержащих внутреннюю рифму, заметен «почерк» будущего мастера. Внешняя простота – и внутреннее содержание, находящееся в постоянной динамике лирического развития.
Приведенная строфа, на мой взгляд, чем-то напоминает строки известной песни:
«Огней так много золотых
на улицах Саратова, 
парней так много молодых,
а я люблю женатого», –
в которых, кстати, тоже нет замысловатостей, но многим эта песня нравилась и нравится своей простотой да задушевностью. В этом-то и вся ее прелесть!

Меня всегда интересуют не только родословные корни, но и процесс становления личности на начальных этапах – детство, школьная пора, юность. Известно, что именно в эти периоды свое наибольшее влияние оказывают родители, школьные учителя, окружающий коллектив, социальная среда. И, конечно, книги. Поэтому довольно часто задаюсь вопросом, а что читал герой моих очерков и эссе в детстве, в юности?.. Мало того, что сам задаюсь, я еще мучил ими Бориса Агеева, Юрия Першина, Николая Шатохина, Ивана Зиборова и других, когда писал о них. Не забыл эти вопросы поставить и перед Валентиной Михайловной. Ее ответ о чтении книг в школе-семилетке был уже «обнародован» выше, а теперь несколько слов о том, какие книги она читала во время учебы в школе-интернате.
«Какие книги читала в эти годы, уже точно не помню, ибо прочитано их значительное количество, – отвечает Валентина Михайловна. – Но очень ярко запомнилось чтение «Человека-невидимки» Герберта Уэллса. Я была настолько потрясена этой фантастической повестью, что только и думала о том, как бы поскорее продолжить ее чтение.
С тех пор я полюбила жанр фантастики навсегда. Сколько книг писателей-фантастов прочитала за свою жизнь – не упомнить…»

Школа-интернат, естественно, имела свои специфические особенности: четкий распорядок дня, ограничения учащихся в личных действиях и в свободе. Но она же приучала к дисциплине и самодисциплине, к жизни в коллективе и коллективизму – весьма неплохим человеческим качествам.
Кроме того, надо думать, там было немало всевозможных кружков, участие в которых развивало духовный мир учеников, давало некоторые навыки, которые могли пригодиться во взрослой жизни. А еще были коллективные походы в кино, музей и другие интересные места – следовательно, новые ростки культуры, новые духовные накопления. Хорошая почва для творчества.
Валя Коркина была активным участником многих мероприятий, практикуемых в школе-интернате. Естественно, время от времени, по настроению души, писала стихи. Но, как и первое стихотворение, никому их не показывала.


ПОИСК СЕБЯ. ПРОБА ПЕРА

И в 1960 году Валентина Михайловна, как следует из ее же автобиографии, повторенной почти слово в слово ульяновским поэтом и краеведом Николаем Маряниным, окончила десятилетку.
Ей еще нет восемнадцати – до совершеннолетия не хватает нескольких месяцев. Но пришла пора расставаться с отрочеством, вступать во взрослую жизнь, думать о выборе профессии и о хлебе насущном.
Очень кратко, но емко о первых шагах по дороге во взрослую жизнь она скажет в стихотворении «Крылечки». Приведем всего лишь первую строфу:
Деревня. Крылечки резные…
Держись за перила, держись!..
Куда там! Прощайте, родные,
Бегу я во взрослую жизнь.

Как и многие подружки-выпускницы, Валентина Коркина решила поступить на работу на самый современный по тем временам Кузнецкий завод электроприборов, где три года работала паяльщицей.
Работа паяльщицы – совсем не «сахар». Восемь часов на одном месте при невероятном напряжении зрения и немыслимой ограниченности движений тела, отработанной до автоматизма.
Но кончалась смена, и все работницы спешили в раздевалку и душевую. Резкие струйки воды расслабляли тело, прогоняли остатки многочасовой скованности мышц. Несколько минут – и от усталости нет и следа. Впереди – переодевание и многоголосый выход с завода, знакомые улочки города, съемная квартира. А далее ничем не ограниченный досуг: хочешь – книги читай, хочешь – в кино или на танцы ступай. Ты молода, красива, задорна – и жизнь прекрасна!
Валентина Коркина и кинотеатр посещала, и на танцы ходила, и в заводской самодеятельности участвовала – дело-то юное, стремительно-захватывающее, как речной водоворот. Но и время для чтения книг находила, в том числе стихам Пушкина, Тютчева, Фета, Блока, Маяковского, Твардовского.
Впрочем, вот что она сама рассказала о рабочем периоде своей кузнецкой жизни.
«Во время работы паяльщицей, жила на квартирах у своих подруг по работе. А последний год – перед поступлением на учебу в МГУ – в доме у одной пожилой женщины, тети Нюры. В ее маленьком домике было две крошечных комнатки. Одну из них она предоставила мне…
На заводе я активно вела общественную работу: выпускала цеховую стенгазету, вела спортивно-оздоровительную гимнастику с рабочими в специально отведенные для этого перерывы…»
Все делала с радостью, с удовольствием: характер у девушки был общительный, веселый.
«Кажется, я любила всех, и все любили меня, – вспоминает Валентина Михайловна. – В цехе работали одни женщины и молодые девчата, все относились друг к другу с дружеским пониманием».
«А как проводили досуг? Что читали? – спешу я с очередными вопросами. – Писали ли стихи? Может, что-то сохранилось?.. Или хотя бы помните?..»
Понимаю, что надоедаю, но поделать с собой ничего не могу. Хочется, чтобы моя работа была не только о крупном поэте современности, стихи которого переведены на многие языки мира, но и человеке, живом, увлекательном, познавшем радости и огорчения детства и юности. Потому и пристаю с вопросами.
«После работы – занималась многими интересными делами, – отвечает Валентина Михайловна. – Несколько лет пела в русском народном хоре при городском Дворце культуры. С концертами ездили в сельские клубы и Дома культуры. Выступали в красивых длинных русских национальных платьях… Нас везде встречали по-доброму, с радостью, с теплыми улыбками. Это было очень счастливое время».

Да, шестидесятые годы, по-видимому, были самые созидательные в стране, наконец-то залечившей раны после страшной войны, строившей заводы и фабрики, новые ВУЗы и Дворцы культуры, магазины и театры, города и поселки, запускавшей космические корабли и атомные ледоходы. Впрочем, не только шло грандиозное строительство, но и много делалось для духовного развития молодежи. Издавались книги и журналы, снимались кинофильмы, открывались новые театры. Люди стали наряднее одетыми, а главное, улыбчивыми.

«В определенные  дни и часы я ходила в клуб железнодорожников в кружок гитаристов, – продолжает повествование о себе и о том времени Валентина Михайловна, – училась играть на семиструнной гитаре. Полностью игру на ней так и не освоила, – смущается трогательно, – так как вскоре уехала в Москву на учебу…
А еще были длинные счастливые вечера в городской библиотеке. Я ходила туда почти каждый свободный вечер – в читальный зал: очень нравилось быть именно там, за столом с лампой с зеленым абажуром… С запоем читала книги по астрономии, археологии, геологии.
Изредка, когда приходило особое настроение - теперь можно сказать – вдохновение, писала стихи. В основном о природе, о жизни в деревне и в городе, о чем-то еще…
К сожалению, – конфузится героиня моей будущей книги, – не помню ни одного стихотворения того периода, хотя они печатались в кузнецкой газете. Помню только, что когда я начала мечтать о поступлении на факультет журналистики МГУ, то написала и отнесла в редакцию газеты стихи, среди которых было одно с такими строчками:
Журналисты, конечно, не боги,
Но они богами делают нас…
Смешно, конечно, –смущенно улыбается Валентина Михайловна, – но тогда мне не казались смешными мои мысли и чувства. Прошли годы, но не забыла до сих пор, с каким выражением лица посмотрел тогда на меня журналист из отдела культуры газеты, прочитав это стихотворение…»
Она делает паузу, словно собираясь с мыслями и вспоминая, какие еще вопросы были поставлены мной, чтобы на них ответить также обстоятельно, как и на предыдущие. А я радуюсь, что освещена очередная страничка начала творческого пути поэтессы, о которой никем нигде и никогда не говорилось. И пока длится пауза, мое воображение дорисовывает картину, заполняет недосказанность.
Восторг от жизни молодой работницы Кузнецкого завода электроприборов был столь велик, что душа искала выход, выплеск в поэтических строчках. Первые стихи читала подругам. Им они, простые, чистые, светлые, чем-то похожие на самого сочинителя, нравились, как и редакции городской газеты. Там стихи тоже хвалили, мол, свежо, незаёмно, оригинально, с одобрением наставляли: «Пиши почаще. Неплохо было бы приносить нами заметки о рабочей жизни… о производстве… о девчатах. Если что получится, приноси. Посмотрим…»
Общение с корреспондентами газеты, все возрастающая и возрастающая тяга к творчеству привели к мысли о поступлении на факультет журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова.
«Почему именно в МГУ на факультет журналистики? Каковы побудительные мотивы?» – сначала задаюсь этими вопросами сам, а затем задаю их в той или иной форме Валентине Михайловне.
«Что побудило к поступлению в МГУ на факультет журналистики? – переспрашивает она. – Во-первых, наверное, неосознанная тяга к слову. А может быть, прислушалась к совету школьной учительницы, которая знала, что пишу стихи и маленькие «заметульки» о подругах по работе в газету, и всячески поощряла это дело; она советовала поступать учиться именно туда. Это, во-вторых. Было, конечно, и что-то другое…
Словом, решила поступать именно в МГУ, главный университет страны. И откуда только смелость взялась у деревенской девчонки, дальше Кузнецка никуда не выезжавшей? – искренне удивляется Валентина Михайловна собственной решимости.
…А ведь никто не верил, что поступлю, – продолжает вспоминать она с улыбкой события давно минувших дней. – Даже братья открыто смеялись над моей затеей. А уж о сельских подругах и знакомых и говорить нечего – посмеивались и отговаривали отказаться от «несбыточного» намерения. А я – поступила!»
Год усиленной подготовки к вступительным экзаменам – и поездка в Москву. Экзамены были успешно сданы. Началась беспокойно-радостная студенческая жизнь, когда, как поется в известной песенке: «от сессии до сессии живут студенты весело, а сессии всего два раза в год».
Сейчас в кругах интеллигентствующей молодежи (и не только молодежи) модно пинать ногами и критиковать советский период истории нашей страны. Да, в разные периоды там было всякое. Но не надо забывать, что именно советская власть дала возможность детям крестьян из, мягко говоря, небогатых семей получить прекрасное бесплатное образование.
Вот и Валентина Коркина, имея в своем багаже всего лишь крепкий родительский капитал в виде их безграничной любви, добротную школьную подготовку, вполне осознанную цель собственных устремлений к достойной жизни, сначала поступила на завод, а затем без какого-либо блата и дяди с «мохнатой лапой» в главный вуз страны. Лишь юношеская уверенность, что все пути перед ней открыты, ибо, как говорилось в песне: «Молодым везде у нас дорога…», – лишь моральная поддержка родителей да близких друзей помогали идти вперед.
Да, избранный ею путь был не прост: провинциальная девушка – и вдруг столичный престижный университет. О переживаниях и метаниях души того времени она поведает в стихотворении «Учительница», посвященном ее мудрому педагогу-наставнику:
Она писала: «Девочка моя,
В тебя я верю. Будет все отлично».
Тогда я поступала в вуз столичный,
Меняя в корне прежний курс житья.
И было трудно влиться в ритм такой:
В душе теснился страх провинциальный…

Учеба в университете, как и раньше в школе, давалась легко. Выручали прекрасная память, усердие и стремление быть в первых рядах успевающих, активная жизненная позиция. Отсюда – и уважение товарищей, и стипендия.
Впрочем, послушаем, что рассказывает сама Коркина о времени учебы в московском университете.
«Эти пять лет учебы на факультете журналистики МГУ были самыми счастливыми, самыми интересными в моей жизни! – делится она впечатлениями тех лет. – Походы в театры, музеи, на концерты знаменитых певцов, на выступления Ираклия Андроникова, Новеллы Матвеевой, многих писателей и поэтов…
Поездки в Переделкино на могилу Бориса Пастернака стали традицией, так же, как и поездки на могилу Сергея Есенина, других известных мастеров слова…»
А еще – участие в художественной самодеятельности факультета и университета. Во время учебы на первом курсе Валентина Коркина продолжила опыт сочинительства мелодий на стихи. В основном – на понравившиеся ей стихи других поэтов, как известных, так и начинающих. И часто выступала с самодеятельными песнями на различных вечерах. Аккомпанировали ей факультетские гитаристы и баянисты.
Стоит заметить, что эти выступления, эти песни имели зрительский успех, пользовались большой популярностью; их любили, их пели.
После первого курса поехала со студенческим стройотрядом философского факультета в Казахстан  как журналист, обязанный освещать работу стройотряда в прессе.
«Бойцы» стройотряда строили дома для работников совхоза, животноводческие помещения, а начинающий журналист освещал эти события в университетской и районной газетах…
Когда «трудовой семестр» закончился, все стройотряды, работавшие в Казахстане, собрали в Алма-Ате в драмтеатре. Там, как вспоминает Валентина Михайловна, состоялись подведения итогов работы и концерт художественной самодеятельности, в котором выступала и она со своими песнями.
«Так вот, – рассказывает Валентина Михайловна, – мое выступление настолько понравилось присутствующим, что после него на сцену ко мне поднялась женщина – министр культуры Казахстана (имя и фамилию, к сожалению, не помню), которая высоко отозвалась о моих песнях. Запомнилась дословно одна ее фраза: «У этой девочки – большое будущее!» По-видимому, в этих словах была доля истины, но впоследствии я не пошла по пути создания мелодий к стихам. Это занятие отошло на второй план, а на первый вышло сочинение собственных стихов. Впрочем, я тогда тоже не думала, что эта работа станет когда-нибудь для меня профессиональной. Относилась к своим стихам несерьезно: ну, писалось что-то, публиковалось в студенческих стенгазетах, а впоследствии – в молодежных газетах городов Уфы, Горького, Красноярска, где проходила летнюю газетную практику после второго, третьего и четвертого курсов».
Я надеялся, что у Валентины Михайловны сохранились какие-то газеты со стихами студенческого периода, чтобы поместить хотя бы некоторые в данную работу, или, как минимум, процитировать некоторые строки. Но, увы, из-за частых переездов с места на место, из одного города в другой газеты, ранее хранившиеся у нее, куда-то «подевались», исчезли.
Конечно, если проявить настойчивость и терпение, послать запросы в центральные областные и краевые библиотеки Уфы, Нижнего Новгорода и Красноярска, то, возможно, их там отыщут и даже снимут копии, чтобы отослать инициатору запроса, ведь, как известно, рукописи не горят. Но… на это надо много времени… Только у меня и с ним огромный дефицит. Поэтому с надеждами приходится распрощаться и пойти по более простому пути: найти в последующих изданиях хотя бы некоторые стихотворения, в сюжетах которых так или иначе отражаются посещении Уфы, Горького (теперешнего Нижнего Новгорода), Красноярска – признанного в стране центра науки и культуры. Ведь новые города и впечатления от них, естественно, «стихийно» вызывали новые поэтические строки, дышащие светом, задором, энергией созидания, любовью к Отечеству и всему мировому сообществу. А потому могли появиться не только в областных и городских молодежных газетах по месту стажировки, но и в более поздних сборниках и книгах. Да и Валентина Михайловна вспомнила, что стихотворение «Воспоминание о Башкирии» – из того периода. Я листаю имевшиеся в моем распоряжении сборники и нахожу стихотворение о посещении фабрики хохломской росписи под Горьким. Нашлось и «Воспоминание о Башкирии». Следовательно, мы можем познакомиться с произведениями студенческого периода Валентины Коркиной.
Мы в Семенове. Под Горьким.
Начинается зима.
Выплывает из-под горки
Белый лебедь – Хохлома.

Это строфа из стихотворения, написанного по впечатлениям от посещения фабрики хохломской росписи. А вот эти строки из «башкирской тетради»:
Нажимает на педали Сатига.
А в Башкирии – душистые снега:
Тихо кружится черемух белый цвет…
И стрелой летит вперед велосипед.
Речка Белая, как рыба, под мостом
Шевелит своим серебряным хвостом…

Студенческие годы – не только упорная учеба и овладение профессией, но и бескорыстная дружба, и яркая, как радуга, любовь, и участие в культурной и общественной жизни вуза, и занятие спортом, и туристические походы, и веселые КВНы, и поездки с коллективом художественной самодеятельности факультета в Мурманск и многое другое, название чему – незабываемое счастье.
Читала ли она книги сверх учебной программы? Читала. Очень много. Здесь впервые основательно познакомилась с творчеством Сергея Есенина, чьи стихи стали издаваться после долгих лет забвения. Произведения поэта так повлияли на ее эмоциональное состояние, что чтение без слез не обходилось.
Впрочем, обратимся к очередной выдержке из ее эссе «Поднимите глаза к небу…», прежде чем перейти к следующему очерку о ее творческой деятельности: «Ах, эти «обратные дороги» – от мест, где ты была когда-то счастлива, к себе, сегодняшней! Как они помогают «в минуты душевной невзгоды»! Ведь в любой момент к тебе может вернуться пережитая радость…
Москва, учёба в МГУ… Лекции по древнерусской литературе… Чтение – в первый раз! – «Слова о полку Игореве»… Восторг познания, открытия доселе неведомого тебе чуда. Но ведь это чувство никуда не делось, оно по-прежнему с тобой, в тебе! Точно так же, как и другие радостные мгновения, испытанные в жизни и до сих пор сохранённые благодарной памятью».
Полагаю, что эти чудесные строки как нельзя лучше вписываются в концовку повествования о рабочем и студенческом периодах жизни Валентины Коркиной – времени поиска себя в огромном взрослом мире и пробы пера. 


НА СТЕЗЕ ЖУРНАЛИСТА. СТЕПНОЕ

После окончания университета Валентина Коркина в 1970 году была направлена в посёлок Степное Саратовской области, где стала работать корреспондентом в газете «Заря». Точнее, завотделом писем этой районной газеты (других штатных единиц, кроме нее, в этом отделе больше не было; словом, сам себе начальник и подчиненный). Здесь же, в этом 1970 году она была принята в Союз журналистов СССР.
Через двадцать лет, в начале девяностых, когда хаос поселился не только в стране, но и в душах, и умах людей, вспоминая семидесятые, Валентина Михайловна напишет:
Окончен университет,
И ждет работа:
Редакционный кабинет,
Печаль-забота.
Не жизнь –
         сомнительная честь,
Прицельность взгляда:
Увидеть все не так, как есть,
А так, как надо.
……………………………
О том, что жизнь проходит зря,
Совсем не сетуй:
Ведь под названием «Заря» –
Твоя газета.

Поселок Степное, судя по рассказам старожилов, был образован немецкими колонистами, выходцами из Трира и Лоторингии, при Екатерине Великой в 1767 году. Долгие годы носил немецкое название Луй, потом Лук и Острогово, но с 1958 года стал именоваться как Степное. А райцентром Советского района Саратовской области стал вообще за три года до прибытия туда выпускницы МГУ Валентины Коркиной. Он значительно уступал Кузнецку по количеству жителей – всего проживало в нем 8335 человек, согласно данным переписи 1970 года. Зато в его окрестностях добывали нефть и газ, перспективы имелись хорошие. Потому и стихи такие противоречивые:
Ни цирка, ни театра…
Зеленая тоска:
Вчера, сегодня, завтра –
Одно кино в ДК.
Мы, маленький осколок
Студенческой гурьбы,
Считали тот поселок
Иронией судьбы…
 
И следом:
Степь тянется и тянется,
Не убежать от пут:
Заволжские нефтяники
Словами обожгут.
– Кому-то лучше город, –
Сурово скажут, – Что ж!
А ты познай-ка гордость
За то, что здесь живешь!

Жизнь журналиста районной газеты заведомо предполагает командировки в самые отдаленные населенные пункты. И хотя на дворе были благополучные семидесятые, но часто приходилось добираться до пункта назначения на «одиннадцатом номере», то есть на своих двоих, либо на попутном транспорте. В редакции автомашины не было. А журналиста, как волка, в любую погоду на дворе – будь то осенне-весенняя слякоть и распутица, зимние холода и метели либо летний зной и дожди – ноги кормят (афоризм, по-видимому, придуман самими журналистами). Отсюда и стихи, подобные этому:
Задание. Командировка.
Вокзальный сухой бутерброд.
Дорожная экипировка.
Портфель. Авторучка. Блокнот.
Когда понесется дорога
От города и до села,
Хочу я ни мало, ни много:
Удача бы не подвела.
А что мне для этого надо?
Пусть мне не изменит чутье,
Открытость
      и пристальность взгляда
На жизнь, на все грани ее.

Вспоминая время работы в райцентре Степное, Валентина Михайловна в одной из автобиографий напишет: «Многое находило отклик в душе, пришло, видимо, время духовной отдачи: стихи стали писаться всерьёз. Начала печататься в саратовских областных газетах «Коммунист» и «Заря молодёжи», была нередкой гостьей на радио и телевидении».
 Впрочем, поведав о начале литературной деятельности, причем успешной, проходившей параллельно с профессиональной журналистской, Валентина Михайловна тут же спешит с оговоркой: «Но тогда я совсем не думала о том, что поэтическое творчество станет для меня в будущем главным делом жизни».
Это все из ее автобиографии, сжатой до информационной строки. А вот в личной беседе Валентина Михайловна о жизни и творческой деятельности в поселке Степное поведала следующее: «Жила сначала в общежитии нефтяников, где обитали в основном выпускники вузов Баку,  Саратова и других городов – молодые специалисты-нефтяники.  Промышленная специфика района была нефтегазодобывающая, отсюда и большое количество представителей этой отрасли народного хозяйства. А через два или два с половиной года мне дали (одной!) двухкомнатную квартиру…
В это сейчас, наверное, всем трудно поверить, но было так, как было. И у меня есть «свидетель» – Сергей Цветков, который тогда тоже работал в газете «Заря». Впоследствии я переманила его с женой Светой в Курск, где он долгие годы работал в редакции газеты «Курская правда». Сейчас он на пенсии и живет по-прежнему в Курске».
Мне хочется выяснить подробности такого «чуда», ведь даже в «благополучные» семидесятые годы квартирный вопрос в стране, несмотря на предпринимаемые правительством меры, оставался самым проблематичным. Вопрос уже висит на кончике языка, но Валентина Михайловна, заулыбавшись, опережает меня.
«Я могу объяснить это чудо, – говорит она с веселой ноткой в голосе. – Во-первых, в это время в поселке жили и трудились строители из Болгарии, и дома росли, как грибы…»
Зацепившись за «строителей из Болгарии», моя память тут же напоминает мне о том, что болгары в семидесятые годы много строили и в Железногорске… Но Валентина Михайловна продолжает объяснять чудо с двухкомнатной квартирой: «Во-вторых, скажу без лишней скромности, меня в редакции ценили. Редактор Василий Трофимович был уже в предпенсионном возрасте, и, возможно, меня «метили» после его выхода на пенсию на место редактора. Основания для этого предположения у меня имелись. Дело в том, что все годы, на протяжении которых я работала в «Заре», я мечтала уехать оттуда после «обязаловки», то есть положенной государством трехлетней отработки. И этого я не скрывала ни от сотрудников редакции, ни от главного редактора. Однажды меня вызвал к себе в кабинет первый секретарь райкома партии Лапин. Зная о моих намерениях покинуть Степное, он стал уговаривать меня остаться. Даже упрекнул: мы, мол, дали вам двухкомнатную квартиру и, если хотите, то хоть сейчас дадим дачу. Намекнул на перспективу профессионально-служебного роста… Разговор был трудным, но я осталась при своем мнении».
Так складывалась жизнь Валентины Михайловны в степном саратовском крае. А о том, как обстояли дела с развитием поэтического творчества, она повторила: «В Степном я уже начала работать над стихами всерьез: слишком много жизненных впечатлений свалилось на меня после студенчества. – И добавила: – Однако пока об этом никому из коллег не говорила. Но однажды все же решилась показать подборку стихов редактору, предложив ее напечатать в «Заре».
Время шло и шло, а подборка моих стихотворений все не появлялась и не появлялась. Это, естественно, меня волновало, но я редактора ни о чем не расспрашивала…
Такая ситуация продолжалась несколько месяцев. И вдруг однажды Василий Трофимович, возбужденный и счастливый, вбегает в наш кабинет (кабинет был на двух сотрудников) и начинает «исповедоваться» передо мной: «Знаешь, Валя, мы никогда еще не публиковали стихов в нашей газете. Я в них плохо разбираюсь. И когда ты предложила свои стихи для публикации в газете, я побоялся их давать. Сначала они долго лежали у меня в столе, а потом я решился послать их поэту из Саратова Владимиру Федоровичу Бойко – завотделом культуры в областной партийной газете «Коммунист». Попросил его прочитать твои стихи и дать мне ответ: можно ли их опубликовать в нашей газете… И вот сегодня – он сунул мне под нос какое-то письмо – я получил от него отзыв: «Такие стихи можно публиковать не только в районной газете, но и в любом другом издании». 
Вот с такого курьезного факта, с трагикомичного поведения главного редактора «Зари» началось систематическое печатание стихов Валентины Коркиной в «районке». И хотя она тогда действительно не думала о себе как о поэте и о поэтической карьере, зато творила всерьез и по-взрослому. И уже в 1973 году приняла участие в третьем областном конкурсе молодых поэтов Саратовской области, где заняла первое место.
На ее стихи обратили внимание. Председатель жюри, член Союза писателей СССР Владимир Гришин в статье «Единого слова ради», опубликованной в газете «Коммунист», отмечал: «…Приятной особенностью стало то, что конкурс молодых поэтов был действительно молодым. Даже среди его лауреатов только, пожалуй, Валентина Коркина – журналистка из поселка Степное Советского района – имеет и определенный жизненный опыт, и высшее образование. И стихи ее отмечены печатью зрелого таланта…»
А саратовский критик Михаил Чернышев, опубликовавший в областной газете «Заря молодежи» статью «…Как о главном в себе» по итогам издания коллективного сборника «Начало», отметил «умение В. Коркиной увидеть новое в привычном, сделать открытие там, где, казалось бы, все открыто».
Дебют – и такие прекрасные отзывы, которые и маститым поэтам были бы приятны. Это позволило ей стать участницей VII Всесоюзного фестиваля молодых поэтов, проходившего в городе Кутаиси (Грузия) в ноябре-декабре 1973 года.
Впечатления от фестиваля позже выльются в стихи:
Прочитаю Табидзе по-русски,
Вспомню, как по-грузински звучит:
Горной речкой, бурливой и узкой,
И как вихрь в кутаисской ночи.

По ее воспоминаниям, сама, «творческие семинары вели известные московские поэты Николай Старшинов, Виктор Кочетков, Марк Соболь, Натан Злотников и другие». Стихи Валентины Коркиной оказались настолько самобытны, теплы, ярки и светлы даже в своей печали, что поэт Виктор Кочетков, давая интервью корреспонденту газеты «Молодежь Грузии», об их авторе отозвался так: «Есть художники, специализирующиеся на этюдах… Они способны в малом найти большое, в незаметном – значительное. Такой предстала в своих стихах поэтесса Валентина Коркина».
Как верно все подмечено и как верно все сказано!.. И как перекликается с тем, что раньше обнародовал Михаил Чернышев…
В итоге, её поэтическое творчество получило высокую оценку не только у Кочеткова, но и у остальных столичных «мэтров».
После участия Коркиной в фестивале подборки ее стихов были опубликованы в саратовском журнале «Волга» и коллективном сборнике «Начало» (Приволжское книжное издательство, город Саратов).
Сборника «Начало», изданного в 1974 году в Саратове, мне не удалось отыскать, но журнал «Волга» № 10 за 1974 год в Курской областной научной библиотеке имени Николая Николаевича Асеева имеется. В нем на страницах 92 и 93 хорошая подборка стихов Коркиной, среди которых «Ветеран войны», «Апрель», «И запахи талой земли…». «Разговор на улице», «В деревне» и другие. Приведу только одно стихотворение «Апрель», чтобы читатель смог почувствовать аромат поэтической весны Валентины Михайловны и переполнявшую ее радость ощущений:
Наступала полоса
Беспредельного везенья.
Ночью снились мне леса
В сладкой власти пробужденья.
Надо мною день висел
Виноградиной прозрачной.
Ветер весело свистел,
Наколдовывал удачу.
Что бы в руки ни брала –
Все на свете удавалось,
И такая жизнь была,
Словно только начиналась!

Позже многие стихи, опубликованные в журнале «Волга» и сборнике «Начало», войдут в первую книгу поэтессы, и с ними можно познакомиться более обстоятельно.
И еще об одном интересном эпизоде, относящемся к творческой деятельности Валентины Коркиной во время работы VII Всесоюзного фестиваля молодых поэтов в Грузии, поведала мне она. Случилось так, что один местный поэт-грузин попросил ее сделать перевод его стихотворения на русский язык по подготовленному им же подстрочнику. Валентина просьбу коллеги уважила и перевела его стихотворение. Причем сделала это так блестяще, что грузину очень понравилось. А она перевела да и забыла. И каково было ее удивление, когда в одном из номеров журнала «Студенческий меридиан» за 1974 год увидела свой перевод стихотворения под фамилией поэта из солнечной Грузии.

Да, первая половина семидесятых годов была знаковой в жизни Валентины Михайловны как в профессиональном плане становления журналистом, так и в развитии поэтического творчества. Но в эти годы были не только радости, были и горести: в 1972 году не стало отца, Михаила Михайловича, а в 1973 – мамы, Ольги Семеновны.
Валентина Михайловна очень любила своих родителей, поэтому немало стихотворений посвятила им. Одним из первых, как мне видится, было стихотворение «Последний улов». Оно – об отце, о его последнем улове и последнем дне жизни. Данное стихотворение – плач памяти.
…Я радость вовсю выражала:
– В ведре карасей – до краев!
…И к вечеру только узнала, –
Когда вся родня прибежала,
Заплакала, запричитала, –
Как страшен последний улов…

Должен заметить, это стихотворение позже будет напечатано и в курских газетах и в первых поэтических книгах поэтессы. При желании, с ним можно ознакомиться в полном объеме…


ЗДРАВСТВУЙ, КУРСК ЛИТЕРАТУРНЫЙ!

В феврале 1975 года  Валентина Михайловна переехала жить в город Курск, стала работать в областной газете «Курская правда» – печатном органе Курского обкома КПСС. Этот переезд вскоре найдет поэтический отклик:
Пять утра. Аэропорт.
Затаенная окрестность.
Хорошо, что дернул черт
К перелету в неизвестность.
Город дышит вдалеке –
Совершенно не знакомый.
Чемодан в моей руке –
Знак покинутого дома…

А в личной беседе она поведает следующее: «Работала в районной газете «Заря» до февраля 1975 года, пока мне все-таки с большими трудностями не удалось уехать в Курск. В Курск я прилетела 23 февраля, в воскресенье, в праздник, к университетской подруге Валентине Волковой, давно хлопотавшей о моем переезде, а 24 февраля, в понедельник, я уже вышла на работу в редакцию газеты «Курская правда». Валентина заранее рекомендовала меня руководству редакции, вот меня и приняли без лишней волокиты. Правда, с месячным испытательным сроком».
Редакция газеты находилась в недавно построенном четырехэтажном здании, входящем в целый комплекс служебных, технических и производственных помещений областной типографии. Кабинеты были светлые, просторные, на одного человека. На первом этаже находились столовая и медпункт, на втором – кабинеты работников и служащих типографии. Третий этаж и половина четвертого – «Курская правда», а вторую половину четвертого этажа – редакция газеты «Молодая гвардия».
Журналисты – народ общительный, поэтому вхождение в коллектив прошло быстро и безболезненно. Незаметно пролетел и испытательный срок, после которого Валентина Коркина стала равноправным сотрудником редакции со всеми правами и обязанностями.
Пройдет некоторое время, и из-под ее пера появится первые стихотворные строки о Курске. Впрочем, не только о Курске, но и о себе в нем. Сначала оно будет без названия, под тремя звездочками, но позже обреет и название – «Просветленность».
Шпалы трамвайной линии,
Травы, деревья, кусты
В первом октябрьском инее
Так безоглядно чисты!
Есть в этом времени года
Неразличимость межи
Меж состояньем природы
И состояньем души.
Та же в душе
            просветленность,
Той же отваги черты,
Та же упрямая склонность –
Жизнь продолжать с чистоты.
 
Курск…
Что она знала об этом городе? По-видимому, немного… Пожалуй, что это – древний город, жители которого были воспеты еще в «Слове о полку Игореве»,  и областной центр… Еще, естественно, про знаменитую Курскую битву или Курскую дугу времен Великой Отечественной войны, после которой произошел ее коренной перелом, и советские войска уже безостановочно гнали фашистских захватчиков к их логову – в Германию и Берлин. Была на слуху и фраза по Курскую магнитную аномалию – КМА…
Повидав Москву, Саратов, Мурманск, Красноярск и прочие города Советского Союза, она могла сравнить Курск с ними, и в этом заочном сравнении он, надо полагать, проигрывал и территорией, и количеством населения, и чем-то другим. Но при этом обладал какой-то скрытой энергетикой, которая привязывала к нему, заставляла чувствовать себя настоящей курянкой. Возможно, поэтому среди прочих тем ее поэтической деятельности появится и тема города Курска и курян, такая же светлая и добрая, как все ее творчество, как она сама. Ярким примером тому является стихотворение «Курские холмы»:
Качнулись и запели:
То вновь подъём, то спуск –
Люблю твои качели,
Весёлый город Курск!
Ах, выдохи да вдохи
Межхолмий да холмов –
Поют века, эпохи
На тысячи ладов.
В сраженьях закалённый,
Врагов бросавший в дрожь,
Свободой окрылённый,
Ты, город мой, живёшь!
Люблю твои качели
За вольный их размах,
За птичью лёгкость в теле,
За песню на губах!
… Качнулись и запели: 
То вновь подъём, то спуск…
Качай свои качели,
Любимый город Курск!

Потихоньку стала привыкать к городу и его жителям. А когда стала интересоваться его историей, то появились стихи и о знаменитых на весь мир курянах, например, о преподобном Серафиме Саровском.
Познать бы что-нибудь похожее:
Пока он жил,
Двенадцать раз
Ему являлась Матерь Божия
И не сводила с него глаз.
Увы! Калики перехожие,
Мы ищем хлеба и тепла, –
Изведать что-нибудь похожее
Нам Матерь Божья не дала.

