Зеленая любовь

               

     Рядом с клумбой, где вырос необычный цветок - роза Любви - образовался островок буйного полевого разнотравья. В нем постепенно  поселилась целая держава букашек, мошек и комаров. На всякий товар находится купец, на любого зверя есть ловец.
  На такое изобилье звенящей мошкары прискакала лягушка с подружками. Вот сейчас, наевшись комарья, болотное создание решило побаловать своих подружек необычной историей. 
- Ну, что девчушки-зеленушки! Хотите услышать необыкновенную историю о своем собрате с соседнего болотца
- Хотим! Рассказывай! – дружно заквакали подружки.

- Слушайте: в зеленом царстве, в болотном государстве жил да был лягушонок Кваш. Он был не простой, а особенный. Кваш очень любил петь. Его лягушечьи трели раздавались по всей болотной округе и нравились всем без исключения болотным жителям. Его приходили слушать и с соседних болотистых мест.

- Как Кваш заливается! Поет почти, как соловей! – хвалилась старая жаба, вся в бородавках.
- Да, лягушонок родился с золотым горлышком! – вторил ей уж, лежа на солнышке.
- Да, зеленый хорош! И как распевается, не скажешь, что родился в этом болоте! – с завистью бормотала водяная крыса.
- Кваш! Самый лучший! – с мечтательностью в голосе добавила  юная лягушка по имени Квишенка. Она была тайно в него влюблена. Почему «тайно»? Потому, что Кваш не замечал её, он все время искал для себя грандиозный объект любви.

   А ещё лягушонок умел подражать разным звукам и птичьим голосам.
 - Слушайте, меня!- кричал он. - Я научился петь песню кукушки!
   Действительно, у него вылетали из горлышка приглушенные звуки «ку-ку». Как будто, у кукушки немного осипло горло.

   Любимое занятие Кваша было сидеть на болотной кочке и слушать разные звуки. А потом, он пытался эти звуки повторить. Его необыкновенные голосовые мешки не знали усталости. Эти резонаторы, расположенные по обе стороны его головы,почти всегда находились в движении. Если посмотреть на Кваша сверху, когда он пел, то у него было три головы: одна простая лягушечья, две по бокам музыкальные, которые постоянно надувались и переливались, как хрустальные шарики.

   Он уже умел: посвистывать легким ветерком, журчать ручейком, шелестеть травой, звенеть комаром. 

   Лягушонок всегда влюблялся в родоначальника звука, у  которого учился песнопению. Когда, он учил песню воробья, то влюбился в воробьиху, когда учился  журчать  ручейком - любил ручеек.

   Сейчас он был влюблен в кукушку.
- Ку!-Ку! Кукушка моя! Ку!-Ку! Люблю я тебя!- распевал Кваш на своей любимой кочке. Вдруг из леса тоже донесся звук птичьего Ку!-Ку!- Квишенка! – закричал лягушонок, - отозвалась моя любовь на мою песню.

  Юная лягушка сидела рядом с ним и горестно вздыхала. Она была самой обычной молоденькой серенькой лягушечкой. Она не умела петь, она не умела летать. Она только умела любить его,  тихой и преданной любовью.

- Да! Я слышу, как отозвалась твоя …. любовь, - сказала она тихо. Слово «любовь» у неё немного застревало в горлышке.

- Давай пойдем вместе к дереву, где сидит и ждет меня  моя любовь! – упорствовал Кваш.- Я хочу кукушку увидеть поближе и еще раз ей спеть!

  Лягушата вдвоем запрыгали к дереву. Им пришлось долго добираться до него. Оказавшись рядом с деревом, Кваш несколько раз повторил свою песню, но никто  не отзывался. Видно кукушка давно улетела.

   Недалеко от болота, проходила проселочная дорога. Её звуки, такие отличные от звучания  родной трясины, очень влекли лягушонка. Он несколько раз предпринимал попытки добраться до дороги. Но они заканчивались ничем.

   Вернее, по дороге Кваш увлекался новым звуком, останавливался и начинал подражать ему. Он разбирал этот звук по частям, многократно повторял его. Потом возвращался на болото, чтобы продемонстрировать «новинку» всем болотным жителям, забыв про свой путь к дороге.

   Сидя под деревом, Кваш услышал непонятые для себя, хлесткие  звуки. Они  исходили со стороны проселочной дороги.
- Квишенка! Ты, слышишь, металлический звук! Как будто молния поет свою железную  песню? Давай доберемся до дороги, - нам совсем немного осталось!
- Как хочешь! Давай пойдем! – отозвалась тихим эхом лягушечка.
Они дружно поскакали в сторону дороги. Вдруг опять пропела в воздухе пронзительная молния.

- Кваш! – озадаченно сказала Квишенка, - это не дорога поет свою песню. Это, что-то другое свистит и режет воздух!
- Эй, девчонка! – Вечно ты что-нибудь придумываешь! – пробурчал лягушонок, - это песня дороги! Я её сто раз слышал!
- Возможно, я ошиблась, - согласилась его подружка.

   Вдруг воздух загудел, и рядом что-то шмякнулось, земля сказала «ух».
-Я боюсь! – сказала Квишенка, - что-то упало рядом с нами!
- Эй, трусиха! – отозвался Кваш, - все нормально! Тебе показалось! Вечно тебе что-нибудь чудится!

   В этот момент, два лягушонка  находились на бугорке, окруженном семьей мухоморов. Громадный глава семейства, сверкал на солнце своей ослепительно красной головой, украшенной белыми пикантными пуговками.  Рядом с ним расположились, по крайней мере, десятка два разных по величине и окраске мухоморчиков.

   Их головы от яркого красного до бледного блестели на солнце. Их беленькие звездочки манили всех своей близкой  красотой. Казалось, небо на закате отражалось в их шляпках.
- Возьмите, нас! Мы вам подарим покой! - шептали  грибы.

  Вдруг Квишенка, услышала  одновременно два звука: стон и лай собаки.
- Кваш! Ты слышишь?! Кто-то стонет!
- Это травы шумят, - отозвался лягушонок!
- Нет! Нет! Послушай внимательно, кто-то стонет!
Лягушонок прислушался. Он действительно услышал стон, идущий из земли.
- Это земля стонет! - обрадовано сказал он. – Я научусь подражать стону земли!

   Лягушки, добрались до звука, исходящего из земли. Они увидели, в центре мухоморного царства, старую, обвалившуюся нору с торчащим из неё черным опереньем.
- Кто это? – воскликнула Квишенка.
 Лягушата подобрались близко к норе и услышали стон, идущий изнутри. Они замерли от страха. И очень удачно.

  В этот момент, совсем близко от них, появилась собачья голова. Нос её смешно двигался, она сопела. Сильные запахи, исходящие от ядовитых грибов, сбивали её с толку. Видно собака искала свою добычу.
- Норд! Уходим! – раздался зычный мужской голос.
Охотник подошел поближе к месту, где стояла собака. Мужчина увидел, что его пес стоит среди семейства мухоморов. Ему это не понравилось, он еще раз окликнул собаку, она побежала с ним.

  К лягушатам вернулась способность соображать. Квишенка оказалась более смелая, чем Кваш. Она пролезла внутрь норы, её долго не было, а потом показалась чумазая лягушечья мордашка.
- Кваш! Это большая черная птица, я видела таких только белых.
- Квишенка! Это черный лебедь! Я знаю такую птицу! Какая удача для меня! Я давно хотел научиться лебединой песне. Птица живая? – спросил лягушонок.
- Не знаю! - ответила его воздыхательница.- Нам нужно обратно идти на свое болото, уже поздно!

