У Врат Бытия. Часть первая - 10

Осколкино встретило путников холодно и неприветливо. Жители, приметив издалека двух магов, не спешили выходить им навстречу, продолжая как ни в чём не бывало заниматься своими повседневными хлопотами: рубили дрова, копошились в огородах, стирали бельё. Никто не повернул головы в их сторону, ни один не поинтересовался, куда они держат путь. Только несколько дворовых малолеток восприняли приход гостей как приключение: они с восторгом бегали вокруг Гведда, дёргая его за плащ, просили Литу разрешить им поиграть с мечом. Но обеспокоенные матери быстро загнали их по домам, демонстративно захлопнув за собой двери.

-Какое недружелюбное место, - пробормотала девушка, настороженно всматриваясь в занавешенные окна, из которых время от времени выглядывали чьи-нибудь любопытные глаза.

Она привыкла к тому, что в любой деревне их ещё до ворот окружала толпа страждущих. Люди приветствовали их как спасителей, каждый норовил первым пригласить колдуна с его ученицей в свой дом, заверяя, что уж его-то проблема посерьёзней прочих будет... Здесь же всё было иначе. Даже запахом село скорее походило на скотобойню: мерзкую навязчивую вонь гниющего мяса вперемешку с навозом источала, казалось, сама земля, и благоухающие цветами вишнёвые сады не способны были её заглушить. Каким образом среди этих запахов вычленить приятный аромат хлеба из пекарской хижины, девушка не имела ни малейшего представления.

Под ногами жадно чавкала грязь, сапоги увязали в ней чуть ли не по щиколотку. Оставленные позади следы быстро заполнялись бурой от глины дождевой водой. Лита попыталась левитировать, но ветер подло ухватил её за коленки и, под ехидный смешок Гведда, перевернул так, что девушка чуть не плюхнулась лицом в огромную глубокую лужу, повиснув в двух вершках над землёй. К счастью, никто, кроме учителя, не видел её провала, не то она сгорела бы со стыда.

Это был уже не первый случай, когда стихия шутила над ней подобным образом. Вообще, ветер своим поведением напоминал Лите трёхлетнего ребёнка, вредного, шкодливого, капризного и абсолютно непредсказуемого. Ещё в день "официального" знакомства он предъявил ей ряд условий сотрудничества, и Лита, пребывая в состоянии эйфории после пережитого, опрометчиво их приняла, невзирая не предупреждения Гведда.

По договору, тревожить ветер можно было только днём. После заката он либо спал в кронах деревьев, либо уносился куда-то за пределы досягаемости- видимо, собирать информацию или общаться с другими духами природы. По второму условию, запрещалось ему приказывать. Можно было только вежливо просить и, если ветер сочтёт просьбу выполнимой и не ущемляющей его достоинства, тогда он великодушно её выполнит. И, наконец, девушка должна была непременно распускать свои длинные волосы, потому что ветер любил ими играть. В противном случае, он мог и вовсе не отозваться на её призыв. Но ходить в таком виде по лесу оказалось крайне затруднительно: волосы цеплялись за ветки, лезли в глаза и рот, сбивались в колтуны, а в жаркую погоду эти неудобства становились совершенно невыносимы. Поэтому девушка упрямо заплетала косу, терпеливо снося шалости ветра- благо они были хоть и неприятны, но довольно безобидны. Вот и сейчас она лишь поджала губы, вернула себя в прямое положение, не обращая внимания на саркастическое предложение Гведда преодолеть препятствие горизонтально, и благоразумно обошла лужу по краю, придерживаясь за шаткий заборчик одного из домов.

Недолго посовещавшись, Гведд и Лита решили разделиться в целях экономии времени. Мужчина взял на себя бОльшую часть села слева от дороги, а девушка- справа. Всего им предстояло обойти порядка сорока дворов.

Они настойчиво стучались в двери и ставни каждой хижины, но хозяева либо вовсе им не открывали, либо открывали только для того, чтобы прокричать через щёлку "Убирайтесь к лешему, поганые чернокнижники!",- и это в самом мягком варианте. Те же, кто находился во дворе своего дома, быстренько бросали все дела и спешили укрыться в помещении до того, как их успевали окликнуть.