Познакомилась не только с журналистами обеих редакций, но и литераторами, «кучковавшимися» вокруг «Молодой гвардии», и с писателями, дружившими как с «молодежкой», так и с «Курской правдой». Если «Молодая гвардия» довольно часто выпускала приложение «Зарницы», то «Курская правда» вела «Литературную страницу». И на страницах «Зарниц», и на газетной полосе «КП» публиковались произведения как начинающих литераторов, так и маститых курских писателей.
Когда в 1975 году Валентина Коркина приехала в «столицу соловьиного края», здесь уже более пятнадцати лет существовала писательская организация, возникшая в 1958 году по инициативе журналиста и писателя-публициста Валентина Овечкина (1904-1968). И в данный период руководил организацией Виктор Макарович Малыгин, прозаик, автор книг о Дальнем востоке, целинных землях и целинниках – людях труда.
На устах журналистской братии были имена прозаиков Евгения Носова, Михаила Обухова, Александра Харитановского, Исаака Баскевича, а также ведущих поэтов края Николая Корнеева и Егора Полянского. Кстати, имя Евгения Ивановича Носова было известно далеко за пределами курского края. О нем и о поэте Николае Корнееве Валентина Михайловна слышала добрые слова, еще работая в райцентре Степное. Теперь же довелось познакомиться с ними и другими «именитыми» писателями, которые были частыми гостями редакции.
Познакомилась и с литераторами Владимиром Детковым, работавшим в редакции «Молодой гвардии», Юрием Першиным, Михаилом Еськовым, состоявшими в «ближайшем окружении» Евгения Носова и под его опекой, многими другими любителями русской словесности.
Когда осенью этого же года в Курске состоялся традиционный областной семинар молодых литераторов, проводимый под эгидой Курского обкома ВЛКСМ и писательской организации, Валентина Михайловна решила принять в нем участие. И не зря решила: её поэтическое творчество руководителями семинара Николаем Корнеевым, Михаилом Обуховым, Александром Харитановским, Егором Полянским  и другими было названо «открытием» семинара. И это не просто слова. 17 января 1976 года в «Курской правде» была напечатана статья Николая Корнеева и Михаила Обухова «Серьезный разговор», в которой подводились итоги семинара с кратким обзором произведений авторов. Если среди прозаиков чаще других назывались имена Михаила Еськова и Владимира Деткова, то среди поэтов первой была названа Валентина Коркина.
«В поэтической секции особый интерес вызвали стихи Валентины Коркиной, впервые обсуждавшиеся на семинаре, – сообщают авторы статьи. – Постоянное общение с людьми разных профессий и судеб, сопричастность к их радостям и неудачам обогатили ее жизненным опытом, необходимым молодым поэтам. Коркиной незачем выдумывать для стихов «эффектные» ситуации и за неимением серьезного повода изощряться в описании пустяков. У нее есть, что сказать читателям. Этот драгоценный запас, судя по первому знакомству, немал и продолжает пополняться. Не менее важно, разумеется, и то, что Коркина уже знает, как сказать о том, что ее волнует, умеет найти форму, соответствующую содержанию. Тональность ее лирики светла, оптимистична, без наигрыша. Но это не значит, что поэтесса старается обойти трудное, подчас трагическое. В лучших ее стихотворениях жизнь предстает во всей полноте. Мнение участников обсуждения было единодушным: первую книгу одаренного автора следует рекомендовать издательству».
Вот так, буквально с первого знакомства, курскими писателями была дана «путевка» Валентине Михайловне в литературную жизнь. Честно скажу, не многим так везло. Это был редчайший случай, чтобы с первого раза – и сразу в «дамки». Но и произведения ведь того стоили!
(Добрые слова в статье были сказаны и в адрес таких начинающих поэтов, как Александр Судженко, Юрий Бугров и Леонид Звягинцев, принимавших участие в семинаре уже не первый год).
Кроме статьи Н. Корнеева и М. Обухова, в этом выпуске «Курской правды» на ее «Литературной странице» давалась подборка стихов Валентины Коркиной, Василия Алехина, Юрия Першина, Александра Судженко, Юрия Бугрова, а также прозаические произведения Михаила Еськова и Владимира Деткова.
Из стихов Коркиной были представлены «В степной небосвод по-над Волгой…», «Слава богу, деньги кончились…», «Нажимает на педали Сатига…» и другие. Предлагаю одну строфу из стихотворения «В степной небосвод…», из которого видно не только поэтическое мастерство автора, но и его отношение к происходящему:
В степной небосвод по-над Волгой
Врастаю своей головой.
Гуляют воздушные волны
Меж мной и далекой Москвой.

Но еще до этого, 1 января, «Молодая гвардия» в своих литературных «Зарницах» публикует произведения курских авторов – прозу В. Воробьева, В. Деткова, В. Павленко, В. Анпилова, стихи А. Шитикова, Н. Шумакова, В. Фатеева, Ю. Першина, Е. Полянского, И. Зиборова, В. Алехина и других. Представлена здесь и Валентина Коркина стихотворениями «О высоком высоко и говорится…» и «Шел дождь тяжелый и прямой».
О высоком высоко и говорится,
Ну а если за душой – ни чувств, ни дел,
Не взлетят слова свободно, словно птицы,
Как бы ты того не захотел.
 
И с 1976 года, после одобрения, полученного на семинаре, публикации ее стихов пошли не только на страницы местной периодики – в «Курскую правду» и «Молодую гвардию», но и в издания союзного значения. Прекрасными свободными, вольными птицами впорхнули они во Всесоюзный альманах «Поэзия» (стихотворение «Ты верь»), нашли достойное место на страницах газеты «Литературная Россия» и журнала «Наш современник», издававшихся тиражами в несколько сотен тысяч экземпляров. А это не только престижные, известные во всем мире издания, но и популяризация творчества автора.
С января 1976 по январь 1977 года только «Молодая гвардия» семь раз обращалась к творчеству Коркиной. Чаще всего это происходило во время выпусков «Зарниц» – своеобразного литературного приложения как в рамках самой газеты, так и в виде отдельных брошюр. Так, 24 февраля публикуются стихи «Родина» и «Пашня чернее смородины…», 1 мая – «Вот парк…» и другие. 14 августа печатается целая подборка: «Встреча», «Мы в Семенове…», «Светились огни листопада…», «Три окна на улицу…» и другие. 9 октября газета радует читателя стихотворениями «На даче» и «Пять утра…». 4 декабря публикует «Балладу о времени», а 6 декабря – «Всё это было – счастье…», «Я прозаично мыла пол…» и другие. Словом, за несколько выпусков целый каскад стихотворений, поэтический фейерверк!
Особенностью публикаций «Молодой гвардии» является то, что читателю преподносился весь спектр курских авторов: от уже известных читателю Николая Корнеева, Евгения Носова, Егора Полянского, Федора Голубева, Михаила Обухова до крепкой обоймы молодых литераторов – Юрия Першина, Михаила Еськова, Алексея Шитикова, Александра Судженко, Василия Алехина, Владимира Деткова, Ивана Зиборова, Юрия Бугрова, Александра Балашова, Николая Шадрина, Николая Шумакова и десятка других.
За перечнем имен авторов не только их яркие произведения, но и жизнь курской писательской организации, и процесс развития ее истории.
Кроме стихотворений, 27 ноября 1976 года в «Зарницах» «Молодой гвардии» Валентина Михайловна» дает большую обзорную статью «Удивляться и удивлять», где подробно разбирает стихи авторов, приславших их в редакцию. Добросовестно проанализировав произведения каждого участника, отметив как положительные стороны, так и недостатки, она резюмирует: «Думается, настоящая поэзия начинается с удивления. Но мало только самому удивиться какому-либо предмету или явлению. Важно написать об этом предмете или явлении так, чтобы удивился и читатель».
От «молодежки» не отстает и солидная «Курская правда». Четыре выпуска (вместе с уже названной январской публикацией) она в 1976 году посвящает творчеству Коркиной. 15 августа знакомит читателей с «Былинной стороной», 14 ноября – с «Красными конями», 12 декабря – с «Ветераном войны» и «В деревне».
Предлагаю ознакомиться со стихотворением «Былинная сторона», так как оно редко в каких изданиях позже публиковалось.
Как далеко все видно!
Стою – не шелохнусь
У крепости старинной,
Где начиналась Русь.
Надежная оправа –
Извилина реки.
Столетние дубравы,
Густые ивняки.
И нет конца и края
Былинной стороне.
И четко проступают
На сумрачной стене
Легендами воспеты,
В кольчугах боевых
Родные силуэты
Прапрадедов моих.
Ожившие – не тени,
Окрепшие в труде
По каменным ступеням
Спускаются к воде…
Восходит солнце справа,
Уходят вдаль поля,
И зеленеют травы,
И вертится земля.
 
Даже по одним лишь названиям стихотворений или по их первым строкам можно составить представления о тематической направленности поэтических произведений Валентины Михайловны. Это большая и малая Родина, это природа во всем ее разнообразии, это патриотизм и обращение к истории государства, это проекция времени и работы на собственную судьбу, это, наконец, ощущение счастья бытия. Но суть в том, как, какими словами, какими светящимися образами она об этом говорит, какую философию вкладывает в смысл сказанного или несказанного, но подразумеваемого. И эта суть у нее выражена блестяще.
Все стихи Валентины Михайловны столь ярки и емки по содержанию, что хочется процитировать каждое. Однако остановимся на первой строфе стихотворения «Родина», как одного из самых знаковых.
…Родина. Свет за околицей,
Как дорогая весть:
Вечно не обездолится
Сердце, пока ты есть!

В 1976 году произошли изменения в руководстве Курской писательской организации и в редакции «Молодой гвардии». Виктора Макаровича Малыгина сменил писатель-фронтовик Петр Георгиевич Сальников, приехавший в Курск из Тулы, а главным редактором «Молодежки» стал Николай Иванович Гребнев. Гребнев продолжил традицию газеты по кураторству молодых литераторов. И литературные «Зарницы» продолжали выходить по нескольку раз в год. Да и в обыкновенных выпусках газеты довольно часто появлялись как отдельные стихотворения, так и небольшие подборки стихов таких литераторов, как Юрий Першин, Иван Зиборов (из Золотухино), Василий Алехин (из Рыльска), Владимир Латышев (из Фатежа), Владимир Конорев (из Щигров) и многих других. Часто печатались прозаические произведения Михаила Еськова и миниатюры Владимира Деткова.

1977 год в поэтическом творчестве Валентины Михайловны ознаменовался тем, что только в «Зарницах» «Молодой гвардии» было пять публикации ее стихов и стихотворных подборок. Так, 1 января опубликованы стихотворения «Прочитаю Табидзе по-русски…», «Земля дождя не принимает…», «Ночь» и «Запахи талой земли…». Кстати, в этом номере были произведения ее новых курских друзей-литераторов Василия Алехина, Льва Боченкова, Владимира Деткова, Ивана Зиборова, Юрия Першина и Алексея Шитикова.
И запахи талой земли,
И звуки ожившей природы
На мир и на душу легли
Легчайшим избытком свободы.

26 марта очередной выход «Зарниц», и в них стихи Шитикова, Наливайко и Коркиной. Валентина Михайловна представлена стихотворением «Я умею быть счастливой…».
15 сентября на страницах «Молодой гвардии» миниатюры Деткова, стихи Шитикова, Зиборова и Коркиной. Поэтесса в этот раз опубликовала одно стихотворение – «Последний улов». О нем мы говорили выше.
3 ноября Валентина Михайловна публикует два стихотворения: «В ту зиму…» и «Сама дорогу выбирала…».
Сама дорогу выбирала –
Шла на призывную трубу,
Работу выбрала по нраву,
И в целом – личную судьбу.

Стихи Валентины Михайловны тронули не только курских литераторов, не только поэтов Николая Корнеева и Егора Полянского, но и ведущего прозаика края Евгения Ивановича Носова. Причем так тронули, что он помогает поэтессе отправить в Москву, в редакцию «Литературной России» добротную подборку ее стихов, сопроводив ее небольшой статьей и фотоснимком автора. Такая честь Мастером редко кому оказывалась, разве что Михаилу Еськову да Ивану Зиборову, входившим в ближайший круг Мастера и в шутку называемых Виктором Астафьевым «шлемоносовцами». А ведь Валентина Коркина, по ее собственному признанию, стеснялась лишний раз заговорить с ним, признавая его талант и авторитет писателя.
В небольшой статье после краткой информации о биографии протеже он пишет: «…Стихи пробовала писать еще до университетской скамьи. Стало быть, даже не в словесной образованности дело, а в чем-то еще ином. В отзывчивости души на все окружающее что ли? И впрямь, в поэзии Валентины Коркиной, в каждом ее стихотворении теплится и тихо, ненавязчиво присутствует чуткая и отзывчивая доброта. А еще – чистота чувств и застенчивая нежность».
И 10 июня 1977 года «Литературная Россия» вышла со статьей Е.И. Носова и с подборкой стихов Коркиной, среди которых были «В степной небосвод по-над Волгой…», «Как легко и разбуженно…», «Слава богу, деньги кончились…» и «Я прозаично мыла пол…».
Слава богу,
              деньги кончились.
Голова ясным ясна.
Сразу всем торговым точкам
Объявлена война.
До чего же сердце радо!
Вот возьму да и пойму:
Ничего-то мне не надо,
Все-то есть в моем дому.
От дождя и снега – крыша,
От невзгод – моя тетрадь…
Захотела – звезды вышла
По дороге собирать.
А вернусь – за стол усядусь,
Напишу письмо друзьям:
«Я сегодня жизни радуюсь
И того желаю вам…»

Это стихотворение, на мой взгляд, как нельзя лучше «оправдывает» слова Мастера о «чистоте чувств и застенчивой нежности» в поэзии Валентины Михайловны.
Кстати, Евгений Иванович тогда же рассказал Валентине Коркиной, что эта подборка ее стихов была полностью включена известной московской поэтессой Риммой Казаковой в сборник «Молодые поэты СССР», подготовленный ею для издания в ГДР, но сама поэтесса, к сожалению, этого сборника не видела и в личной библиотеке не имеет. Нет этого сборника и в Курской областной научной библиотеке имени Н.Н. Асеева.

…Став у руля Курской писательской организации, Петр Георгиевич Сальников при поддержке Евгения Ивановича Носова, Николая Юрьевича Корнеева и других представителей писательского сообщества начал активно продвигать талантливых курских литераторов в Союз писателей России. А для этого им надо было не только публиковаться в журналах, литературных альманахах и коллективных сборниках, но и издавать авторские книги.
После того, как в 1965 году Курское книжное издательство было ликвидировано, приходилось «кланяться» Центрально-Черноземному книжному издательству в Воронеже, «обслуживающему» писателей и литераторов пяти областей – Белгородской, Воронежской, Курской, Липецкой и Тамбовской. Очередь была огромная. И не так-то просто было вклиниться в нее чужакам-курянам, когда сами воронежцы тоже ждали своих публикаций годами…
Но труды Петра Георгиевича Сальникова не пропали даром: выход книг курских литераторов стал более частым. И в Союз писателей СССР в период с 1978 по 1980 год были приняты Юрий Першин, Владимир Детков, Михаил Еськов, Василий Алехин и Лев Конорев, начинавший литературную деятельность в Курске, но затем переехавший в Белгород. Наконец-то, после длительного «ледникового» периода в жизни Курской писательской организации, когда местных литераторов в Союз писателей не принимали, наступила «оттепель» и «лед тронулся…»


ПЕРВЫЕ КНИГИ

1978 год в творческой жизни Валентины Коркиной ознаменовался публикациями стихов в «Курской правде» под рубрикой «Из лирической тетради» (8 января, 22 января, 4 марта, 5 марта, 25 июня), стихотворения «Хатынь» в «Молодой гвардии» 30 сентября и двухстраничной подборкой в десятом номере журнала «Наш современник». В нем были напечатаны стихотворения «Воспоминания о Башкирии», «Сама дорогу выбирала», «Шпалы трамвайной линии…» и «Хатынь».
Публикации в газете «Литературная России» и журнале «Наш современник» – это не только популяризация имени автора, так как читательская аудитория этих изданий – сотни тысяч человек, но и признание автора «своим среди своих» в профессиональной писательской среде. И Валентина Коркина, еще не став членом Союза писателей СССР, этого признания практически добилась.
Но самое главное событие 1978 года в ее творческой судьбе – первая книга. Да, в этом году подошла очередь и поэтическому сборнику Валентны Коркиной, активно участвовавшей в литературных семинарах и печатавшей свои произведения не только в газетах, но и столичных журналах. И вот  в Воронеже в Центрально-Черноземном книжном издательстве, в серии «Библиотечка молодой поэзии» вышла ее первая книга стихов «Спасибо, день…»
Осуществились не только мечта автора, но и рекомендации руководителей областных семинаров молодых литераторов и Курской писательской организации, направившей в издательство добротную подборку ее стихов.
Первое «дитя» курской поэтессы было небольшим – 48 страниц в мягкой голубенькой обложке. Невелик был и тираж – 2000 экземпляров. Но сердце переполняла радость – все-таки первая авторская книга. Не альманах, не журнал, не коллективный сборник, а именно книга!
Помимо стихов, а их – 36, в книге были фотопортрет автора и небольшая биографическая справка.
Открывало книгу стихотворение без названия, в котором автор как бы исповедовался перед своим читателем и тем самым задавал тематическую тональность всему сборнику.
Как я живу? Рюкзак да чемодан,
Хоть груз ношу намного тяжелее…
Не отвечала ложью на обман,
Встречала зло –
                не становилась злее.
Меня легко, наверно, провести –
Я доверяю людям без оглядки.
И что с того, что часто на пути
Душа рвалась? Я ставила заплатки.
Я с веры начинаю новый день,
С надежды,
        что добро восторжествует.
Пусть копят зло, кому это не лень,
А я его сметаю подчистую!

В этом стихотворении еще три строфы, но думаю, что и из того, что процитировано, вполне возможно увидеть жизненную позицию автора. Поэтесса, как и в отрочестве, как и в студенческой юности, смотрит на мир широко распахнутыми лучащимися добрым светом глазами, как в детстве и юности, – открытой нараспашку душой романтика. По-прежнему безоглядно и безоговорочно верит в людей и в их порядочность, хотя, надо полагать, уже не раз обжигалась об их холодность, бездушие, хамство и меркантильность. Но…
…Опять наступит воскресенье.
Чужое дивное дитя,
Глазами добрыми блестя,
Меня обнимет за колени…

Присутствие автора, его живое участие в сюжетной канве стихотворений только усиливает эмоциональную составляющую произведений на любые темы. Например, о малой родине:
Пашня чернее смородины.
Пора журавлиный стай.
Маленькая моя родина,
Здравствуй и привечай!
Ходят по лугу кони
Легкие, как облака.
Всех твоих жителей помню…

Довольно часто стихотворения Валентины Михайловны, несмотря на тематический посыл, проникнуты лучезарным светом любви и нежности. Вот и в этом через пару строф свет нежности выплескивается из общей концепции и начинает жить своей жизнью:
Солнечное ты пятнышко
В ладонях родной страны! –
Вот она – дышит рядышком –
И в землях иных видны
И цвет ее кумачовый,
И тихий березовый свет…

Тихий, несказанный свет добра и оптимизма изливается из стихотворений «В степной небосвод по-над Волгой…», «В деревне», «И запахи талой земли…», «Ночь», «Светились огни листопада» и других.
В книге наряду со стихотворениями разной тематики, поднимается также и «женская» тема. Особенно явственно это видно по стихотворению «Я – женщина…».
Я – женщина, я так слаба!
Побудь, пожалуйста, со мною,
Откинь мне волосы со лба
И назови своей женою.
Я – женщина, я так сильна,
Что, холодея от мороза,
Когда уйдешь ты от меня,
Я буду петь, глотая слезы.

Но и в стихотворениях «Учительница», «Встреча», «В деревне», «Пусть руки, радости, печали…», «Вот парк. И в аллее скамья…» и некоторых других тема любви присутствует зримо и основательно. И тут ничего удивительного нет. Автор – женщина, и ее волнует не только своя собственная  женская судьба, но и судьбы женщин ее поколения, овладевших уже всеми сферами человеческой деятельности и активно участвовавших в общественной жизни страны.

Несколько иного плана, на мой взгляд, в книге стихи «Хатынь», «Ветеран войны», «Устанешь вдруг…» и «Спасибо, день…». Здесь не только добротная лирика, исповедальность автора, неожиданные поэтические образы, но и глубокая философия, и… предвидение нашего будущего. Например, в стихотворении «Хатынь» она еще в «добропорядочные» семидесятые обнаружила готовность немецких фрау, якобы покаявшихся за грехи их нацистского прошлого, тут же все забыть, да и других призвать к беспамятству, что весьма характерно во всем западном мире в наши дни.
…Рядом девушка.
– Откуда?
Слышу:
– Западный Берлин.
Говорит:
– Мне что-то худо.
Говорит:
– Душа болит.
А лицо – белее мела.
Вспухли жилки на висках.
И на землю вдруг осела
На подогнутых ногах.
Помогла я встать ей. Встала
И руками развела:
– Это просто я устала –
Довели колокола…
Как вы, русские жестоки! –
Ведь война давно прошла,
А у вас – подумать только! –
Все звонят колокола.
 
Стихотворение «Устанешь вдруг…», на мой взгляд, наиболее яркое по своему философскому наполнению нашей повседневной действительности. Оно о том, что не стоит поддаваться унынию да печалям, а верить в лучшее. Просто надо верить в себя и других людей – и все дурное пройдет, как дурной сон. Верить, что есть высшие силы – их можно назвать законами природы, вселенским разумом, Богом, в конце концов, – это не имеет значения, – но они придут на помощь и все расставят по своим местам. Надо только верить! Верить во что бы то ни стало!.. Отсюда – и золотой рефрен двух строк каждой строфы, и никакой мистики.
Устанешь вдруг. Сомнут заботы.
Ко лбу потянется рука…
Ты верь: идёт на помощь кто-то,
Ещё не видимый пока.

Уйдёт любовь. Ты рухнешь с лёта.
Забьётся жилка у виска…
Ты верь: спешит навстречу кто-то,
Ещё не узнанный пока.

Ославят. Просто так. С зевотой.
По праву злого языка…
Ты верь: «Держись!», -
                попросит кто-то,
Ещё не слышимый пока.

Обманет друг. За поворотом
Растает тень его, легка…
Ты верь: протянет руку кто-то,
Не осязаемый пока.

Что б ни  случилось – есть ворота.
За ними – небо, лес, река…
И есть – ты верь! – на свете кто-то,
Кто для тебя – никто пока.

У каждого автора – прозаика ли, поэта ли – есть такое знаковое произведение, по которому его узнают с первой строчки. Нет, оно не талисман, скорее всего паспорт автора, аттестат его зрелости, визитная карточка. У Валентины Коркиной таким произведением на все времена является «Устанешь вдруг…», позднее обретшее название «Ты верь!» или просто «Верь!». Это стихотворение можно назвать стержнем всего ее творчества.
Что же касается стихотворения «Спасибо, день…», давшего заглавие книге, то оно не только раскрывает образ своего создателя и в определенной мере перекликается с предыдущим мыслями о необходимости верить в лучшее, но и является символичным и знаковым:
Спасибо, день, за то, что ты,
Прошел вот так, а не иначе.
Я шла дорогой доброты
И твердо верила в удачу.

Идти по жизни «дорогой доброты» и твердо верить в удачу – было и есть по сей день жизненным кредо Валентины Михайловны Коркиной, человека чистого, светлого, восторженного, романтически настроенного на наше земное бытие. Человека, не растерявшего, не расплескавшего этих добрых качеств на крутых поворотах и изломах не только собственной жизни, но и жизни всего российского общества.
 
Появление первой книги Валентины Михайловны вызвало неподдельный интерес не только у курских писателей и литераторов, к этому времени хорошо знакомых с ее поэтическим творчеством, но и у коллег журналистов, и у читателей. Уже 15 октября 1978 года в «Курской правде» публикуется статья Л. Гордеевой «Зрелое начало» с отзывом на книгу «Спасибо, день…».
Порассуждав о том, что некоторые молодые авторы «спешат» довести до читателя свои первые литературные опыты и, естественно, грешат незрелостью, она о книге Коркиной «Спасибо, день…» говорит как о «духовно зрелой». И отмечает, что «адрес ее поэзии – конкретен. Это – сегодняшний день, живой, изменчивый, с его едва уловимыми чертами и качествами». И как резюме – «поэтическое «начало» Валентины Коркиной состоялось».
Не остался в стороне и критик Исаак Зельманович Баскевич – добрый ангел курских литераторов, находящий для них и «отеческие» советы, и напутствия, и слова поддержки. 7 ноября 1978 года в «Молодой гвардии» он печатает статью-отзыв «С требовательной добротой», начинающуюся фразой: «От стихотворений Валентины Коркиной веет теплым чувством человеческой доброты, которое так сродни нашему мироощущению и так нужно людям».
Цитируя строки стихотворений, он приходит к выводу, что «Коркина требует  одного: «жизнь продолжать с чистоты». Лишь на сердечную доброту, искреннюю доброжелательность и человеческое участие люди ответят доверием, верой, дружбой и настоящей любовью».
Суть поэтического творчества схвачена верно. Ибо эти самые светлые чувства всегда доминируют в лирике Валентины Михайловны.
У Владимира Деткова есть миниатюра «Истина», написанная им в 2004 году, в которой говорится о том, что «однажды человек спросил у Бога: какие мысли, слова и чувства во мне Твои? На что Господь ответил: «Моими являются твои самые высшие мысли, Твои самые ясные Слова, твои самые Великие чувства. Все что меньше этого – из другого источника. …Высшая Мысль – та, которая содержит радость! …Самые Ясные Слова – те, что наполнены правдой, истинностью твоих ощущений…  Самые Великие Чувства – те, которые ты называешь Любовью!» Гениальная миниатюра. Но все постулаты этой гениальной миниатюры еще раньше стали присутствовать в поэзии Коркиной, где и ясные слова, и буйство светлой, солнечной радости, и высокие мысли, и бесконечная любовь. Быть может, стихи Коркиной и натолкнули прозаика Деткова на мысль о создании миниатюры?.. Не знаю… Но версия вполне допустима.
   
…После выхода первой книги прошло четыре года. Валентина Михайловна не только продолжала трудиться в редакции «Курской правды», публикуя статьи и очерки на «горячие» темы современности, но и писала стихи. А 3 февраля 1979 года в «Ленинской правде» – главном печатном органе Сумского обкома партии – опубликовалась в большой подборке произведений курских авторов (Е. Носов, Н. Корнеев, Ю. Першин). Среди ее произведений было и стихотворение «Хатынь», естественно, на украинской мове.
   
В 1982 году «Курская правда» 27 июля и 5 ноября представляет читателям новые произведения Коркиной, в том числе стихотворение «Чего я хочу…». В следующем 1983 году, 17 февраля и 29 мая, в этой же газете опубликованы подборки новых стихотворений.
И в том же 1983 году вновь в Воронеже в Центрально-Черноземном книжном издательстве выходит вторая книга стихов «Всему живому в лад». Она в мягкой обложке, на которой доминирует красный цвет. Ее объем – 56 страниц, тираж – 5000 экземпляров. Стихотворения, а их в книге около семидесяти, предваряют фото автора и небольшая биографическая справка.
Основа стихотворений книги – размышления о жизни, о духовности и нравственности, о природе, о детстве, о труде и о многом другом. Об этом можно судить даже по названиям стихотворений: «Сама дорогу выбирала…», «Притяжение», «Осень», «Предзимье», «Голос», «В четырнадцать лет», «Баллада о товарищах», «Песенка о середине дня», «Чужая женщина», «Любовь моя…», «Ах, детская эта повадка…», «Всему живому в лад…».
И за какую бы тему ни бралась Коркина, она видит ее по-своему, по-своему ей удивляется и по-своему, незаемно, без налета подражания кому-либо передает это удивление и восхищение читателю, заставляя того удивляться и восхищаться ответно. А еще из всех ее произведений струится чистый нежный свет любви ко всему земному, ко всему окружающему, ко всем людям, какими бы они ни были. Лучезарие – вот главный окрас ее стихов. В этом-то, на мой взгляд, и заключается вся соль ее творчества…
Открывает книгу стихотворение «Сама дорогу выбирала», завершает – «Всему живому в лад». Эти стихотворения – знаковые, программные. В них, как в зеркале, отражается суть данной книги и суть поэтического творчества автора на данном этапе.
Да, в новой книге часть стихотворений уже была опубликована в «первенце» – такова традиция издательской деятельности того времени. В некоторой мере это даже забота о начинающих авторах, поэтический или прозаический багаж, который пока не столь велик. К тому же повторение – мать учения…
У Валентины Коркиной поэтический багаж уже был солидный – новых произведений хватило бы на сборник. Но она придерживается традиции и треть стихов из первой книги публикует во второй. Однако при этом в книге много новых стихов, даже не прошедших «обкатку» в газетах. И в этом прелесть книги.
Лежу в траве. Бросают птицы
На книгу промельки-кресты.
Шуршит последняя страница
Чужой «Четвертой высоты».

Так как с некоторыми произведениями из второй книги, ранее печатавшимися в курских газетах мы уже ознакомились, то повторяться не станем. Однако стихотворение «Всему живому в лад», давшее заглавие книге, приведем полностью.
Вот это дождь – как из ведра!
Нет, как из бочки!..
И напружинила ветла
Литые почки.
Прет по-младенчески трава
Из чрева почвы,
И жухлый лист на стенке рва
Как не был – в клочья!
И все, чем полнится мой взгляд,
Забыть едва ли.
Звучит всему живому в лад
Душа живая.
Диктуют мне учителя –
Мой слух и зренье,
Что содержанье бытия –
Преодоленье:
Преодоленье немоты,
Оцепененья,
Глухой и мертвой пустоты,
Мук возрожденья.

В данном стихотворении не только блистательное мастерство стихосложения, но и прекрасная фонетическая гамма, когда сочетание шипящих «ж», «ч» с раскатистым «р», их мощный аккорд применения дают ощутимую картину проливного дождя. Читатель наяву слышит чирканье мощных дождевых струй по веткам дерева, видит журчание ручьев, всем своим существом ощущает рев природы, когда даже трава прет из чрева почвы. Удивительно мощное поэтическое произведение!..
Выход новой книги курской поэтессы, естественно, не остался незамеченным в литературно-писательском сообществе соловьиного края. Ее читали, ее обсуждали. А критик Исаак Зельманович Баскевич в очередной раз написал рецензионную статью. Называлась она «Добрый стих» и была опубликована 12 ноября 1983 года (перед днем рождения поэтессы) в «Курской правде».
«Босоногое деревенское детство, заросли ольхи у родника, первая учительница, трудная дорога в жизнь, воспоминания о военном лихолетии, которые мучают ветерана-фронтовика, колокола Хатыни, любовь и любимая работа – обо всем этом было уже сказано и не единожды, – так начинает статью Баскевич. И далее констатирует: – Говорит об этом и Валентина Коркина, курская поэтесса, журналист по профессии.
И все-таки ее стихотворения в своем большинстве не вызывают ощущения вторичности. Вроде бы уже знакомые темы и образы наполняются новым смыслом, оборачиваются новыми гранями. Происходит это потому, что в самом отношении поэтессы к миру и к людям проявляется своеобразие личности ее лирической героини. (Кстати, о «необыкновенности» лирической героини произведений Коркиной Баскевич говорил еще в своем первом отзыве – Н.П.). Настоящее человеческое счастье, как она его представляет, заключается не в материальных благах, а в ощущении своей собственной ценности: полезности и необходимости как для близких, так и дальних людей».
А еще Баскевич отмечает активность общественной позиции Валентины Михайловны, ее живой интерес ко всему происходящему на нашей земле, стремление отстоять и утвердить правду-истину. В постоянном желании оказать помощь людям он видит и профессиональное и жизненное кредо поэтессы.
«Ложь, лицемерие, обман, – ее прямые враги, – пишет далее критик. – Ее антипод – эгоист, равнодушный ко всему, кроме собственного «я», своих желаний и своей выгоды, человек с «нулевой температурой». И далее цитирует строки стихотворения Коркиной:
Что перед ним все соловьи?
Он в вечной дружбе поклянется,
Он объяснится вам в любви
И ускользнет – не обернется.
Не пощадит он никого,
Свою «душевность» раздавая.
Как это страшно: у него
Температура нулевая.

А несколько ниже Баскевич, возможно, даже несколько удивляясь сам, констатирует: «Вопреки всему, она по-прежнему доверяет людям «без остатка». И опять в качестве доказательства приводит стихотворные строки поэтессы:
«Я с веры начинаю новый день, / С надежды, что добро восторжествует».
Но самые точные, самые ценные определения как личности поэтессы, так и ее трепетного поэтического дара заключаются, на мой взгляд, в следующих словах критика: «Искренняя, в чем-то наивная, но святая надежда, неистощимый оптимизм предстают иной раз, как незащищенность от ударов судьбы, как слабость. Но в том-то и диалектика, что женская слабость оборачивается силой: высокой требовательностью, несогласной ни на какой компромисс, готовность к самопожертвованию, к тому, чтобы принять всю тяжесть на свои хрупкие плечи».
Заканчивает статью-рецензию Баскевич так: «Большинство стихотворений во втором по счету сборнике Валентины Коркиной привлекает искренностью, жизненностью, человечностью. В них ощущается мастерство, которое не стремится демонстрировать себя нарочитыми образами, искусственными выкрутасами. Задача автора – выразить чувство, закрепить мысль, передать настроение».
Готов подписаться под каждым словом, ибо в них истина. Коркина – представительница интеллигенции шестидесятых годов, так называемых «шестидесятников», и к середине восьмидесятых осталась верна своим идеалам. Она – «последний из могикан», не сдавшая своих позиций, не поменявшая убеждений. (А ведь многие столичные лидеры «шестидесятников» быстренько поправили свой курс в соответствии с новыми веяниями в стране).
   