  Вдруг лебедь зашевелилась.
-Живая! Живая! – одновременно воскликнули лягушата.
 Птица застонала. Она сделала попытку вылезти из норы, но не получилось. Слишком узкий был вход в нору.

- Нам нужно ей помочь! – воскликнули зеленые друзья.
  И стали лапками подкапывать землю. Земля была мягкая и обрушивалась под нежными лягушечьими лапками. Птица шевелилась и тоже помогала им своим хвостом. У них устали лапки.

 - Я не могу! – пробормотала подружка, - ещё немного,- попросил её Кваш. В этот момент земля вздрогнула, обвалился большой пласт, лебедь освободилась из плена.
- Спасибо! – воскликнула птица, - если бы не вы, я бы погибла!-
Она стала рассказывать свою историю.

- Меня зовут Углица! Я живу неподалеку, в парке соседнего города. В парке два пруда: большой и маленький. Нас несколько пар  лебедей. Люди сытно кормят, много  бросают хлеба и других лакомств. Пруды полны  рыбы.

    Рядом с водой  деревья, в корнях которых большие  дупла, в них  мы живем. Недавно к нам на пруд залетели другие перелётные лебеди. Они отдохнули и полетели дальше. Я не удержалась и полетела с ними. Но я не смогла высоко лететь, как они, и меня что-то ударило в воздухе, больше я ничего не помню.

- Пойдем на наше болото! Отдохнешь и полетишь домой, - вымолвила  Квишенка.
- А я выучусь петь твою песню, - заглядывал восторженно  ей в глаза Кваш.
- Разве, лягушки могут, петь лебединые песни? – удивилась лебедушка.
- Да! Я все звуки могу изобразить! – похвалился горластый лягушонок. 

  Он стал кричать:«Ку-Ку», чирикать воробьем, журчать ручейком. Лебедь от удивления не смогла проронить ни звука. Компания, состоящая из черной лебеди и двоих лягушат, заковыляла на болото.

   Неделю пряталась в болотных кустах Углица. Это была очень красивая птица с черно – сизым оперением, длинной гибкой шеей, красным клювом с белым кончиком. Она была воплощением грациозности и красоты. 

  Спустя несколько дней лебедь поправилась и уже могла взлетать. Кваш все время был с  ней. Лягушонок ходил за птицей по пятам. Он внимательно слушал и пытался отобразить её песни. Они были разные: то лебедушка звонко кричала, то издавала шипенье или хлопающий звук. Он выучил  все  лебединые звуки и влюбленными глазами смотрел на неё. А черная лебедь не замечала влюбленного в неё лягушонка.

   Когда птица ложилась отдыхать или спать, он размещался рядом. Кваш хотел быть у неё под крылом. Но она рассерженно шипела на лягушонка, отбрасывала его  клювом.

   Лебедь стала скучать по своей  паре. Несколько раз она пыталась  улететь, но сил еще не хватало. Сделав круг над болотом, лебедь  садилась на землю.

  Кваш даже не ел несколько дней, Квишенка подсовывала ему пойманных комаров и говорила:
- Кваш, поешь немного! Ты не сможешь петь!
 Он, ворча, отвечал:
- Оставь меня в покое, - но съедал все, что приносила подружка.

  Однажды утром, лягушонок проснулся и открыл рот, чтобы пропеть приветственную песню Углице. Но не увидел ее, только Квишенка была рядом с ним.
- Ты не знаешь, где моя любовь? – спросил Кваш.
- Она улетела к своим друзьям! – ответила лягушечка.
- Этого не может быть! Она не могла меня бросить! Я ведь люблю её! – закричал Кваш.

   Он запрыгал по кочкам, по протокам своего болотца, выискивая птицу. Все жители болота, говорили ему, что Углица улетела.
- Лебедь не попрощалась со мной! Значит, она обязательно прилетит ко мне! – твердил упрямый лягушонок.

  Он стал её ждать. От тоски лягушонок  перестал петь. Кваш не хотел слушать разные звуки природы, он не стремился учить новые разные песни. Теперь он прислушивался, только к звуку летящих крыльев.
- Углица летит ко мне! – кричал он, услышав, как пролетает над болотом какая-нибудь птица.
  В начале, над ним посмеивались, потом стали тревожиться.
 
  Над болотом перестали разноситься его веселые и всегда разные песни. Кваш затосковал, стал угрюмым и раздражительным. Однажды он услышал, как старая жаба и уж, болтали о других болотах, о том, как живут другие жители Земли. Змей  недавно был  на соседнем  болоте. И принес кучу новостей.
- Они всегда ползают друг к другу в гости, - шипел уж  жабе.

- В гости! Я могу пойти к Углице в гости! – осенило  лягушонка.
- Это совсем не далеко! В соседнем городе! За проселочной  дорогой!
- Квишенка! Я пойду за своей любовью! Ты слышишь меня! – радостно завопил Кваш. 

  Он стал  петь  лебедем, кукушкой, воробьем. Лягушонок радостно запрыгал по болоту. Юную лягушку раздирали противоречия: она радовалась, что он ожил, и ей не хотелось, чтобы он ушел на поиски лебедя.

- Квишенка! Я завтра ухожу! Ты со мной?
  Вдруг он остановился и замер, не услышав в ответ привычное «да».
- А как же ты? Ты не пойдешь со мной?
- Нет! – ответила она.
– Ты идешь на поиски своей любви, что мне делать рядом с тобой? Ведь я люблю тебя! И не хочу, видеть, как ты будешь искать  другую  любовь.
- Ты любишь меня? – удивился лягушонок,- я этого не знал. Я всегда думал, что мы просто друзья!
- Нет! – тихо проронила Квишенка, и ускакала прочь.

 Кваш звал её несколько раз, но она не откликнулась. Вдруг лягушонку стало не по себе, внутри его что-то сжалось, заплакало. Но он не стал прислушиваться к себе. А пошел готовиться к завтрашнему путешествию.

  Кваш  проснулся очень рано. Он пропел свою прощальную песню, которую только что сочинил. Но никто его не слышал, все жители болота еще спали. Не спала только Квишенка, она спряталась за кочкой и смотрела на своего любимого лягушонка. Горластый лягушонок без нее отправился в путь.
 
  Долго ли,  коротко ли, прыгал он. Но вдруг перед ним возникла развилка, от которой  шли две тропинки налево и направо.

 На каждой  дорожке посередине  стоял  камень, за которым были три пути. Один камень был старый, покрытый мхом, второй – блестел, был без единого пятнышка.
-Интересно, на моем пути два камня и несметное количество дорог? – озабоченно подумал Кваш.- Куда же мне пойти? Какой мне камень обойти!

  Лягушонок решил подойти к каждому камню поближе. Первый камень, к которому он попрыгал, был слева. Кваш увидел, что на черном от старости и мха, камне изображены группами значки.
  Лягушонок не умел читать, эти надписи его сильно озадачили. Кваш уселся рядом с камнем и от усталости и разочарования уснул.

  Снится ему сон, что он вдруг превратился в человека. Идет Кваш по дорожке, а перед ним развилка на две дороги, на каждой - камень посередине. А за камнями по три пути.

   Читает он, что написано на старом камне слева: направо пойдешь – жизнь потеряешь; прямо пойдешь – жив будешь, да себя позабудешь, налево пойдешь – коня  потеряешь.
   На блестящем камне справа написано: налево пойдешь – смерть найдешь; направо пойдешь – коня потеряешь; прямо пойдешь – счастье найдешь.

- Какие остросюжетные прогнозы! Такие разные финалы  жизни! Левый камень – пессимистический, правый – оптимистический. – ухмыляется  во сне лягушонок–человек. - Из двух зол выбирают меньшее. У левой то дорожки, всегда голые ножки, да идут по сомнительной стежке. Пойду я за своим счастьем: направо и прямо. - решил человек.