Литу подобное отношение сильно огорчало и одновременно удивляло. Ведь, по словам трактирщика, эти люди отчаянно нуждались в магической помощи, рассылали запросы по Академиям, в Гильдию Магов и даже королю. А теперь взашей гонят прибывших на зов волшебников. Что же такого могло произойти за последний месяц, разительно изменив отношение селян? Неужели предыдущие группы магов оставили после себя столь неприятное впечатление?

Но, помимо необычного поведения жителей, была в Осколкино и ещё одна странность, которую Лита осознала уже дойдя до середины своего ряда. Во всём селе ей ещё не встретилось ни единой собаки или кошки. Обычно дворовые псы издалека чуяли приближение чужаков и с оглушительным лаем выскакивали на дорогу, преграждая им путь. Только когда Гведд взмахивал своим посохом, они с визгом разбегались, поджав хвосты. А здесь: ни рычания, ни угрожающего шипения из кустов. Нарушало неестественную тишину лишь редкое блеянье коз, тревожное клохтанье из курятников да громкое карканье ворон, круживших над островерхой крышей часовни на другом конце села.

Наблюдая за птичьей стаей на фоне быстро темнеющего неба, Лита невольно вспомнила сегодняшний сон, приснившийся ей уже под утро. В этом сне она видела любимую поляну и дуб, нависающий над обрывом. На ветвях восседали громадные угольно-чёрные вороны и не мигая глядели на неё своими блестящими бусинами-глазами. У самых корней дуба в землю был воткнут её меч. Он словно что-то шептал ей незнакомым мужским голосом, но из-за внезапно налетевшего ветра девушка не смогла расслышать ни слова. Она подошла ближе и попыталась вытянуть меч из земли, но тот не поддавался. Лита не сдавалась, расшатывала его, тащила изо всех сил, пыхтя от натуги. Меч дрожал в её руках, продолжая нашёптывать. И вдруг дуб полыхнул огнём. Ветер загудел в ушах, вороны, хлопая крыльями, вспорхнули с ветвей. Из-за нестерпимого жара девушка отпрянула назад и тут наконец разобрала, о чём говорил ей меч. "Ты знаешь моё имя... - Шептал он всё громче, постепенно переходя на яростный, вибрирующий крик: - ТЫ ЗНАЕШЬ МОЁ ИМЯ!.." Лита в ужасе закрыла уши руками. Дуб почернел и с треском раскололся пополам, брызнув искрами. Вороны спикировали на неё, молотя тяжёлыми клювами по голове, царапая когтями её пальцы, стараясь добраться до глаз. Она пронзительно закричала... и проснулась.

От нежданного воспоминания девушку пробрал мороз. Ей вдруг стало жутко, как никогда прежде. Захотелось бежать из этого места, спрятаться где-нибудь в безопасности, как можно дальше отсюда. Но что-то подсказывало Лите, что всплывший на поверхность сознания страх всё равно будет преследовать её, куда бы она не пошла, достанет в самом укромном и потаённом уголке, проберётся под одеяло, просочится сквозь кожу... Что ж, если так, убегать нет смысла. Она останется и встретит неведомую опасность лицом к лицу, как и подобает настоящим волшебникам.

Лита встряхнулась и решительно распахнула калитку очередного двора. К её величайшему удивлению, дверь отворилась ещё до того, как она успела постучать. На пороге стояла темноволосая женщина с усталыми и поблекшими серыми глазами.

-Здравствуйте, - обнадёженно поприветствовала её Лита, искренне улыбнувшись. - Я...

-Я знаю, кто вы, - траурным голосом оборвала её женщина. - Но вы опоздали, мне уже ничем не помочь. Мой сын умер месяц назад.

Улыбка медленно сползла с лица девушки.

-Мне очень жаль... - Тихо сказала она, словно извиняясь. - Но мы здесь для того, чтобы предотвратить новые трагедии. Это большое село, и если оно действительно проклято, смерти не прекратятся, пока здесь совсем не останется детей.

Глаза женщины на миг расширились. Она колебалась.

-Пожалуйста, расскажите мне всё, что знаете, - настаивала Лита. - Может быть, именно ваши сведения помогут нам вернуть покой и процветание этому месту.