В СОЮЗЕ ПИСАТЕЛЕЙ СССР

В 1984 году, после издания двух сборников стихов в Воронеже (Центрально-Чернозёмное книжное издательство) Валентина Коркина была принята в Союз писателей СССР. В первой половине восьмидесятых годов она стала первым курским литератором, удостоившимся высокой чести и признания – членства в Союзе писателей. (Перед ней в 1982 году был принят Алексей Шитиков. Но, по-видимому, не по рекомендации курского писательского сообщества, а московского, так как в эти годы (с октября 1978 по сентябрь 1985 года) работал в отделе поэзии журнала «Наш современник» и жил в подмосковском Одинцово).
Рекомендации для приема в Союз писателей Валентине Михайловне дали поэты Николай Корнеев, Егор Полянский и Юрий Першин.
«Старожилы» писательской организации вспоминают, что в Москву на заседание Секретариата писательского Союза ездил сам Мастер – Евгений Иванович Носов. И после его выступления все вопросы по приему Коркиной в Союз писателей СССР были сняты. Таким непоколебимым авторитетом пользовался наш земляк в писательском сообществе страны. И ничего необычного в этом не было. К этому времени Евгений Иванович только книг издал около пятидесяти. А уж сколько раз печатался и перепечатывался в журналах, литературных альманахах и центральных газетах – со счета собьешься… К тому же в 1981 году по повести «Усвятские шлемоносцы» на Мосфильме режиссером А. Сиренко был снят фильм, и на театральных подмостках многих городов, в том числе и в Курске, шли спектакли по мотивам этой повести.
В 1984 году, 24 июня, в «Курской правде» было напечатано «Слово о Валентине Овечкине». Эта небольшая статья Валентины Коркиной, скорее, заметка о журналисте, публицисте, писателе Валентине Владимировиче Овечкине лучше всего говорит о том, что она «приросла» душой к Курскому краю, к его людям, к его культуре. Ведь другие журналисты и писатели как-то оставили за гранями своего внимания мероприятия, проходимые в областной библиотеке имени Н. Асеева и посвященные юбилею – 80-летию со дня рождения автора «Районных будней».
А еще, как мне видится, с этой небольшой заметки Валентина Михайловна начала большую работу по «освещению творчества» курских писателей разных поколений. И в этом, кстати, еще одна сторона ее творческой деятельности.

Перестройка в стране, затеянная Генеральным секретарем КПСС Михаилом Сергеевичем Горбачевым, ставшим у руля партии и государства в 1985 году после пятилетки «пышных похорон», закончилась плачевно – развалом великой державы – Союза Советских Социалистических Республик. Над этим преступным деянием «старался» не только недалекий государственный деятель Горбачев, подпавший под влияние руководителей и спецслужб западных стран, но и партийные боссы Борис Ельцин, Леонид Кравчук, Станислав Шушкевич, возглавлявшие Россию, Украину и Белоруссию. Впрочем, «старались» многие: и народные избранники – депутаты, и «глашатые перестройки» – журналисты, и либеральные деятели культуры, и вообще все либералы-демократы, невесть откуда взявшиеся и невесть из каких щелей выползшие. С конца восьмидесятых, когда по примеру краснобая и пустобреха Горбачева, все вдруг занялись болтовней, управление страной стремилось к нулю, а хаос – к зениту. Оживал и поднимал голову криминал. А уж с началом девяностого и девяносто первого года хаос достиг апогея и перерос во вторую Великую Смуту. Первая, если помните, началась в конце XVI века после смерти царя Ивана Васильевича Грозного и продолжалась едва ли не до середины царствования Михаила Федоровича Романова, то есть до тридцатых годов VII века.

В так называемое горбачевское «перестроечное» время, с 1986 по 1991 год включительно, Валентина Михайловна осуществила не менее двадцати публикаций стихов и стихотворных подборок в различных изданиях страны. Больше всего их было, естественно, в «Курской правде».
Причем, надо заметить, что после приема в Союз писателей СССР, в 1984 году она уходит из «Курской правды с должности И.О. заведующей отделом культуры и с октября этого же года начинает работать (по рекомендации Е.И. Носова) литературным консультантом (по договору) при Курской писательской организации СП РСФСР. Валентина Коркина консультирует творчество молодых литераторов до сентября 1991 года.
Одновременно вместе с поэтом Юрием Першиным она руководит в эти годы областным литературным объединением. Кроме того, все эти годы наряду с другими профессиональными писателями руководит ежегодными областными литературными семинарами молодых поэтов и прозаиков.
Что же касается непосредственно ее творческой деятельности, то 1 января 1986 года «Молодая гвардия» публикует стихотворение «Всадник». Оно – о любви, осложненной непониманием одной из сторон. Все, как в жизни…
Почему так сердце саднит,
Почему так грустно мне?..
Вроде скачет где-то всадник
На безумном скакуне.
………………………….
Видно, скачет долго-долго,
Из далёка-далека…
Скачет к цели, да без толка,
Не достиг ее пока…

В 1987 году сначала «Курская правда» 8 марта публикует подборку стихов под общим названием «Есть ключ к сердцам…», а 22 апреля – обзор поэтической почты под заголовком «Стихи или «стихийное бедствие»?», затем эстафету принимают «Социалистическая Осетия» (8 августа)  и газета на осетинском национальном языке за это же число.
«Социалистическая Осетия» под рубрикой «Праздник братского общения»  печатает произведения курских авторов – Василия Алехина, Николая Корнеева, Вячеслава Нарыкова, Александра Прозорова и других. Валентина Михайловна Коркина представлена стихотворением «Есть ключ от дома…»
Есть ключ от дома. Ты имеешь
Покой, защиту и тепло.
Немалым, в общем-то, владеешь.
Тебе, конечно, повезло.
Есть ключ – родник. В пути подмога.
Отдашь земле родной поклон –
И легче кажется дорога,
И с новой силой в жизнь влюблен.
Есть ключ –
       к сердцам людей, важнейший.
С ним ждет удача из удач.
Владеешь им – и ты первейший
Из всех, счастливец и богач.

А «точку» в этом году поставил журнал «Подъем», опубликовавший в восьмом номере двухстраничную подборку курской поэтессы. Среди стихов были «Слово о правде», «Не удивишь витиеватым словом…», «Минуй меня, мышиная возня» и другие. В качестве примера предлагаем строфу из «Слова о правде», в котором, как мне мыслится, заключается срез того «перестроечного времени:
На задворки ее оттеснили
Краснобаи лгуны и рвачи,
Крепко руки веревкой скрутили,
Рот заткнули, сказали: «Молчи!»

Что же касается статьи «Стихи или «стихийное бедствие»?», то она довольно резкой тональности к авторам «сырых», а то и «графоманских» стихов. Но вслед за резкостью тона тут же идет «школа стихосложения», где теория сочетается с практическим разбором некоторых строф, с «выявлением ошибок», в том числе двусмысленности. Впрочем, не только «кнутом» пользуется литературный консультант Коркина, но и «пряником», «высвечивая» либо удачную тему, либо содержательную часть, либо поэтический образ.
Наряду с другими, немного «перепало» и Л.Ф. Медведеву за стихотворение «Станция Клюква». Но, возможно, конструктивные критические замечания, сделанные Коркиной и учтенные Медведевым, в дальнейшем помогли ему стать хорошим поэтом и членом Союза писателей России. Как знать?..
 
1988 год в творчестве Валентины Михайловны прошел как-то «тихо», зато в следующем году – шквал публикаций в «Курской правде». 15 января – «И спрашивать было не надо…», 29 января – «Старшие товарищи», 8 марта – «Время ясности», 1 мая – «Звучи, прямая речь!», 6 августа – «Не сосчитать своих ошибок…», 26 ноября – «Баллада о мужике». При этом необходимо иметь в виду, что печатались не одиночные стихи, а весомые подборки. Например, за 8 марта под общим заголовком «Время ясности» было напечатано шесть стихотворений, среди которых «Поэтессы», «Море», «В автобусе». Объединяет же их все одна тема – тема женщины и женской любви. Бесконечная, безграничная, самая древняя и самая юная для всех времен и народов.
А 1 мая под заглавием «Звучи, прямая речь! Твоя пора настала» опубликовано четыре произведения, в том числе «Баллада о душе» и «Время». И в этой подборке сильно звучит тема окружающей действительности.
Звучи, прямая речь!
Ты вырвалась из плена!
Тебе – лечить и жечь
И кровью течь по венам.

26 ноября под рубрикой «Литература и искусство», для которой «Курская правда» не пожалела целого разворота (2 и 3 страницы) под общим заголовком «Из новых стихов» напечатано восемь стихотворений Валентины Коркиной, в том числе большая «Баллада о мужике», «Звезда над миром загорится…» и «Шиповник».
Звезда над миром загорится,
Ей вслед еще одна взойдет,
И мрак бездушный растворится,
И замерцает небосвод.

Следует отметить, что под стихи Коркиной было «отдано» более четверти страницы. В этом номере, кроме стихов Валентины Михайловны, был большой рассказ Александра Прозорова «Кобра над скрещенными мечами» и декларационное заявление некой безымянной редколлегии безымянного же альманаха о создании такового и обращение к читателям дать ему название. К сожалению, то ли читатели глас редколлегии не услышали, то ли редколлегия растворилась в перестроечном времени, но литературный альманах в Курске до 1996 года так и не появится.

В 1989 году Валентина Михайловна Коркина побывала в Москве на общесоюзной конференции женщин-писательниц. Перед ее участницами была поставлена цель – активизировать свою творческую деятельность. Руководила конференцией известная московская поэтесса и общественный деятель Лариса Васильева.
Говоря же о поэтическом творчеств Валентины Михайловны, отметим, что в 1989 году в десятом номере журнала «Подъем» была напечатана большая подборка ее стихов, тематический тон которым задавало стихотворение «Мир древен».
Мир древен,
        и Слово состарилось тоже давно,
Рожденье свое,
       детство, юность и зрелость забыло,
Блаженной и мудрой рукой
                свою душу прикрыло,
И в душу ему никому заглянуть не дано.
Зачем же тревожит сокрытая тайна его,
Как будто смысл жизни и смерти
                той тайне известен?
Спроси, но не требуй ответа:
                вопрос неуместен.
Живи с этой мукой: нет слаще ее ничего.

Из жизни Курской писательской организации за этот год стоит отметить одно, на первый взгляд, небольшое, но по своей сути важное и значительное общественное событие: из долгих странствий по Дальнему Востоку и Камчатки в родной край возвратился писатель-прозаик Борис Петрович Агеев. Агеев родился в деревне Кочановке Льговского района, но «по призванью бродяжьей души» в юности оказался на Камчатке, на острове Карагинском, где написал свои первые книги и в 1984 году был принят в Союз писателей СССР.

В 1990 году «Курская правда» трижды – 8 марта, 1 мая и 30 сентября – представляет страницы стихотворным подборкам Коркиной. Среди опубликованных стихов были  «Подруги детства», «Через годы разлуки» и другие. Особенностью этих публикаций являлось то, что «Курская правда» под рубрикой «Литература и искусство» представляла страницы не только Валентине Коркиной, но и другим курским поэтам и прозаикам, как уже известным, так и начинающим. Раньше подобным благожелательством щедро «грешила» «Молодая гвардия», но горбачевская «перестройка» и новые многовекторные политические веяния в стране заставили «молодежку» сникнуть и скукожиться. Ей стало не до пропаганды литературного творчества земляков. Прозаический вопрос о выживании издания оказался главнее и острее самой высокой лирики.
Но не будем о грустном, лучше предложим строки из стихотворения «Через годы разлуки», в котором и светлая печаль, и радость открытия, что ты любима и желанна в краю своих земляков, и много иного доброго и нежного, чем богата душа поэта:
Этот бал васильков
   среди поля созревшей пшеницы,
Ряд холмов молчаливых
   и свет восходящего дня,
Этот промельк стремительный
   вдаль улетающей птицы –
Что за праздник справляется,
   в круг зазывая меня?
Это я ли стою здесь
   в голубеньком ситцевом платье
Пред родными местами
   с открытой и доброй душой,
Вся – готовая плакать,
    в ответ раскрывая объятья
От того, что узнали,
   что я им не стала чужой!
 
Да, коммунистическая идеология трещала по швам, а газета Горшеченского района «Маяк коммунизма», вопреки всему 5 июля предоставила полосу произведениям курских писателей и литераторов (Ю. Першина, Л. Наливайко, М. Гусарова, П. Потапенко, В Латышева и В. Коркиной). Валентина Михайловна знакомит читателей с двумя стихотворениями, остро откликающимися на окружающую действительность. Это «Мать-и-мачеха цветет…» и «Движется время…».
Мать и мачеха цветет –
Пустыри озолотились.
Как-никак, а жизнь идет:
Вот и вьюги открутились,
Вот и я – душой пустой –
На пустырь была похожа,
Но пылинкой золотой
И меня коснулось тоже
Малость – нечто от того
Неизбежного свеченья
Пустыря, – как волшебство,
Как примета возрожденья.

Удивительный человек и поэт Валентина Михайловна! И в это неспокойное, вьюжное, вихревое время остается оптимистом. Мало того, и на других пытается распространить свой оптимизм, «золотое свечение» лучших надежд, возрождения.
Важным событием этого года в творческой жизни курской поэтессы стал выход в Центрально-Черноземном книжном издательстве Воронежа альманаха «Слово о бойце». В нем были напечатаны два стихотворения Коркиной: «Хатынь» и «Ветеран войны» – всегда тепло встречаемые читателями, а потому чаще других публикуемые в различных изданиях.

В 1991 году «Курская правда» под традиционной рубрикой «Литература и искусство» печатает большие философско-лирические произведения Коркиной, в том числе «Ожидание чуда», «Одиночество» (8 марта), «Движется время», «Предложение и спрос» и другие (2 августа).
В этом же году газета «Городские известия», только что учрежденная городскими властями Курска, публикует (30 июля) стихотворение Валентины Михайловны «Сон». Позволим себе процитировать первую строфу, чтобы было понятно, о чем речь:
Ты уходил. Спускался вниз
По лестнице устало,
А я звала тебя: «Вернись!» –
И дверь не закрывала.

Существенным же дополнением к стихотворению  и рядом с ним являлась небольшая заметка журналиста и литератора Владимира Латышева под названием «Новая книга Валентины Коркиной». Сопровождая публикацию стихотворения пояснением, что оно из будущей, точнее, новой книги автора, Латышев пишет: «Выпустив в свет пока что только две книжки своих стихотворений, поэтесса заявила о себе тем, что у нее, пусть негромкий, но свой голос – в нем свои радости и горести, своя теплота и суровость. Сейчас этот голос окреп, собратья по перу приняли ее в Союз писателей, а ее первые стихотворные сборники («Спасибо, день» и «Всему живому в лад») давно уже стали библиографической редкостью.
Поиски своего слова. Поиски тем самым себя – вот что характерно для каждого поэта, отмеченного талантом».
Так характеризовал творчество коллеги по журналистике Владимир Латышев, намекая одновременно на скорый выход очередной книги Валентины Михайловны.
А еще в 1991 году в жизни Валентины Михайловны произошли очередные изменения. С сентября месяца она, оставив должность литературного консультанта в Курской писательской организации с ее мизерной зарплатой, возвратилась на журналистскую работу. На этот раз – в газету «Вестник профсоюзов». Здесь проработала до 1994 года, затем в феврале 1994 года в порядке перевода возвратилась в «Курскую правду» корреспондентом, а через некоторое время была назначена редактором отдела писем. В этой должности проработала до конца 2002 года, когда совсем ушла на свободную творческую работу.

Кстати, у читателей может возникнуть вопрос: где жила все это время поэтесса? С момента приезда в Курск, Валентина Михайловна Коркина прошла, можно сказать, все квартирно-бытовые этапы: два первых месяца жила у подруги Валентины Волковой, затем получила комнату в общежитии работников КЗТЗ, потом переселилась в двухкомнатную квартиру, деля ее еще с одной женщиной – сотрудником редакции. В 1979 году получила просторную однокомнатную квартиру, а в 1992 – двухкомнатную, где и живет до сих пор с сыном.
 

В СОЮЗЕ ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ

С развалом Советского Союза, с крушением плановой экономики, развалилась и советская система писательской организации – Союза писателей СССР с его централизованным книгоизданием в столице и таких городах, как Воронеж, Ленинград, Красноярск и прочих, где ранее существовали книжные издательства. Все переходило в частные руки. А частнику до духовности в широком смысле этого слова дела нет, для него главное прибыль.
В Российской Федерации появилось несколько писательских структур всероссийского масштаба, но лидирующая роль стала принадлежать Союзу писателей России, объявившему себя преемником Союза писателей СССР. Однако преемничество еще не означало государственное финансирование писательских организаций на местах – в регионах. С разрушением СССР писательская «лафа» закончилась. В условиях рыночной экономикм, а в российских условиях – дико-капиталистической – всем пришлось выживать, кто как мог.
И хотя в новой России, управляемой перерожденцем Борисом Ельциным и его командой акробатов-демократов – Егором Гайдаром, Борисом Немцовым, Анатолием Чубайсом, – сделавшими неожиданный кульбит по перекраске коммунистов в либералов-целителей, подаривших народу «шоковую» терапию, хаос и смута лишь набирали обороты, но Курская писательская организация и в это паскудное, оскудное, остудное время продолжала существовать. Ответственному секретарю организации Владимиру Павловичу Деткову, возглавившему курское писательское сообщество в 1987 году, в самый разгар горбачевской брехаловки и подраисования, в 1992 году удалось создать книжное издательство МП «Крона».  И одними из первых книг, выпущенных «Кроной», стали книга прозы самого Деткова «Три повести о любви» и книга поэтических произведений Валентины Михайловны Коркиной «Предзимний сад». Обе увидели свет в 1992 году.
Как и предыдущие книги, «Предзимний сад» в мягкой обложке. В ней 48 страниц, фото автора, краткое напутственное слово от автора и 67 стихотворений, помещенных «сплошняком» без тематической разбивки по блокам и разделам. Ее тираж 2000 экземпляров.
Редактором книги стал Юрий Першин, а художником-оформителем – Александр Прозоров. Оба – известные в журналистско-писательских кругах талантливые личности.
Если за первые книги Валентина Михайловна получила пусть и небольшой, но все же гонорар, то за издание «Предзимнего сада» никакого гонорара уже не было. Не та система в стране. Зато на руки выдали несколько десятков книг – мол, поступай с ними, как хочешь. Хочешь – продавай, хочешь – дари, дело хозяйское…
Понятное дело: продавать не стала – из журналиста торгаш, что из старой крестьянки юная балерина. Стала одаривать друзей и знакомых – в этом тоже есть своя прелесть и своей шарм. Ибо еще в Библии сказано «да не оскудеет рука дающего», в данном случае – дарящего.
Прежде, чем повести речь о стихах в этой книге, хочется привести напутственные слова Коркиной читателям, в которых, на мой взгляд, заключается как суть поэтического содержания книги, так и побудительные мотивы творчества Валентины Михайловны – нести людям свет и радость, делать их жизнь приятнее и возвышеннее. А еще в этих строках – ее отношение к событиям, происходящим в стране и мире в последние годы, то есть ее гражданская позиция.
«Не однажды слышала от окружающих: сейчас, мол, такое трудное время, что людям не до поэзии, – пишет она, вступая в заочную полемику с пессимистами. – А я, когда мне особенно трудно, с неизбежностью осознаю потребность в чтении стихов. Почему? Потому что давно почувствовала их живительную силу. Поняла, что возвышенная поэтическая речь, как ничто иное, способна озарить жизнь внезапным светом.
А еще я – вопреки тому расхожему мнению – пишу стихи сама. В них мои размышления о жизни, о внутреннем мире человека, моя судьба. И если они помогут читателю в трудную минуту, я буду счастлива».
Замечательные слова!
А теперь о самих стихах. Открывает книгу философское стихотворение без названия (размышления о жизни). Оно дает установку и программу всему поэтическому багажу сборника. (Ранее оно уже было напечатано в газете «Курская правда» 2 августа 1991 года под названием «Жизнь обласкает грозою своих целований»).
Движется время
И ниткой с катушки шуршит,
Вденешь в иголку
И шьёшь себе платье, пальто ли:
Душу прикрыть от ветров и дождей –
От обид,
Глупых и страшных потерь,
От прилипчивой боли.
С жалким усердьем
Корпишь над работой своей,
Тщетно стежками
Мелодию трудную тянешь:
Нет, не склоняется жизнь
Перед  волей ничьей,
Не изощряйся напрасно:
Её не обманешь.
Платье, пальто ли
От носки протрутся до дыр,
Жизнь обласкает
Грозою своих целований.
Так по земле и пойдёшь –
Изнемогший, как Лир,
Ветошью бедное сердце прикрыв
От страданий.
Что ж, содрогаясь от молний
С развёрстых небес,
Светлою плача слезой, –
Осенённый догадкой, – 
Ветру и ливню
Шагаешь ты наперерез,
«Больно да сладко, –  твердишь себе – 
Больно… Да сладко!»

Осмысление собственной судьбы, место личности в истории и в жизни, извечное российское стремление к справедливости, к главенству правды над кривдой, к свободе слова постоянно бередят душу автора. Поэтому и появляются стихи-размышления, стихи с добротной философской подкладкой, как, например, «Слово о правде» или «Вот и построили…» и им подобные. В качестве примера предлагаю строфу из стихотворения без конкретного названии:
Ослепли – не видим друг друга.
Оглохли – друг друга не слышим.
Во власти какого недуга
Мы порознь затравленно дышим.

В следующем стихотворении идет заочная полемика с идиомой: «мы наш, мы новый мир построим».
Вот и построили… И что же?
Глядит народ, как рыба, нем:
Он был ничем, и стал ничем…
Исход с идеей так не схожи!
И что ж? Опять кипят желанья
Весенней бурною рекой:
Своею собственной рукой
Сломать весь мир до основанья.
Берет народ свои котомки –
Идет ломать. А в душах – зуд:
Кого же вызовут на суд –
И скоро ль – умные потомки?..

В новой книге появляется и новая форма лирического стихотворения – баллада. Возможно, как отголосок впечатлений не только на произведения Владимира Высоцкого, но и на его ранний уход из жизни. По крайней мере, к стихотворению «Баллада о душе» эпиграфом поставлена строка из песни Высоцкого «А в отчаявшемся том государстве…». В этом же ключе написано стихотворение «Баллада о мужике», «Не из роскоши…», «За нами – ни грома, ни пыли…» и ряд других.
Впрочем, возможно, Высоцкий тут ни при чем. Просто сказалась реакция автора на начавшийся в стране хаос. Ведь:
…А в неком странном государстве –
И во дворце, и в шалаше, –
Как о невиданном лекарстве
Заговорили о душе.
Ибо:
…С тер пор – и в холод, и в жарищу,
При свете дня, во тьме ль – бредут
Они
        и душу ищут, ищут…
Что будет, если не найдут?

Частично ответ на риторический вопрос «что будет, если не найдут?», на мой взгляд, дает «Баллада о мужике»:
Перестроились полки –
Канцелярские сынки:
Их, родимых, как ни гни –
«В духе времени они».
Впрочем, им не привыкать
Речи умные толкать.
Говорят: «Мужик! Давай
Испеки нам каравай, –
Чтоб на каждом был столе!
Ты – хозяин на земле!..»

И хотя «мужик» в балладе абстрактный, всего лишь собирательный образ россиянина мужского пола, но гротеск произведения самый что ни на есть конкретный. А в следующем стихотворении Валентина Михайловна уже без всяких аллегорий говорит не только о непростой собственной жизни, но и о жизни всех селян. И это – реальность не только дней прошедших, но и текущих.
Не из роскоши, не из сытости
В этот мир земной я пришла, –
Из забытости,
Из забитости,
Из заброшенности села.

Господи, воистину гениальные строки! Но их может понять только тот, кто родился в сельской местности, в глубинке. Горожанам этого не дано, не той закваски все-таки советские горожане… Возвращаясь к балладам, следует отметить или вспомнить, что опыт работы поэтессы в этом поэтическом жанре был и ранее. Например, в 1976 году (4 декабря) «Молодая гвардия» печатала «Балладу о времени». 
Особенностью этой книги является то, что автор не только вспоминает о собственном детстве и о подругах, как, например, в стихотворении «Подруги детства», но и детские забавы, подобно стихотворению «Рыбалка», пронизанному светлым юмором и самоиронией.
Символично и окончание книги, подведенное стихотворениями «Ясность» и «Время». Первое, как мне видится, это программная установка на будущее:
…Теперь в ненастье мне светло:
Душа свободой окрылилась,
И время ясности пришло,
И в жизни все определилось.
………………………………
Все, чем жила и чем живу,
Чем буду жить, пока живая.
Светло и нежно назову:
Работа, сын, земля родная.

Приоритеты расставлены, поэтому время уже не страшит, хотя, как сказано в одноименном стихотворении:
Над книгой уже не забыться,
Не спрятаться дома:
Оно
То в дверь, то в окно постучится –
Откроешь ему все равно...

Естественно книга «Предзимний сад» вызвала отклик в сердцах читателей. А журналист Александр Прозоров под псевдонимом А.Ростов в «Курской правде» поместил прекрасный отзыв на эту книгу. В статье «Грозою своих целований», давая оценку стихам в книге, он пишет: «Перед нами – чистая камерная лирика, исповедальная, скорее грустная, нежели бодрая, и очень женская». Затем, порассуждав над «женской, а не дамской» космической лирикой стихотворений, о поэтическом творчестве Валентины Михайловны в целом говорит так: «Ее творчество как бы продернуто золотой нитью философичности. Мастерство, уверенное владение техникой стиха позволяют Коркиной вторгаться в почтенные жанры публицистики… однако ее «фирменное блюдо» – это все же стихи-раздумья, стихи-сомненья». А «точку» в статье он ставит так: «Проходные» стихи в книге – редкость, а «озарений» – гораздо больше».   
Александр Прозоров – один из самых чутких на лирику и поэтическое слово журналистов. Поэтому ему стоит верить.

Выход книги «Предзимний сад», конечно, был главным событием в творческой жизни Валентины Коркиной за 1992 год. Тут спора нет и двух мнений быть не может. Но в этом же году были и другие выплески ее творческой энергии. Трижды – 7 марта, 1 мая и 14 ноября – «Курская правда» обращалась к стихам поэтессы и печатала их на своих страницах под рубрикой «Из поэтической тетради». Среди опубликованных стихов были уже знакомое стихотворение «Мать-и-мачеха цветет», а также новое «И брезжит мне свет впереди…».
В этом же году «Вестник профсоюзов» в своем 19 номере печатает рецензионную статью Валентины Михайловны о сборнике стихов поэта из Щигров Владимира Конорева «Протопочка к людям». «Поэтическая судьба не баловала Конорева, – пишет она о непростых коллизиях в творческой судьбе этого поэта. – Его стихи публиковались в газетах, журналах, коллективных сборниках. Курская писательская организация не раз рекомендовала его произведения Центрально-Черноземному книжному издательству». И далее сетует, что выпустить собственный сборник стихов поэту долго не удавалось, ибо, «издательское дело в стране было поставлено так, что многим молодым талантливым литераторам «перекрывали кислород».
А вывод таков: «Сборник «Протопочка» стал «тропочкой-протопочкой», проторенной к сердцам людей». И чтобы не быть голословной, Валентина Михайловна предлагает читателям два стихотворения Владимира Конорева – «Одержимый» и «У огня».   
 В 1993 году «Вестник профсоюзов» четырежды обращается к произведениям Валентины Коркиной. В номерах 34, 38,48 и 51 печатаются, соответственно, «Ее называли целителем», «В одном купе… с тараканами», «О, времена! О, нравы!», «Прекрасна жизнь, ее приветный  жест…».
В заметке «О, времена! О, нравы!»  речь ведется о выходе нового сборника И. Бродского «Избранные стихотворения» с довольно высокой стоимостью книги, объявленной в рекламном ролике по ТВ и о 4-х рублевой стоимости его книги «Осенний крик ястреба» в курских магазинах, что, по мнению Валентины Михайловны, является унижением для поэта, лауреата Нобелевской премии.
В статье «В одном купе… с тараканами» поднимаются проблемы нравственного обнищания, духовного падения общества начала девяностых, когда всем на всех и на все было наплевать. И тут удивляться стоило не наличию насекомых в купе вагона с разбитыми стеклами, а росту числа людей-тараканов во всех сферах жизнедеятельности общества, социальному «прогибу и гнилости». Тут надо было удивляться тому, что поезда еще ходили…
Проблемы социальной защиты да и нравственные – куда же от них деться – поднимаются Коркиной и в статье «Ее называют целителем», а под заголовком «Прекрасна жизнь, ее приветный жест» следует подборка стихов, уже опубликованных в книге «Предзимний сад». 
Кроме того, в этом году в восьмом номере «Подъема» на двух страницах (101и 102) были опубликованы стихи «И когда звездный контур ковша…», «Я нищая» и другие новые стихи, написанные после выхода сборника «Предзимний сад» и не вошедшие в него. А «Курская правда» 3 сентября, вслед за «Вестником профсоюзов», знакомит своих читателей с произведением «От любви твоей».

1994 год в творческой жизни Валентины Михайловны начался с того, что николаевская районная газета Ульяновской области «Наш край» 1 января публикует ее письмо в эту газету, фотографию и подборку стихов, среди которых «Через долгие годы разлуки», «Время за полночь» и «Звезда над миром загорится».
В письме – теплые и нежные слова, посвященные учительнице Е.А. Елистратовой, у которой будущая поэтесса училась; в стихах – признание в любви к родному краю, к его людям, воспоминания о родителях и чисто коркинская надежда на лучшее будущее, вера в светлое, более счастливое «завтра».
Время за полночь. Тишь за окном.
Я в делах еще, как в хороводе.
Вспоминается: «Там отдохнем!» –
Эта фраза бытует в народе.
… Мама, мама! То поле, то дом –
То мотыга в руках, то корыто…
Отмахнется лишь: «Там отдохнем!» –
И усталость опять позабыта.
То же: «Там отдохнем!» – от отца
Мне не раз доводилось услышать.
Никогда от него – до конца –
Слова жалобы было не выжать.
Дорогие! Не я ль ваша дочь?
Отношусь я не к той ли породе?
Ну и что, что глубокая ночь?
Помню: фраза бытует в народе.

Во втором январском выпуске за 1994 год «Вестник профсоюзов» печатает статью «Семинар молодых литераторов». А «Курская правда» в этом году публикует серию очерков и эссе: «С утра до вечера» (9 апреля), «Свет высокой духовности» (21 мая), «Как будто счастье есть…» (28 мая), «Шестьдесят поэтических лет» (13 сентября), «Я в пути, я рядом с вами…» и рассказ из цикла «Чепушинки» (14 декабря).
В небольшой статье «Семинар молодых литераторов» речь идет о только что прошедшем в области литературном «толковище» (определение Коркиной – Н.П.), которым руководили Ф. Голубев, В. Детков, И. Зиборов и А. Харитановский. Отмечается, что «выявлено немало талантливых имен», среди которых называется и имя поэтессы Елены Амелиной, ныне члена Союза писателей России.
В небольшом эссе «Как будто счастье есть» Валентина Коркина повествует об истории многолетней любви к стихотворению В. Шефнера «А в старом парке листья жгут…»,  четыре строки которого ей некогда прислал один читатель. Так как много лет ей не удавалось найти ни этого стихотворения, ни сборника автора. И только через пятнадцать лет, когда стал издаваться журнал «Поле Куликово» (Тула), она прочла там стихотворение полностью. Мечта осуществилась. Но Коркина не была бы Коркиной, если бы не представила на суд курских читателей это стихотворение целиком. Надо полагать, многие любители поэзии за это ей сказали «Спасибо!», ибо и эссе, и стихотворение того стояли.
В очерке «Шестьдесят поэтических лет» Валентина Михайловна рассказывает о выходе в издательстве «Крона» поэтического сборника литератора Н.Н. Разнатовского «Не погибнет российская нива». Она не только дает высокую оценку поэтическому творчеству 80-летнего поэта, но и рассказывает о его непростой биографии участника Великой Отечественной войны, кавалера орденов и медалей. И уже по традиции публикует подборку его стихотворений из данного сборника.
Очень тепло, с частым цитированием стихотворных строк написан очерк-рецензия «Я в пути, я рядом с вами» на книгу талантливого курского поэта Сергея Бабкина «Подземный переход»
«Диапазон творчества С. Бабкина широк, – пишет Валентина Михайловна, очарованная этим захватывающим душу творчеством молодого таланта, – но основу его поэтической книжки составляют стихи-раздумья о жизни и смерти, о смысле бытия и своем предназначении на земле, размышления о творчестве, поэзии и человеке с божьей искрой в душе, попытки докопаться до истоков русского характера».
Почувствовав в Сергее Бабкине поэтический дар и талант, она не скупится на высокие эпитеты и определения и желает ему удачи и творческих успехов. И пожелания эти сбылись: в 1995 году Бабкин был принят в Союз писателей России.
Вышеперечисленные заметки, очерки и эссе в чем-то близкие журналисткой деятельности Коркиной, тем не менее дали новое направление в ее литературной творческой деятельности – художественной публицистике, художественной прозе. И новое амплуа ей вполне удалось. Многие курские писатели желали бы «попасться» на острое перо коллеги.
В 1994 году, кроме публицистических работ, из-под ее пера «стартуют» и чисто художественные произведения «малого» размера – рассказы-миниатюры, которые она окрестила «Чепушинками». Это «Элегантный мужчина», «Характеры», «И во сне, и наяву». При всей своей текстовой «малости» они обладают всеми признаками классического рассказа – завязкой, кульминацией, окончанием, единством композиционного исполнения и так далее. А уж о емкости содержания и говорить не стоит.
Многие курские писатели – Юрий Першин, Михаил Еськов, Иван Зиборов, Николай Шатохин и другие – не раз обращались к этому жанру художественной литературы. Но признанным мастером в этом деле по праву считался и считается Владимир Павлович Детков. Не зря же Мастер – Евгений Иванович Носов – о его миниатюрах написал: «В разнообразии литературных форм и жанров, так же, как и в живом мире, есть свои макро и микро. Скажем, не перестаёшь удивляться такому масштабному произведению природы, каким является синий кит. Но в то же время природа не меньше изумляет и своей изощрённостью и изяществом в таком своём шедевре, как колибри.
Так вот, пятисотстраничный роман и полустраничная миниатюра – это всё равно, что синий кит и колибри. Роман нас впечатляет грандиозностью охвата жизненного материала, сложностью событий и  переплетений человеческих судеб; миниатюра же приводит в изумление своей тонкостью, ювелирной законченностью и остротой фокусировки, выхватывающей посредством своей особой линзы то неприметное,  мимо чего чаще всего проходишь, не замечая.
Лично для меня природа миниатюр всегда загадочна. Мне кажется, пишут их люди с особым и весьма редким душевным складом, с особо острым зрением и той способностью ферментации изначального материала, к которой прибегает пчела, творя свой мир. Воистину художник-миниатюрист, подобно пчеле, внимательно заглядывая и обследуя каждый уголок нашего бытия, дотошно всматриваясь в так называемые мелочи жизни, благодаря своим философским ферментам обращает подручный, на простой взгляд, даже будто бы «бросовый» материал в нечто необыкновенное, заставляющее нас поразиться, задуматься или озаботиться.
Все эти размышления вызвали во мне предлагаемые вниманию читателей миниатюры Владимира Деткова».
Вот и Валентина Коркина, «подобно неутомимой пчеле», начала собирать «нектар» миниатюр в свой улей – литературную копилку, чтобы затем порадовать этим читателя. Но ее миниатюры имеют свой стиль и свой характер, их не спутаешь ни с какими другими, ибо в них, на мой взгляд, просматривается рука поэта: емкость фраз, образность, ритмика, особый фонетический ряд. В качестве примера приведем миниатюру «Элегантный мужчина»:
«Ранним августовским утром на автобусной остановке невольно обратила внимание на стоявшего неподалеку высокого мужчину: взгляд зацепился за яркий оранжевый цвет в его экипировке. Одинакового сочного апельсинового цвета были берет, ветровка и туфли представителя сильного пола. Весь его облик говорил о том, что подобной элегантности можно добиться только благодаря тщательной обдуманности.
Но это – еще не все. Когда подошел автобус, и мужчина «пошел на посадку», я увидела в его правой руке большое пластмассовое ведро такого же оранжевого цвета, закрытого ранее от моего взгляда спутницей увиденного пижона. Это был уже «верх» элегантности человека, явно собравшегося ехать на дачу собирать плоды-ягоды…
Бывают же такие незабываемые мужчины!
Мораль: мужчины, носите в руках ведра, тщательно подобранные к своим шляпам и туфлям по цвету».
При желании, эту миниатюру легко записать в стихотворный «столбик», словно белый стих. Не верите? Попробуйте. Надеюсь, у вас получится…
«Ранним августовским утром
на автобусной остановке
 невольно обратила внимание
на стоявшего неподалеку
 высокого мужчину…»
И так далее.
Надо полагать, что слово «чепушинки» – производное от слова «чепуха», но произведения этого жанра даже при внешнем наличии легкости пушинки совсем не чепуха, а полновесные литые зрелостью зерна литературного творчества. Конечно, при условии, что они написаны мастером своего дела. А Коркина, естественно, – мастер и чепухой не занималась. Возможно, поэтому вскоре миниатюры стали публиковаться под заголовком «Грани» – новые грани в ее творчестве.