  То ли проснулся, то ли очнулся лягушонок. Протер лапками глазки и уверенно поскакал направо и прямо. Прыгает по тропинке и песенку свою поет:
- Жизнь прекрасна и удивительна! Я маленький лягушонок! Я ищу свою любовь! Зовут меня золотое горлышко!

  Вдруг на его пути маленький ветвистый ручеек появился. Лягушонок воды не боится. Смело в воду он вошел, поплыл. На середине ручья, течение подхватило, понесло его.

  Видит он, что ручей рядом с большим прудом проходит. Много лебедей на том пруду: черные и белые.  Обрадовался он, стал выплывать  к берегу. Вдруг черная лебедь, подлетела к ручью и стала  воду пить.
- Углица! Углица! – закричал Кваш! - Это я! Лягушонок - золотое горлышко!

  Не узнала его лебедь, а может быть забыла. То ли  играться с ним захотела, то ли попробовать на вкус лягушонка решила. Схватила за лапку его и в рот норовит отправить.

   Испугался Кваш, рванулся, плюхнулся назад в ручей. От боли, страха  и  горя, потерял он сознание. Закружила, завертела его вода и выбросила на берег.

                ***

  Не скоро пришел в себя Кваш. Вода нежно будила его, пока он не очнулся.
- Живой я! Почему моя любовь хотела меня съесть, - вертелось у него на языке?
 Решил лягушонок возвращаться домой.  Но что – то случилось с ним. Не слушается его тело, лапки не хотят прыгать.- Видно, съела мои лапки Углица! Как же я буду прыгать! Как же вернусь на свое болото к Квишенке, - подумал лягушонок, опять проваливаясь в беспамятство.

  Разбудили его солнечные лучи.Очень ласково они его коснулись. Потянулся Кваш и удивился, какое-то странное для себя сделал движение. Решил он в воде умереть, коснулся воды. Только не  ручей уже это, а громадная река пред ним.
- Еще лучше! Быстро съедят меня рыбы и конец золотому горлышку! – подумал Кваш.
  А когда вгляделся в чистое зеркало воды, то обомлел: на него смотрело человеческое лицо с рыжими   волосами, зелеными глазами. У него были две руки, две ноги, и  мужское тело. Только перепонки на руках и ногах напоминали о прежнем лягушонке.

  Он хотел заквакать от испуга, но не успел. Кваш услышал человеческие голоса, спрятался в кустах. Он увидел, как к берегу подошли несколько путников.
  Лягушонок в своей болотной  жизни не носил одежды. А вот, мужчины, которых он увидел, были одеты. Все тело у них было закрыто: ноги, руки, только голова была свободна.
  Было очень жарко, в воздухе пахло грозой.
- Алесандро! Жарко, я хочу в воде охладиться, - сказал один из путников.
- Диаз! Скоро, гроза начнется! Дождь нас остудит! Добраться до жилья надо!
- Хватит, вам браниться, - примирил третий, - все можно успеть сделать!
 Он стал быстро раздеваться.  Мужчины, перебивая друг друга, побросали свою одежду рядом с кустами, росшими в обилии рядом с берегом реки, бросились в воду.
 
  Кроме человеческого тела, жизнь подарила лягушонку смекалку. Кваш быстро сообразил, что ему нужна одежда. Пока люди были в воде, он стал, напяливать на себя все подряд: на тело, на ноги. Больше всего  озаботили его человеческие лапы.
  Он перемерил три коробки с завязками, пока одни из них не подошли. Все одетое, очень стесняло его движения, но ему нужно было уходить. Лягушонок хотел встать на четыре конечности и запрыгать. Но его тело не слушалось, он вспомнил, что люди шли только на двух лапах, ему пришлось сделать тоже самое.

   Выйдя на дорогу, он увидел впереди стены городища и пошел по направлению к ним. Войдя внутрь, Кваш услышал шум и крики жителей. Кваш направился в сторону человеческого гвалта. Он увидел большую площадь, запруженную людьми, в центре которой высился  громадный костер. На вершине костра был столб, к которому было что-то прислонено.
  Огонь только начинал разгораться, Кваш присмотрелся и понял, что наверху привязан живой человек. Лягушонок ужаснулся, он решил, что произошло недоразумение, сейчас все бросятся тушить огонь и освобождать человека.

  Он уже открыл рот и приготовился кричать:
- Тушите огонь! Разбирайте дрова!
  Как услышал другие крики:
- Быстрей сжечь еретика!
- Гори ярче! Больше не будешь строить свои козни!
  Лягушонок быстро закрыл рот. Он стал прислушиваться, что говорят рядом стоящие люди.

- Так, ему и надо!- говорила шустрая торговка рыбой, с корзиной на голове.
- Хуана! Ты посмотри, сколько у меня пальцев на руке? - продолжала она болтать своей соседке, протягивая ей свою широкую ладонь, покрытую рыбьей шелухой.
- Исидора! Не мешай мне смотреть! Я хочу видеть, может он сейчас превратится в ворону и улетит!

  Огонь охватил несчастного и игрался им. Человек корчился и кричал диким криком. А потом затих. Видно смерть сжалилась над ним, и забрала боль жизни в обмен на свой покой.

- Посчитай мои пальцы, покажи мне свои! – упорствовала торговка.
- Ведь у него было шесть пальцев на одной руке, поэтому его сочли колдуном!
- Сейчас! Сейчас! Уже ничего не видно! Только высокий огонь.

 Женщины, протянув друг к другу ладони, сосредоточенно шевеля губами, стали считать пальцы у каждой на руке.
- Пять! И пять! – облегченно вздохнули они.

  Рядом стоящий, Кваш обезумел от страха. Ведь у него были перепонки на руках и ногах. Если, за такую малость, как наличие шестого пальца на руке, сожгли человека, то, как поступят с ним, когда увидят его перепонки.

  Человек–лягушка, круто повернувшись, стал выбираться из людской толпы. Он не помнил, как ушел с площади.
  Кваш мчался по улицам и вдруг в чем-то запутался. Он  увидел перед собой веревку, с висевшими на ней большими коричневыми балахонами.
  Оглядевшись по сторонам, он быстро схватил один, напялил на себя. Эта одежда обрадовала его, в широких рукавах были полностью скрыты руки, капюшон также покрыл его голову.
  Кваш  пошел, куда глядят глаза. Побродив несколько часов по городу, он сильно захотел есть. Тут лягушонок увидел, как из одного дома вышли люди, смеясь, что-то жуя, и туда же зашли другие.
  Кваш пошел за ними. Внутри он увидел людей за столиками, все ели, пили, веселились. Он сел за свободный стол. Человек по имени Кваш переживал тягостные минуты. У него внутри, что-то болело и ныло.

  Лягушонок Кваш жил в радости. Он никогда не задумывался: есть у него сердце или нет. Каждая минута жизни баловала его: лучом солнца, шелестящей травинкой, звенящим комаром. Но самым счастливым его делал миг, когда он исполнял свою новую песню. Человек Кваш, тоже не знал, есть ли у него сердце. Но сейчас внутри его жил громадный ком страха. И он не знал, как от него избавиться.

 Спустя несколько минут, к нему подошла женщина и положила перед ним темный плотный круг и кувшин с жидкостью.
- Как вас зовут, святой отец? – спросила она.
- Кваш, - ответил человек-лягушка.
- Я не поняла!? Вас зовут Квашедро? – переспросила трактирщица.
- Да!Да! Меня зовут Квашедро! – утвердительно кивнул мужчина.
- Ешьте, святой отец! – проговорила она, - денег не надо! И ушла обслуживать других посетителей.