Селянка долго и пристально вглядывалась в девушку, размышляя. Потом заметила Гведда, осторожно перебирающегося через размокшую дорогу, и, наконец, бесцветным тоном произнесла:

-Вам лучше уйти. Если вас увидит наш храмовник, неприятностей не оберётесь...

-Но, постойте! - Лита бросилась вверх по ступеням и успела подставить ногу, не позволив двери захлопнуться. - Вы же направляли запрос в Гильдию?

-Направляли, - холодно подтвердила женщина, подивившись нахальству девчонки. - Но это было давно. Теперь нам способны помочь лишь боги.

Она с силой дёрнула дверь, и Лита убрала ногу из проёма. С разочарованным вздохом девушка спустилась навстречу учителю, уже поджидавшему её возле забора.

-Как успехи? - Безмятежно поинтересовался он. Та лишь досадливо покачала головой в ответ. - Понятно... У меня не намного лучше. Но, по крайней мере, удалось выяснить, где живёт этот Зеврос.

Гведд повёл ученицу вдоль угрюмых и как будто безжизненных домов. Возможно, некоторые из них действительно пустовали: палисадники заросли высоким сорняком, над крышами не вился дымок, ставни наглухо заколочены. Хозяева либо перебрались в соседние деревни, спасаясь от проклятия, либо умерли раньше, чем всё началось...

 Зловоние продолжало усиливаться. Лита предположила, что оно исходит от лавки мясника, но ошиблась. Большой, кишащий мухами двор с залитым свежей кровью столом и торчащим из него здоровенным мясницким ножом остался позади. А запах всё следовал за ними по пятам, независимо от направления ветра. Лита брезгливо морщилась. Ей казалось, что уже вся её одежда и волосы пропитались этой вонью.

-Вы ведь тоже это чувствуете, правда? - Спросила она Гведда, не выдержав и уткнувшись носом в рукав. - Или это очередная дурацкая шуточка стихии?..

Учитель взглянул на неё, и девушка отметила беспокойство в его глазах.

-Нет, Тыковка, стихия здесь ни при чём.

Они прошли мимо необычно тихой кузницы, миновали невысокую избу, из которой доносился слабый, едва уловимый аромат свежей выпечки и, наконец, остановились напротив двухэтажного деревянного домика с покосившимся крыльцом. Лита с улыбкой заметила проведённые солью белые полосы перед ступенями и под окнами.

Пожилая женщина в голубом платочке увлечённо пропалывала грядку и не сразу увидела гостей. Только когда Гведд поздоровался, она разогнулась, охнула и, взволнованно причитая, скрылась в сенях. Через минуту на крыльцо с полотенцем в руках выскочил полноватый рыжебородый хозяин дома в длинной косоворотке без пояса. Редкие коротко стриженные волосы были мокрыми и растрёпанными- судя по всему, мужчина только что умылся. Глаза- такие же тёмные и блестящие, как у брата. Он тревожно огляделся по сторонам и молча поманил путников в дом.

Гведд и Лита, обменявшись взглядами, вошли внутрь и вздохнули с одинаковым облегчением: вонь с улицы сюда если и проникала, то была хорошо замаскирована густым паром из кухни, аппетитно пахнущим куриным бульоном.

Зеврос, не произнося ни слова и не требуя предъявить лицензию, усадил магов за широкий стол, вручил жене тазик с водой и бесцеремонно вытолкал её во двор, закрыв дверь, после чего сам уселся напротив гостей.

-Нас прислал трактирщик из "Заячьей лапки", ваш брат, - первым заговорил Гвединн.

-Ага, - мужчина покивал головой и вытер полотенцем уже сухое лицо. Кажется, он нервничал.

-Как здесь обстоят дела?

-Всё очень плохо, господин. И с каждым днём становится только хуже.

Голос у Зевроса был грубоватым и сиплым, язык время от времени безнадёжно заплетался. Талантом рассказчика, в отличие от своего брата, он явно не обладал. Но очень старался. За прошедшие полчаса мужчина чуть ли не дословно пересказал уже знакомую им историю, вкрапляя в неё новые подробности и отвечая на многочисленные вопросы колдуна и его ученицы.