В 1995 году «Курская правда» продолжает печатать очерки, литературные эссе и небольшие рассказы (миниатюры) Валентины Коркиной. Среди них миниатюры «Военная музыка» из цикла «Чепушинки» (7 января), «Вдохновила отчая земля» (14 февраля), очерк о Борисе Агееве «Очень трудно не истереться, ведь тогда приходит конец» (29 марта), «Неумирающее слово» (11 августа), «Первая книжка» (19 августа), «Говорят…» (8 сентября), «Заблудились» (13 сентября),  «Грани» и «На рубеже зрелости» (25 ноября).
Постараемся сказать хотя бы по паре слов о некоторых. В очерке «Вдохновила отчая земля» Валентина Михайловна рассказывает читателям газеты о выходе в издательстве «Крона» коллективного сборника щигровских литераторов. Перечислив добросовестно авторов, двое из которых – Павел Хизев и Василий Снегирев ветераны Великой Отечественной войны, она каждому из них нашла добрые и теплые слова одобрения их литературного труда, высоко отозвалась о стихах Владимира Конорева и Алексея Тимонова. У первого отметила «профессионализм, глубину переживаний, тонкий психологизм» произведений. У второго – «афористичность, философскую осмысленность жизни, умело отображенную поэтической строкой». Хороший отзыв получили и стихи Станислава Малыхина.
В большой – более чем на половину газетной полосы – статье-интервью «Борис Агеев: «Очень трудно не истереться, ведь тогда приходит конец» журналист и писатель Валентина Михайловна Коркина интересуется у собрата по перу Бориса Петровича Агеева историей появления на божий свет рассказа «Кто в море не бывал» и одноименной книги. Откуда, мол, у сухопутно рожденного автора такие тонкие ощущения морской стихии и познания о море.
Естественно, последовал ответ о дальневосточной и карагинской одиссеях писателя, о причинах этих одиссей, о непростом выживании человека в трудных условиях, созданных же самим человеком. О потерях и приобретениях деревенского люда, когда «язык стирается и личность как бы усредняется до штатной единицы «гражданина».
Ценность данной статьи в том, что Валентина Коркина одной из первых обратила внимание на личность и творческую деятельность одного из талантливейших прозаиков современности. Причем не курского, а всероссийского масштаба. До появления книги «Кто в море не бывал» в Курском крае Бориса Агеева, здесь еще не издававшегося, знали, мягко говоря, слабовато. Ведь он творил на Камчатке, на Дальнем Востоке. Но статья Коркиной, написанная и остро, и умно, и доброжелательно, сразу же вызвала живой интерес у читающей публики к личности Агеева и его творчеству. И вскоре имя этого писателя стало довольно популярно, так что Валентину Михайловну можно смело называть «первооткрывателем» писательских имен и «крестной матерью» великолепного прозаика Бориса Агеева.
В статье «На рубеже зрелости» речь идет о писателе-прозаике Михаиле  Николаевиче Еськове, юбиляре, которому исполнилось 60 лет. Здесь Валентина Коркина с присущей ей тактичностью и лиричностью рассказывает читателям  как о самом писателе, так и о его произведениях, пронизанных пронзительными до сердечного трепета психологизмами и натуралистическими картинками неустроенной сельской жизни послевоенных лет, чему Валентина Коркина тоже была свидетелем. А потому все это ей было близко и волнительно.
И я в очередной раз ловлю себя на мысли, что Валентина Михайловна добровольно возложила на свои хрупкие плечи груз новой ответственности, став историографом курского литературно-писательского сообщества. И со знанием дела документирует самые яркие моменты жизни и деятельности курских писателей и самой организации для будущих поколений курян. И не только курян.

1995 год в литературной и культурной жизни Курского края ознаменовался тем, что из Вильнюса в Курск был перевезен прах земляка курян, писателя Константина Дмитриевича Воробьева (1919-1975), родившегося в селе Нижний Реутец бывшего Курского уезда, ныне Медвенского района. И 11 октября он был торжественно погребен на Никитском кладбище, рядом с мемориалом «Памяти павших в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». Инициатива о перезахоронении писателя-фронтовика, узника фашистских лагерей, партизана-подпольщика, автора десятка повестей и романов, принадлежала супруге покойного и его детям. Они словно предвидели националистический дурман в Литве, возможное надругательство над могилой русского писателя, потому и озаботились о его перезахоронении. Но и Курская писательская организация внесла свою лепту в это дело, будоража властные структуры города и области. Особенно много для этого сделали ведущие представители курского писательского сообщества Евгений Носов, Петр Сальников, Александр Харитановский – ветераны войны, а также Михаил Еськов, Владимир Детков, Валентина Коркина – дети военных лет и другие писатели Курского края.
На траурном митинге во время погребения было принято решение об учреждении литературной премии имени Константина Воробьева, о создании на родине писателя в селе Нижний Реутец Медвенского района музея, об издании пятитомного собрания сочинений и об установлении памятного знака на могиле, а также – памятника в городе Курске. Так курская общественность решила воздать дань уважения своему земляку-писателю, творившему за пределами области, но начинавшему литературную деятельность в 1935 году в медвенской районной газете.
 
В 1996 году «Курская правда» вновь публикует полюбившуюся читателям прозу Коркиной: «Если не бояться людоеда» (1 января), «Неумирающий «тяп-ляп» (29 мая), «Хочешь стать примой…» (12 июня), «Грани» (14 сентября) и «С позиций доброты» (10 декабря).
Но все же главным событием в творческой жизни писателя Валентины Михайловны Коркиной в 1996 году стал выход ее очередной книги – «Земные токи». Это было очередное концентрированное явление доброты и света «посреди эпохи непогожей», как определил «лихолетье» девяностых годов замечательный курский поэт-лирик Юрий Николаевич Асмолов, друг Коркиной и почитатель ее поэтического таланта.   


ЗЕМНЫЕ ТОКИ В ГОДЫ ЛИХОЛЕТЬЯ

1996 год в общественно-политической жизни страны был ознаменован тем, что в Президенты России вновь был «демократически» избран Борис Ельцин, имевший к выборам рейтинг в 2 процента за развал страны. Однако ближайшее окружение – чубайсы, гайдары, бурбулисы, березовские, лисовские и прочие члены так называемой «семьи» – подсуетились, телевидение, находившееся в руках олигархов, припугнуло россиян новой «кровавой красной диктатурой» – и зомбированный народ вновь голосовал за «гаранта Конституции». Так «царь Борис Второй» вновь продолжил развал страны, с которой в мире уже никто не считался.
А как считаться, когда прежней мощи, базировавшейся на могучей армии, лучшей в мире авиации, второй по мощности в мировом сообществе промышленности, крепкого сельского хозяйства не стало. Страна жила на подачки Международного валютного фонда, денежные транши которого если и доходили до России, то тут же разворовывались олигархами, окружившими «гаранта». Страна с подачи Ельцина и либералов-ельцинистов потеряла суверенитет. Народ, брошенный государством на произвол судьбы, вымирал по миллиону в год.
Куряне в 1996 году в пику «гаранту Конституции» главой областной администрации избрали его личного врага – бывшего вице-президента, бывшего узника Лефортово, генерал-майора авиации, Героя Советского Союза Руцкого Александра Владимировича. Став руководителем области, входившей в так называемый либералами «красный пояс», Руцкой тут же объявил себя губернатором.
Был этот год богат и на события в жизни курской писательской организации. Во-первых, по примеру Фетовских чтений, в Хомутовке стараниями журналиста и литератора   Николая Аверьяновича Шатохина были учреждены Карповские чтения – в честь прозаика и поэта Пимена Ивановича Карпова (1886-1963). Имя последнего было воскрешено из забытья также стараниями Николая Шатохина. Во-вторых, писатель Борис Агеев стал редактором альманаха «Толока», издаваемого «Славянским домом» (позже – Издательским домом «Славянка»), учрежденным бывшим главным редактором «Молодой гвардии» Николаем Ивановичем Гребневым. В «Толоке», издаваемой тысячным тиражом, стали систематически печатать произведения курских писателей и литераторов. В годы «лихолетья» это стало великим подспорьем для курской пишущей братии.
Новое развитие получила и «Крона», учрежденная Владимиром Павловичем Детковым в 1992 году. Проведя апробацию на книгах Деткова и Коркиной, выпущенных в свет в 1992 году, книжное издательство «Крона» с 1994 года приступило к массовому изданию книг курских писателей и литераторов, используя полиграфические мощности областной типографии (ул. Энгельса, 109). Правда, небольшими тиражами. Деньги на издание книг выпрашивали у руководителей предприятий, державшихся еще на плаву. Те мялись, недовольно хмурились, но давали понемногу, кто горсть, кто щепотку, кто бумаги десть. Выходило, как в русской пословице: «С миру по нитке – голому рубаха».
В результате, как отмечается в первом выпуске альманаха «Порубежье» за 1997 год, к данному моменту было издано более 40 книг курских авторов – писателей и литераторов, поэтов и прозаиков. Раньше подобного книжного «звездопада» никогда не наблюдалось, как и не наблюдалось массового притока курских литераторов в Союз писателей. Только в период с 1991 по 1999 год членами Союза писателей России стали Юрий Асмолов, Сергей Бабкин, Александр Балашов, Василий Бережнов, Татьяна Горбулина, Виктор Давыдков, Владимир Конорев, Вадим Корнеев, Николай Леверов, Вячеслав Мараков, Леонид Наливайко, Анатолий Трофимов, Владимир Чемальский (Муха), Николай Шадрин. И в этом, несомненно, заслуга Владимира Павловича Деткова.

И вот в 1996 году вновь в «Кроне» под редакцией Владимира Павловича Деткова выходит книга Коркиной «Земные токи». На этот раз она в твердой ламинированной обложке бурого цвета с профилем древнегреческого поэта-мыслителя из литературных хрестоматий. Тираж 3000 экземпляров. В книге стихи, поэма и миниатюры. Как и предыдущую, эту книгу открывает фото автора и его послание читателю. На этот раз послание двухстраничное, с некоторыми биографическими моментами, повествующими, в том числе, и о начале творческой деятельности. К тому же сопровождается стихотворением «Как я живу?», о котором уже говорилось выше.
Начиная речь о стихах, стоит отметить, что в книге четыре тематических раздела – «Прекрасна жизнь, ее приветный жест…», «Я умею быть счастливой всем невзгодам вопреки…», «На свете прожить без несбывшегося невозможно» и «Душа свободой окрылилась», а также «Поэма о празднике». Многие стихотворения разделов уже прошли обкатку на страницах «Курской правды» и журнала «Подъем», но многие, в том числе и «Поэма о празднике» печатаются в книге впервые. И таких – большинство.
Старт первому разделу книги задает стихотворение без названия, начинающееся со строки «Кипящее черное варево туч…». Казалось бы, концентрация кипящей черноты первой строки должно вылиться в тоску зеленую и мрак уныния всего стихотворения, как бы подчеркивая не самые лучшие временя в стране и обществе, но нет, уже в следующих строках, несмотря на «молнии росчерк и грома раскаты, в этом хаосе рождается луч победного солнца». А в четвертой строфе вообще все залито «ликующим» радужным светом жизни:
Свой свет излучает нам роща берез,
Ликующе радуга в небе повисла…

Свет побеждает тьму. И далее во всех стихотворениях, о чем бы в них ни шла речь, животворящий солнечный свет поэтического слова льется нескончаемым потоком, одаряя читателя теплом и добротой, бесконечным оптимизмом, верой в лучшие предначертания человеческой жизни.
Простая тихая окрестность.
Родник. И заросли ольхи.
О чем-то голосом воскресным
Поют в деревне петухи.
Под ствол ольхи присядешь тонкий
И вдруг почувствуешь спиной:
Звенят в стволе земные токи
Свободной радостной струной.
И жизнь представишь
                длинной-длинной,
Как та дорога вдалеке,
Когда услышишь звук старинный
Воды, журчащей в роднике.

В разделе стихи о природе и временах года, о малой родине и родительском доме, где много тепла, доброты, света и материнской любви.
Три окна на улицу,
Во дворе крыльцо,
Возвещает курица,
Что снесла яйцо.
У колодца бабы
Ведрами гремят.
И плывет из сада
Яблок аромат.
Утром ставит мама
В погреб молоко…
Это детство. Память.
То, что далеко.
Но беда закружится,
И как свет в лицо –
Три окна на улицу,
Во дворе крыльцо. 

Или вот «Приезд на родину», которое без пронзительного щемления сердца, без подкатывания слез читать невозможно, ибо здесь речь о твоем собственном доме, давно покинутом, но по-прежнему родном и самом дорогом на белом свете:
Без меня отходит поезд.
Что ж, счастливого пути!
До свиданья, беспокойство,
Хоть на время отпусти.
Через поле, через речку,
Через тишь да благодать
До знакомого крылечка,
Как до глаз, рукой подать.
А с высокого пригорка
Дом навстречу мне летит,
Сладко-сладко, горько-горько
В душу окнами глядит.
Знаю, ждет меня там чудо:
У калитки постою
И забуду, как причуду,
Неприкаянность свою.
И забьется сердце гулко,
И поверит, что была
Я не дальше переулка
У околицы села.

А еще о выборе дороги жизни, о подругах детства и о поэтессах. Последнее стихотворение пронизано философией и некоторым интеллигентным укором в адрес Ю. Кузнецова, однажды обронившим, что слишком много появилось поэтесс:
Ах, как много поэтесс!
Видно, их попутал бес,
Сбил их с праведной дороги,
Ухмыльнулся да исчез.
Бабья доля – видит Бог! –
Вот вам – печь, а вот – порог,
Вот вам стены в вашем доме,
Вот вам – пол, вот – потолок…

Стихотворения второго раздела «Я умею быть счастливой всем невзгодам вопреки…», по большому счету, раскрывает нам внутренний мир поэтессы. Потому, на мой взгляд, он самый исповедальный. Всего лишь по одной строфе из разных стихотворений:

***
Прекрасен день с рассвета до заката.
В душе – избыток света и добра.
Легка моя дорога и крылата,
Как росчерк вдохновенного пера…

***
Моя душа – родник мой звонкий.
Все, что имею, то для всех…

***
Любовь моя, любовь моя,
Спасешь или погубишь?..
Кому-то – трели соловья,
А мне – замок на губы…

***
Я нищая, как сад перед зимой.
Где плод, где лист зеленый – хоть единый?
Щетинится орда кустов малины
Колючками во внешний мир живой…

***
Когда болеет плоть,
И дух – во тьму, как в сети,
Себя перебороть
Есть высший смысл на свете…

***
Певунья, хохотунья и гордячка,
Какая тебя вымотала качка?..

***
Не сосчитать своих ошибок,
Да и считать их смысла нет.
Закон природы мудр и гибок,
И жизнь – всегда эксперимент…

***
Карапузик, мамин сбитень,
Краснощек и любопытен,
По дорожке – топ да топ…
В небо смотрит – изучает:
Кто там солнышко включает?
Засмотрелся – наземь хлоп!

Третий раздел «На свете прожить без несбывшегося невозможно…» состоит из одиннадцати стихотворений, через которые красной нитью проходит мысль, что, несмотря на все личные неудачи, впереди может быть и хорошее. А черту всему подводит стихотворение «Наставление себе». В нем – и философия жизни, и диалектика, и усмешка, и самоирония.
Суетишься, Валентина!
Зря хватаешь два ведра:
Сладкой ягоды – малины
Отошла уже пора.
Успокойся, Валентина!
По годам тебе и честь:
Горьку ягоду рябины
Не отказывайся есть.

После третьего раздела, по идее, должен идти четвертый и только в конце стихотворного цикла – поэма. Но в данном случае «Поэма о празднике» «встряла» между третьим и четвертым разделами.
О чем же эта поэма, написанная, еще в 1977 году и почти два десятилетия пролежавшая в столе поэтессы? Как мне видится, о ней самой, о ее любви, о ее непростой судьбе.
Где кнопка звонка?
Поднимайся, рука!
Рассыпь там,
           за стенкой, смешинки.
Комедия скоро начнется.
Легка
Моя роль – невесомой пушинки…

Только действительность куда прозаичнее мечтаний, а потому:
Как я задыхаюсь!
Ах, мальчик, спаси!
Дай руки – и ту, и другую.
Доверчивый свет свой
                в глазах не гаси,
Когда твои руки целую.

А вот и финал:
Потом была лестница.
Призрачный свет.
Я медленно вверх поднималась.
И я сознавала, что сил – моих – нет,
Но Высшая Сила – осталась!

Когда внимательно читаешь «Поэму о празднике», то складывается впечатление, что это крик души, что писалась она не обостренным умом и даже не пылким сердцем, а обнаженными нервами человеческого естества. Причем алой кровью по холсту жизни. Впрочем, возможно, и ошибаюсь…

Четвертый раздел книги «Душа свободой окрылилась» состоит из 24 стихотворений, среди которых уже известные по предыдущим публикациям в периодической печати и в предыдущих книгах «Слово о правде» (оно открывает раздел), «Время», «Время за полночь…», «Баллада о мужике» и «Баллада о душе», «Старшие товарищи», «Ветеран», «Рыбалка» и другие. Многие стихи уже рассматривались и частично цитировались. Поэтому остановимся на стихотворении без названия, имеющего эпиграф: «Поколение сорокалетних называют несостоявшимся, потерянным».
За нами – ни грома, ни пыли:
Бесследно пропали…
Одно несомненно: мы были!
Мы были вначале.
Мы – чахлые дети эпохи
Лишений военных…
Но светлые были истоки
Заложены в генах!
Мы в радости были зачаты –
Уж матери знали! –
Домой возвращались солдаты:
От-во-е-ва-ли!
Высоцкого и Окуджаву
Мы в юности пели –
Их песни и нас, и державу
Будили и грели.
А время наотмашь хлестало
Нас ложью по душам,
И в воздухе душном витало:
«Задушим! Задушим!»
Душили, ломали – хоть тресни!
И в том преуспели.
И мы те же самые песни
По-прежнему пели.
Когда, как туман над рекою,
Рассеялся морок,
И мы оглянулись с тоскою, –
Нам было по сорок.
По сорок. А где эти годы?
Где звонкое слово?
…А были и мы из породы
Огня золотого.

По-видимому, это стихотворение было написано в самом начале горбачевской «перестройки», когда были модны в интеллигентских кругах разговоры о «свободе» и «застое», о «демократии» и «правах человека», о доминирующем положении личности над государством и многом другом. К чему все это пришло с развалом СССР и прорывом во власть ельцинистов на плечах интеллигенции, стало понятно лишь позже. В итоге, поколения – и сорокалетних, и тридцатилетних, и двадцатилетних, и всех прочих – стали не только «потерянными», но и ненужными. И в первую очередь стала не нужна власти олигархов и коррупционеров настоящая русская интеллигенция, обладавшая чувством сострадания и сопереживания, совестливости и справедливости. Таким образом, это стихотворение Коркиной, не только скорбь по «потерянному» поколению сорокалетних, но и постоянный укор всем тем, кто стоит у кормила власти и вспоминает о простом народе только тогда, когда беда уже переступила порог Отчизны. Именно тогда-то: «Братья и сестры! Спасайте…»
Обзор же этого раздела закончим двумя небольшими по объему, но емкими по содержанию стихотворениями: «Предложение и спрос» и «Поэзия вне времени…».
– Вольному воля! Спасенному рай!
Воля или рай? – поскорей выбирай!
– Разве тут выберешь скоро-то, коли
Воля без рая, а рай – да без воли.

***
Поэзия вне времени. Она
Связует все былые времена,
И настоящие и будущие – тоже.
Не потому ли тот,
Кто к ней приник,
Одновременно – мальчик и старик,
И дерзкий юноша, чей взгляд
На вечность скошен.
 
Как уже отмечалось выше, в «Земные токи» впервые были включены миниатюры, апробация которых прошла в газете «Курская правда». Всего – тридцать одно произведение. Есть и уже знакомые, как, например, «Сесиль», «Люди и голуби», «Военная музыка», «Как будто счастье есть», так и десятки новых, нигде ранее не публиковавшихся, а сразу же включенных автором и редактором в книгу.
Выше уже приводился небольшой аналитический разбор одного такого произведения, поэтому повторяться не стоит. Зато следует отметить, что эти произведения «малой формы» Коркиной достойны отдельного глубокого рассмотрения не только критиками, но и учеными-филологами. И надеюсь, что профессорско-преподавательский состав КГУ предложит своим студентам и аспирантам этим серьезно заняться.

Книга «Земные токи» подписана к печати была 29 ноября, а вышла в свет в конце года. Широкая читающая публика ознакомилась с ней в начале 1997 года, но уже 25 апреля в «Курской правде» опубликована заметка учащихся 11 класса курской средней школы № 35 И. Гвоздилиной, О. Стародубцевой и других «Нас пленила лирика».
«В нашем школьном музее литературного краеведения появился новый сборник стихов с автографом автора, – пишут они. – Мы говорим о томике стихов курской поэтессы Валентины Коркиной «Земные токи», от одного названия которого веет теплом.
Почему именно эту поэтессу читаем сейчас мы, школьники, и даже наши мамы? Наверное, потому, что она остро и трепетно переживает проблемы наших дней, не боится говорить «о российской судьбе / думать дерзко и весело, / как о главном в себе».
Такое признание юношества, пожалуй, самая дорогая оценка творчества, которой позавидуют многие поэты и прозаики. Ибо их устами глаголет если не истина – из младенческого возраста давно вышли – то уж точно открытый порыв души, искренний и чистый, подстать искренности и чистоте поэзии самой Коркиной.
Такая же откровенная и искренняя характеристика поэтессе дается и ниже: «Взъерошенная, зимняя, отчаянная, с «крылатой душой», она пришла в нашу школу два года назад отдельными стихами, а теперь стремительно ворвалась, околдовала нас, юных, своеобразным дневником человека, способного на искренние чувства и отзывчивого на чужую боль, умеющего быть счастливым всем невзгодам вопреки».
Заметка школьников хоть и небольшая по размеру, но значительная по содержанию, по радости открытия, по любви к творчеству поэта и, следовательно, к поэзии вообще, по искренности поколения, еще не отравленного пропагандой наживы, алчности и глумления над духовными ценностями.
Мало того, что старшеклассники школа № 35 имени К.Д. Воробьева опубликовали заметку в газету, они еще и сочинения по данной книге написали, такие же искренние и теплые, как и заметка. Такому трогательному отношению юных читателей позавидуют многие писатели – не многим повезло вместе со своими произведениями стать «героями» школьных сочинений. Валентина Михайловна уподобилась такой чести, и в настоящее время бережно хранит эти сочинения-откровения, точнее, их ксерокопии в личном архиве.
Иного плана профессиональная рецензионная статья писателя Татьяны Горбулиной «Поэма о празднике», опубликованная 14 ноября 1997 года «Курской правдой». В стихах Коркиной Горбулина видит «неиссякающую исповедь надежды», «обилие космических метафор», «знаковую разность метафор: любовь – дает, обида – отнимает» и так далее.
«В одном из ранних стихотворений у Валентины Коркиной есть знаменательная строчка, – пишет Горбулина и далее цитирует: «Я умею быть счастливой всем невзгодам вопреки». – И если уж и ей не быть счастливой, то кому же!?» – недоумевает она, вполне оправданно понимая счастье в творчестве. А раз есть творчество со всеми его нюансами, то есть и праздник. И считает, что «именно об этом совсем нерадостная в первом приближении «Поэма о празднике».
Кроме выхода книги «Земные токи», в 1996 году произведения Коркиной продолжали публиковаться в «Курской правде». Так, 1 января был напечатан рассказ «Если не бояться «людоеда», 29 мая – «Неумирающий «тяп-ляп», 12 июня – «Хочешь стать примой – сыграй роль Бабы-Яги». 14 сентября последовала очередная порция миниатюр «Грани», а 10 декабря публикуется заметка «С позиций доброты».   
Журналистика, писательская деятельность и поэзия у Валентины Михайловны давно идут рядом. Вот и появление рассказа о талантливой учительнице из школы № 29 города Курска Л.В. Бурловой «Если не бояться «людоеда» – очередной плод этого дружного триумвирата. Здесь и открытие новой поэтессы и талантливого художника, рисующего космические картины», и исследование ее творчества и жизни. А как итог – прекрасная подача материала читателю.
А очерк «Неумирающий «тяп-ляп» продолжает серию печатных работ Валентины Коркиной на тему морали и социальной незащищенности простого человека от воцарившейся повсюду безалаберности, безответственности, наплевательского отношения к исполнению своих обязанностей как на бытовом, так и на государственном уровнях.
В статье «Хочешь стать примой – сыграй роль Бабы-Яги» Валентина Михайловна знакомит читателей с известным писателем и талантливым актером Николаем Шадриным, возглавившем в школе № 49 драматический кружок. Но речь здесь идет не только о Николае Ивановиче, что уже само по себе отрадно, а еще и о студийке Юлии Асеевой, призере многих конкурсов самодеятельных артистов. Следовательно, очередное открытие талантливой личности.
В статье «С позиции доброты» речь идет о выходе поэтического сборника Зинаиды Волковой «Мое биографическое время».
«Убежденность автора в торжестве добрых сил над злыми абсолютна, и это много значит в наше сложное время, – процитировав несколько строф, пишет Валентина Михайловна о творчестве Волковой. – Думается, что читатель по достоинству оценит такую позицию творческого человека».      

1997 год в творческой жизни Валентины Коркиной ознаменовался не только статьей и сочинениями школьников по ее книге, не только их статьей в областной газете и статьей коллеги по перу Т. Горбулиной, но и ее собственными произведениями, увидевшими свет в местной периодике. Так, «Курская правда» 7 февраля публикует произведения Коркиной «Чистым голосом» и «Встречи в долине Рая…», а 20 мая – «Бесплатный сыр?». В «Толоке» (№ 42) печатается подборка стихов под общим заголовком «Движется время…».
В статье «Чистым голосом» Валентина Михайловна рассказывает читателям о выходе книги поэта Александра Судженко «Оклик с Фагора», изданной «Кроной». Она не только много цитирует, но и отмечает: «В чистом голосе поэта – во всех его стихах – нежность и мудрость. Нельзя не оценить и его творческую смелость, гражданскую позицию. Его стихи хочется перечитывать, потому что они точны по выражению чувства и мысли, поэтичны, наполнены добротой и любовью к людям, верой в крепость «русского духа».
Замечательные слова! От сердца сказаны.
В очерке «Встреча в долине Рая…» речь идет о творческой встрече с тружениками Михайловского ГОКа, а в статье «Бесплатный сыр?» – о социальных, нравственных, криминальных проблемах современного общества, о доверчивости одних и алчности других. То есть о тех же самых проблемах, которыми богато и нынешнее время, ибо они – порождение российского дикого капитализма, бездуховности общества, всеобщего падения нравов.
В 1997 году состоялось выступление Валентины Коркиной на ГТРК по курскому радио с авторским обзором «Земных токов». Сценарий этого выступления с названием «Среда обитания души» в настоящее время хранится в личном архиве поэтессы.
В этом же году в издательстве «Славянский дом» Николая Гребнева под редакцией Бориса Агеева вышел первый номер литературного альманаха «Порубежье», в котором Татьяна Горбулина вновь обращается к книге Коркиной «Земные токи» под рубрикой «Издано в Курске». И вот такую она дает характеристику сборнику: «Удивительно светлая книга. Уже в авторском предисловии – до стихов – читатель попадает из сумеречной действительности в солнечный полдень…»
Несколько ниже пишет: «А еще ассоциации, которые вызывает сборник, – сказочный ларец. Открываешь крышку, и он наполнен не меркантильным серебром да златом, но тем, что подороже будет – негасимым светом».
Еще много добрых и теплых слов говорит Татьяна Горбулина о Валентине Коркиной, величая ее Поэтессой с большой буквы, но мы остановимся на «негасимом свете», ибо это – попадание в цель, в «десятку». Свет, поток света, лучезарие – это и поэтический стиль и литературный почерк в творчестве Валентины Михайловны.
Описание этого года в жизни поэтессы завершим тем, что она получила Почетную грамоту Государственного комитета Российской Федерации по печати и Российского комитета профсоюза работников культуры. Так высоко был оценен ее журналистский и литературный труд на Курщине.

В области развития культуры и общественной жизни в Курском крае 1997 год стал знаменателен тем, что по инициативе Николая Гребнева и по ходатайству всего журналистского корпуса области в Курске был учрежден Дом журналиста. Распоряжение подписал губернатор Александр Руцкой. Так у курских журналистов появился единый центр, где они могли бы собираться в любой день и час без оглядки на арендодателей.

Новый, 1998 год, в журналистском и писательском творчестве Валентины Коркиной стал не менее насыщенным, чем ушедший год.
Во-первых, 13 января, в день Российской печати, она в первый раз стала лауреатом творческого конкурса имени В. Овечкина в номинации «За лучшую журналистскую работу года».
Во-вторых, 3 февраля Валентина Михайловна в статье «Спасибо за письма!» через «Курскую правду» благодарит всех читателей за их письма в редакцию, что имеет прямое отношение и к ее лауреатству в творческом конкурсе имени В. Овечкина и вообще к ее журналистскому творчеству.
А 6 марта и 3 апреля «Курская правда» публикует ее стихи «И запахи талой земли», «Еще деревья так черны…». А малотиражка АО «Курскхимволокно» «Лавсан» печатает стихотворение «Ветеран».
8 декабря вновь в «Курской правде» Валентина Коркина помещает большую полемическую статью  «Это мы не проходили» о засилье русского языка иностранными словами и словами-непотребщинами, а «Городские известия» – большущую подборку произведений курских авторов в честь 40-летия Курской писательской организации. В подборке стихи Н. Асеева, В. Алехина, Ю. Асмолова, С. Бабкина. А. Баевой, Л. Боченкова, А. Вориводиной, В. Давыдкова, И. Зиборова, Н. Истомина, В. Каневского, В. Конорева, Н. Корнеева, В. Корнеева, В. Коркиной. В. Латышева, Ю. Лебедева, И. Лепина, Е. Маслова, Л. Звягинцева,Е. Моложаевой, В. Москаленко, Л. Наливайко, В. Нарыкова, Н. Овчаровой, П. Пехлецкого, Э. Пименовой, Е. Полянского, Н. Рознатовского, Р. Романовой, Н. Сидоренко, А. Судженко, В. Трошина, М. Тутова, Л. Шелест, В. Чемальского. Проза – В. Деткова, Ю. Першина, В. Бахмута, В этом же номере большое интервью  Л. Павловой с Владимиром Павловичем Детковым.
Валентина Коркина представлена изумительным и всегда современным, всегда актуальным стихотворением «Ты верь».
В этом году Валентина Михайловна весьма тесно взаимодействовала с газетой «Наш край» Николаевского района Ульяновской области, общаясь со своими земляками. Так, 21 мая в данной газете почти на всю полосу была напечатана статья «Сердце не обездолится», посвященная 70-летию района. В ней поэтесса делится с читателями воспоминаниями о своем детстве и своих подругах, рассказывает о годах учебы в университете и своих трудовых каникулах в Уфе, Горьком, Красноярске, Воркуте, Хабаровске и в Крыму, добрые слова пишет о родителях, учительнице, хозяевах квартир, дававших ей приют. «Нет на свете ничего дороже родины – это я знаю точно, – делится она своим опытом. И далее поясняет: – Мне грешно жаловаться на свою жизнь. Я многое видела, многое поняла в жизни и считаю себя счастливым человеком».
В этом же номере «Нашего края» стихотворение «Подруги детства», о котором мы выше не раз упоминали, но ни одной строчки не процитировали. Теперь пришла пора этот «пробел» ликвидировать, представив хотя бы пару строф.
Где же вы, подруги детства?
Слышу ваши голоса –
Дайте только мне одеться –
И начнутся чудеса.
Прибегу к тебе, Алена, –
Будем песни распевать,
На траве сидеть зеленой,
Полотенце вышивать.
Только ахнут бабка Фрося
С бабкой Марьей – знатоки:
«Ах, какие вышли розы!
Ах, какие петухи!» 

А 26 мая в этой газете будет статья заведующей никулинской библиотекой Т. Казаковой «Иду я тропкой света» о землячке Валентине Коркиной. Много добрых и ласковых слов нашла Казакова в адрес поэтессы. И вообще она еще не раз будет напоминать никулинцам о Коркиной, а Коркиной о том, что ее знают и любят никулинцы разных поколений, что ее произведения читают и в библиотеке, и в школах района.
Вот такая обратная связь установилась у Валентины Михайловны с малой родиной, которой «нет ничего дороже» на белом свете.


НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ И ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ
 
В 1999 году, в январе, вышел первый выпуск «Толоки», в котором вновь была подборка стихов Валентины Коркиной. Следом, 5 марта «Курская правда» дает ее подборку из новых стихов «Волшебный день», а 31 марта – миниатюры «Загадка», «Любовь и голуби» и другие под привычным уже для читателей общим заголовком «Грани».
В «Толоке» было три стихотворения: «Кипящее черное варево туч…», «Звезда над миром загорится…» и «Рисуй, зима, на окнах елки…». О двух первых стихотворениях речь уже велась, поэтому предлагаем третье.
Рисуй, зима, на окнах елки
И черноту своди на нет,
Чтоб засияли из-под челки
Мои глаза на белый свет.
Пока мудрейшая природа
Ко мне щедра, как лучший друг, –
Бодрит морозная погода,
И столько чистоты вокруг,
Что, кажется, она отбелит
Дороги, мысли, города,
И озареньем не обделит
Во все грядущие года.

Что же касается подборки из новых стихов в областной газете за 5 марта, то она состоит из семи стихотворений и сопровождается удивительно художественным фотопортретом поэтессы. А из стихов представлены «Благовещение, «Как просто смять в руке травинку…», «Полоска красная зари», «Я думаю…», «Молитва» и другие.
Предлагаем «Молитву», как очередное знаковое произведение, небольшое по объему, но емкое по содержанию и философскому наполнению:
…Да не обмелей, душа, как речка,
Да не стань холодной, словно лед,
Сохрани навек в себе местечко –
То, где птичка певчая живет!
А всего важнее и дороже,
И необходимее всего:
Пусть в тебе не смолкнет
Голос Божий,
Чтоб всегда я слышала Его…

7 апреля «Курская правда» публикует статью «Уличные страдания…», затем, 23 июня, – «Из блокнота репортера». А в последующих двух выпусках, 27 августа и 14 сентября – миниатюры «Земные ценности», «Дура» и другие из цикла «Грани».
22 сентября под рубрикой «разговор с читателем» «Курская правда» печатает статью «Халтурщики», название которой красноречиво говорит о теме разговора. И завершают этот год два выпуска миниатюр 22 октября и 18 ноября. Среди произведений «Клёпа» и «Разговорчики».
В этом году свое внимание обратила на творчество Валентины Михайловны Коркиной газета «Курск». В ней 25 августа на 11 странице была напечатана подборка стихотворений  ведущих курских поэтов: Юрия Асмолова, Сергея Бабкина, Виктора Давыдкова, Валентины Коркиной, Николая Корнеева, Вадима Корнеева, Владимира Чемальского и Алексея Шитикова. Валентина Михайловна здесь дебютирует стихотворением «Тот живет в ожидании чуда…».
Тот живет в ожидании чуда:
Чтобы жареный гусь лег на блюдо –
Сам – в средине пустого стола;
Чтобы нынче иль завтра – скорее –
Взять да выиграть вдруг в лотерею, –
Вот бы жизнь развеселой была!

Всего лишь несколько строк – и перед читателем четкий портрет представителя общества потребления. О труде и созидании они не мечтают. Им подавай готовенькое да побольше…
   
1999 год в жизни российского общества ознаменовался подготовкой и празднованием 200-летия со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина. Готовились к этому важному в культурной жизни страны событию и власти курской области, и курские литераторы. Был объявлен конкурс,  в котором многие писатели, в том числе и Валентина Михайловна Коркина, приняли активное участие.
Впрочем, для Коркиной этот год начался с того, что на День работников печати, 13 января, она в очередной раз стала лауреатом творческого конкурса имени В. Овечкина. На этот раз в номинации «За лучший очерк года». (Представила же она на конкурс очерк «А душа обнимает мир»). Но еще до этого, 3 января, в газете «Аргументы и факты» была большая статья Владимира Деткова, с не по-писательски длинным названием «Истина будет принадлежать тебе только в том случае, когда ты будешь ей следовать». В статье, ведя речь о роли писателя в современной жизни, Детков ссылается на пример Валентины Коркиной, которой один из читателей прислал письмо со словами благодарности: «Спасибо за то, что вы спасли мне жизнь!»
В этих словах заключается высшая оценка поэзии Коркиной: поэтическое слово не только лечит – что является истиной, аксиомой, не требующей доказательств,  – но и спасает, оказывается, саму жизнь – наивысший божественный дар человеку.
По итогам же литературного конкурса в честь 200-летия со дня рождения Пушкина она стала лауреатом, получив Диплом (6 июня). Кроме того, ей была объявлена Благодарность министра культуры РФ В.К. Егорова за активную работу по подготовке празднования и проведения праздничных мероприятий, посвященных 200-летию великого поэта. А прозаик и редактор Борис Агеев тысячным тиражом издал спецвыпуск «Толоки» (№ 24), в котором опубликовал работы лауреатов и конкурсантов. И теперь этот документ литературно-культурной жизни страны и области хранится и у писателей – участников конкурса, и у читателей, и в Курской областной научной библиотеке имени Н. Асеева.
Об итогах Пушкинского конкурса небольшую заметку написала и сама Валентина Коркина, опубликовав ее 9 июня 1999 года в газете «Курская правда». Среди лауреатов она называет Евгения Ивановича Носова – за рассказ «Алюминиевое солнце», Михаила Еськова – за рассказ «Брат мой меньший», Алексея Шитикова – за цикл стихов о Пушкине и о России, Бориса Агеева – за эссе «А такой рати еще не слыхано», Николая Шадрина – за роман «Армагеддон», Вадима Корнеева – за цикл стихов о Пушкине, Елену Холодову – за книгу очерков «Усадьбы Курской губернии», Александра Балашова – за эссе «К барьеру» и Сергея Бабкина – за подборку стихотворений. Что и говорить – прекрасный перечень имен и работ.

2000 год в творчестве Валентины Коркиной ознаменовался тем, что 14 января она публикует в «Курской правде» песню о В. Жириновском «Он так похож на принца», а 3 марта представляет подборку из новых стихов. Если «Песнь о Жириновском» иронична, даже где-то на грани гротеска, то стихи – о насущном: о бедствии народа, о бедствии страны, о гибели идеалов и надежд.
Послеталися птицы черные,
Закартавили: карр… да карр…
Что ж ты, Русь моя непокорная,
Разве стерпишь такой кошмар?
Нет отбоя уже от нечисти –
Не проехать и не пройти…
Что ж ты охаешь все да мечешься
На тернистом своем пути?
Да тебе ли – с такими храмами
Да святою твоей водой –
Любоваться своими ранами,
Упиваться своей бедой?
Половецкого да немецкого
Это иго похуже, знать…
Что же посвиста молодецкого
Твоего давно не слыхать?

Но более важным событием в творческой жизни поэтессы этого года стал выход в Москве поэтической антологии, посвященной 200-летию со дня рождения А.С. Пушкина «Я помню чудное мгновенье…». В этом огромном, подарочного исполнения,  красочно оформленном, с прекрасной полиграфией фолианте на 200 странице, снабженной профилем великого поэта, было и стихотворение Валентины Михайловны «Как легко и разбужено…».
Попасть в такую поэтическую антологию, в которой имелись произведения самых известных художников слова России разных эпох и времен, современные поэты России считали за честь. И такая честь выпала на долю Валентины Михайловны Коркиной, а также Виктора Давыдкова, Ивана Зиборова и Алексея Шитикова.

Заканчивался старый век, заканчивалось второе тысячелетие. В России закончилась эпоха Ельцина, но не ельцинистов, а в Курской области губернатор Александр Первый Руцкой, уступил кресло Александру Второму Михайлову. Оба остались друг другом недовольны…


В НОВОМ ТЫСЯЧЕЛЕТИИ

Творческая жизнь в новом тысячелетии у Валентины Михайловны зримо отразилась на страницах первого номера журнала «Толока». В нем под общим заглавием «Ревность» были напечатаны небольшие рассказы, давшие старт целой серии произведений из цикла «Женские истории». В данном выпуске дебютировали «Красные розы в стакане», «Под шум дождя», «Ревность» и «Знойный июль».
Вышеназванные рассказы, в отличие от миниатюр, вошедших в цикле «Грани», крупнее по текстовому выражению, в них главные героини – женщины с непростыми судьбами. Часто – замужние женщины. Отличительной чертой этих рассказов является их психологическое насыщение, заставляющее читателя переживать за судьбу каждой героини, сочувствовать, а, возможно, даже возмущаться. Только равнодушия, точно, не будет. А еще в этих рассказах нет моралистики и нравоучений со стороны автора. Идет простая подача факта, правда, высоким художественным языком, и только читателю решать: насколько нравственно или безнравственно поступает та или иная героиня в поисках своего «женского» счастья.
Вскоре за «Женские истории» Коркиной ухватилась «Курская правда» и с мая по октябрь отвела под них шесть выпусков. 31 мая публикует «Все у тебе теперь благополучно…», 5 июля – «Под шум дождя», 2 августа – «Знойный июль», 16 августа – «Аполлон и Серая мышка», 27 сентября – «Ревность», 25 октября – «Несерьезные игры» в любовь».
«Женские истории» пришлись читателю по душе, но и стихи поэтессы продолжали его волновать. Сборник «Земные токи» по-прежнему не давал покоя даже школьницам. И вот 13 ноября районная газета «Медвенские новости» печатает статью ученицы 8 класса Елены Мигуновой «Стихов пленительная радость». В статье школьница не только делится тем, как всем классом читали стихи Коркиной, а затем писали по ним сочинения, но и благодарит поэтессу за ту радость, которую доставили как сами стихи, так и общение с их автором (очно, при встречах, и в письмах).
Кроме «Толоки» и «Курской правды» к творчеству Валентины Коркиной в этом году обратился и журнал «Подъем». В шестом номере журнала прошла подборка новых стихов поэтессы под общим названием «Минуй меня мышиная возня».

В 2001 году Курская писательская организация понесла невосполнимую утрату – 15 августа не стало Николая Юрьевича Корнеева, известного в стране поэта, некогда одним из первых увидевшего в молодой журналистке поэтический дар.
И вообще начало нового тысячелетия для писательского сообщества Курской области оказалось скорбным. В июне 2002 года не стало сразу двух столпов художественного слова – Евгения Ивановича Носова и Петра Георгиевича Сальникова. В 2003 году трагически оборвалась жизнь талантливого прозаика Татьяны Дмитриевны Горбулиной.  В 2005 году из жизни ушли талантливые поэты Сергей Павлович Бабкин и Анатолий Константинович Трофимов. Первому было 44 года, второму – 58 лет. В следующем 2006 году не стало писателя-фронтовика Василия Семеновича Алехина, часто называемого «курским Островским» и Николая Ивановича Леверова.
Но жизнь продолжалась. Так уж она устроена, наша жизнь, что одни уходят, а другие приходят, чтобы тоже когда-то уйти… У Владимира Павловича Деткова есть талантливейшая миниатюра, посвященная Константину Дмитриевичу Воробьеву, «Живые и усопшие», в которой сказано, что «живые закрывают глаза умершим, а ушедшие из жизни нередко последним движением души своей на многое открывают глаза живым!» И открывают глаза, и заставляют переосмыслить собственный пройденный путь, и на многое взглянуть по-иному, под другим углом зрения, и провести переоценку прежних ценностей и идеалов, и расставить новые акценты в деятельности…

2002 год в творческой жизни курской поэтессы был не менее насыщен, чем предыдущие. Ведь это ее юбилейный год – шестидесятилетие. И сама она своим творчеством, и близкие ей люди стараются сделать так, чтобы этот год запомнился чем-то хорошим. Например, очередным выходом новой книги. Но и смерть уважаемых людей, особенно Мастера, внесла свои корректировки. Если 6 марта в «Голосе народа» было опубликовано лирическое стихотворение «Под шум дождя», то уже 18 июня, на шестой день после смерти Евгения Ивановича Носова, в «Курской правде» напечатано стихотворение Валентины Коркиной «Прощание», стихотворение-плач, стихотворение-крик, стихотворение-боль души. Написано оно 15 июня, в день похорон. Приведем его полностью, вместе с эпиграфом, взятым автором из произведения Мастера.

…Оставлены только
сигнальные фонари на мачтах…
Е. Носов. «И уплывают пароходы,
и остаются берега»

В день безрадостный летний
Сердце болью сожмёт:
Уплывает последний
Ваш земной пароход.
Ах, Евгений Иванович,
Душат горечь и хмарь…
Но Вы сами сказали ведь
Про сигнальный фонарь.
Вот горит он на мачте,
И урчат дизеля…
Виден будет нам, значит,
Добрый свет корабля.

 25 июня «Курская правда» вновь обращается к поэтическому творчеству Валентины Михайловны и публикует подборку ее стихов под общим заголовком «А может быть, и я не безразлична устройству Мира…» На этот раз в подборке семь стихотворений. Среди них «Мандельштам», «Перекличка, «А все-таки…» и другие. Стихи написаны в разное время, но их объединяет тема, отраженная в заглавии – размышление о мироустройстве, о бытии человека, о себе и о времени…
Кого спросить: что это значит,
Как повелось из века в век,
Что гибнет, мучается, плачет
От человека человек?

Это первая строфа из стихотворения без названия, а следующая из стихотворения «А все-таки…»:
А все-таки нет-нет да постучит
Березовая веточка в окошко.
А все же Тот,
             Кто в небе пастушит,
Нет-нет да путь осветит
                звездной крошкой.

Глубокой философией пронизано лирическое стихотворение «У природы задумчивый вид…»
У природы задумчивый вид,
Будто мыслит о виденном – всяком.
Вот и ель у пригорка стоит
Восклицательным знаком:
Видно, бил родничок у корней
И вела к нему тропка когда-то,
А сегодня – осока над ней
Да в болотце растут лягушата.

Ко дню рождения поэтессы благодаря меценатской помощи М.Н. Топоркова тысячным тиражом в Курске вышла небольшая (48 страниц) книжечка стихов «Но день придет…». В сборнике в основном стихи, ранее не публиковавшиеся в других книгах. И только несколько, особо дорогих автору и, на мой взгляд, знаковых в ее творчестве, как например, «Ты верь!», так же помещены здесь.
Открывает сборник стихотворение «Молитва», завершает – лирическое стихотворение-надежда «Звезда над миром загорится…».
С «Молитвой» мы уже знакомились, познакомимся теперь со стихотворением «Звездой над миром загорится…».
Звезда над миром загорится,
Ей вслед еще одна взойдет,
И мрак бездушный растворится,
И замерцает небосвод.
Смотрю на россыпь светлых точек
В минуты грусти, и в душе
Надежды тоненький росточек
Из тьмы проклюнулся уже.
Что его к свету возносило,
Жить побуждало с ним в ладу?
Какая власть, какая сила
Сроднила душу и звезду?

Как видим, несмотря на «минуты грусти», стихотворение полно света и оптимизма жизни. Светом и пронизаны многие другие стихотворения автора, не мыслящего жизнь без добра человеческого. Но в сердцевине книги немало стихотворений-размышлений не только о себе и своей жизни – такие тоже имеются, – но и о стране. Например, «Кипящее черное варево туч», «Послеталися птицы черные…», «Каждый сам за себя, каждый сам по себе…», «Время серости, время наглости…», «Вот и построили…», «Заблудшая Россия…» и ряд других. Именно в таких стихах раскрывается жизненная позиция Поэта и Гражданина Валентины Коркиной.

***
Время серости, время наглости,
Все страшнее ты с каждым днем.
Не хватает лишь самой малости
Для того, чтобы мир – вверх дном:
Чтобы ты да я, в ком душа жива,
Кто еще не погряз во зле,
Разрешили съесть себя заживо
Наглой ржавчине – серой тле.
   
***
«Заблудшая Россия,
Беспутная краса!
Уж я ли не просила
Открой свои глаза!
Смотри, кто тащит за руку,
Наивную тебя,
То за море, то за реку,
За счастьем торопя.
Куда, с восторгом – О!-кая,
Доверчиво спешишь,
Простушка синеокая,
Тебе покажут шиш.
Ты не гляди за морюшко
В далекие края:
Смотри, каким заморышем
Ты стала, боль моя…»
…Зову – она не слышит,
Сбой не дорожит.
Устала – еле дышит,
Но за море бежит…

Удивительно, каким пророческим оказалось это стихотворение, а сама поэтесса – провидцем, разглядевшим, в отличие от многих наших либеральствующих вождишек, суть западного лицемерного двуличного мира, который нам ставили в пример и куда бездумно вели страну.
Есть в этой книжечке и примеры стихотворений чистой лирики. Наиболее яркое в этом плане, на мой взгляд, следующее стихотворение:
Волшебный день: деревья в инее –
Белым-бело, светлым-светло…
О, если б это помогло
Сберечь в душе и небо синее
И чистоту начала дня,
И тишь, и света ликование, –
Чтоб чье-то черное дыхание
Задеть не смело бы меня!

Кроме сборника стихов «Но день придет…», ко дню рождения поэтессы газета «Городские известия» 14 ноября публикует стихотворения «Осень» и «Последний лист».
Опять ко мне приходит,
Приковывая взгляд,
Святое время года –
Осенний листопад.

Это первая строфа из «Осени», а следующая из «Последнего листа» с великолепным фонетическим рядом из шипящих звуков, создающих иллюзию шороха падающего листка:
Угас, а ему нипочем:
Он кружится, с ветки слетая…
– О чем ты, о чем ты, о чем,
Все шепчешь, к земле припадая?

И в этом же номере «Городских известий» коллега по перу Юрий Петрович Першин в статье «Поэт о поэтессе в юбилей» кратко, но емко сообщает читателю о творческом пути Валентины Коркиной, акцентируя внимание на отдельных моментах ее светлого поэтического наследия.
«Валентина Коркина, когда впервые появилась в Курске была начинающим журналистом и уже сложившимся поэтом, – пишет Першин. – Я даже не знаю, был ли у нее период ученичества как у поэта, у меня такое ощущение, что она сразу стала состоявшейся».
Зная Юрия Петровича, должен заметить: это откровение – высшая оценка начала творческого пути. Больше ни о ком из собратьев по поэтическому сообществу он так не писал и не говорил. И, конечно, заслуженная.
А о стихах, написанных в зрелом поэтическом возрасте Першин сказал следующее: «Стихи ее многие помню, правда, из некоторых всего несколько строк, но они помнятся всем ощущением цельности, доброты и нежности». И это – тоже признание таланта, ибо посредственные стихи не читаются и не запоминаются.
Не забыл Першин и о прозаических произведениях Валентины Михайловны. «А еще нравится мне прозаическая миниатюра о «Чулковой горе», курской улочке… – отмечает он особенности прозы. – В ней все есть: и обрисованная бедность, и почти мистика, а в целом – поэзия, литература».
С юбилеем поэтессу 15 ноября поздравила «Курская правда». Газета, опубликовав редакторскую заметку «Валентина Коркина в кругу друзей», сообщила о проведенном накануне в центральной городской библиотеке творческом вечере и о выходе книги стихов юбиляра «Но день придет…».
В этот же день, 15 ноября, в газете «Курский вестник» была небольшая заметка Павла Рыжкова «Слово в подарок». Журналист вспоминает о ее книгах «Всему живому в лад» и «Земные токи» и советует читателям прочесть их. «Раскройте «Земные токи» на разделе миниатюр, – предлагает он, как бы продолжая речь, начатую Першиным о коркинских миниатюрах. – И, кроме восхищения авторской наблюдательностью, можно испытать чувство «белой зависти»: ведь по красочно запечатленным курским улицам и дворикам сами мы проходили без душевной зоркости, не делали «зарубок» в памяти о словечках, поступках встречных людей, не замечая куда более древнего, нежели мы сами, мира природы…»
О творческом вечере Коркиной в центральной городской библиотеке имени Ф.А. Семенова сообщает 29 ноября и газета «Наш Взгляд» в большой редакционной статье «Творческий вечер Валентины Коркиной».  В статье рассказывается о выступлениях курских писателей А. Шитикова, Н. Шадрина и других, а также о вручении Валентине Михайловне Приветственного адреса и награждении ее Почетной грамотой главы города Курска С. Мальцева.
И раз речь зашла о награждениях, то необходимо отметить, что ей также была вручена Почетная грамота губернатора Курской области А.Н. Михайлова как члену Союза писателей России «За многолетний творческий труд». А еще в начале года, ко Дню российских журналистов, она стала обладателем Диплома 1-ой степени, подписанного губернатором Михайловым 11 января, в номинации творческого конкурса «За цикл очерков о женских судьбах».
И поздравительные статьи в газетах, и поздравления общественности, и награды от городских и региональных властей – все говорит о любви курян к Валентине Михайловне и ее творчеству. И это отрадно, ибо, как не устает повторять патриарх курского писательства Михаил Еськов: «Любите нас живыми!» Это придает сил для творчества.
Еще в газете «Наш взгляд» была подборка стихов юбиляра: вечно юное «Ты верь» и «Живешь…»
Живешь, живешь – и, кажется, устала:
Дождем и ветром щеки исхлестало,
Повыцвели румянец и глаза,
И тучами закрыло небеса.
Но день придет – и светлая минута
Тебе секрет откроет почему-то:
Живешь, живешь – и вовсе не устала,
Хотя дождем и ветром исхлестало
Тебя от ног до головы давно…
Ты дверь откроешь настежь и окно,
Из дома выйдешь – и не надышаться!
Голубушка, на что же обижаться?!

А «Курская правда» 29 ноября публикует очередную большую подборку стихов любимой поэтессы под заголовком «Слышу шелест и гул из прошедших веков…». Среди них «Каждый сам за себя…», «Подражая старинному романсу», «Еще деревья так черны…». «Время серости…» и другие. Всего – девять стихотворений.
Каждый сам за себя, каждый сам по себе…
Не поэтому ли так душа затомилась?
Не поэтому ли и по русской судьбе –
Колесницей тяжелою –
                Божья немилость?
Слышу шепот и гул из прошедших веков –
Это там, на заре зарожденья России
Россы рушат языческих темных богов,
Ищут света Христа, Его правды и силы.
Их молитва чиста: за народ свой – за весь,
За святое Отечество, землю, где жили…
Слышу:
«хлеб наш насущный (не мой!)
«даждь нам днесь (нам – не мне!)
Вот он смысл –
             тот, что мы исказили!
Это стихотворение – одно из многих, посвященных поэтессой свой малой родине. Любовь к земле, к людям, размышления о жизни свойственны и ее стихотворениям о Курске и Курском крае: «Курскими холмами», «Пять утра…», «Шпалы трамвайной линии…», «Серафим Саровский», «Памяти Е.И. Носова» и другим.
2002 год Валентина Михайловна завершила 31 декабря статьей «Пусть улицы мелькают сквозь ресницы…», опубликованной в «Курской правде». Эта статья стала своеобразным продолжением публикации «Когда исчезают границы», опубликованной 29 августа. Тогда речь шла о французе Мишеле Боннефуа, в родословной которого были русские, курские корни по линии деда Тараса Захаровича Иванова. Вспомнив завещание деда побывать на его родине, Мишель Боннефуа прибыл в Россию и добрался до деревни Нижняя Заболоть Курского района, где обрел множество родственников.
Мало того, что о «визите» француза Валентина Михайловна написала статью, она лично познакомилась с ним, вела беседы о культуре, литературе, кино. А Мишель «признался» ей, что имеет отношение к культуре во Франции и пишет тексты к песням.
Казалось бы, поговорили – да и разошлись по своим тихим гаваням… Но не тут-то было. Мишель через общих знакомых с помощью Интернета направил Валентине Михайловне свое стихотворение, которое было переведено на русский язык. Оно настолько понравилось Валентине Михайловне, что она написала новую статью, озаглавив ее строкой из стихотворения, и поблагодарила французского друга за такой новогодний подарок.

Примерно в это время (годом раньше или годом позже – не столь важно), освоив компьютер, она вышла на просторы Интернета, обрела новых друзей-поэтов в ближних и дальних странах зарубежья и стала переводить их стихи на русский язык. А ее стихи, в свою очередь, стали переводить на болгарский и таджикский языки. (В добавление к прежним – украинскому, грузинскому, осетинскому языковым переводам).
Интернет помог ей завязать творческие отношения с редакциями отечественных литературных журналов и альманахов «Поэзия», «Дальний восток», «Литературный меридиан», «Север», «Воин России» и других, а также проторил путь на зарубежные издания «Эдита» (Германия) и «На любителя» (Атланта, США), в которых охотно стали печатать ее стихи. А как не печатать, когда стихи Коркиной – образцы истинной поэзии, высокого слова и высокого духа…
Как не раз обмолвилась в беседе со мной, в эти годы пришло «второе поэтическое дыхание». Возможно, из-за ощущения свободы действий; возможно, из-за расширения географии публикаций поэтических произведений; возможно, и по иной какой причине… Но это так. И прекрасно!


НА ПУТИ К СЛЕДУЮЩЕЙ КНИГЕ

2003 год в творческой жизни Коркиной ознаменовался тем, что, во-первых, 13 января она стала в третий раз лауреатом областного творческого конкурса имени В.В. Овечкина. На этот раз за лучшую публикацию в газете «Курская правда» – «Когда исчезают границы». Во-вторых, в третьем номере журнала «Подъем» были напечатаны ее стихи: «Каждый сам за себя…», «За городом», «Памяти Е. Носова», «Задумчивый вид» и «Перекличка». Предлагаю лирическое стихотворение «За городом».
Там, позади, бетон и сталь,
Не молкнет шум и пахнет чадом.
А здесь тропинка вьется вдаль
И манит речка синим взглядом.
Здесь пахнет дождиком земля,
Деревья листьями лопочут,
Волна седого ковыля
Мне рассказать о чем-то хочет.
О чем? О вечном? О простом?
О том, что будет или было?
…В душе откликнется потом
Все, что ее здесь озарило.

В конце года Валентина Михайловна вновь вернулась к «женским историям», и в «Курской правде 10 октября и 13 ноября прошли очередные новеллы из этой серии «Через речку быструю», а также «Двадцать минут и дальнейшая жизнь…».
Кроме того, «Курская правда» 10 декабря публикует ее очерк о природе «Птицы небесные, птицы вольные…», а 26 декабря – литературный обзор «Строки, продиктованные любовью».
О новеллах из цикла «Женские истории» речь уже велась, поэтому оставим их в покое и обратимся к статье о птицах. В ней не только призыв к оказанию помощи пернатым в зимнее холодное и голодное время, но и детская считалочка про «сороку-белобоку». А еще замечательные зарисовки поведения птиц в различных ситуациях. Особенно красочен этюд про сороку, который предлагаем полностью, ибо он хорош во всех отношениях – и по сюжету, и по мастерству описания; мог бы стать украшением любого самого требовательного детского издания.
«Однажды я видела, как на ступеньку крылечка, ведущего в магазин, опустилась, видимо, отдохнуть, пролетавшая мимо сорока. В клюве она держала небольшое птичье перышко, наверное, подобрала его где-то для одной только ей известной цели. Держала она его, держала да и выпустила (положила) из клюва на ступеньку, вероятно, для того, чтобы дать «передышку» и клюву. Отвлеклась «белобока» от своей заботы, огляделась по сторонам…  Внезапно подул ветер, его порыв подхватил легкое перышко и унес вдаль. Посмотрела сорока вниз – перышка нет. Повернула голову направо, повернула налево, попятилась назад, потопталась на месте, походила туда-сюда, внимательно оглядывая поверхность ступеньки… Нет перышка, пропало! Надо было видеть, как уморительно выглядела птица, разыскивая пропавшее перо. Ее облик выражал неподдельное изумление и досаду от произошедшего…»

Что же касается статьи «Строки, продиктованные любовью», то в ней идет речь о поэтической почте, поступившей в редакцию газеты. И на этот раз, в отличие от предыдущих нелицеприятных для авторов обзоров, Валентина Михайловна сочла уместным двух корреспондентов назвать по именам и процитировать строки из их стихотворений. Словом, это был положительный обзор…
Добрых слов от читателей в этом году заслужила и сама поэтесса. 4 ноября в «Городских известиях» появилась небольшая заметка Елизаветы Захаровой «Проповедь надежды», в которой автор рассказывает о чудесных лекциях Валентины Михайловны, прочитанных ею студентам второго курса отделения журналистики КГУ.
«Лекции закончились, – сердечно делится своими впечатлениями автор заметки, – но с нами остался тот удивительный мир, который дарят стихи Валентины Коркиной, где каждый обретает свой маленький островок надежды». 
 
В 2004 году литературное сотрудничество с «Курской правдой» продолжилось. Во-первых, в двух выпусках – 29 января и 21 мая – прошли очередные новеллы из цикла «Женские истории»: «Чужие дети» и «Не предавай любовь». Во-вторых,  31 марта был напечатан новый обзор почты с поэтической начинкой под заголовком «Донные ключи».
7 июля Валентина Михайловна публикует обзорный очерк о новеллах В. Распутина «Эхо выстрела», а 22 июля – статью «Сохраним тебя, русская речь…», в которой и с болью, и с гневом говорит о небрежном отношении к родной речи, о засилье ее пошлостью, ненормативной лексикой, иноязычностью.
«Есть от чего впасть в отчаяние, – пишет она в статье. – Стержень нашей духовной жизни – язык – терпит большие беды и опасности. Его выразительность, красочность, глубокое проникновение в суть вещей размываются и уничтожаются сквернословиями (на защиту пошлости как «проявления народности» встают псевдоученые, выпускающие словари похабных слов и выражений; ненормативная лексика, бывает, потоком льется с экрана телевизора, зачастую не заглушаемая даже «пи-пиканьем»). «Прайтайм», «роуминг», «тинейджер» и многие другие иноязычные вкрапления буквально заполонили, засорили язык своей чужеродностью…»
А еще в этом году Валентина Михайловна в своих прозаических произведениях дважды обращается к личности Евгения Ивановича Носова. Так, 11 июня в «Курской правде» она публикует статью «Под теплым крылом…», а 1 сентября – «Смотри и радуйся…»
В первой статье она исповедуется и перед собой, и перед читателями о значении в ее судьбе личности Мастера, взявшего ее под свое «крыло» и заботливо сопровождавшего многие годы на непростой стезе поэтического творчества.
«При каких обстоятельствах познакомилась впервые с Е.И. Носовым, не помню, – как всегда, искренно и без прикрас пишет она о данном обстоятельстве. – Зато прекрасно помню свое радостное удивление от каждой встречи с ним. Мои светлые ожидания оправдались. Более того, теперь, когда рядом с нами писателя уже нет, я понимаю, как мне посчастливилось в жизни: я постоянно ощущала его дружескую поддержку. Это касалось и моего поэтического творчества, и моей личной судьбы…»
Еще эта статья замечательна тем, что в ней сведения о том, как и где протекала литературная жизнь в Курском крае в середине второй половины семидесятых годов. А главное, как литературно-писательское сообщество относилось в то время к личности Евгения Носова и его творчеству.
«Тогда, в семидесятые годы, в «Курскую правду» частенько наведывались Михаил Еськов, Юрий Першин, Федор Голубев, Исаак Баскевич, другие местные поэты и писатели. Рядом – в газете «Молодая гвардия» – работали Лев Конорев и Владимир Детков. Собирались вместе в одном из кабинетов, где сразу же затевались литературные дискуссии, обсуждения новых книг, публикаций в журналах. Имя Е. Носова постоянно витало в воздухе: «Евгений Иванович сказал…», «А вот Евгений Иванович…», «А как сейчас здоровье Евгения Ивановича?..».
Я не знаю, для кого как эти сообщения, возможно, кому-то и неинтересны, но лично мне они дороги крупицами информации о литературной жизни края. Ведь именно из подобных крупиц и формируется история развития не только литературного движения, но и культуры Курской области. И хотя статья писалась для читателей «нулевых» годов, но она, на мой взгляд, также нацелена и на последующие поколения. Пусть почувствуют пульс жизни прошлых лет, пусть поучатся дружбе и любви своих предшественников, отношению к художественному слову и к его носителям, хотя бы в лице Евгения Ивановича Носова, которого в семидесятые слушали, затаив дыхание.
«…Помнится его приход на одно из занятий литературного объединения, которое существовало в семидесятые годы при газете «Молодая гвардия». А проходили занятия по вечерам в зале заседаний «Курской правды». Сколько молодежи пришло тогда послушать Евгения Ивановича! Просторный зал был, кажется, набит битком… Писатель сидел за столом, лицом к студийцам. Спокойным, глуховатым голосом он рассказывал о различных тенденциях в литературе, говорил о ее задачах, месте писателя в обществе, отвечал на вопросы молодых литераторов. Слушали его завороженно, с явным обожанием, все понимали значительность его личности».
Еще из этой статьи мы узнаем о том, что в один из периодов своей жизни (после 1984 года), оставляла работу в редакции «Курской правды» и уходила «на вольные хлеба», зарабатывая на жизнь поэтическим творчеством и выступлениями в трудовых коллективах. Часто приходилось трудно, и тогда на помощь приходил Евгений Иванович Носов, не столько писатель, сколько Человек с большой буквы. Где, в каких официальных биографиях можно прочесть такие сведения? Да нигде!
В статье «Смотри и радуйся…» речь ведется о двух важных событиях, имеющих отношение к Евгению Ивановичу Носову. Во-первых, об издании и презентации альбома репродукций живописных работ и фотографий Мастера, составленного Е.Д. Спасской. А во-вторых, об открытии памятника на могиле писателя на Мемориале памяти павших в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов.
Не знаю, как расценивала свои статьи сама писательница, но я в их появлении вижу добрую дань памяти благодарного собрата по перу и в некоторой мере ученика своему старшему товарищу и Учителю. Надеюсь, что не ошибаюсь…
А что же с поэзий в этом году? Она не оставлена и не забыта. 29 октября «Курская правда» предлагает своим читателям новую большую подборку стихов поэтессы под общим названием «Когда-то дождям я подругой была». Среди стихов «Круг жизни», «Богатырь», «Дождь», «Колобок» и другие. Основная тема – размышления автора о времени и о себе.
Отшумят, не спросясь, мои годы,
Растворятся в беспамятной мгле,
И смотреть в Божий Лик небосвода
Будет кто-то другой на земле.
Или вот:
Помягчела душа, помягчела:
Все обиды прощает легко.
Что в ней выросло,
                что в ней созрело? –
Не достану со дна: глубоко.