  Квашедро, хотел взять в руки этот круг, уже протянул руку, как тут – же отдернул, вспомнив про свои перепонки. Он сел таким образом, чтобы не было видно, как он ест.   
  Натянув как можно длиннее рукава, Кваш отломил кусок, прожевал, это был хлеб. Он был мягкий и вкусный. Налив жидкости в стакан, он выпил. Ему очень понравился терпкий вкус этого напитка.
  Постепенно, по мере сытости и опорожнения кувшина с вином, Квашедро  утратил свой испуг. Он стал раздумывать, что ему делать, куда идти, но ничего в голову не приходило. Так и не придумав ничего, он решился уходить.
  Но только он встал, как к нему опять подошла эта - же женщина и проговорила:
- Святой отец Квашедро! Уже ночь на дворе! В городе по темноте ходить не безопасно! Я вам постелю свежее белье. А утром, позавтракаете и уйдете.Идите за мной.
 
  И он пошел за ней. Впервые в своей жизни, Кваш спал на кровати. Он не раздевался, не снимал обуви. Человек – лягушонок боялся, что могут увидеть его перепонки.
  Он уснул быстро и спал крепко. Проснулся он рано, спустился вниз. В зале уже хлопотала трактирщица.
- Как вы спали? Все хорошо, святой отец! – спросила она. И поставила перед ним хлеб и кувшин с молоком.
  Квашедро, кивнул головой, ибо он еще не знал, какие слова, необходимо употреблять в этом случае. Быстро поев, он постарался незаметно уйти.

  Человек-лягушка бесцельно бродил по улицам города. На одной из улиц он наткнулся на рынок, ему так захотелось есть. Фрукты, сладости, хлеб, чего – только здесь не было.
  Подойдя к лотку с яблоками, он увидел, что продавец, крича на мальчишек,  отвернулся в другую сторону. Квашедро быстро протянул руку и взял яблоко, вдруг наткнулся на изумленный взгляд.
  Человек таращился на его пальцы и раскрывал  рот. Рука человека – лягушонка, выскользнула из широкого рукава. Были видны между пальцами перепонки.

  Через секунду раздался оглушительный визг:
- Ведьмак! Оборотень! Держи его!
  Мужчина схватил, Квашедро за рукав, но тут - же выпустил, боясь, что тот напустит на него порчу. Он стал показывать на него пальцем, кричать еще громче:
- Он напустил на все продукты порчу!
  Мгновение спустя,  весь рынок истошно вопил эти же слова:
- Держи!
- Хватай!
- Везде порча!
- Колдун!
- Выбрасывай товар!
  Рыночные торговцы стали опрокидывать свой товар на землю в грязь. Уличные нищие и мальчишки бросились поднимать продукты, прятать за пазухой.  Бросившиеся, в погоню за Квашедро, люди скользили на товарах, падали. Началось столпотворение, благодаря которому, лягушонку удалось улизнуть с рынка.
 
  Оказавшись на другой улице, он как можно ниже опустил капюшон, быстрым шагом отправился в никуда. Неожиданно для себя он оказался у собора.
  Группа людей выходила из него. Вдруг его за рукав, дернул какой-то человек, одетый в такую – же одежду, как и Квашендро. Только в отличие от  человека-лягушонка, у него на груди был деревянный крест, потемневший от времени.
  Старый монах  зашептал:
- Мы заждались! Где вы потерялись? Заседание  уже должно начинаться!
Он втянул Квашедро в центр группы. Вскоре они  зашли в какое-то здание. Внутри находились люди. По - середине стоял большой стол с красивыми скамьями.

  К ним подошел мужчина в черной одежде и сказал:
-Педро,  все готово, ждем только вас! У нас сегодня всего два дела: подтверждение ереси, вынесение приговора. 
Он проводил их на середину помещения за стол.
- Сергио! – обратился к инквизитору, старый доминиканец.
- Хочу представить тебе молодого квалификатора святой инквизиции. Он только сегодня приехал в наш город. Его рекомендовал сам председатель инквизиционного трибунала Пабло Эдибэс.
- Я, запамятовал, как вас зовут!? – обратился Педро к новоявленному «доминиканцу».
- Меня зовут Квашедро, - бодро ответил человек – лягушонок.

- Сейчас доминиканские богословы, рассмотрят показания по обвинению в ереси!- Громко продолжил на публику свою речь Сергио и положил на стол перед ними целые кипы бумаги. Он стал зачитывать основные положения, а богословы просматривали, кипы бумаг.
-Квашедро, это тебе на просмотр! – пододвинул к нему одну из кип Педро.
 Кваш, обливаясь потом от страха, переворачивал страницы натянутыми на руки рукавами, делал вид, что читает бумаги. Так прошло, достаточно много времени.
 Пока Педро не воскликнул:
- Мне все понятно! Обвиняемый виновен в ереси!
- Как у тебя Квашедро?
  Лягушонку, оставалось только повторить те же самые слова:
- Виновен, в ереси!
  На их глазах, из толпы выделили одного человека, взяли его под стражу и повели в секретную тюрьму. Мужчина средних лет, вырывался и кричал:
- Я ничего не делал! Я не виновен!
  Но его никто не слушал, секретарем были собраны уже другие бумаги.

  Затем к квалификаторам  присоединился мужчина в черном одеянии в сопровождении нескольких человек.
- Это помощник председателя суда, его команда юристов. Сам председатель уехал на несколько дней, - прошептал Педро новичку.
Секретарь огласил:
- Предъявление обвинения в ереси обвиняемой.
- Введите обвиняемую!
  В зал ввели женщину со спутанными волосами, опущенной головой, в разорванной одежде, с черными от пыток ногами и руками. Оказавшись перед лицом суда, она подняла голову.

  Перед доминиканцами и членами инквизиционного суда в аудиенц – зале  стояла совсем юная девушка. Соседи обвинили её в колдовстве. Девице были предъявлены обвинения: в том, что она летала на метле, поедала кур живьем, насылала хворь на детей этой семьи.
  Анита, уже прошла хитроумные интриги, допросы и пытки. Её держали под руки два стражника, она не могла ни ходить, ни сидеть. Но в её маленьком и хрупком теле, жил великий дух мужества и несгибаемой  силы. Невиновность девушки, служила её опорой в одиночной борьбе с великой  инквизицией.
  В ней - слабой, физически уничтоженной, осталась жить вера в правду и добро. Она не признала своей вины.
- Я не признаю себя виновной! Мне не в чем раскаиваться! – слабым, но несгибаемым голосом прошептала она.
  Девушка прошла уже весь круг судебного делопроизводства. Предоставленный ей законом защитник, только утяжелил её вину.
-Женщина виновна в ереси! Подлежит наказанию на ауто-да-фе! – зачитал приговор председатель инквизиционного суда.
- Завтра приговор привести в исполнение  на закате дня.

  Женщину увели из зала, она больше не произнесла ни слова. Представители инквизиции ушли. Два доминиканца ушли последними. Квашедро не произносил ни слова, он не знал, как реагировать на приговор. Он ждал, когда заговорит старый монах.
  Однако старый квалификатор произнес слова абсолютно неожиданные, для слуха Кваша.
- Мы сегодня приглашены в высокие гости. Большой вельможа дает грандиозный обед в честь своей возлюбленной! – сказал Педро.- Обед будет длиться больше пятнадцати часов. А завтра вечером нас ждет ауто-да-фе по приговору для Аниты.

  Оказалось, на старого монаха не произвел никакого впечатления приговор юной девушке. Ему было все равно: справедливо это наказание или нет. Видно годы работы в инквизиторском трибунале сделали его сердце черствым к чужим страданиям.
- Сейчас  мы немного прогуляемся и пойдем на обед. Как раз аппетит нагуляем! – продолжил весело он.
- Да! Очень хорошо, - пробурчал Квашедро.