Так, например, выяснилось, куда из села пропали все собаки. Один из пастухов за день до казни якобы видел, как их увёл за собой в лес гигантский чёрный пёс, какой раньше жил у ведьмы.

-Народ толкует, что дескать никакого пса у ней отродясь не водилось, а то сама Клёпа была, в облике зверя чёрного. Но я вот что думаю: демон то был, один из сподручных её. Никому ведь не секрет, что договор у ней был с нижним миром. Видимо, так она за силу свою ведьмовскую расплатилась, отдав на растерзание псинок наших.

-С чего вы взяли, что старуха повелевала демонами? - Удивился Гвединн.

-Дык ведь не раз уж видели, как она по ночам на метле по небу рассекала в сопровождении свиты чертей, хохоча и телесами своими сверкая в лунном свете! - Мужчина скривился и потряс головой, отгоняя навязчивую картинку. Лита хмыкнула, спрятав в кулаке усмешку. - А уж как в её доме что-то выло и скреблось до рассвета, словами не передать!

-Здесь до нас побывали другие чародеи, - невозмутимо продолжал колдун. - Что они думают на этот счёт?

-О, они много чего думали! - Вспыхнул Зеврос. - И много чего делали. Только вот полезного- ничегошеньки. Ходили тут по всей округе, травы какие-то жгли. Духов, значит, изгоняли. Сначала одни ходили, потом другие. Защиту какую-то ставили, землю очищали. По правде сказать, нечисть-то поспокойнее с тех пор стала, - он чуть смягчился. - Да вот дожди теперь не прекращаются почти. Весь урожай того и гляди сгниёт! Глава наш ух, как на магиков этих зол... Вы к нему лучше не заглядывайте, - доверительно посоветовал мужчина, - его дом в конце двора стоит, большой такой, не спутаете... Так о чём бишь я?.. А, ещё у нас куры нестись перестали. И коровы с козами молока не дают уж вторую неделю- половину скота забить пришлось, больно мучались, бедолаги.

В это время с улицы как раз послышалось жалобное протяжное мычание, мимо окон потянулась чёрно-белая вереница- коровы возвращались с выгона. Во дворе началась какая-то возня, кто-то попытался открыть дверь, но был громко отруган и отогнан женщиной. В приоткрытых ставнях поочерёдно мелькнули три взъерошенных макушки и скрылись за домом: наверное, сыновья Зевроса вернулись вместе с пастухами.

Хозяин заволновался.

-Вот-вот солнце сядет, - просипел он, теряя от страха голос, - а после заката тут царство тьмы наступает... Скоро сами всё увидите. Прошу вас, - в глазах мужчины застыли слёзы, он в который раз отёр лицо полотенцем, - сделайте с этим что-нибудь... Храмовник в одиночку не сдюжит, на вас последняя надежда. Не позвольте им погубить наших мальчишек... Сил уж больше нет бояться, понимаете?..

 Да, Лита понимала. Она вдруг с ужасающей ясностью представила, что почувствовала бы, в одно прекрасное утро открыв дверь сарая и обнаружив своего брата раскачивающимся в петле под потолком, уже остывшего и посиневшего... Ей резко сделалось дурно.

-Мы защитим вас и ваших детей, не сомневайтесь, - твёрдо сказала она, и Зеврос просиял.

-Мы сделаем всё, что в наших силах, - тут же с нажимом вставил Гвединн, кинув на ученицу быстрый предупредительный взгляд. - Но сначала нужно выяснить, с чем мы имеем дело.

Он поднялся из-за стола, потянув за собой девушку.

-Заприте двери и окна, - приказал колдун напоследок. - Соберите семью, пригладывайте друг за другом и ни при каких обстоятельствах, что бы вы ни услышали сегодня,- на улицу до петухов не выходите.

Последнее наставление явно было излишним. Похоже, селяне здесь давно привыкли к подобному образу жизни: во всех дворах хлопали ставни, щёлкали задвижки, женщины громко окликали разбежавшихся по селу ребятишек.

Холод приближающейся ночи пронизывал до костей, и Лита спешно достала из сумки вязаную зелёную безрукавку, уютно пахнущую лесом и костром. Но от молчаливого леденящего гнева учителя одежда не защищала.