Стоит также отметить, что подборка сопровождалась небольшой биографической справкой и прекрасным фотокадром, на котором Валентина Михайловна запечатлена в лесу, в обнимку с березой. Чудесная подборка, чудесное фото. Жизнь из них так и брызжет лучезарным светом добра и любви к людям!
Но все же более существенным явлением в творческой жизни любого писателя являются не публикации в региональных газетах, что тоже отрадно, а появление произведений в журналах федерального значения. Тут и географический диапазон шире, и статус выше. Именно под таким углом стоит рассматривать сотрудничество Коркиной с журналом «Воин России» (Москва), напечатавшим во втором номере за 2004 год подборку ее стихов, среди которых были «Кого спросить, что это значит…», «Еще деревья так черны…», «Темнел горизонт, и на море штормило…» и другие. Предлагаю стихотворение «Еще деревья так черны…», которое можно увидеть и в других изданиях, ибо в нем не только высокая философия заложена, но и парадоксальная диалектика бытия. Ведь без мучений вообще ничего быть не может: ни говорить, ни писать, ни читать не научишься, не говоря о более сложном, – а тут «мученья возрожденья». И, конечно же, в жизни трудно обойтись без терпения.
Еще деревья так черны,
Еще их абрис так воздушен,
Что кажется: приход весны
Не взволновал ничем их души.
Но ты-то знаешь, что они –
Уже в мученьях возрожденья…
Учись у них в такие дни
Неистощимости терпенья.
 
2005 год в творческой жизни члена Союза писателей России Коркиной ознаменовался тем, что в этом году она дебютировала в журнале «Север» (Карелия, Петрозаводск), который опубликовал стихотворения «Ты верь» и «Не из роскоши, не из сытости»…». Кстати, вспомним, что география расширения ее публикаций началась еще в студенческие годы, когда ее стихи печатали в разных городах страны, где она проходила стажировку, потом был 1973 год – и «покорение Кавказа», и вот новые рубежи.
Но и с «Курской правдой» творческие связи не порывались. 4 марта в этой газете печатается «Сказка о двух Иванах» – большое стихотворение, из которого, в полном соответствии с фольклорными традициями русского народа, следует:
В деревушке под названием Лужки
Жили-были неразлучные дружки,
Словно правая и левая рука, –
Два Ивана, как известно, – дурака.

Кроме этого, в «Курской правде» прошли публикации: 31 мая – обзор поэтической почты «Если бы только порывы души», 15 июля – очередная подборка новых стихов, 29 сентября – статья о новой книге М. Москвиной «Учись видеть».
О стихах говорилось уже достаточно, поэтому несколько слов о статьях. В первой речь идет о поэтической почте. поступившей в редакцию «Курской правды» в преддверии празднования 60-летия Победы советского народа над фашистской Германией. Валентина Михайловна отмечает присутствие в стихах авторов чувства патриотизма, гордости за свой народ, стремления воспеть подвиг советских солдат, но тут же мягко, деликатно объясняет причины, по которым эти стихи не могут быть напечатаны в газете. Зато слова поддержки и одобрения сказаны ею в адрес тринадцатилетнего Миши Супруненко и напечатано его небольшое стихотворение. Встанет ли когда-нибудь Миша на стезю поэзии, не знаю, но хочется верить, что добрые слава поэтессы радость ему доставили. А это главное – дарить радость.
Во второй статье дается высокая оценка новой книге Марины Москвиной «Учись видеть», которую Коркина считает настольной книгой для «начинающих журналистов, писателей, поэтов», ибо она откроет «немало секретов мастерства, станет добрым помощников в работе над словом».
2005 год в жизни Курской писательской организации стал одним из знаковых, веховых: на пересечении улиц Блинова и Челюскинцев, недалеко от дома, где жил знаменитый писатель, в маленьком скверике летом установили бронзовый памятник Евгению Носову. Для появления памятника писательская организация и лично Владимир Детков как ответственный секретарь в тесном взаимодействии со скульптором Владимиром Бартеневым – автором памятника – провели титаническую работу. Не так просто было выбить финансирование проекта, когда в стране бесконечный экономический кризис. Но выбили…
А еще в этом году губернатором Курской области А.Н. Михайловым был учрежден литературный конкурс имени Е.И. Носова с хорошей денежной премией для лауреатов. И жюри конкурса подвело итоги. Первыми лауреатами стали Михаил Николаевич Еськов за серию новелл о Евгении Ивановиче Носове, Василий Семенович Алехин – за книгу «Висожары» и Борис Петрович Агеев за книгу «Открытое небо».
Об итогах конкурса и установлении памятника Е.И. Носову в те дни писали все курские газеты. Не осталась в стороне и Валентина Коркина. 15 июня в «Курской правде» она публикует статью «Литературный праздник: в Курске чествовали лауреатов конкурса имени Е. Носова». Не пропустила Валентина Михайловна и другое важное событие как в творчестве Е.И. Носова, так и в литературной жизни курской писательской организации – собрания сочинений Мастера в пяти томах, изданного в Москве «Русским путем». В статье «Долгожданное издание», опубликованной  29 сентября в «Курской правде», она пишет: «Этим замечательным событием в культурной жизни России мы обязаны прежде всего администрации Курской области, выделившей средства на издание собрания сочинений. Его выход был невозможен и без самоотверженного труда хранителя творческого наследия Мастера Е.Д. Спасской, ставшей составителем пятитомника.. Немалую работу проделал и сын писателя – Е.Е. Носов, предоставив издательству множество уникальных материалов из семейного архива».
Кроме того, 29 ноября Валентина Коркина в «Курской правде»  публикует заметку о творческом вечере писателя Михаила Еськова в областной библиотеке имени Н. Асеева. Она отмечает, что на вечере юбиляра были не только писатели, библиотекари, работники культуры, но и врачи, и бывшие студенты мединститута, которых Еськов в свое время учил. Теплая и добрая заметка о коллеге по перу. А в целом – продолжение летописания истории курского писательского сообщества, которое, по большому счету, еще не оценено по достоинству курской общественностью. Но будем надеяться, что время внесет необходимые коррективы…

В 2006 году «Курская правда» к творчеству писателя Валентины Коркиной обращалась трижды: 8 марта и 30 июня публиковала очередные подборки стихов, а 27 июля – эссе «На берегу Разлейки села я и заплакала…».
Среди стихотворений были «Прости Владимира, Рогнеда!» – на историческую тему из жизни Древней Руси, «Пейзаж», «Всадник», «Зимний день», Мгновения». «Кто-то около сердца поет», «И хазары, и половцы…», «Памяти Е.И. Носова», «Коктебель» и другие. Позже все они войдут в очередной поэтический сборник Валентины Михайловны, который ею уже подготавливается к изданию. Но это будет позже, а пока… Пока предлагаем стихотворение «Прости Владимира, Рогнеда!», ибо в нем не только история, но и женская судьба. А эта тема уже многие годы не перестает волновать поэта и прозаика Валентину Коркину.   
Прости Владимира, Рогнеда,
За нрав жестокий и крутой!
Ведь князь пока ещё не ведал,
Что жизнь ценна лишь добротой,
И взял тебя, невесту брата,
Женой-наложницей в полон…
Да, ты умна, знатна, богата,
Но рвётся в Киев князь, на трон!
Ему, язычнику, неведом
Ни страх, ни стыд…
                Одна лишь страсть
Его зовёт, ведёт к победам:
Скорей отнять у брата власть!
Убив злодейски Ярополка,
Он всё ж добьётся своего…
Тебе, Рогнеда, ещё долго
Придётся ласки ждать его.
Ещё томишься ты в гареме
Среди других наложниц… Но
Фатально близится то время,
В котором князю суждено
В своём духовном ослепленье
Прозреть, Крещение принять
И кровью жертвоприношений
Уже страну не осквернять…
Его раскаянье глубоко.
Переменило нрав его.
Теперь он ждёт познанья Бога
И для народа своего.
И вот – сказать, что ты свободна,
Владимир шлёт к тебе гонца…
И ты, от мук почти бесплодна,
Не отворачивай лица!
Прости Владимира, Рогнеда!
Прости его, прости, прости!
…Простила ли? Узнать бы это:
В ту жизнь корнями прорасти.
Твоё прощенье много значит
В тысячелетнем далеке!
…Мне снится сон:
Рогнеда плачет…
Иконы…
Свет…
Свеча в руке…

Стоит отметить, что это стихотворение так тронуло сердце педагога, кандидата филологических наук Марины Ивановны Масловой, что она по данному стихотворению, проведя большую исследовательскую работу, написала научную статью «Жизнь ценна лишь добротой», опубликованную на сайте «Российский писатель» 15 мая 2016 года. Но это не едиственная работа М. Масловой о творчестве поэтессы. Еще до этого она написала научную статью «Мифологемы «счастливой женщины» в поэзии Валентины Коркиной», опубликованную в журнале КГУ «Курский текст в поле национальной культуры» за 2009 год. Позже эта научная статья появилась на сайтах Интернета и до сих пор пользуется читательским спросом.
Эссе «На берегу Рызлейки села я и заплакала…» начинается как читательский отзыв на книгу португальского писателя Пауло Коэльо «На берегу реки Рио-Пьедра села я и заплакала» и вскоре переходит на собственные воспоминания о родных местах. При этом оно настолько психологически мощно, что горло часто перехватывает удушливая спазма, приходится останавливаться, чтобы дать возможность успокоиться эмоциям и нервам, и только потом продолжить чтение. Ведь Валентина Михайловна пишет не только о своем покинутом родительском доме, но словно и о моем тоже. Разве можно без щемящей боли в душе читать вот эти строки?
«Зачем я приехала на встречу с отчим домом со своей нерастраченной, запоздалой любовью? – спрашивает она себя и тут же отвечает: – Эта любовь ему не нужна, потому что она бездеятельна: я уже никогда не вернусь в родные края навсегда. Дом дал мне последнюю возможность прижаться к его бревенчатой стене щекой и губами. Но, может быть, своим старым нутром и он понимает, что наша встреча ничего не изменит ни в его, ни в моей жизни? Ничего…»

Но не только газета «Курская правда» обращалась в этом году к творчеству поэтессы, порадовал ее и воронежский журнал «Подъем», опубликовавший во втором номере весомую подборку стихов. Среди стихотворений были такие знаковые, как «Богатырь», «Когда пришла к родным могилам…», «Пейзаж», «Круг жизни», «Помягчела душа, помягчела…» и другие. Всего семь стихотворений глубокой философской направленности. Взять хотя бы «Круг жизни»:
Как мертвый лист и почка,
Как сеятель и жнец,
Сольются в одной точке
Начало и конец.
Огонь из мрака брызнет,
И ты – в кольце его –
Увидишь лишь круг жизни
И больше – ничего…

В 2006 году, 4 ноября, творчество курских поэтов отметила и газета «Вперед», некогда учрежденная парткомом и профкомом завода РТИ, ставшим впоследствии АО «Курскрезинотехника». На целом развороте были опубликованы стихи Н.Корнеева, В. Корнеева, А. Шитикова, Ю. Першина. Ю. Асмолова, В. Коркиной, Л. Звягинцева, Ю. Морозова, В. Рябинина и других. Валентина Михайловна представлена стихотворением «Последний лист».
 
2007 год у Валентины Коркиной начался с того, что 10 января «Курская правда» напечатала ее очерк о своей учительнице Евгении Александровне Елистратовой. По-видимому, это стало своеобразной данью, которую благодарная ученица и поэтесса отдавала своим землякам. А 12 января в очередной раз, четвертый, она стала лауреатом творческой премии имени В. Овечкина за литературное эссе «На берегу Рызлейки села я и заплакала…»
8 марта «Курская правда» печатает подборку стихов под общим заголовком «Люблю тебя, жизнь-баловница!», в которой пять стихотворений, в том числе «Баллада о двоих», начинающаяся строчками:
Ими движет безумная сила,
Что ни слово – то ярости пыл:
– Я тебя никогда не любила!
– Я тебя никогда не любил!

3 апреля Валентина Михайловна на страницах областной газеты проводит очередной разбор «поэтических шедевров» в статье «Не играйте с огнем, господа, или поговорим о «странностях стихов». Не называя имен и фамилий авторов, поэтесса ведет разговор с теми, кто берется за высокие темы «любви к Родине», не умея или не желая достойно раскрыть свой замысел.
24 мая «Курская правда» публикует большое эссе «Коктебель Максимилиана Волошина», а 22 июня – очерк о Владимире Павловиче Деткове «Ода портфелю, или как возлюбить ближнего своего». Этими произведениями она продолжает некогда начатую с В. Овечкина тему повествований о жизни и творческой деятельности писателей. И, конечно, блестяще с ней справляется, поведав читателю о малоизвестных страницах в биографии этих личностей.
Следом, 11 июля, печатается очередная полемическая статья о родном языке «Наш дар бесценный – речь». Тема засорения родной речи словами-приблудами, словами-паразитами по-прежнему не оставляет чувственную поэтическую душу Коркиной в покое, и писательница раз за разом пытается своим художественным словом этому бедствию противостоять.
2007 год – очередной юбилейный год в жизни поэта и прозаика. И в писательской организации принято решение об издании ее шестого поэтического сборника в только что начатой Издательским домом «Славянка» серии «Соловейня». (Издательский дом «Славянка» – детище известного в России журналиста, общественного деятеля, предпринимателя и члена Союза писателей России с 2000 года Гребнева Николая Ивановича).
В конце июля новая книга «Открытая даль» подписана к печати, а в начале ноября она выходит тысячным тиражом и «карманным» форматом объемом в 208 листов под твердой ламинированной обложкой темно-сиреневого цвета. Весь тематический спектр по воле автора или же редактора Юрия Першина стихотворений разделен на две части – «Горизонты» и «Радуга».
Изюминкой сборника, на мой взгляд, являются выдержки из рецензий разных авторов как на творчество Коркиной, так и на предыдущие книги (Е. Носова, М. Чернышева, В. Кочеткова, Л. Гордеевой, И. Баскевича, В. Латышева, А. Ростова и Т. Горбулиной).
В первую часть вошли стихотворения, написанные поэтессой в разные годы, в которых наблюдается связь с историей Родины, с детством, с родным краем, с Курском, с друзьями-писателями. Среди них «Курские холмы», «Старица», «Пейзаж», Богатырь», «Крылечки», отчий дом», «Памяти Е. Носова», «Круг жизни», «Серафим Саровский», «Прости Владимира, Рогнеда!», «Баллада о двоих», «Дождь», «Поезд» и десятки других.
Чтобы не растекаться «мыслью по древу», предлагаю из этого раздела всего лишь одно стихотворение, но полностью:
И хазары, и половцы,
И Мамай, и Батый,
Были падки, нам помнится,
Вы до русских святынь:
До широкого неба ли,
До бескрайней земли…
Только кто бы вы ни были –
Все костьми полегли
На просторах былинных,
Неоглядных полях,
На раздольных равнинах
Да степных ковылях…
Но покоем обманным
Не дыши ты, земля:
Не случайно бурьяном
Зарастают поля,
Не случайно всё чаще,
Опуская свой взор,
Тянем руки просяще
Без стыда за бугор.
…Ах ты, времечко-время, –
И позор, и беда:
Проросло вражье семя –
Как посмело? Когда?..

Во второй, большей по стихотворному количеству, части «Радуга» произведения с большей философской направленностью, где личностные мотивы и повествования «о себе», раскрытие «себя» и «своей души» превалируют над прочими темами, диапазон которых весьма широк. Здесь стихотворения «Я – женщина…», «Рисуй, зима, на окнах елки…», «Шиповник», «Апрель», «Голос», «Томик поэта», «Ты верь», «Ясность», «Море», «Сон» и десятки, десятки других.

***
О Боже мой, какая малость! –
Кивок небрежный головы!..
Но что-то в вас уже сломалось,
И замечаете вдруг вы,
Что день потух, погасли звуки,
В ночи звезды нет ни одной,
Что ваши руки – просто руки,
А были – крылья за спиной.

Как уже говорилось выше, в 2007 году очередной юбилей у Валентины Михайловны, и, следовательно, новые награждения. В день рождения ей вручаются Почетная грамота комитета по культуре Курской области и Диплом Курского областного союза журналистов. С небольшим запозданием прибыла и Почетная грамота от Правления Союза писателей России, подписанная В.Н. Ганичевым.    
Помня о юбилее журналиста и писателя, редакция газеты «Курск» 24 ноября печатает подборку стихов «Года три мне, наверное, было…».
Не забыл про коллегу-юбиляра и главный редактор журнала «Толоки» Борис Агеев, поместив в 56-м выпуске подборку ее стихов под заголовком «Слово посеешь». (Кстати, «Толоке» в этом году тоже был юбилей – 10 лет издания). А поэт Юрий Асмолов здесь же публикует заметки о поэзии Валентины Коркиной «…Но ветке завещана почка» по рукописи книги «Открытая даль».
«О стихах говорить нелегко, – пишет один из ярчайших лириков соловьиного края и тонкий знаток поэзии. – Нет желания их объяснять. Прочел – будто сделал глоток хорошего вина: чувствуется не только чуть горчащая своей грустью сладость, но и насыщенность судьбой. А чуть погодя вдруг чувствуешь и крепость – хмелеешь».
Конечно, кроме образной оценки стихов поэтессы, Асмолов довольно много цитирует сами произведения, сопровождая цитированные строки звонкими, точными и острыми комментариями.
С произведениями курской поэтессы вышли в этом году еще один выпуск (57) «Толоки» и одиннадцатый номер журнала «Подъем». В «Толоке» стихи «Всадник», «Богатырь», «Осень» и «Отшумят, не спросясь мои годы…». В «Подъеме»  – подборка из восьми стихотворений под общим заголовком «Новой сути ждет душа». Среди стихотворений – «Равнодушные, как инородцы…»,  «Баллада о двоих», «Зимний день», «Всадник», «Курские холмы», «Только домик в три окошка» и другие.
Предлагаю одну строфу из стихотворения «Зимний день», в котором сплелись воедино и бушующие силы природы, и судьба безродного пса, и нравственные начала человеческой души.
Пурга. Клубятся вихри мрака.
Под ветром стонут дуб и ель.
Ну а дворовая собака
С восторгом лает на метель.
 
Необходимо также отметить, что в 2007 году из недр курской городской типографии вышел почти что 800-страничный  фолиант «Мастер с нами», составителем которого является давний друг и искренний почитатель таланта Евгения Ивановича Носова Евгения Дмитриевна Спасская. В этом печатном памятнике Мастеру нашлось место как стихам Валентины Коркиной, посвященным памяти Е. Носова, о которых говорилось выше, так и всем ее статьям о Мастере, ранее опубликованным в «Курской правде».
Кроме того, в этом году Издательским домом «Славянка» был выпущен в свет биографический справочник «Писатели курского края», составленный сотрудниками отдела краеведческой литературы Курской областной библиотеки имени Н.Н. Асеева А. Кибяковой, Е. Мазневой и Е. Чуриловой. В нем дается автобиография Валентины Михайловны и некоторые другие сведения о ее творческом пути, которые были использованы в данной работе.
А «точку» в творческой деятельности Коркиной за 2007 год ставит опять «Курская правда», напечатав 1 декабря подборку стихотворений под названием «Драгоценности каждого мига». В подборке «Курские холмы», «Мгновения», «Речка детства – Рызлейка», «Работа над стихотворением», «Волшебный день: деревья в инее…». Всего лишь первая строфа из стихотворений «Речка детства – Рызлейка», и душа поэта вновь открывается перед вами.
Все так же узенькою змейкой
Средь невысоких берегов
Ты вьешься, милая Рызлейка,
Спешишь на чей-то дальний зов.
 
А еще в 2007 году произошло одно событие, оставшееся, скорее всего для Валентины Михайловны незамеченным – автор этих строк впервые переступил порог помещения писательской организации и был доброжелательно встречен Владимиром Павловичем Детковым, за что ему огромное спасибо. Произойди встреча по-иному, вряд ли бы последовало развитие моих дальнейших отношений с писательским сообществом…


ОТ ЮБИЛЕЯ К ЮБИЛЕЮ

Если кто подумал, что после юбилейного года и выхода замечательной книги стихов «Открытая даль» Валентина Михайловна успокоилась на достигнутом, то он глубоко ошибается. В 2008 году, 21 февраля, в «Курской правде» она публикует очерк «И откроется тебе сокровенное», но еще до этого та же газета 31 января печатает статью Юрия Асмолова «…Но ветке завещана почка». На этот раз статья расширена и акцент в ней сделан на стихотворение «Первое сентября». Оно о трагедии в Беслане.
«Еще недавно представить было невозможно, – пишет о российской действительностью Юрий Николаевич, – что стихотворение, названное «Первое сентября» может быть трагическим». Но, увы…
…Эти нелюди целятся в нас
И над нами утробно смеются.

Зацепило его и «Одиночество», зацепило, как он определяет, своим драматизмом. И уж совсем взяло за душу стихотворение «Отшумят, не спросясь, мои годы…», которое он цитирует полностью и на этом заканчивает свой очерк, так как после такого произведения, по его мнению, «презренной прозой говорить неловко».
Что же касается статьи «И откроется тебе сокровенное», то это рассказ, даже эссе о детстве поэтессы и подругах, о ее малой родине с чудесными окрестностями и могилами самых дорогих на свете людей – отца и матери. Это – размышления зрелого, опытного, многое повидавшего в жизни человека о себе и своих близких, о человеческом бытии, это исповедь писателя перед собой и перед потомками. А потому многие строки этого весьма эмоционального произведения были использованы в самом начале данной биографической работы.
22 мая «Курская правда» публикует пронзительное по своей искренности и исповедальности эссе «Поднимите глаза к небу», к которому мы не раз обращались и на которое ссылались, когда говорили о счастье. По крайней мере, о том счастье, которое видит и понимает поэтесса.
«…Давайте, несмотря ни на что, поговорим… о счастье, которое «все понимают по-разному» и о котором уже написано и сказано множество слов. О счастье, которого всегда всем не хватает, потому что многим оно кажется мимолётным, быстротечным, а то и вообще неуловимым, недостижимым. А может быть, даже непостижимым. Но это – не дай Бог никому.
…Забудешь ли своё восхищение тюльпанами, цветущими в апреле в степи под Саратовом?  Вся степь - живой разноцветный ковёр. Закрываешь глаза и чувствуешь запах свежести, нежность ветерка, развевающего волосы…
А вот ты идёшь босиком ранним утром по берегу моря в Пицунде. Лёгкая волна с едва слышимым шипением набегает на ступни ног, отступает назад и снова спешит поцеловать твои ноги. Какое блаженство! – на берегу нет ещё ни одного человека, в мире только ты и ласковое море…
…Сколько светлого было в моей судьбе! А разве в вашей – меньше? Иногда вдруг подумаешь: ничто никуда не исчезает, вся наша прошлая жизнь, всё, что в ней было, – есть и сейчас, оно продолжает существовать. Может быть, прошедшее хранится не только в нашей памяти, а живёт на самом деле в каких-то неведомых, как говорят теперь, «параллельных мирах» – в то же самое время, в тот самый миг, которые проживаем на земле в данную секунду и мы?
Увы, человеческий мир несовершенен.  Кто из нас не испытывал на себе чью-то жестокость, подлость, предательство, зависть, обман, вражду? Кто не страдал, испытывая это от своих «ближних» – людей, как и ты, жаждущих счастья в жизни? Вот уж действительно: каждый понимает счастье по-своему, идёт к нему своей дорогой. Иному человеку унизить другого – великая радость: так он утверждается в жизни. А какими страшными путями, бывает, идут люди, стремящиеся к наживе, – преступая все земные и небесные законы…
Не помню, кто мудро заметил: и рай, и ад – в душе человека. Другими словами, всё зависит от твоего восприятия жизни.
«Хочешь быть счастливым – будь им!» Когда-то я считала это выражение шутливым. Теперь понимаю, что мысль верна. Счастливым быть легко. Для этого нужно только одно: понять жизнь, больше отдавать ей, чем брать от неё. Уяснить, что без тьмы не было бы света, а без зла мы не знали бы, что такое добро. Стараться творить добро самим.
…А если поднять глаза к небу? Вы увидите вечность. А вечность посмотрит на вас. И, может быть, именно в этот момент вы особенно остро почувствуете, как коротка и прекрасна наша земная жизнь, и как же нужно ценить каждое её мгновение.
Так будьте же счастливы!»
И как бы продолжая речь о счастье, Валентина Михайловна 15 ноября, в день своего рождения, на страницах «Курской правды» печатает подборку стихов из пяти произведений под названием «Меня бабочка обнимет…». Здесь «Бабье лето», «Вопросы», «То детский лепет крыльев бабочки…», «Облако» и «Наворкует сон о детстве…»
Наворкует сон о детстве
                небылицы горячо:
Меня бабочка обнимет,
              сев на левое плечо.
Нежно божия коровка
       приземлится на ладонь.
Нас окинет чутким взглядом,
       пролетев над лугом конь… 

Что ни стихотворение, то новое чудо, полное света добра, любви, нежности, радости, ощущения полноты жизни. Настоящее лучезарие! Поэтому мне всегда удивительно, что знакомые литераторы пытаются что-то отыскать в стихах столичных, а то и заграничных поэтов. А надо ли ходить за «тридевять земель», когда рядом, стоит только протянуть руку и взять книгу, как открывается сияющий мир, сотканный из добра и света, из чудесных образов и нежнейшей лирики, из звуков и красок. Им никогда не потускнеть и не обесцветиться!.. Они, как золото, ржавчине и девальвации не подлежат. Потому говорил и буду говорить: «Друзья! Читайте наших, близких, курских! Пользуйтесь этим бездонным кладезем! И уж потом…»
В 2008 году Курской писательской организации исполнилось 50 лет – весьма круглый юбилей. По данному поводу в областной научной библиотеке имени Н.Н. Асеева прошли праздничные мероприятия, на которых присутствовали многие курские писатели. А Валентине Коркиной, Вадиму Корнееву и Владимиру Деткову посчастливилось попасть в объектив фотоаппарата корреспондента «Курской правды». И этот радостный, непостановочный исторический кадр в виде фотографии оказался на странице газеты (4 декабря).
Завершила 2008 год газета «Городские известия», опубликовав  11 декабря на 13 странице стихи Валентины Коркиной «Ты верь» и большую статью – интервью Тамары Кравец с Владимиром Детковым «Любое истинное сочинение – это письмо Другу». В статье Детков дает высокую оценку творчеству Валентины Михайловны. (Для объективности отметим, что на этой же странице были стихи Вячеслава Нарыкова и Сергея Бабкина).
Это все было на Курщине, в России. Однако весьма важные события в творческой жизни Валентины Коркиной в этом году происходили и за пределами Отечества. Интернет помог курской поэтессе связаться с редакцией русского литературного журнала в Атланте «На любителя» (США). И вот в 36-м номере этого журнала за 2008 год были даны ее фотография и биографические сведения, а также опубликовано шесть стихотворений. Среди них «Движется время», «С невозможно крутой высоты…», «Ты верь!» и другие. О таких знаковых в поэтическом творчестве стихотворениях, как «Ты верь!» и «Движется время» уже не раз говорилось, поэтому предлагаю другое философское произведение о любви:
С невозможной крутой высоты
Не зову Вас спуститься пониже.
Никогда не скажу Вам – «ты»,
Вас к себе ни на шаг не приближу.
Луч звезды Вы, ее острие –
В сердце врезаны боль и томленье:
Вы несбывшееся мое,
Потрясенье мое, вдохновенье.
Отдалять от себя, отводить
Буду бережно Вас, осторожно,
Потому что на свете прожить
Без несбывшегося  невозможно.

2009 год в творческой деятельности Валентины Михайловны начался с того, что 26 февраля она опубликовала в «Курской правде» статью «Горний мир Владислава Зубца». «Уже несколько месяцев не покидает ощущение, что мир стал светлее, открыл многие скрытые до сих пор тайны, – пишет, делясь своей радостью с читателями, автор. – Что бы ни делала, куда бы ни шла и ни ехала, со сладким замиранием сердца вновь и вновь повторяю: «Не хочу знать предела души», «Так хочется зажать каждый момент в руке. – А то обтечет и отхлынет…». Все эти месяцы я жила радостью: читала книги Владислава Зубца – «Где кистью трепетной… курские мимолетности», «Люби… Блюзы старого города» и «Течение Нижнего Амура. Повествование в «стиле блюз».
Впрочем, Коркина восторгается полюбившейся ей прозой Зубца не только в статье, но и посвящает ему два стихотворения, написанные ею под впечатлением от прочитанных книг. Это «Свет выключен, а музыка звучит…» и «Всё бы сидеть, задумавшись…». Приведем в качестве примера хотя бы несколько строк из первого стихотворения, чтобы хоть чуточку почувствовать и «стиль блюза» В. Зубца и ощущение этого стиля поэтессой:
Свет выключен, а музыка звучит,
Заснуть пора, а музыке неймется:
То ветками березы постучит
В окошко,
То негромко засмеется,
Пригоршнями бросая снег сухой
С обрыва вертикального речного,
Слепя глаза пустыней ледяной
Замерзшего Амура…
Полвторого
Полуночи, а музыка не спит,
Она средисверкания торосов
Струной тончайшей радостно звенит,
Суть жизни отражая без вопросов.

8 мая 2009 года в «Курской правде» Валентина Коркина публикует новую подборку стихотворений под общим заголовком «Познать себя совсем не трудно», в которую вошли одноименное с названием подборки стихотворение, затем «Друг мой давний», «Не угодничать…», «Ненавистная разруха» и другие.
***
Познать себя совсем нетрудно.
Глазами майскими грача
Смотри вокруг. Живи подспудно
В прямолинейности луча,
В извивах речки говорливой,
В молчанье камня ледяном,
В улыбке собственной нелживой
И думай сладко об одном:
Познать себя совсем несложно.
К планете ухо приложи,
Ее дыханье осторожно
В своем дыханьи задержи.
Песчинки шорох, шум прибоя,
И звездный шепот с высоты…
Ты с ними, в них. Они с тобою.
Все это – ты. Все это – ты.

Кстати, в этом номере газеты, на той же станице, под стихами Валентины Коркиной статья Николая Кержакова «Романтика курской старины», в которой речь идет о моих книгах исторической прозы «Святослав – князь курский», «Святославичи» и «Олег Курский – князь хоробрый».
А 29 мая о ней самой вспоминают на ее малой родине. В статье «Соединенные… разломом», опубликованной в «Молодежной газете» города Ульяновска, среди знаменитых людей села Никулино названа и поэтесса Коркина. И это не может не греть сердце, не вдохновлять на новые поэтические строки. Ведь прекрасно, когда мы помним и помнят о нас… А память, особенно добрая, как и любовь,  – один из вечных двигателей человечества к совершенству.
С 2009 года Валентина Михайловна стала сотрудничать с редколлегией международного литературно-художественного альманаха «Междуречье», учрежденного в лихолетье девяностых отцом и сыном Саранских – Вениамином Германовичем и Олегом Вениаминовичем в Рыльске. Альманах со временем стал издаваться не только в России, но и в Белоруссии, и в Украине. (Главным редактором «Междуречья» является Анатолий Анатольевич Мироненко – г. Глухов, Украина; редакторами: Владимир Николаевич Гаврилович – г. Житковичи, Белоруссия (Беларусь) и Олег Саранских – г. Рыльск, Россия).
В 28 и 29 выпусках альманаха опубликовано более двух десятков стихотворений курской поэтессы. Среди них «Понять себя», «Бабье лето», «Облако», «Вопросы», «Поэтессы», «Одиночество», «Музыка», «Синичкин сон» и другие. Придерживаясь традиции, приведем хотя бы одно стихотворение Валентины Михайловны из серии «о себе и о судьбе», из которого, несмотря ни на что истекает неиссякаемый коркинский свет ощущения радости бытия:
Не угодничать, не рассчитывать…
Из казны своей слаще брать:
Стану Бунина перечитывать,
Самоцветы перебирать.
Что ни слово – ах, так и светится…
А к душе прильнет – в ней вот-вот
Горе горькое перемелется,
Радость радугой расцветет.

В этом же году поэтические произведения Валентины Коркиной были опубликованы и в 4-ом выпуске альманаха «Автограф», издаваемого писателями и литераторами города Железногорска.   
5 сентября не стало Владимира Павловича Деткова, с которым Валентина Михайловна многие году находилась в дружеских отношениях. Поэтому смерть Деткова она восприняла как потерю близкого и родного ей человека. И 9 сентября в «Курской правде» наряду с соболезнованиями близким и родным от официальных лиц и организаций публикуется и ее статья «Ода портфелю, или Как возлюбить ближнего своего».

Со смертью ответственного секретаря Деткова, естественно, произошли изменения и в жизни Курской писательской организации. Ее главой, а точнее, руководителем в статусе председателя правления был избран Николай Иванович Гребнев. Сама организация в официальных документах стала называться Курская общественная региональная организация Союза писателей России. А если кратко, то КРО СПР (слово «общественная» удалилось для благозвучия аббревиатуры). Встав у руля КРО СПР, Гребнев вскоре при поддержке ближайших сподвижников – Бориса Агеева, Михаила Еськова и Юрия Першина – занялся ремонтом помещений Дома литератора и другими преобразованиями, в том числе организацией Союза курских литераторов.
Но, кроме печальных событий, имевших место в жизни курского писательства, были и светлые. Во-первых, 3 октября перед входом в сквер, рядом со зданием областной филармонии и площадью имени Героя Советского Союза С.Н. Перекальского, был установлен бронзовый памятник писателю Константину Дмитриевичу Воробьеву работы известного в Курском крае скульптора Владимира Бартенева. Во-вторых, 16 ноября на улице Садовой, 21, был открыт Литературный музей (филиал Курского областного краеведческого музея). В нем, как и должно быть, отдельные залы посвящены творческой деятельности наиболее известных писателей соловьиного края: Евгению Ивановичу Носову и Константину Дмитриевичу Воробьеву. Есть также зал, в котором рассказывается о творчестве и жизни современных писателей, в том числе и Валентины Коркиной. А еще в Литературном музее имеется библиотека с книгами курских авторов, и здесь книги курской поэтессы занимают достойное место.
Кроме того, сотрудники музея о каждом курском писателе и литераторе собирают досье, чтобы школьники и студенты или же ученые курских вузов, в том числе филологи, могли ознакомиться с их жизнью и деятельностью более глубоко. Работая над этой книгой, заглянул в досье моей героини и я, грешный…

2010 год на творческую деятельность в жизни Валентины Михайловны, особенно в плане поэзии, был значительно богаче прошедшего. Уже 26 февраля «Курская правда» печатает подборку ее стихов под весьма оптимистическим заголовком «А люди – хорошие все же…». В подборке шесть стихотворений, в том числе «Синичкин сон», «Судьба» и «Встреча с родиной». В качестве новых размышлений поэтессы «о себе и о судьбе» предлагаю стихотворение без названия, но давшее заглавие всей подборке:
А все же меня понимали,
Прощали, пускай не всегда.
А все же меня поднимали,
Когда с ног валила беда.
Не ведаю, может, казалось,
А может, и вправду везло:
Мне больше добра доставалось,
Хотя я знавала и зло.
…Ты судишь всех,
                лезешь из кожи.
А я говорю об одном:
Что люди – хорошие все же,
Но часто не знают о том.