  Он не совсем понимал, что означают последние  слова. Кваш был сильно  озабочен, как бы спрятать свои руки. Эта мысль не покидала его ни на минуту. В этот момент они проходили по площади, Педро, встретил какого – то знакомого вельможу,остановился, увлекшись разговором с ним.
  Квашедро смотрел по сторонам,вдруг он увидел, что у небольшого фонтанчика, молодой мужчина играет на струнах и поет песню девушке. Рядом с ними на бордюре лежали сумки и поверх них, длинные тряпки  с пальцами.
   Человек – лягушонок, уже видел такие вещи, у кого – то  на руках. Но тогда, он не придал никакого значения. Кваш быстро подошел к фонтану,сделал вид, что случайно обронил эти тряпки. Молодежь не обратила внимания, на его маневр. Он сел,под полу своего балахона спрятал  их.
 
- Квашедро! Где ты! Опять потерялся!- услышал он крик старого монаха.
- Я здесь! Уже иду! – отозвался он, по дороге быстро  облачая свои  руки.
- Пойдем! Пойдем! Уже пора на обед. Нужно занять хорошие места  за столом! – проговорил монах.
  Вдруг Педро внимательно посмотрел на руки новоиспеченного доминиканца. Квашедро  покрылся  липким потом. Его рукав рясы задрался и обнажил одну руку в черном одеянии.
- Квашедро! Почему ты носишь перчатки! – удивился старый монах.
- Я… Я дал обет! – Непонятные для самого себя слова, вырвались  у новенького монаха.
- Пока, ходят по Земле еретики, я не сниму эти перчатки. Когда исчезнет последний еретик, я их сожгу на символическом костре победы времени над ересью!
- Какой священный обет! - восхитился Педро.
- Я слышал про много обетов, но такой грандиозный  - впервые!
- Нужно будет рассказать о  твоем обете всем своим знакомым.
- Теперь, я понимаю, почему тебя рекомендовал в квалификаторы сам председатель трибунала.

  Они пошли дальше. Педро рассказывал ему о городе, об инквизиторских делах, о праздниках. Незаметно они подошли к большому красивому дому, их с почтением встретили, проводили за громаднейший стол. Гости быстро заполняли залу и усаживались, на понравившиеся им места. Квашедро, перестал бояться за свои обнаженные руки, к нему вернулось его природное любопытство.
  Он рассматривал людей, убранство, стены и потолки. Вельможи были все при шпагах, в красивых расшитых бархатных камзолах, со стоячими воротниками; дамы щеголяли в великолепных нарядах из шелка, парчи, бархата, кружевного полотна. А еще люди  блистали украшениями: золотые цепи, ожерелья, перстни. Человеческий мир удивил маленького лягушонка.

  К нему в этот вечер много людей подходило знакомиться, так как Педро всем рассказывал о его необычном  обете. Все восторгались Квашедро.
  Рослый, рыжеволосый, с зелеными глазами, руки в черных перчатках - он производил неизгладимое впечатление.
   Все присутствующие посчитали его  яростным противником любой «ереси». В его лучистых  глазах, цвета  болотной тины большинство  людей увидели, что – то непонятное для себя.
  Казалось, свет, идущий из его глаз, просвечивал человека насквозь. Это испугало. Его  - стали бояться, многие опустили глаза перед ним.
 
  Праздничный стол был очень богато накрыт. Старый монах первым делом, взял буханку свежеиспеченного хлеба, отломил ломоть, с наслаждением понюхал и сказал Квашедро:
- Сынок! В этом куске хлеба содержится дыхание всего мира! В нем одном есть: ярость и нежность солнца, вкус и запах земли, чистота и самобытность воды, жар и трепетность огня, помыслы рук человеческих. Очень важен хлеб для человека, в нем - вся  сила жизни. Когда берешь его в руки, помни об этом.
  Педро еще раз втянул в себя хлебный аромат, откусил кусок хлеба, жмурясь от удовольствия, его прожевал.

  За столом реками текли вина, счет блюд перевалил за десятки и десятки. В начале человек – лягушонок  ел все подряд, ему понравилась человеческая кухня. Потом на десятом блюде, он понял, что его желудок по объему, оказался гораздо меньше, чем хотели съесть его глаза.
  Квашендро перестал есть и пить, а только имитировал процесс принятия пищи. Он очень устал, хотел спать, только не знал, как это сказать Педро. Монах любил поесть, до сих пор не мог оторваться от блюд.
  Присмотревшись к другим людям, лягушонок увидел, как несколько персон уснули за столом, а потом свалились под него. Он подумал, что для него эта прекрасная перспектива отдохнуть. Он сделал точно также, притворился спящим и упал под стол. А потом и в самом деле уснул, положив свою голову на башмак Педро.

   Проснулся он, когда утренний рассвет уже ворвался в помещение: Педро по-прежнему, что- то жевал, запивая вином. Большинство людей  лежали и спали, кто - где упал. Слуги убирали грязную посуду, ставили новые блюда и кувшины с вином. Гости стали просыпаться от вкусных и дразнящих запахов, с новым аппетитом набрасываться на еду.
  Квашедро вылез из-за стола и присоединился к доминиканцу. Выпив, еще кувшин вина, Педро, зевнул и сказал:
- Немного поели, можно и поспать! Не забудь, вечером нам предстоит  серьезная работа.
  И мгновенно уснул мертвым сном. Человек – лягушонок, не знал, что ему делать. Он решил немного подкрепиться свежими блюдами. А потом побродить по дому или по саду, который он увидел из окон. Однако после еды, его снова потянуло в сон. И набросив капюшон на голову, он уснул рядом с Педро.

- Квашедро! Хватит спать! Ведь день проспишь!– дергал его за рукав, старый монах.
- Скоро предстоит ауто-да-фе! Опаздывать нельзя!
 Уже вечерело, в основном все гости разошлись по домам. Столы стояли полупустые, но перед ними были вино и закуски. Они еще раз перекусили и отправились на площадь.

  Когда доминиканцы вступили на площадь, Квашедро понял, что ему предстоит увидеть. Посередине уже было воздвигнуто громадное дровяное кострище. По его кругу, поодаль в кольце охраны стояли стражники. За ними собиралась людская толпа. Монахи пришли первыми из представительской группы. Немного погодя раздался гул, толпа разделилась и пропустила в центр группу главного инквизитора.
   Сразу же за ними въехала телега с Анитой. Девушке помогли спуститься, босая, в рваной нижней рубахе она предстала перед своими обвинителями.  Инквизитор посмотрел на небо. Громадная грозовая туча медленно ползла по горизонту. Он решил не говорить долгих речей, вдруг дождь помешает свершиться правосудию.
  Суровый мужчина поднял руку с платком, вся площадь замерла. Он торжественно огласил по пунктам приговор инквизиции обвиняемой женщине по имени Анита. Со словами «обвиняемая виновна в ереси», он махнул рукой и бросил платок.

  Этот жест означал для палача – начало действий. Он подошел к девушке, чтобы помочь ей взойти по лестнице на последнюю в её жизни высоту. Но Анита оттолкнула руки палача, сама взошла на престол смерти и прислонилась к столбу.
  Но видно последние усилия девушки, не прошли даром для неё. Она сползла по столбу и упала у его подножья. Палач поспешил исполнить свои обязанности. Ему было жаль юную девушку и поэтому, он хотел все сделать для неё быстро.

  Вдруг четыре белых голубя, одновременно взлетели с разных концов площади.
Глава инквизиционного трибунала торжественно вскричал:
- Люди! Смотрите! Сам Господь Бог захотел глазами белых птиц, посмотреть,  как будет гореть в геенне огненной еретик!