-Ты что творишь, Лита?! - Свистящим шёпотом накинулся он на девушку едва они отошли от жилища Зевроса. - Сколько раз я тебе говорил, никогда не давай обещаний, если не уверена, что сможешь их выполнить!

-Но я уверена! - Так же шёпотом возмутилась она, дрожа всем телом и плотнее закутываясь в лёгкий кожаный плащик.

-Вот как?! Ну давай, расскажи мне, в чём ты уверена.

Он решительно остановился и присел на низенький плетень одного из пустующих домиков. Лита, подумав, села рядом.

-Ну, - несмело начала девушка, - мы выяснили, что ведьма прокляла на костре не всё село, а только священника. Это уже сокращает область поиска...

-Нам это известно только со слухов, которые во многом расходятся, - перебил её учитель. - Может, ты ещё поверила в полёты на метле? Давай дальше.

Лита почесала бровь, припоминая.

-Всего на сегодняшний день шесть жертв. Смерти происходят раз в две недели, начиная с середины Снежника*... Значит, каждое полнолуние и новолуние. А сейчас, - она запрокинула голову, но небо было беспросветно серым, - вроде должна быть как раз полная луна. Если всё верно, то именно сегодня ночью кто-то умрёт, и у нас есть шанс это предотвратить.

-Первая поправка, - непреклонным тоном заявил Гведд, - жертв было пять. Мне довелось пообщаться с матерью пропавшего ещё зимой паренька. Сын этой женщины своевольно покинул дом, уехав в город в поисках лучшей жизни. И он её нашёл: через полгода парень вернётся за матерью в сопровождении молодой жены с младенцем на руках. Но двухнедельного цикла смертей это не отменяет. Продолжай.

Девушка нервно сглотнула, чувствуя себя будто на допросе. Её учитель, как всегда, был гораздо осведомлённее, чем она.

-Отсутствие собак и кошек, участившиеся болезни скота... Всё свидетельствует о том, что проклятие набирает обороты...

-Вторая поправка, - безжалостно прервал Гвединн, - здесь нет не только собак, которые могли бы предупредить своих хозяев об опасности, но и хотя бы одного-единственного домового на всё село. А жаль, домовые обладают весьма полезными для нас сведениями... Ну же, тебе это о чём-нибудь говорит?

-Вы хотите сказать, что здесь поселилась какая-то более сильная и зловредная нечисть, не терпящая такого соседства? - Встрепенулась Лита. - Думаете, проклятие могло вызвать к жизни подобную сущность?

-Тыковка... - Гведд тяжело вздохнул и слез с забора. - Ты слишком зациклилась на этом проклятии. Встань, я кое-что тебе покажу.

Она послушалась, и учитель положил руку ей на плечо.

Мир сразу же потерял все краски, слившись по цвету с низко нависшими над землёй антрацитовыми тучами. Лита медленно обвела взглядом округу и с возрастающей тревогой обнаружила множество уходящих в небо чёрных столбцов толщиной с молодое деревце. Трепещущие, скользко переливающиеся белёсыми нитями, они пробивали крыши почти всех домов- кроме тех, в которых никто не жил.

-Что это? - В оцепенении вымолвила девушка.

-Это- страх, - просто объяснил Гведд и, отвернувшись от ученицы, стал вглядываться в орущую стаю ворон, до сих пор кружащих над часовней. - Знаешь, за свой век я перевидал и снял много разных проклятий. Так что теперь с уверенностью могу сказать: здесь нечто другое. Возможно, Клёпа знала, что именно. Но, увы, расспросить старуху мы уже не можем, дух её упокоен нашими коллегами...

В этот момент из храмовой колокольни донёсся мелодичный звон, предвещающий наступление ночи. Вороны с карканьем разлетелись кто куда. Со стороны леса послышался глухой, пробирающий до мурашек волчий вой.

-Пойдём, - сказал вдруг колдун и сорвался с места, хлюпая по грязи. - Придётся нам побеседовать с этим служителем Девы. А потом ты вернёшься к Зевросу и переждёшь у него до утра.

-Но...

-Не вздумай со мной спорить. Не в этот раз.



*Снежник- февраль.

Продолжение: http://www.proza.ru/2016/09/16/2047
К прологу: http://www.proza.ru/2016/07/20/1016


Рецензии