Самым замечательным в этом году стало то, что на творческую деятельность Валентины Коркиной, на ее поэтический багаж обратили внимание солидные журналы. Первым отреагировал «Подъем», опубликовавший в третьем номере большую подборку стихов под общим заголовком «Я с веры начинаю новый день…». Среди стихотворений «Движется время», «Встреча с родиной», «Не я распоряжаюсь в этом мире», «…И открылась панорама…», «Звезда над миром загорится», «Синичкин сон» «Обрывистый контур земли…», «Облако», «Когда ночная жница…», «Прозрение», «Что было – быльем поросло…» и другие.

***
Что было – быльем поросло,
Что будет – во сне не приснится…
А ныне – темно ли, светло –
Люблю тебя жизнь-чаровница!
На крыльях меня поднимай,
На камни швыряй с поднебесья,
Но только в объятьях сжимай,
Жалей, заклинай: «Не разбейся!»
 
Следом, в четвертом номере, столичный журнал «Молодая гвардия» на трех страницах публикует подборку стихов под общим названием «Ощущение чуда», в которую вошли «Только домик в три окошка…», «То ли отблеск звездный, вышний…», «Простая тихая окрестность…» и другие.

***
Только домик в три окошка,
Только яблоневый сад,
Только звонкая гармошка,
Только мамин добрый взгляд,
Только речка, луг да поле,
Только роща вдалеке,
Только песня на просторе,
Только ландыши в руке,
Только воздух – чистый-чистый…
…В детстве вынула бадью
Из колодца, а поди ж ты! –
До сих пор ту воду пью.

***
То ли отблеск звездный, вышний,
То ли отзвук бубенца,
То отсвет чьей-то жизни
Вихрем около лица
Промелькнут…
И чем заплатишь
За мгновенье-волшебство?
Разве только что заплачешь
Неизвестно от чего…

В приведенных стихотворениях, кроме прекрасной поэтичности необыкновенная музыкальность, ритмика русского плясового танца, что-то от доброго, веселого русского характера.
Еще большая подборка стихов курской поэтессы была напечатана в хабаровском журнале «Дальний Восток» (№ 4) под заголовком «Душа на свете общая у всех». Среди произведений были  «Счастье выпало: неделю жить в глуши…» «Синичкин сон», «Бабье лето» и другие, в том числе посвященное журналистке и литератору Веронике Тутенко.
Приведем лишь строфу из стихотворения «Бабье лето»:
Хохломская роспись клена и рябины.
Солнечная песня листьев на ветру.
Утекает время в тайные глубины,
Затевает с нами детскую игру.

Свои страницы поэтическим произведениям Валентины Коркиной предоставил и 46-ой выпуск русского литературного журнала в Атланте «На любителя». Среди стихов были «Счастье выпало :неделю жить в глуши…», «Судьба», «Не угодничать…», «Когда тебе неправду говорят…», «Время» и другие. С большинством стихотворений в этом журнале мы уже познакомились или еще познакомимся, когда речь пойдет о новой книге поэтессы, а пока предлагаю первую строфу из стихотворения «Счастье выпало: неделю жить в глуши…»:
Счастье выпало неделю жить в глуши
И бездонными, как небо, вечерами
Слушать песни о безбрежности души,
Напеваемые зимними ветрами.

Затем, ближе ко дню рождения, 4 ноября «Курская правда» публикует новую подборку стихов Валентины Михайловны «Заворожит меня пространство…». В подборке пять стихотворений, в том числе и то, строка которого дала название всей подборке.
Заворожит меня пространство
Косыми строчками дождя,
Непостоянством постоянства, –
То в тьму, то в свет переходя.
То воздух с замыслом линует
Тугими струями воды,
То промыслительно волнует
Сияньем облачной гряды…
И в этом что-то есть от Фета:
Восторг и тайнопись души,
И – «Я пришел к тебе с приветом»! –
Живи! Поэзией дыши!

А 11 ноября в качестве своеобразного подарка ко дню рождения «Курская правда» печатает статью филолога и литературоведа, педагога с многолетним стажем и по совместительству истинного почитателя творчества курских писателей Надежды Быковой «Проповедь надежды».
«Более тридцати лет я «впитываю» умом и душой ее стихотворения, – пишет она о творчестве Коркиной. – К настоящему времени у поэтессы вышло шесть книг. Читая их, я прониклась доверием к ее слову, пленилась искренностью и добротой  стихов. Бежит время, меняются государственные формации, а Валентина Михайловна идет и идет своей дорогой доброты и мудрости, одухотворяя мир человека, поддерживая в нем нравственный стержень».
В статье Быкова называет десятки стихотворений, особенно понравившихся ей (по разным причинам), много цитирует полюбившихся строк и строф, и от всей души называет Коркину «поэтом со свободно парящей мыслью, с философскими рассуждениями о земном бытии». А ее поэзию называет «правдивой реальностью, в которой нет фальши, а есть осмысленное, объективное отображение жизни».
Но главная суть, на мой взгляд, заключается в последнем абзаце статьи: «Читая поэтическое слово Валентины Коркиной, мы учимся радоваться жизни. поднимаемся над обыденностью. Ее поэзия – это космос, в котором каждая звездочка неповторима и несет свой смысл и свет». Не к этому ли призывала сама писательница в эссе «Поднимите глаза к небу»?..

В 2010 году были интересные события и в жизни КРО СПР. Во-первых, в Курске по инициативе Николая Гребнева с 3 по 5 июня проходят Фестиваль литературы и искусства, посвященный 65-летию Победы советского народа над фашистской Германией в Великой Отечественной войне, а также Пленум Союза писателей России, открывавший Фестиваль. Такого праздника литературы на курской земле еще никогда не случалось. Были наезды отдельных столичных писателей, например, В. Маяковского и Н. Асеева в феврале 1927 года или совещание молодых писателей Курской области в январе 1935 года с участием Ф. Панферова, и все. А тут – форум! Собрался почти весь цвет российского писательства…
 На торжественных мероприятиях Фестиваля присутствуют председатель Правления Союза писателей России В.Н. Ганичев, его заместители и члены Правления и Секретариата  СПР, губернатор Курской области А.Н. Михайлов, полномочный представитель Президента РФ в ЦФО Г. Полтавченко, писатели России, Белоруссии, Украины и, естественно, Курской области.
Торжественные мероприятия, традиционно разворачивались в библиотеке имени Н. Асеева – главном храме всего литературного наследия края. К тому же в этой библиотеке один из просторных залов в области, где с некоторым комфортом и уютом могли разместиться как писатели, так и гости Фестиваля. Однако и Дом литератора, отремонтированный стараниями Гребнева, пахнущий свежей краской, не забыт. И сюда заглядывали гости из столицы и других городов России, а также представители городской и областной власти, о чем живо напоминают десятки фотографий и кадры телевизионных записей.
По итогам Фестиваля был издан специальный выпуск альманаха «Толока», посвященный этому писательскому празднику на Курской земле. Кроме, так сказать, официальной части, значительное количество страниц альманаха отведено произведениям курских писателей и литераторов. Валентина Михайловна предоставила для данного выпуска «Толоки» стихотворения «Хатынь», «И хазары, и половцы…» и «Равнодушные, как инородцы…».

Равнодушные как инородцы…

Не плюй в колодец:
Пригодится воды напиться.
Русская народная пословица.

Равнодушные, как инородцы,
К той земле,
           где родившись, живём,
Мы давно наплевали в колодцы,
Из которых мы сами же пьём.
Раньше в каждом звезда ночевала,
Ныне в каждом – звериный оскал…
Возразишь ты: «А я не плевала!»,
Ты добавишь: «И я не плевал!»
Вам я верю. Конечно же, верю!
Догадаться легко: вы из тех,
У кого моё чувство потери
Вызывает не горечь, а смех.
Для кого дорогая пропажа
Сотен лет, тысяч лет – не беда,
Для кого вся история наша –
Трын-трава: ничьего в ней следа!
Что вам поле моё Куликово?
Что вам, бедные, Бородино?
Что вам Пушкина жаркое слово? –
Не для вас полыхает оно!
Вы жуёте безропотно жвачку,
Ту, что телеэкраны несут,
И почти что впадаете в спячку,
Вас, как стадо, почти что пасут!
Говорят: «Вы – убогий народец,
За плечами у вас пустота.
Так что жуйте и плюйте в колодец –
Что вам делать ещё, босота?
Все свершения ваши, вся слава
Перечёркнуты жирным крестом,
И в колодцах теперь лишь отрава:
В том и этом. И в этом, и том!»
…Не плевал ты? И ты не плевала?
О, не стой от других в стороне!
Видишь, звёздочка с неба упала?
Не в колодец!.. По нашей вине!

Сколько бы раз и какие бы стихи Валентины Михайловны не приводил полностью или же цитировал отдельные строфы и строки, неотвязна мысль: ведь каждое их них – это не только предлог для глубокого анализа, но еще и история его сочинения; еще побудительные мотивы, вызвавшие выплеск поэтической энергии автора именно в таком сюжете, именно в таких образах. И хотелось бы сесть напротив автора и обо всем расспросить, но еще Козьма Прутков заметил, что нельзя объять необъятное…
Впрочем, попытка проведения анализа некоторых ее стихотворений все же была предпринята. В 2010 году вышел второй выпуск журнала «Курский текст в поле национальной культуры», издаваемого кафедрой литературы Курского государственного университета. В нем была статья коллектива авторов (А. Головина, Е. Габдрахманова и Е. Залипаева) «Образ женской судьбы в поэзии В.М. Коркиной». Авторы, опираясь на книги «Земные токи» и «Открытая даль»,  пытаются раскрыть заданную ими же тему через несколько стихотворений, в том числе ключевго «Я – женщина…». И, естественно, раскрыли в той мере, в которой хотели. Анализировать их работу, на мой взгляд, не стоит, однако стоит отметить, что она разделена на три части: «Феномен женской поэзии ХХ века», «Жизнь и творческий путь Валентины Коркиной» и «Образ женской судьбы…». А ключевыми фразами в работе являются: «Приблизиться, прикоснуться к сокровенному, к тому, что испытываешь однажды и пытаешься сохранить, передавая другим – вдохновленным порывом своего дарования» и «Однако мир женской судьбы, как и прежде, тесно связан с открытием красоты в повседневности». Все это, конечно, о творчестве Коркиной.
В данной работе авторы так же ссылаются на слова Владимира Деткова о силе коркинской поэзии, способной вдохнуть в человека жизнь, и на работу Марины Масловой «Мифологема «счастливой женщины» в поэзии Валентины Коркиной», опубликованной в журнале «Курский текст в поле национальной культуры» за 2009 год. (Ныне текст этой работы можно найти в Интернете).

2011 год начался с того, что Валентина Михайловна Коркина стала лауреатом литературной премии имени Е.И.Носова. Творчество Коркиной было достойно этой самой престижной в Курском крае премии. (Кстати, лауреатами второго конкурса, проходившего в 2008 году, стали поэты Юрий Першин и Алексей Шитиков, а вместе с Коркиной лауреатом также стала Е.Д. Спасская – не только почитатель таланта мастера, но и редактор, и составитель многих его книг и книг о нем). А в первом номере журнала «VIP» было опубликовано стихотворение «Пока ты, мальчик, спишь».
Затем в «Курской правде» 22 февраля было напечатано письмо директора Никулинской школы Татьяны Пчеляковой «Гордимся землячкой». В послании не только много добрых слов в адрес поэтессы, но и ее стихотворение, посвященной родной школе.
Пусть мы разлетелись кто куда
Птичьей стаей вольной и веселой,
Все мы дети твоего гнезда,
Милая Никулинская школа.


А еще в этом году Валентина Михайловна впервые оказала честь начавшему издаваться с 2010 года альманаху литераторов «Курские перекрестки», разрешив опубликовать в нем (№ 6) такие крупные поэтические произведения, как «Прости Владимира, Рогнеда!», «И хазары, и половцы…», «Равнодушные, как инородцы…», «Старица» и другие.
Со многими названными произведениями мы познакомились выше, а вот со стихотворением «Старица», которое не раз уже упоминалось, пока не знакомы. Теперь данный «пробел» предстоит исправить. И здесь стоит обратить внимание на то, что кроме лиричности и философской составляющей, в данном стихотворении есть и историческая канва малой родины Валентины Коркиной – села Никулино Ульяновской области. Приведем стихотворение полностью:

Старица
Не знаю, правда ль это, кривда,
Но только слышала не раз,
Что с ледникового периода
Осталась
Старица у нас.
Во всей округе
Беспримерной
Была для нас её краса…
Как синим оком легковерно
Она смотрела в небеса!
Как защищала себя раем
Черёмух белых по весне!
Как веселила рыбьи стаи
В своей непуганой стране!
Как мил и добр
Был местный леший:
Мужчин приваживал сюда,
Они бросали в воду верши –
Улов отменный был всегда!
О, золотыми карасями
Была ты, старица, полна!
…А годы шли, шли дни за днями,
За временами – времена…
И вот в начале девяностых,
Однажды ночью, в чёрной мгле
Затрепетал от страха воздух
На спящей праведно земле.
Наутро люди, цепенея,
Гурьбою встали на лужке:
Они увидели траншею
От бывшей старицы – к реке.
Нетрудно было догадаться,
Что ночью здесь произошло:
Убийство, кража, святотатство,
Непозволительное зло.
Сюда пришли ночные тати.
Они для выгоды своей
Спустили воду –
Только ради
Продажи жалких карасей.
Как страшно
Старица
Глазницей
Пустой
Смотрела в небеса!
Над ней кричали криком птицы,
Прикрыв безумные глаза…
А ведь когда-то беспримерной
Была для всех её краса,
И синим оком легковерно
Она смотрела в небеса!
…Я знаю: время легкокрыло.
Его изменчивая тень
Тем утром старицу накрыла,
И ледниковый –
Вновь! –
Период
Пришёл на землю в этот день!

В этом году Валентина Михайловна с помощью Интернета завязала дружеские отношения с редакцией журнала «Вольный лист», издаваемого в городе Омске. И в 7 выпуске этого журнала по просьбе его редактора Ивана Тарана опубликовала обзорную статью на 6-ой выпуск, а также подборку из десяти стихотворений. Среди них были «Круг жизни», «День вчерашний отплыл…», «Сон», «Ты верь!», «Поэзия вне времени…», «Познать себя» и другие.
А закончим разговор о 2011 годе тем, что в этом году вышла книга известного в Курске журналиста, краеведа, ученого, поэта и прозаика Юрия Александровича Бугрова «Литературные хроники Курского края», в которой на странице 244 дается сжатая до информационной строки биография поэтессы.

2012 год, юбилейный в жизни писателя Валентины Михайловны Коркиной, в творческой деятельности начался с того, что в двух номерах – восьмом и девятом – альманаха «Курские перекрестки» были напечатаны ее стихи, в том числе «Из детства», «Крылечки», «Деревья», «Как легко и разбуженно…» и добрый десяток других, ранее печатавшихся в ее поэтических сборниках. Так литераторы города решили отметить этой юбилейный год в жизни поэтессы.
Но, конечно, главным событием года стал выход новой книги избранной лирики Валентины Михайловны – «Стихотворения. Лирика».  Издана она была по заказу комитета по культуре Курской области – вот такая честь была оказана замечательному поэту не только соловьиного края, но и России – Издательским домом «Славянка». Хорошая полиграфия, прошитый переплет, твердая обложка – стали отличительными чертами этого сборника. Недурным по рыночным временам был и тираж – тысяча экземпляров. Текстовой объем – 160 страниц. Редактировал книгу Юрий Асмолов, он же написал предисловие, взяв для его названия строку из стихотворения поэтессы «Живу, каждый миг обнимая!» Но к предисловию еще вернемся, а пока предстоит разговор о стихах, которых около ста тридцати. При этом подавляющее большинство стихотворений – новые, ранее в других сборниках не печатавшиеся.
По желанию автора – никаких тематических разделов. Зато каждое стихотворение на отдельной странице. Что же касается тематики, то ее спектр широк – детство, малая родина, природа, красоты Курского края, музыка, поэзия, человеческое бытие, космические действа, любовь, поиск счастья и радости. И, конечно же, личностное присутствие автора в большинстве произведений, с его исповедью «о себе и о судьбе». Нет только, как справедливо заметил в предисловии Асмолов, «политической», а точнее, остросоциальной поэзии, которой немало было в трех предыдущих сборниках.
Открывает книгу стихотворение «Деревья», которое, на первый взгляд, вроде бы о природе: речь-то про деревья, про землю… Но оно и о людях, ибо не только деревья тянутся в поднебесье, но и люди:
При свете дня, в ночной ли мгле
Не скрыть им главную заботу:
Свою приверженность земле
И тягу вечную к полету.
 
Через несколько страниц небольшое стихотворение об окрестностях поселения, где российский простор бьет светлой далью по глазам, но тут же в увиденную картину врывается автор, причем не один…
И открылась панорама –
Вид в счастливой простоте:
Вдалеке виденье храма,
Белый голубь на кресте.
Посмотрю на это диво
И, шагая по тропе,
Вдруг почувствую пытливый
Взгляд ответный на себе.

А вскоре появляется и сам Живописец, который до этого тревожил автора «пытливым взглядом»:
Ажурное сплетение ветвей,
А в них звучит хрустально соловей…
И в эту музыкальную картину
Не впишешь ты ничью тоску-кручину:
У Живописца логика своя –
Открыть нам ликованье бытия.

В этом маленьком стихотворении нет прямого присутствия автора, но мы его чувствуем, нет здесь и слов о свете, но свет исходит из самого стихотворения, льется вместе с «ликованьем бытия».
Свет и в стихотворении «Притяжение», в котором уже наблюдается прямое присутствие автора. Причем в неразрывной связке с космосом и отчим домом. Всего лишь первая строфа:
Давно ли было замкнуто движенье
Созвездий, солнца, ветра за окном
Тем кругом малым, чье изображенье –
Деревня, поле, речка, отчий дом?

Вновь тема малой родины, космического пространства и парадоксального богатства автора завязаны в единый узелок, или, как модно ныне говорить: «Три в одном флаконе»:
Какая медленная даль!
Какой холодный жар заката!
Какая знобкая печаль!
Как я по-нищенски богата
Своей возможностью побыть
Наедине с пространством сирым,
Где можно было жить и жить
Всю жизнь в согласье
                с Божьим миром.

В этих же космических и земных тонах написаны стихотворения «Чудеса» и «Судьба». Строфа из «Судьбы»:
Оглянешься: пыль оседает у ног.
Не важно, что было до этого мига.
Ведь легок твой выдох
                и вдох твой глубок,
Пространство простерлось
                пророческой книгой.

А стихотворение «Вина», несмотря на всю его «тихость», это произведение на социальную тему, ибо в нем – боль автора при виде человеческого горя и несправедливости, царящих вокруг нас.
…Он возвращался в дом
                околицей села
И видел на полях
                не рожь и не пшеницу,
А сплошь – особняки,
               чьи окна, как бойницы:
Хозяевам, наверно,
                мнится призрак зла.
… И вот войдет Иван
                в избу, нальет вина.
У мутного окна
               один за стол присядет.
Напьется и кричит:
                «Моя, моя вина!»
И плачет он навзрыд,
              и сам с собой не сладит.

Мотивы гражданской лирики звучат и в стихотворении «Россия». А как им не звучать, когда стихотворение написано русским человеком. Человеком, скорбящим душой обо всех ее неустройствах, но, тем не менее, любящим ее, желающим ей добра и принимающим такой, какая есть. Без презрительно-уничижительного определения «Рашка», как часто слышно от столичной либеральной интеллигенции, подмявшей под себя СМИ.
Не хочу о твоих бедах говорить:
Много сказано другими
                строчкой красной.
А избытком слов в Отечестве сорить
И бессмысленно, и глупо, и напрасно.
Мне шептать: «Надежда, Вера и Любовь –
Ты, Россия», –
          как стоять под образами
И молиться, и молиться – вновь и вновь,
Плакать, Бог даст,
                чудотворными слезами…

Что же касается света, струящегося из стихотворных текстов, то об этом прямо сказано в стихотворении без названия:
Нет, нет – такого не бывает!..
Но волны света и любви
Вдруг с головою накрывают
И растворяются в крови.

А заключительная строфа этого стихотворения о связи живых и мертвых не только светится великолепной поэтической образностью, но и глубокой философией:
И наша связь нерасторжима
И Волей свыше нам дана,
Хотя, как жизнь, непостижима,
Как смерть, таинственна она.

Человек с поэтическим складом души может быть «леди», но «железной леди» – вряд ли. Поэтому Валентина Михайловна, как и все нормальные люди, порой и грустит, и печалится, и хандрит, наверное. И эти настроения время от времени проклевываются в стихотворных строках. Но и в таких случаях «печаль ее светла», а грусть воздушна и мимолетна, легко растворима в потоках света. Примером тому может быть следующее стихотворение:
Смотрю в окно: зима белым-бела.
Фонариком снегирь украсил ветку…
Откуда ж ты, печаль, ко мне пришла,
Когда весь мир – из радости и света?
Душа была доверчива как снег…
Незваная, ты не подозревала:
В ней жил такой веселый человек!
В ней музыка счастливая звучала!

И даже из такого стихотворения, как «Баллада о двоих», где с болью говорится о людском непонимании друг друга, причем не просто людском, а непонимании между женщиной и мужчиной, между любящими людьми, все равно струится свет мудрости: быть терпимее друг к другу, быть внимательнее:
Ими движет безумная сила,
Что ни слово – то ярости пыл:
– Я тебя никогда не любила!
– Я тебя никогда не любил!
Ветер жёлтые листья закружит,
Обернётся пургой ледяной…
И однажды она занедужит
Беспричинной, неясной тоской.
И однажды в какой-то печали
Подойдёт он к ночному окну,
Ни земли не увидит, ни дали:
Всё у снега и ветра в плену.
Не понять и не вспомнить, что было,
И откуда летит через тьму:
«Я тебя никогда не любила!»
Почему же так больно ему?
Он сожмёт своё сердце в ладони,
Словно спрячет, что в нём затаил,
И в ответ прокричит, как застонет:
– Я тебя никогда не любил!
…Им не выйти из этого круга:
Что-то ищут, а что – не найдут.
Завтра снова увидят друг друга
И поспешно глаза отведут.

Остается отметить, что если книга начиналась стихотворением «Деревья», то закончилась стихотворением «Последний лист». («Последний лист» в других изданиях проходил под названием «Осеннее настроение»). И в этом определенная символика.
Угас, а ему нипочем:
Он кружится, с ветки слетая…
– О чем ты, о чем ты, о чем
Все шепчешь, к земле припадая?
– Не много мне выпало дней
Прожить под небесною крышей,
Но дерево жизни моей –
Сильней оно стало и выше.
Сгораю в положенный срок
Спокойно. К чему мне отсрочка?
Отпал мой сухой черенок,
Но ветке завещана почка.

Да, стихи в этой книги завершились «Последним листом», но заключительная строка стихотворения дает надежду, что впереди новые стихи и новые книги.
В этом сборнике, как ранее в книге «Открытая даль», есть приложение в виде выдержек из рецензионных отзывов разных авторов. Но если в «Открытой дали», выдержки шли в начале, то в данной книге – в конце. Среди авторов цитат Л. Гордеева, Е. Носов, И. Баскевич, А. Ростов, В. Шефнер, Т. Горбулина, В. Детков, Ю. Першин, Н. Быкова, В. Тихомиров-Тихвинский и Ю. Асмолов. Оценки творчества Коркиной большинства этих авторов в той или иной мере «озвучивались», поэтому остается привести высказывания Виктора Тихомирова-Тихвинского, поэта и главного редактора журнала «Русский писатель», и возвратиться к предисловию Юрия Асмолова.
«…Судя по такому существенному списку изданий в России и за рубежом, в которых публиковались стихи Валентины Коркиной, члена Союза писателей России, лауреата литературной премии имени Е.И. Носова, становится понятным, что перед нами успешная поэтесса, незаурядная творческая личность», – отзывается о творчестве нашей землячки В. Тихомиров-Тихвинский.
Но все-таки ярче всех, образнее всех о ее поэтическом творчестве и таланте поэта сказано в предисловии к рассматриваемой книге Юрием Асмоловым.
«Книга получилась удивительно светлой:  она очень похожа на тот тютчевский день и час среди осеннего ненастья, когда «повеет вдруг весною», – делится с читателями своими впечатлениями лирик есенинского склада Юрий Николаевич. – «Конечно, это задумка автора. Да, поэтесса видит то недоброе, лихое, что творится в нашем мире, видит нахрапистость и многочисленность темных сил. Есть у нее об этом стихи – как опубликованные, так и новые. Но так называемые политические, гражданские произведения сознательно выведены за рамки сборника. У поэтессы другая задача: не дать сломиться в человеке нравственному и духовному стержню. А еще – это и есть главным в творчестве Валентины Коркиной – навсегда привить людям надежду, веру и любовь: надежду на лучшее в трудных обстоятельствах; веру в себя и в другого человека; любовь к жизни, несмотря на ее многие трагические ситуации.
Жизнелюбивая творческая сила автора рождает и жизнеутверждающие стихи. О чем бы ни писала Валентина Коркина – о детстве, малой родине, природе, внутреннем мире человека, ответственности перед временем, добре и зле, правде и лжи, любви, поэзии и т.д. – ее стихи полны света, благодарной радости от ощущения бытия, от возможности преодоления трудностей и обязательного возрождения души после нелегкой полосы существования».
Есть в предисловии Асмолова и другие превосходные определения и эпитеты по поводу поэтического творчества Коркиной, есть десяток цитирований стихов и комментариев к ним, но суть все-таки в выше сказанном. Поэтому на этом и остановимся. 
Понятно, что выходом книги «Стихотворения» творческая деятельность Валентины Михайловны в 2012 году не закончилась. Ведь год-то юбилейный. И 15 ноября, в день рождения поэтессы, «Курская правда» печатает большую подборку стихов Коркиной, среди которых «Жить!», «Россия», «Странность», «Полночь», «Дорога» и другие. А  также публикует редакционную поздравительную статью «Творить стихи – ее стихия» с небольшой биографической справкой.
Вот что коллеги-журналисты отмечают в поэтической деятельности юбиляра: «Стихи Валентины Коркиной обладают творческой самобытностью, образностью. Осознание целостности мира, связи и всеобщности явлений, помогли поэту подойти к пониманию общих закономерностей в природе и человеческой жизни. Отсюда так много в ее стихах истинных поэтических открытий».
А теперь стихотворение из подборки – «Дорога»:
Каким гениальным художником
Написаны дальний лесок,
Холмы, язычки подорожника
То справа, то слева от ног!
И думать о грустном нелепо,
И дали не так далеки:
Ведь манит высокое небо
К парению обе руки…


Еще в юбилейном для Валентины Михайловны году, в пятом номере журнала «Русский писатель», издаваемом в Санкт-Петербурге, она опубликовала стихотворение «Верь». Сам по себе факт уже замечательный. Но самое главное заключается все же в другом. Именно она, связавшись с редакцией этого журнала, подготовила для публикации в нем не только свое стихотворение, но и стихи своих курских коллег Василия Золотарева, Елены Амелиной, Вадима Корнеева, Юрия Першина, Владимира Конорева, Алексея Тимонова, Виктора Давыдкова, Натальи и Ольги Артемовых, Владимира Чемальского, Вячеслава Нарыкова, Тамары Кравец, Юрия Асмолова, Леонида Наливайко и других.
Помните, как некогда Евгений Иванович Носов, негласно шефствуя над В. Коркиной, посылал ее произведения то в газету «Литературная Россия», то в журнал «Наш современник». Теперь сама поэтесса помогает коллегам по перу опубликоваться. Как говорится, «долг платежом красен».
Стоит также отметить, что в этом году Интернет помог Валентине Михайловне связаться с редакцией журнала «Литературный меридиан», выходящего в городе Арсеньев. В 10-ом номере журнала она опубликовала свои стихи. В подборке из семи стихотворений под общим названием «Свет от луны невесом» были такие произведения, как «Любое Божие творенье…», «Ослепли – не видим друг друга…», «Ночная жница» и другие.
24 ноября в «Городских известиях» появилась статья поэта и журналиста Тамары Кравец «Не оставляй меня, Господь, без чуда строчек говорящих…». В статье сообщалось о том, что торжественные мероприятия по случают празднования юбилея поэтессы Валентины Коркиной прошли в Литературном музее, где также состоялась презентация ее книги «Стихотворения».
Тамара Кравец отмечала, что среди выступающих были сестры Артемовы – Ольга и Наталья, – которые благодарили поэтессу за помощь и внимание к ним; за то, что она дала им путевку в большую литературу.
Перечислив выступавших писателей, Кравец не забыла указать и литератора Сергея Князя, исполнившего несколько романсов под гитару на стихи Коркиной, рассказала и о самой Валентине Михайловне, читавшей свои стихи под громкие аплодисменты присутствующих.
Статья сопровождалась фотографией юбиляра и подборкой ее стихов. Приведем хотя бы одну строфу из стихотворения без названия:
Здесь где медно сияют дубы,
Горизонт дальней птицею вымыт,
Ничего не прошу у судьбы:
Что дала – то уже не отнимет.

В 2012 году в деятельности Курской писательской организации произошло важное событие: по инициативе председателя правления КРО СПР Николая Ивановича Гребнева был проведен Первый съезд литераторов Курского края. Все писатели и литераторы области в той или иной мере приняли в нем участие. А по итогам работы литературного форума, в котором приняли участие гости из Москвы, Белгорода, Брянска, Орла, из Белоруссии и Украины, городские и областные власти, были приняты решения, направленные на дальнейшее развитие литературной деятельности в крае.
Не только члены правления КРО СПР – Борис Агеев, Михаил Еськов, Виктор Давыдков, Иван Зиборов и Юрий Першин – приняли активное участие в подготовке и проведении этого форума, но и многие писатели, в том числе и Валентина Михайловна Коркина, человек с активной жизненной позицией. Ведь ни кто иной, как Валентина Михайловна (в тесном содружестве с Юрием Першиным) систематически проводила мастер-класс литераторам города Курска по поэзии и теории стихосложения. А во время работы съезда литераторов руководила (с Юрием Першиным, Вадимом Корнеевым и Алексеем Шитиковым) секцией поэтов.


«И ЗАВТРА БУДЕТ УТРО РАННЕЕ…»

2013 год на Курщине проходил под знаком празднования 55-й годовщины образования Курской писательской организации. Вновь прошли торжественные мероприятия в Доме литераторов, Литературном музее и Курской областной научной библиотеке имени Н. Асеева. Многие писатели и литераторы были награждены  городскими и областными властями, а Валентина Михайловна – Почетной грамотой Правления Союза писателей России. Что же касается самой писательской организации, то она была признана лучшей в России, по крайней мере, по версии СПР.
В этом же году Издательским домом «Славянка» так же был выпущен альманах «Толока» с произведениями всех курских писателей (их было уже 55 человек) и наиболее подготовленных литераторов. Валентина Михайловна представлена в нем подборкой стихов, среди которых «Движется время», «Верь», «Наследство и другие.
О, пусть обманут, пусть обидят,
Пусть во мне лучшего не видят –
Все это, в общем, не беда:
Со мною дождь пройдет в обнимку,
Со мной пошепчется рябинка,
Поговорит моя звезда…
А это много, очень много,
А это как защита Бога
От всех безжалостных невзгод:
Даны мне лес, река и поле,
В степи весной тюльпанов море
И вдохновенный небосвод…


В этом году вновь к ее творчеству обращаются журналы «Литературный меридиан» и «Вольный лист». В пятом выпуске «Литературного меридиана» под общим заглавием «Прозаические миниатюры» были опубликованы «Дед да баба», «В Зазеркалье», «Полюби меня!» и «Чудо мое». В восьмом выпуске – подборка стихов под заголовком «Останься неузнанным мною…». Среди полутора десятка стихотворений – «С надеждой», «России», «Помягчела душа…», «Я – женщина, я – так слаба…», «Две судьбы» и ряд других. В 11-ом выпуске вновь была проза – «Короткие рассказы», в которых представлены три произведения: «Женщины», «Военная музыка» и «Заблудились…». А в 11-ом выпуске  журнала «Вольный лист», кроме фото и биографических сведений об авторе, давалась подборка стихов «И запахи талой земли…», «С надеждой», «Ослепли – не видим друг друга…», «Любое Божие творенье», «Когда-то, в любимом году…», «Помягчела душа…» и рецензионная статья Ивана Тарана по этим стихотворениям. Статья была не только профессиональная, но и доброжелательная.
Неординарным и, естественно, важным событием в творческой жизни поэтессы этого года стала публикация ее стихов в 4-ом номере немецкого журнала «EDITA» («Эдита»). Открывает публикацию фото автора. Затем следуют сами стихотворения: «То ли отблеск звездный, вышний…», «Ослепли – не видим друг друга…», «Осенние мотивы», «Дорога», «Всего-то вроде тает снег…» Стихи завершались биографической справкой об авторе.
Так прошел этот год в жизни курской поэтессы, которая уже начала готовиться к изданию новых поэтических сборников, ибо стихов, написанных в последние годы, накопилось много и они, стихи, изливались из нее, как Ниагарский водопад – беспрерывно и неудержимо, к удивлению самой и на радость читателям.