  В этот момент, из толпы на свободное пространство перед кострищем выбежали два подростка: один убегал от другого. У каждого на спине был привязан мешок. Они были в грязи, с их чумазых лиц смотрели только веселые глаза.
- Панчо! Куда ты! Я сейчас догоню тебя! – кричал один из них.
- Попробуй,  догони, Пабло! – отзывался в ответ другой.
  Один из ребят уже находился поблизости от главы инквизиции. Стражник, стоящий рядом с ним, подставил подножку мальцу. Тот упал, уткнувшись носом в сапоги главного представителя закона. Второй мальчишка, как сноп свалился рядом.
  Инквизитор рассмеялся, и подумал, глядя на небо:
- Пожалуй, все успеем сделать до ливня! Какое сегодня интересное сопровождение казни.

  Мешки на спинах у мальцов развязались (возможно,они не были завязаны), и зерно рассыпалось по ногам всей группы инквизиции. Кто-то стал выпускать голубей: десяток, второй, третий, четвертый...
  Голодные птицы набросились на зерно. В несколько минут  человеческих ног не стало видно из-за птичьих крыльев. Голуби наскакивали друг на друга, стремясь захватить корма больше. В своей борьбе птицы раскрывали веером хвост, топорщили крылья. Некоторые птицы, размахивая крыльями, без страха садились на плечи, головы инквизиторов и монахов. Возникла суматоха: инквизиторы и стражники начали смеяться, прикрывать глаза и головы. Но птиц продолжали выпускать. Голубиное  нашествие превратилось в бедствие для судей. Голуби, то садились, то взлетали, задевая своими жесткими крыльями людей.
  Инквизитор побагровел и стал топтать голубей ногами. Он закричал:
- Топчите! Ловите этих летучих тварей!
 Вооруженная охрана, монахи бросились исполнять его слова. Один из монахов схватил голубя и не знал, куда его девать. Засунул себе за пазуху. Народ стал смеяться.
  Однако когда хрупкие голуби стали погибать от жестоких ног инквизиторов, настроение толпы зрителей изменилось.

  Одновременно за спинами стражников, стоящих кольцом вокруг кострища, также просыпали зерно. Голуби полетели и на это зерно. Цепочка воинов сокрушилась. Все их усилия были брошены на разгон птичьего войска.
 
   В это время из толпы выскочили несколько человек, набросили веревочную лестницу с крюком на кострище. Кто-то вихрем взлетел по ней, освободил Аниту и унес на своем плече.

  А  голуби все продолжали лететь. Птицы с жадностью набрасывались на корм, видно их не кормили несколько дней. Голубиные стаи,то поднимались, то опускались. Зерно было рассыпано под ногами только в центре площади. Вскоре середина площади стала походить на одну большую бело-сизую птицу, перья которой жили своей жизнью.

  Все собравшиеся на казнь зрители, теперь стояли и смотрели на это необычное зрелище. Палач не нашел Аниты наверху у столба, спускаясь, он поскользнулся на зерне и упал.
 Сражаясь с птицами, группа инквизиции, не заметила, как её от стражников оттеснила кучка людей.
 Неожиданный поворот событий породил волнение в людской толпе.
 Беспокойство нарастало,  пока не выплеснулось в крики:
- Люди! Инквизитор ошибся! Бог послал этих птиц спасти Аниту!
- Значит, девушка не виновна!
- Давайте поможем Богу, спасти Аниту!
- Гони инквизиторов!Гони их!
  В один миг класс победителей превратился в группу побежденных.
- Гони! К реке! К Обрыву! – продолжали раздаваться крики со всех  сторон.

  Не прошло и мгновения как толпа зрителей, наблюдающая за происходящим карающим спектаклем, превратилась в главное действующее лицо.
  Весь состав инквизиции, заключенный в кольцо возбужденных людей, погнали по  улицам города: кто-то тыкал их шестом, кто-то грязной корзиной. Всё пошло вход: грабли, вилы, пруты, цепи. Мальчишки бросали камни, торговки - гнилые фрукты.

   Когда площадь опустела от людей, то остались растоптанные голуби, верные спасатели  девушки, да стали повсюду видны пустые птичьи клетки.
  А в центре площади памятником высилось, так и не зажженное, кострище.

  Педро и Квашедро, бежали вместе. Старый монах, страдая отдышкой, вцепился мертвой хваткой в руку Кваша. Старик, пыхтел, отдуваясь на ходу:
- Да, по истине не знаешь, где найдешь, где потеряешь! Сегодня, так замечательно начинался день! А сейчас нас ждет смерть, я не умею плавать!
Так я и не решил для себя философский вопрос: то ли Жизнь заканчивается Смертью; то ли Смерть рождает Жизнь!

  В этот миг откровения, их уже  загнали на обрыв, внизу текла большая река. Глава инквизиции остановился на краю обрыва и поднял руки к небесам! Он хотел что-то прокричать, но ему не дали. Кто-то бросил в него камень и попал в голову, инквизитор рухнул  вниз.
   Подталкивая шестами и вилами, их всех заставили прыгнуть в реку.  Несколько человек осталось посмотреть, выплывет ли кто-нибудь. Остальные люди, возбужденные произошедшими событиями, отправились по своим домам.

   Квашедро почувствовал, что он летит в воздухе. Старый доминиканец до последнего не отпустил его руки. Но под воздействием  своего веса, Педро стал падать быстрее.
  Человек – лягушонок закрыл глаза и приготовился к смерти. В его ушах раздавался свист воздуха.
  Кваш вспомнил, что когда-то, изучая песню ветра, он забрался на сухую ветку дерева. Порыв  ветра сломал тонкую веточку, затем  подхватил и понес её  вместе с лягушонком. Кваш не испугался, а просто слушал и наслаждался пронзительной песней  ветра. Тогда, все закончилось благополучно, ветка с лягушонком упала в родное мягкое болото.

                ***

  Свист в ушах стал сильней, еще стало немного сдавливать голову. Открыв глаза, Кваш увидел песок. Дул ветер, он засыпал лежащего человека-лягушонка песком.
 Озадаченно, повертев головой, Кваш услышал приближающийся гул.
- Это голос дороги, -  вспомнил лягушонок.
 Он встал и побрел навстречу шуму. Одежда  человека-лягушонка превратилась в лохмотья.
  Вначале Кваш увидел облако пыли и шлейфы песка. А потом рассмотрел внутри этого пылевого клуба, железную коробку с колесами. Летящая машина, стала тормозить, проехав мимо лягушонка юзом, обдала дождем песка, остановилась. Из неё выскочили два человека в цветных  комбинезонах и шлемах.
- Ты, кто!? Из какого экипажа!? – раздались  встревоженные голоса.
- Мы, с трассы из-за ветра сбились, поэтому здесь оказались! А ты что здесь делаешь?!
  Кваш молча, смотрел на них. Отвернувшись от него, они тихо продолжили свой разговор.

- Он, наверное, вылетел из машины, головой повредился, - озадаченно сказал один.
- Однако нигде не видно ни мотоцикла, ни машины? Одежда какая-то странная у него, походит на рясу, - договорил он.
- Возможно это один из паломников – бедуинов!? Отстал от каравана? Что нам с ним делать?
- У  нас нет места для него! – раздраженно проговорил мужчина в синем комбинезоне.
- Мы не можем бросить его без помощи! – отозвался человек в красной одежде.
- Это лишний груз для нас! Впереди половина пути! Рельеф изменен! Зачем нам лишняя проблема? Его подберет другой экипаж, мы обогнали три машины из автокаравана. Уже потеряли время, остановившись поглазеть на него!
- Наши организаторы не простят, если мы ухудшим результат.
- Послушай! Нам сейчас не занять первых мест. Дай бог в первой двадцатке  поместится. Я хочу потом спать спокойно, а не думать, о том, что в пустыне оставил человека без помощи!
- Тебе все равно, а мне нет! – уперся другой.
- Я хочу улучшить свой результат, в сравнение с прошлым годом. Я весь год  тренировался, планировал, как нам прорваться поближе к победе.
- Дакар – проверяет не только прочность техники, но и крепость твоего  сердца, -  тихо сказал  штурман.
- Не дави на жалость! Впрочем, это может случиться с каждым. Хорошо возьмем! Ему просто повезло, что мы сегодня уже заменили колесо и немного есть места в машине.

- Эй! Найденыш! Как тебя зовут! Быстрее залезай в машину.
- Не страшно тебе одному в пустыне?!
- Меня зовут,- придя в себя от изумления, сказал лягушонок, - Квашерон!
- Какое необычное имя! – Хохотнул кто-то из мужчин.
- Да, будет тебе! Имена разные, все хороши! – отозвался другой.
- Меня зовут Валерий, - представился пилот.
- А меня Виктор, - сказал штурман.
- Ты впервые участвуешь в ралли? – одновременно спросили оба.
- Да, первый раз! – чистосердечно признался человек-лягушонок.

   У него не было ни слов, ни вопросов. Он не знал: ни где он, ни кто он в эту минуту.
- Извини, приятель, без удобств поедешь, среди железа и мешков.
- И так много времени потеряли!
 Они помогли  ему  разместиться. Промычав что-то нечленораздельное, человек – лягушка, потерял сознание.
  Очнулся он уже в машине, несущейся на огромной скорости. Рядом с ним были лопаты, колеса, огнетушители, пластины, мешки.
- Однако, слабак! Этот новенький! – раздался  голос одного из мужчин.
- Себя вспомни! На первом своем ралли!  - отозвался другой.
- Я сплю и вижу сон, – подумал  Квашерон.- Слишком много событий произошло, за короткий промежуток времени.

  Человек - лягушонок, уже забыл про Аниту и суровую инквизицию. Он посмотрел на свои руки в порванных перчатках и вспомнил о своих перепонках на руках и ногах.
  Однако в сердце страха не было. Он заметил, что люди были  запакованны в одежду с ног до головы. В его груди теснилось и  росло любопытство. Квашерон  молчал и только, с изумлением смотрел по сторонам. Вот вдалеке, он заметил какие-то серо-пестрые точки. Когда машина, пролетела мимо них, лягушонок заметил, что это были серые камни, на которых сидели  смуглые люди, одетые в разноцветные одежды.

  Машина неслась в поисках контрольной точки. Поднялся ветер, неизменный спутник пустыни, изменив за несколько мгновений весь окружающий рельеф.
- Ветер в пустыне, как ножницы в руках у парикмахера, не узнаваемо изменили прическу клиента,- пошутил Валерий.
- Нам только ветра и не хватало, - проворчал Виктор.

  Подъёмы и спуски. Крутая дорога. Машина вгрызалась на подъёме в песок, а поддавшийся песок при спуске огрызался и засыпал её. Колеса прокручивались, песок и пыль стояли столбом.  Спустя полчаса, машина увязла в песке.
  Свеженанесенный песок, ещё не слежался на новорожденных дюнах. Пару раз,  взревев мотором, они закопались еще глубже.
- Все за работу! – скомандовал штурман, доставая лопаты и пластины.
- Если бы мы не взяли этого, мы бы проскочили яму, не увязли, - продолжал ворчать пилот.
  Квашерону дали лопату, сказали, чтобы откапывал колеса.
   
  Экипаж машины вместе с найденышем стали высвобождать машину из песочного плена. Работа стала спориться с самого начала, лица пилота и штурмана посветлели. То, чего испугались глаза, быстро и легко делали руки. Их охватило задорное настроение, они стали балагурить и бахвалиться друг перед другом.
- Самое привлекательное для меня в этой дороге, - изрек   Валерий, - это не искусственные трамплины, горки, или каскад поворотов, как в обычном ралли, а постоянно меняющийся природный ландшафт.
- Ты прав! Мне нравятся также, - поддержал разговор Виктор, - сюрпризы, которые могут встречаться на каждом шагу.
- Адреналин, становится частью моей крови! Я чувствую себя таким сильным!
- Ты, любитель драйва! А мне нравятся другие ощущения!
- Когда я и машина, составляем единое целое!  Для меня она живая, я чувствую каждый миллиграмм железа, вернее каждую её клеточку. Для меня машина, как моя вторая половина! Ты можешь мне не верить, но у меня два сердца, мое и мотор, шесть ног и множество рук.
- Ты, прямо как  индийское божество - расхохотался Виктор.

- Квашерон! Валерий – родился пилотом! В жизни можно многому научиться.  Выработать в себе выносливость, ловкость, автоматизм движений. 
Но чувствовать машину на лету, мгновенно менять тактику и технику управления в зависимости от ситуации - это редкий талант.– похвалил друга Виктор.
- Придется и мне взять на себя роль по басне, - порозовел от  смущения пилот.
- Без штурмана, я как дитя без няньки. Вся организация,  маршрут, дорожная книга, стенограмма всё на нем. Виктор -  надежный  поводырь на трассе. Вот, только характер, не золотой, а серебряный.

- Чем, это тебе не нравится, мой характер!? – шутливо взъерепенился штурман.
- Шучу! Шучу! – засмеялся пилот.- Мы – золотая команда! Всегда вместе! 
- А когда паркуемся на Розовом озере, всего две мысли в голове: первая – неужели доехали, вторая – когда следующий старт!? – одновременно сказали и весело рассмеялись мужчины.
  Так пошучивая и ворча, пилот и штурман продолжали разговор. Втроем они быстро откопали, увязшую машину.

- Давайте, сразу же перекусим,- сказал штурман, когда они поставили машину на колеса.
  Пилот бросил мешок с сухим пайком на песок. Пока Валерий и Виктор, продолжали возиться с машиной, Квашерон смотрел по сторонам. Он увидел на свежем песке, прерывистый след от проползшей змеи. Проследив глазами след, он увидел, как змея подползла к приоткрывшемуся от падения мешку, и заползла в него.
  Когда Валерий, взял в руки мешок и хотел достать сухпай, Квашерон спокойно вымолвил:
- Внутри мешка змея!
- Что за шутка! – обозлился Валерий.
- Несколько лет по Дакару езжу, а змей в мешках не встречал!
  Квашерон подошел к нему, вырвал мешок из рук,вывалил все его содержимое  на песок.
    Штурман и пилот, оцепенев, наблюдали, как из горки бутылок, брикетов выползла песчаная эфа, одна из ядовитых  змей  пустыни.
- Не знаю, что и сказать!? – прошептал пилот. - Выходит спас ты меня от верной смерти!
   Все, молча, смотрели, как жительница песков, немного отползла в сторону и закопалась в песок.
  - Я, уже ничего не хочу, - сказал Виктор.

  Сделав по глотку воды, экипаж с найденышем сели  в машину. Микроскопический винтик с людьми снова поплыл точкой в безбрежном зыбком океане постоянно движущегося  песка.
 Солнце, песок и люди. Вечная борьба: кто самый сильный!?
 Жара, от которой плавились мозги и текли руки.
 Разливающийся многоцветный мир яркого слепящего света, пронизанный солнечными лучами и песочной пылью.
 Маленькие песчинки,ставшие изощренным орудием пытки.
 Монотонность  пейзажа, рождающая усталость и несущая сон.
 