…Ничего необычного в том, что публикаций в местных СМИ поэтических и прозаических произведений Валентины Михайловны за этот год не было – готовилась к изданию своей очередной книги. Удивительное в другом: пресса не откликнулась на выход книги «Стихотворения». То ли еще смаковали, то ли от золотой зрелости ее стихов «в зобу дыханье сперло», но печатных отзывов не последовало, хотя в литературно-писательском сообществе об этой книге говорили много и охотно. И не только Юрий Асмолов или Юрий Першин, Вадим Корнеев и Алексей Шитиков – поэты от Бога, но и Вадим Шеховцов, и Владимир Рябинин, и Сергей Малютин, и многие-многие другие. Говорили, но написать отзыв в какую-либо газету как-то не решались. Да и газеты, точнее, редакции газет, необходимо заметить, в последнее время что-то не очень жаловали писателей и литераторов – все ведь платное, каждый квадратный сантиметр газетной бумаги учтен, с каждого прибыль ожидается.
Но вот вышла книга (восьмая по счету) Валентины Михайловны «В слове любом – сердце», и молчание рухнуло. 6 марта 2014 года в «Курской правде» публикуется статья Юрия Асмолова «Вечернее умиротворение», а 31 марта и «Курский вестник» тиснул заметку Яна Богемского «Сердечность всегда вовремя». Следом поспешил и журнал «VIP», давший несколько слов о творчестве Коркиной и опубликовавший ее стихотворение, посвященное Е.И. Носову. Однако вернемся к самой книге.
Поэтический сборник «В слове любом – сердце» выпущен в свет Издательским домом «Славянка» в серии «Библиотека Дома литератора» тиражом – 100 экземпляром и объемом – 120 страниц и в мягкой цветной ламинированной обложке. С портретом поэтессы на фоне природы на тыльной стороне обложки.
Особенностью этого сборника являются два обстоятельства. Во-первых, в нем стихи, написанные автором только за два последних года – 2012 и 2013; во-вторых, он издан на средства, собранные земляками Валентины Михайловны из села Никулино по инициативе директора Никулинской школы Татьяны Петровны Пчеляковой. Да-да, не перевелись еще «женщины в русских селеньях». Не только готовы «в горящие избы входить, коней на скаку останавливать», но и о родной литературе заботу иметь!.. Вслед за Валентиной Михайловной хочется сказать слова благодарности и Татьяне Петровне, и всем никулинцам, принявшим участие в издании данной книги. Огромное спасибо вам, дорогие земляки поэтессы! Помните: мир так устроен, что добрые дела (как, впрочем, и недобрые), подобно бумерангу, возвращаются сторицей. Потому в накладе не будете.
Предисловие «В высотах безбрежного храма…» к стихам подготовил Юрий Петрович Першин, не только замечательный поэт, но и тонкий ценитель поэтического слова, часто цитирующий по памяти произведения многих известных российских собратьев по перу, своих коллег-курян, в том числе и стихи Коркиной. А это уже о многом говорит, ибо, как сказал один мудрый человек, поэзией можно считать только то, что запоминается при первом прочтении…
Представляя читателю новую книгу поэтических произведений Валентины Коркиной, Першин пишет: «Были рекомендации и советы друзей поэта включить в эту книжку и какую-то толику из предыдущих сборников. Так делали и делают многие, даже такие, как Николай Рубцов, Юрий Кузнецов, Владимир Соколов. Но, прочитав рукопись, я понял, что этого делать не надо. Книга вышла цельная, живая».
Это, так сказать, общие представления о книге. Непосредственно же о творчестве Валентины Михайловны Першин говорит следующее: «Валентину Коркину можно по праву считать наследницей лучших традиций классической поэтической школы. Но нельзя не заметить, что, продолжая работать в этом направлении, она постоянно расширяет горизонты своего творчества. Нередко даже, казалось бы, знакомые образы она раскрывает по-своему, с присущей только ей «особинкой», оригинальностью мышления и чувствования. Хорошо подчеркивает это и удивительная современность языка ее произведений». И далее приводит в качестве примера «удивительной современности ее языка» стихотворение, начинающееся строкой: «…И жизнь моя роет свою колею».
Процитировав стихотворение, Першин продолжает: «Поэзия Валентины Коркиной многогранна: объектом ее размышлений становятся и реальность, и внутренний мир человека; раздумья о земном и небесном… Мысли и чувства в каждом стихотворении выражены ярко и образно. Нередко создается впечатление, что поэт замечает не только хорошо видимые проявления жизни, но и способен увидеть в ней нечто неразличимое, уловить неуловимое…»
Печатаю эти строки и ловлю себя на мысли, как много и верно о поэтическом творчестве Коркиной сказано при точно выверенном и экономном использовании слов, и как сказанное Першиным перекликается с оценками М. Чернышева и В. Кочеткова еще в начале творческого пути поэтессы. И ответ тут же напрашивается сам собой: вот что значит настоящая поэзия, поэзия без натяжек, без прикрас, без фальши.
И предыдущие рецензенты отмечали некоторые особенности «любовной лирики» Коркиной, но как-то вскользь, мимолетно. Однако Юрий Петрович и тут дает фору всем: «Особо стоит остановиться на любовной лирике, – отмечает он. – В ней столько сердечного чувства, света, понимания, всепрощения! И все это – несмотря на неизбежную в любви боль! – А заканчивает предисловие так: – Тонкий лиризм, глубокая философичность – то, что отличает поэзию Валентины Коркиной и делает погружение в мир ее стихотворений поистине захватывающим».
После такого предисловия остается только цитировать стихи. И начнем, пожалуй, со стихотворения «В середине души», в котором, на мой взгляд, не только глубокая философия единства души и Вселенной, когда и та, и другая не имеют границ, но и узловые точки, которые позволяют светиться звездам, существовать планете с названием Земля, рождаться поэтам, умеющим слышать в себе дыханье мирозданья.
Где-то там, в середине души,
Есть живая чудесная точка.
Отыщи ее! Стой – не дыши:
Распускается звонкая почка
На растеньи неведомых тайн –
Фантастичном –
               не тронешь руками…
Но в тот миг будешь знать:
Океан,
И звезда,
И пустыня,
И камень
Тоже сердце имеют, как ты.
Если вслушаться –
                слышно, как бьется
В ритме жизни, ее правоты…
Лишь окликни его – отзовется
Шумом волн,
Светом звезд,
Взлетом птиц –
Их язык уяснишь непременно
И поймешь: у души нет границ,
Как, возможно,
                их нет у Вселенной.

И, как бы подчеркивая свою главную мысль о безмерности души и вселенной, их божественном величии, в следующем стихотворении поэтесса предостерегает себя и других, в том числе и читателя, от опасности опуститься до мелкого и мелочного – радения о быте.
Не дай, Господь, радеть о быте,
Вернее, думать лишь о нем…

Конечно, и она, и все мы понимаем, что от быта никуда не уйти – он, как и воздух, постоянно вокруг нас – но дать ему возможность возвыситься над духовностью, что видно ныне сплошь и рядом не только в «цивилизованных» странах Запада, да и в России тоже – кощунственно, не по-русски. А потому уже в следующем стихотворении «Так думала я» Валентина Михайловна вновь подтверждает свою мысль:
…И жизнь моя роет свою колею,
Преследуя цель, всем известную.
Заплакала бы по земному житью –
Да мне все равно: я не местная.
Нездешняя то есть.
По правде сказать,
Телесно – я здесь, не поспорю:
Умею по горло в делах увязать,
Томиться от счастья и горя…
Ну, словом, как все…
А на небо гляжу –
Не чувствую тела – ни грамма.
Неведомой силою душу держу
В высотах безбрежного храма.
Кто вынул ее вдруг из плоти моей,
Невиданным светом наполнил,
Как будто сказал:
«Ни о чем не жалей!
Люби, кого любишь! И помни,
Что счастье и горе –
                в единстве своем –
Дают ощущение смысла
Всей жизни!»
Так думала я серым днем
И яблоко спелое грызла.

В стихотворении «Ты вспоминай меня» Валентина Коркина как бы внешне отступает от темы единства души и бесконечной Вселенной и обращается к частному, более приземленному – к бывшему другу, возможно, собеседнику. Но это только на первый взгляд, ибо речь вновь возвращается к космическим субстанциям:
Люблю прошедшее твое – и ад, и рай,
И настоящее твое – и свет и тьму.
Ты вспоминай меня, хотя бы невзначай.
Как только вспомнишь –
                так узнаешь почему…

Если в стихотворении «Люблю прошедшее твое…» осталась какая-то недоговоренность, тайна, которую каждому читателю предстоит разгадать по собственному разумению и воображению, то в стихотворении «Посмотри на меня» ведется откровенный разговор исповедального характера не только с невидимым собеседником, не только с собой, но и с читателем.
Я грешна. Посмотри на меня –
                и увидишь калеку.
Я всю жизнь убивала любовь
                к одному человеку.
Исполнявшая заповедь «Не пожелай…»,
                ни о чем не жалею,
Потому что вина моя черная, адская –
                света светлее!
Да, вина моя черная, адская –
                света светлее:
Я исполнила заповедь «Не пожелай…» –
                и посмею
Утверждать: не такой уж и грех
                полюбить человека:
Не желать его, нет,
       лишь любить до скончания века.

И в этом и во многих других стихотворениях сборника тема женщины, женской судьбы, где несколько завуалированно, где открыто, как, например, в стихотворении «Женщина», присутствует. И это не потому, что автор – женщина, а потому, что сама тема – из категории вечных, как тема любви, как тема Родины.
Все-то женщине петь бы, кружиться!
Только вдруг ни с чего всполошится,
Погрустнеет, вокруг оглядится…
Что могло так встревожить ее?

Но, разобравшись с внезапными тревогами и страхами, опираясь на «женское чутье», она находит успокоение сердца и души, о котором говорится в стихотворении «Вечернее умиротворение».
Так тихо, так спокойно за окном,
Так дождик моросит едва заметно,
Что думать можно только об одном –
О счастье жить, о радости ответной.
И слово «счастье» просится в тетрадь…
Простое – в сарафанчике из ситца…
И словно больше нечего желать…
А если что захочешь – то случится…

Поэтому в следующем стихотворении – на тему о любви – говорится о желании лирической героини:
Не зови меня в рай,
Не зови меня в ад,
Позови меня в край,
Где томится твой сад,
Где тревожно шумит
Он в закатном огне
И, быть может, грустит,
Как и ты, обо мне.

Ярче всего, на мой взгляд, тема любви в данной книге отображена в стихотворении «Мелодия любви». Но не напрямую, в лоб – я тебя люблю или ты меня любишь, – а исподволь, через тонкие художественно-философские нюансы. Всего лишь несколько строк этого чудесного стихотворения, наполненного светом и музыкой жизни:
…И почему вся эта даль –
                не представимая,
А в ней – мелодия любви
                неуловимая?
Она звенит как летний зной
                неслышной пагубой,
Она, бесшумная, поет
                небесной радугой.
И неизвестно отчего
                то вдруг заплачется,
А то покажется, что все
                переиначится…

Книга «В слове любом – сердце», конечно, наполнена до краев лирическими стихотворениями, но и остросоциальному произведению, трогающему душу русского человека, на генетическом уровне в новых поколениях сохранившему память о страшной войне с нацистской Германией, в ней нашлось место. Да по-иному и быть не может, когда не только за рубежами отечества, но и в нем самом находятся люди, готовые на ложь и фальсификацию тех огневых лет. Речь идет о большом по текстовому объему и о глубоком по нравственному содержанию стихотворении «Письмо с фронта».
Над прошлым нашим ложь витает,
На свет и правду тень легла,
Но письма прадеда читает
С волненьем Катя Маршала.
Нательным крестиком хранимый,
Их Петр Андреич Лукичев
С войны писал жене любимой,
Когда мечталось горячо
О долгожданном Дне Победы,
О милом доме в три окна,
Где столько песен было спето,
Пока не грянула война.
Писал в затишье, меж боями:
«Лидок, милок, скучаю, жди:
Ведь наше будущее – с нами,
И наша встреча – впереди!»
Мечта о будущем, о встрече…
Увы, война не просто зла –
Она жестока…
…Школьный вечер
В музее…
Катя Маршала
Письмо читает, трудно дышит,
И – как морозом – по спине!
…А Лукичев все пишет, пишет
Письмо домой, своей жене…

Под этим стихотворением, по своей «тихости», «негероичности», отсутствии «ура-патриотизма», в этом плане чем-то похожем на произведения Евгения Ивановича о войне, имеется пояснение. Оно о том, что «все имена и фамилии, а также строки из письма – подлинные, что письма П.А. Лукичева хранятся в литературном музее курской школы № 35, которую недавно окончила правнучка фронтовика Катя Маршала».
Еще эта книга примечательна тем, что в ней поэтесса вновь обращается к Курску и его окрестностям. Об этом прямо говорится в стихотворении «На Ермошкином озере» и несколько завуалированно в «Майском дне». При этом говорится не пространно-отвлеченно, а при непосредственном участии лирического героя, то есть автора. Предлагаю их читателю.

На Ермошкином озере
Ах, Ермошкино озеро! –
На вечерней заре
Ты мне выпало козырем
В судьбоносной игре.
В час ненастливой смелости –
С облаками гурьбой –
Мои трудности-«мелочи»
Были «биты» тобой.
…И в приветливой дымке
На твоем берегу
Я стою здесь – на снимке
Этот час берегу.
И над бренными бедами
Намечается взлет.
И Ермошка неведомый
Под гармошку поет.

Майский день
В одуванчиках весь город –
               так и светится земля!
Сверху солнце пригревает,
               снизу – желтые поля:
Меж трамвайными путями,
       вдоль заборов, автострад
Одуванчики сияют,
           словно вышли на парад.
Что творится! Что творится!
Ах, какой чудесный день!
Тут черемуха клубится,
там волнуется сирень,
Всюду яблони и вишни
в бело-розовом цвету…
Если радость нас покинет,
вспомним эту красоту!
 
Есть в этом сборнике, конечно, и стихи-размышления о прожитых годах, о возрасте, о быстротечности человеческой жизни, о сделанном и еще не сделанном, но ждущим своего часа.

***
Я оглянулась назад –
          времени шелест и хруст.
Я посмотрела вперед –
           времени тайна и грусть.
Вот и стою на тропе,
                главного не сознаю:
С чем с этой дольной тропы
        в вечность прибуду Твою?

Стихи из книги можно цитировать бесконечно. Во всех – трепетная, светлая душа поэта, глубокие мысли и чувства, прекрасные образы и отточенное до ювелирного блеска мастерство, что говорит о чудесном таланте автора.
Жизнь, несмотря ни на что, продолжается, и ночь, пусть даже долгую и хмарную, всегда сменяет солнечное утро с новыми радостями и тревогами. По-иному-то не бывает…
И завтра будет утро раннее,
Определенное заранее
Порядком строгим мировым…
Конечно, все мы очень разные,
Но утро встретим, день отпразднуем,
Как и положено живым!

Данный сборник завершает стихотворение «О, пусть обманут, пусть обидят…», о котором речь была выше. Поэтому обзор закончим небольшим стихотворением «В слове любом – сердце…», строчка из которого дала название всей книге.
В слове любом – сердце.
В сердце любом – слово.
Славно им жить вместе
Да в унисон петь.
Если умрет сердце –
Стихнет его слово.
Если умрет слово –
Сердце испустит дух.
 
Вот такую прекрасную книгу лирических произведений Валентины Коркиной помогли издать жители села Никулино Николаевского района Ульяновской области, застрельщиком у которых была Татьяна Петровна Пчелякова. Кстати, Пчелякова организовала в своей школе уроки, посвященные творчеству землячки. Мало того, она об этом поместила материалы в Интернете, в которых подробно сообщается, как проходят такие уроки, что на них обсуждается, какие произведения школьниками чаще читаются.
А теперь пора вернуться к статье Юрия Асмолова и заметке Яна Богемского.
В статье «Вечернее умиротворение» Асмолова очень много цитируемых строк и строф с предшествующими или последующими комментариями. Но не литературоведческими или профессиональными, а, скорее, восторженными читательскими, смакующими слова и строчки и все никак не насыщающимися этим сладким нектаром поэзии. Ибо, как пишет он, «читаешь, и «где-то там, в середине души», делается хорошо». Или как дальше: «перелистываешь страницы, как дни, и убеждаешься, что и далее – и в строках, и между строк – тихо живет наше русское, сердечное, просторное, то, что настраивает на жизнь, на любовь».
Впрочем, немало внимания Юрий Николаевич уделяет и отдельным стихотворениям, особо «царапнувшим» его поэтическую душу, таким, как стихотворение «Так думала я», кстати, полностью процитированному в предисловии Першиным, о чем говорилось выше.
Ян Богемский в заметке «Сердечность всегда вовремя» стихов и строк из них не цитирует. Он лишь констатирует, что «среди нескольких событий, украсивших в областном центре международный день поэзии – 21 марта, одно состоялось в Доме литератора на Красной площади. Отсюда зашагал к курянам сборник «В слове любом – сердце» Валентины Коркиной».
А еще он пишет, что «ранее лауреат губернаторской премии имени Е.И. Носова выступала на страницах областных газет с публикациями в почти исчезнувшем нынче жанре лирического эссе, а теперь часто проводит творческие встречи, семинары с неравнодушными к поэзии жителями Курска и других уголков края, взрослыми и школьниками. При этом ее выступления всегда отличают особая душевная теплота, искренняя вера, что все на свете – от камня до звезды – имеет душу».
Богемский также отмечает такую «особенность поэтического мира Валентины Коркиной, как сочетание, казалось бы, разных культурных пластов: ее героиня черпает силы из книжной сокровищницы (от Мандельштама до Твена) и при этом постоянно обращается к вековому народному опыту с его некичливой мудростью, привычкой к неустанному труду и доброй самоиронией».
Кроме выхода книги «В слове любом – сердце», в 2014 году поэтические произведения Валентины Коркиной были опубликованы в 10-м выпуске омского журнала «Литературный Ковчег». В подборку вошли стихотворения «Шиповник», «Мне, живущей в сомнениях…», «День вчерашний отплыл…», «Сила любви», «Где-то там, в середине души…» и другие. 
Порадовали поэтическую душу Валентины Михайловны и переводы ее стихов на болгарский язык. После Евгения Ивановича Носова, произведения которого были переведены на десятки языков стран мира, других курских авторов новейшего времени до Валентны Михайловны, к сожалению, не переводили. И вот в болгарском еженедельнике «Слово плюс» (за 23-29 октября 2014 года), появились ее стихи «В этом суть», «С надеждой», «Не дай, Господь, радеть о быте…» и другие в переводе известного болгарского поэта Тихомира Йорданова. А 27 ноября этого же года на страницах болгарского электронного литературного журнала «Литературен свят» вышла статья Тихомира Йорданова «Поэзия, близкая сердцу» о книге Коркиной «Стихотворения. Лирика». Естественно, на болгарском языке. В статье дается очень высокая оценка русской культуре в целом и поэтическому творчеству поэтессы из Курска. И это, конечно, радует не только саму Валентину Михайловну Коркину, но и нас, ее земляков.

2014 год запомнился тем, что в России прошла зимняя Олимпиада, на Украине при подстрекательстве американцев и западноевропейцев произошел государственный переворот и к власти пришли националисты-бандеровцы, а в Крыму прошел референдум, позволивший крымчанам вместе с полуостровом вернуться в Россию. После чего на Россию обрушились потоки лжи и клеветы от так называемых партнеров по европейскому сообществу и американцев и последовали политические и экономические санкции западных стран против Российской Федерации, под которыми страна находится и по сей день. Так называемая «западная демократия» показала истинное лицо – лицо извечного врага России. И как ни стремились отечественные либералы убедить россиян в противоположном – не получилось. Ложь, клевета, лицемерие, фарисейство, «двойные стандарты» – были, есть и еще долгие десятилетия будут на вооружении западных политиков по отношению к нашей стране. Верить им никак нельзя. Горбачев поверил – развалился СССР, Ельцин доверился – НАТО подошло к нашим границам. Врут безбожно, да еще обвиняют нас в том, что будто это мы приблизились к странам НАТО, угрожая им…
А Курская писательская организация в этот год жила под девизом: «Писатели – малой родине». Кроме того, при писательской организации по инициативе «генератора идей» Николая Ивановича Гребнева был организован Литературный лицей для юных талантов, чтобы на ранних стадиях выявлять талантливых мальчишек и девчонок, имеющих задатки к литературному творчеству, и поддерживать их до вступления во взрослую жизнь.

2015 год в творческой жизни поэтессы Коркиной начался с того, что 5 февраля журналист и писатель Сергей Дмитриевич Малютин в «Курской правде» под рубрикой «Курская поэтическая антология» публикует статью «Валентина Коркина», в которой сообщает читателям о ее творчестве и дает небольшую, но знаковую по поэтическому содержанию подборку ее стихов.
«Впервые я увидел её  в областной газете «Курская правда», где она работала корреспондентом, – делится он с читателями личными впечатлениями, – а потом и заведующей отделом. И эта невысокая, темноволосая, с выразительными добрыми глазами женщина не могла не запомниться – и обликом своим, за которым угадывалось творческое горение, и яркими и умными статьями, которых  ждали читатели, и первыми заметными публикациями стихов».
Далее, после сведений о месте рождения будущей поэтессы, идет анализ ее творчества: «В её живых, окрашенных лёгкой печалью стихотворных воспоминаниях очень зримо явлены обретённые ею в детстве и юности  животворные корни простой и мудрой крестьянской жизни: 
Я простушка: в селе родилась,
Где наград и богатства не знали,
Где небритая местная власть
От крестьян отличалась едва ли.
Ну, а выгода? Кажется мне
Через годы разлуки и дали,
Что когда-то в родной стороне
Даже слова такого не знали…

…Друзья «по цеху» отмечают тонкий психологизм и философичность её творчества. А известный курский журналист и литературный критик Александр Прозоров считал, что её «фирменное поэтическое блюдо» – это стихи-раздумья, стихи-сомнения, где Валентина Коркина находит «свои собственные и точные слова».
Сергей Дмитриевич – публицист, прозаик. Но мир настоящей поэзии чувствует остро и трепетно. Потому-то и взялся за поэтическую антологию курских поэтов – труд непростой, так как души этих людей легко ранимы. За каждым словом надобно следить, чтобы ненароком не задеть, не обидеть… Работа о творчестве Валентины Михайловны была одной из первых в этом цикле. И подтолкнула к ней Малютина, надо полагать, книга «В слове любом – сердце». Он об этой книге пишет так: «В минувшем году вышла в свет  восьмая  книга  Валентины Коркиной «В слове любом – сердце», вобравшая в себя стихотворения последних двух лет. Она дарит очень сильное впечатление – полнотой авторской души, стремящейся вобрать в себя бесконечную  Вселенную, глубиной проживания и переживания каждого мига бытия, внятно произнесённым, взыскующим к каждому из нас мудрым поэтическим посланием!..»
Как и его предшественники, Сергей Дмитриевич размышляет о так называемой «женской поэзии», ее присутствии или отсутствии в творчестве Валентины Коркиной. Впрочем, и здесь у него собственное мнение: «Пытаются порой  делить поэзию на мужскую и женскую. Какая разница, как её назвать!  Лишь бы  не была она из разряда дамского восторженно-слезливого, поверхностно-трафаретного  рукоделия, которым  нередко грешат  представительницы прекрасной половины, взявшиеся за перо! Пусть как угодно назовётся то, что принесла в отечественную поэзию  Валентина Коркина, – лишь бы оставалась её поэзия такой же – настоящей и дерзкой, достойной стать в ряд с мудрыми и обжигающими строками  благородного и проникновенного письма лучших русских поэтов прошлого и настоящего века».
Что же касается его оценки всего поэтического творчества Валентины Коркиной, то она выражается в следующих определениях: «Когда листаешь эти небольшие, скромно и в то же время любовно изданные  книги, вчитываешься в эти свежие, незатёртые слова, впитываешь эти неповторимые ритмы, то сразу понимаешь, что перед тобой – поэзия душевно богатого и красивого, мужественно и  самоотречённо любящего человека. Эта поэзия не играет с нами в поддавки, не опутывает лирическими красивостями и любовными нарочитостями. В этих тугих строчках, в порой немногословных – в одну короткую строфу! – высказываниях Валентина Коркина словно ощупывает, примеривает, пробует мир со всех его сторон – со всеми его земными и небесными радостями, стихиями, болями и заботами.
Её лирика одновременно требовательна и милосердна, наполнена тонким сопониманием и прощением; она соткана из, казалось бы, привычного арсенала переживаний, слов, ощущений, но в то же время как глубоко и свежо звучит у неё это «привычное» – словно родившееся в животворящем озарении пронёсшейся грозы!
Её любовь по-женски мудра, пронизана внутренней сдержанной драматичностью, сквозь которую иногда, из далёкой глубины сердечного страдания, вдруг пробьётся душевный вскрик и тут же стыдливо умолкнет… Но прозвучавшая строка долго ещё будет звучать внутри нас и хранить в себе светлый  укор опечаленного сердца – к тому, чьи чувства остыли, кто однажды ушёл, всё забыл и вряд ли уже вернётся…»
А среди стихотворений Валентины Михайловны Сергей Малютин в данной публикации приводит «Движется время…», «Как легко и разбуженно…» и «Ты верь».
После выхода в «Курской правде» эта работа Малютина вместе с некоторыми другими была опубликована в двадцатом выпуске альманаха «Курские перекрестки», а также появилась на официальном сайте «Российского писателя» и на интернет-страничке самого автора.
27 февраля 2015 года на страницах газеты Николаевского района Ульяновской области «Наш край» Зоя Томкина опубликовала статью «Знаменитые земляки: Валентина Коркина», во многом копирующую сказанное Сергеем Малютиным.

Как известно, 2015 год в России проходил как «Год литературы», объявленный заранее Президентом РФ Владимиром Путиным. В Курской области к этому приурочивались еще праздничные мероприятия по случаю 90-летия со дня рождения Евгения Ивановича Носова и Василия Семеновича Алехина, 100-летия со дня рождения Николая Юрьевича Корнеева и композитора Георгия Васильевича Свиридова. Еще планировалось проведение Второго съезда курских литераторов.
А в творческой жизни поэтессы Коркиной 2015 год стал памятным тем, что в Издательском доме «Славянка» началась подготовка к выпуску ее девятого поэтического сборника. Но до его появления в двадцать первом выпуске альманаха «Курские перекрестки» были опубликованы переводы Валентины Михайловны Коркиной стихов дагестанского поэта и переводчика Абдурагима Рамазановича Абдурахманова (псевдоним – Рагим Рахман), уроженца с. Гасик Табасаранского района Республики Дагестан.
Стихи Рагима Рахмана предваряла небольшая статья поэтессы «Я пью Вселенную с ладони» с биографическими данными об этом поэте, с перечнем изданных им книг, другими сведениями о его творческой деятельности.
«Творчество Рагима Рахмана отмечено Премией Народного поэта Дагестана Юсупа Хаппалаева, – информирует она читателей альманаха. – В 2010 году он стал лауреатом Поощрительной премии имени Расула Гамзатова за книгу «Далекая звезда». Рагим Рахман известен и как переводчик. Работая в журнале «Соколёнок» он перевёл на табасаранский язык произведения многих русских и дагестанских поэтов и писателей. Наиболее значимый из этих переводов – поэма М. Ю. Лермонтова «Мцыри». Пробует себя и в драматургии.
Стихам Рагима Рахмана свойственны национальный колорит, глубокие философские размышления о жизни, тонкий лиризм, необычная для русского языка образность, навеянная своеобразием родной природы и уклада жизни табасаранского и – в целом – дагестанского народа. Все стихотворения отражают богатый духовный мир автора – нашего современника».
А среди переведенных стихов были представлены «Вращающий землю», «Далекий свет», «Я пью Вселенную с ладони», «Горная река», «Орел» и другие – всего двенадцать стихотворений. В качестве примера перевода предлагаю стихотворение «Я пью Вселенную с ладони».
...И росинкою ко мне
          вдруг упала на ладонь
С неба капелька дождя -
          взгляд по-детски вдохновенный.
В ней кружились тьма и свет,
          в ней звездой мерцал огонь:
Прямо в душу мне глядел
          глаз Божественной Вселенной.
Что-то дрогнуло во мне,
          что-то сдвинулось в судьбе,
И душа моя в тот миг
          стала выше и бездонней...
Этой капелькой дождя
          в небо ты зовёшь к себе?
О, Вселенная, прости,
          но я пью тебя с ладони!

В этом году не только Валентина Михайловна переводила и публиковала стихи дагестанского поэта Рагима Рахмана, но и он перевел на табасаранский язык и опубликовал ее произведения в шестом номере детского журнала «Соколенок» (г. Махачкала). Среди этих стихотворений было и «Письмо с фронта». Кроме того, ее стихи стараниями Рагима Рахмана появились в 9-ом номере журнала «Женщина Дагестана». Вновь в переводе на табасаранский язык.
Но самым дорогим событием для Валентины Коркиной в этом году, полагаю, стала публикация ее поэтических произведений в антологии «Ульяновская словесность. Начало XXI века», изданной в виде большого красочного подарочного фолианта в Ульяновске. На 4-х страницах антологии даны фото, биографические сведения и подборка из пятнадцати стихотворений, среди которых «Время», «То ли отблеск звездный, вышний…», «Равнодушные», «Курские холмы», «Повернулось годовое колесо…», «Через край», «Кто-то около сердца поет», «Молитва», «Только домик в три окошка» и другие.
Данное обстоятельство ярче любых слов говорит о том, что на малой родине помнят и чтут свою землячку. И нет ничего отраднее этого факта для любой творческой личности…

В ноябре 2015 года, 20 и 21 числа, в два этапа проходил Второй съезд курских литераторов, на который прибыли представители Правления СПР, писатели из Брянска, Белгорода, Орла и Глухова (Украина). В первый день в работе съезда активно участвовали представители городского собрания Курска, Курской областной думы, комитета по культуре Курской области, так как им были предложенные на рассмотрение и обсуждение подготовленные писательской организацией документы, направленные на улучшение финансирования КРО СПР. Проходили эти мероприятия в Доме Литератора. Во второй день основные официальные мероприятия состоялись в актовом зале Курской областной научной библиотеки имени Н. Асеева. И в них принимал участие губернатор области Александр Николаевич Михайлов. Кроме официоза, в этот день работали секции прозаиков, краеведов, публицистов, поэтов. Секцию поэтов вместе с Юрием Першиным, Вадимом Корнеевым, Алексеем Шитиковым вела и Валентина Михайловна Коркина.

Главным событием в творческой жизни Валентины Михайловны Коркиной в 2016 году стал выход ее книги стихов «Не бывает у света предела». Эта книга, как и ее предшественница, в мягкой цветной обложке. В ней 144 страницы, ее тираж 100 экземпляров.
В книге произведения, написанные автором в 2014-2015 годах и нигде ранее не публиковавшиеся. «Особинкой» этого сборника, следуя определению Юрия Першина, являются переводы Валентины Михайловны стихов дагестанского поэта Рагима Рахмана, которые занимают едва ли не четвертую часть сборника. Еще одной особенностью книги являются сами стихи – они, как правило, в две-три строфы, но емки по содержанию мысли и чувств, глубоки по философскому наполнению, образности и афористичности.
Открывает книгу стихотворение «Не хотела бы стать иной». Стихотворение вроде бы о героине и ее размышлениях, но в нем в то же время и гимн Слову, которое и лечит, и спасает, и хранит от всего плохого и наносного.
Жизнь ломает – Господь хранит!
Есть надежда, что не напрасно
В зимнем сердце огонь горит
Закаленной рябиной красной.
Что ни ягода – то для всех
Птиц голодных, людского взгляда,
Что ни ягода – то посев
В космос жизни любви и лада.
Не хотела бы стать иной!
Хотя в яви есть мрак-учитель,
Только Слово владеет мной –
Мой спаситель и мой хранитель!

Тема «слова» проходит и в других стихах поэтессы, хотя бы в стихотворении «Только буквы любви» и «Последняя строка». Но проходит не одна, а в сочетании с размышлениями лирической героиней о мироустройстве:
…И спрошу я себя:
            а чего это ради –
Что ни стану писать –
              только буквы любви
Прилетают ко мне
           и гнездятся в тетради,
И победно поют,
                как весной соловьи?
Так спрошу я себя,
                а кому-то отвечу:
«Божий замысел светел,
                и ради него
Все же держится мир
               на любви человечьей,
Отражающей сущность
                Творца своего».

***
Последняя строка
Всегда важнее первой,
По праву у нее
Во лбу звезда горит.
Последняя любовь
Цветет весенней вербой:
Ломай за ветвью ветвь –
Счастливая стоит.

А в стихотворении с таким мирным, даже, можно сказать, приземленным названием «Межа» –  не только высокая философия, но и яркая афористичность:
Страшная пропажа,
Странные места:
Родина – все та же,
Да страна – не та.
По земле шагаю
Вроде по меже,
А межа – большая
Трещина в душе.

Зато в стихотворении «Погромыхивает даль…» прорываются песенные мотивы и удаль русского характера:
Погромыхивает даль,
Пахнет дождичком,
Резать молниям не жаль
Небо ножичком.
Просит волюшки душа,
Ветров яростных,
Острия карандаша,
Моря, парусник…

Песенные напевы – светлые и душевные – звучат и в стихотворении, посвященном памяти подруги детства и юности Антонины Березиной:
Ах, Тоня-Тонечка, споем тихонечко
Да на два голоса о чем-нибудь:
О том, что реченька светла до донышка,
Что можно ласточкой в нее нырнуть.

Если «собственных» стихов в книге около 90, то переведенных с табасаранского – 30. О некоторых из них уже говорилось выше, одно даже приводилось полностью. Теперь для полноты картины мастерства перевода Коркиной и более глубокого восприятия творчества поэта Рагима Рахмана добавим еще пару стихотворений.

* * *
Века стоит гора себе верна:
Обтёсана дождями и ветрами,
Как глыба в океане холодна -
И солнцу не согреть её лучами.
Покрыли мхи скалистое лицо.
Сурово дни шлифуют камень горный.
И кажется, что вырезан резцом
Безжизненный утёс, судьбе покорный.
Но всё не так! В горе живёт родник:
Он сердцем бьётся –
                лучшим   достояньем...
Прислушайся: в горе ручей возник,
И нежности полно его журчанье!

Вращающий землю
Помню матушки рассказы:
"Хоть прошли уже века,
Со времён Адама с Евой,
Люди помнят старика
С древним посохом тяжёлым...
Зной ли жёг, мороз трещал, -
Шёл старик без остановок:
Землю посохом вращал.
И следы глубокой трости
Показали людям путь
Доброты, любви и счастья,
А короче – жизни суть.
Что ещё сказать о старце?..
Я не знаю. Не суди.
Спи, мой мальчик...
              Старше станешь -
По его иди пути!"

Помимо книги, в этом году (как и в предыдущие) Валентина Михайловна активно работает на просторах Интернета. Ее произведения публикуются на электронном Международном творческом ресурсе «Подлинник», на сайтах «Российский писатель», «Стихи.ру», «Проза.ру» и других. Она ведет переписку с читателями, которых у нее десятки тысяч, если не сотни.

2016 год продолжается. И продолжается творческая деятельность Валентины Михайловны Коркиной. Знаю, что в недрах Издательского дома «Славянка» готовится к изданию ее очередной поэтический сборник. Наш общий добрый ангел Марина Домашева над ним хлопочет. И это прекрасно! И только одна мысль не дает мне покоя: как было бы здорово, если бы Валентина Михайловна решила наконец издать книгу своей прозы. Да, она – поэт, большой русский поэт, – тут спора нет. Но ведь и прозаик – замечательный. У нее прекрасная публицистика, в том числе рассказывающая о творчестве курских писателей и жизни самой писательской организации, несколько лирических эссе, цикл «Женских историй», большое количество миниатюр. Наберется на хорошую книгу. Я мысленно даже вижу ее разделы…
Но я утешаю себя, что еще не вечер, что «последняя строка, которая важнее первой», еще не написана и что «завтра снова будет утро раннее». А утро, как известно на Руси, всегда мудрее вечера. 


Рецензии