- Я уже ослеп от гонки по барханам, залитыми солнцем, - выдохнул пилот.
- У меня тоже одни радуги в глазах, - подхватил штурман.
  У Квашерона  не было живого места на теле от тряски, а в глазах поселился слепящий солнечный  мир.
  Вдруг впереди ниоткуда перед экипажем стала вырастать цепочка людей.
- Что это за напасть!? – изумился штурман.
- Опасность!- прохрипел Валерий! - Африканские воины! Увеличивай скорость, уходим  виражами!
  Квашерон увидел цепь темнокожих людей, целящихся и стреляющих по их экипажу.
- Ну, милая, выручай! - прохрипел пилот, обращаясь к машине.- В твоих колесах наша жизнь!

  Побелевшие костяшки сжали руль. Машина послушалась, дрожа всем своим железным телом, подняв громадный шлейф песка и пыли. Несущаяся машина, полетела ещё быстрее. Она, то взлетала, то неслась по полуметровым  ямам, то совершала многометровые прыжки.
  Рев машины, свист ветра, вой песка, крики и выстрелы африканцев, создали какофонию безумства.
  В одно целое слились живые человеческие сердца и стальное сердце машины.
 Экипаж промчался совсем близко от воинов, они услышали запахи смерти,  пороха, и  человеческих тел.

  В одно мгновение развлекательный марафон превратился в охоту без правил на людей. Песочная дорога без края стала тончайшей гранью лезвия бритвы.
  На одном отрезке времени столкнулись: безумство, храбрость, жесткий расчет, автоматизм движений и бесконечное доверие технике. Предел человеческих возможностей, металла и конструкции.

  Оторвавшись от африканского воинственного племени, экипаж продолжал нестись по пустынным дюнам верх и вниз.
- Тяжелый день выдался, - проронил пилот.
- Я, думал, уже не выберемся, - отозвался штурман.
- Да! Дакаровский  азимут скучать не даст!- продолжил он.
- Виктор! Следи за ветром и лучше читай пески!
- Я хочу сегодня спать в техничке, совсем немного осталось в пути быть! – проворчал пилот.
- Ты заметил, что из автокаравана, нам давно никто не встречался на пути!
- Ни нас не обгоняли, ни мы никого не обставляли?
- Видно мы сильно отклонились от курса.
- Эй, Квашерон! Ты жив! Как себя чувствуешь?

   Машина мчалась по барханному бездорожью с огромной скоростью. Но сегодня судьба и пески играли в одну игру. Бессмертные стрелки времени сделали ещё одну остановку.
  Взлетев на очередную возвышенность, на самой вершине, люди услышали сильный хлопок, это от напряжения взорвалось переднее колесо машины.
 Лица людей побелели, никто не успел  сказать ни слова, как экипаж закрутился в немыслимых виражах неуправляемой машины.
  Кваша закружило. Он закрыл глаза и потерял сознание.

               
                ***

  Когда Кваш открыл глаза, он увидел себя идущим в плотной толпе людей. Был вечер и улица залита ярким неоновым светом. На его лохмотья никто не обращал внимания. Идущие были одеты в самые разнообразные и экзотические наряды.  По сторонам горели громадные рекламные стенды, только с одной надписью – сегодня  21.12.2012 года.
  Толпа людей то редела, очень многие уходили в различные лекционные  пункты, которые размещались в залах кинотеатров, учебных и административных зданиях, то уплотнялась новыми потоками людей. В каждом таком информационном центре, выступали специалисты, предсказатели, врачи. Все выступающие имели свою точку зрения и громадное количество оппонентов.      
  Рядом с человеком – лягушонком шла группка молодежи. Впереди шла семья: мужчина на одной руке нес ребенка, а другой - держал за руку  молодую женщину.
 
   К Квашу обратилась идущая рядом с ним девушка:
- Скажите, Вы верите в конец света?
- Какого света?! – недоуменно отозвался человек – лягушонок.
- Вы не верите, что с сегодняшнего дня мы живем вне календаря и времени?!
- Как вас зовут, - спросил он у неё.
- Стелла,- отозвалась девчонка.
- А тебя? - заинтересованно спросила она.
- Кваш…, - мужчина поскользнулся, - ух! – выдохнул он.
- Квашух!? – с нервным смешком переспросила Стелла. Она вертела головой в разные стороны и привставала на цыпочки.
- Какое странное имя!? Хотя мое, тоже не каждый день встречается!– проронила  она.

- Как, ты думаешь, что будет сегодня с нами?
- Я, не думаю, я знаю, что все будет хорошо, - улыбнулся Квашух.
- Ты, относишься к людям Индиго? – всплеснула девушка руками,- сейчас ты мне расскажешь, что случится с Землей и со всей Вселенной!?
- Подожди, подожди! Сегодня какой-то особенный день? – поинтересовался мужчина.
- Не смейся надо мной! Весь мир кричит сегодня от страха и ожидания! – продолжила она.
- Я ничего не знаю! Для меня каждый день особенный и всегда отличается от прошедшего дня.
- Ты откуда приехал? Или сбежал от обстоятельств и из дому.
- Я скорее выпал из общего ритма времени, - улыбнулся Квашух.

  Девушка понравилась ему, а её лучистые глаза, заставили вспомнить о своей старой жизни в болоте и незаменимой подруге Квишенке. Толпа людей продолжала расти и тесниться. Стеллу и Квашуха прижало, к какому-то неоновому  щиту.
- Я не знаю, что мне делать? – пожаловалась девушка. – Я ищу Александра! Мы с ним решили пойти послушать какую-нибудь лекцию о прогнозах на сегодняшний день, но потерялись в толпе.
- Давайте пока будем держаться вместе. А то мне страшно одной! А где ваша девушка? – прищурилась она.
- Не знаю! – откровенно признался человек – лягушонок.- Даже не понимаю, где мне  искать свой дом и любимую лягушонку. Обидел я её сильно! И как стать самим собой! У меня столько вопросов, совсем нет ответов. – пробормотал он.
- Если любит, то простит, - вздохнула Стелла.
- А почему, ты не знаешь, где твой дом? – с удивлением переспросила она.
- За последнее время из воды, из огня, да песка еле выбрался. Кругом голова идет, в тину хочу закопаться. Не хочу быть больше человеком. – сказал Квашух правду.
- Смешной ты, - протянула Стелла. Она ни на  миг не усомнилась в том, что  он пошутил.

- У меня все просто. Я люблю Александра, он любит меня. Мы хотим жить и умереть вместе. Поэтому, мы, сегодня и вышли на улицу. Чтобы, в последнюю минуту жизни, могли держаться за руки,-  проговорила она, поднимаясь на цыпочки, ища Александра глазами.
- А  почему, ты говоришь, что вы сегодня можете умереть?! – удивился Квашух.
- Это ни я, это весь мир кричит об этом!
- Да, что в сегодняшнем дне особенного!? - повторил мужчина.
- Ты, действительно не нормальный, если ничего не знаешь? – ответила Стелла.
- Сегодня 21.12.2012 года. День, которым заканчивается календарь времени  давно исчезнувшей цивилизации Майя. Этого племени давно нет, а их  летоисчислением  мы пользуемся до сих пор. И сегодня – последний день этого временного цикла. Закончился календарь, а с ним и наш стратифицированный упорядоченный хаос человеческого бытия. Посмотри внимательно по сторонам на рекламные щиты вдоль дороги! На них картины  того, что может с нами случиться сегодня.

  Покрутив по сторонам головой, Квашух увидел громадные, постоянно меняющие свое изображение, неоновые экраны. Но они все изображали одно и тоже. Бушующие волны сменялись, картиной действующих вулканов; разверзающаяся земля  - огненными смерчами; выброс пепла в атмосферу – остыванием земли. 
- Тебе, какой вариант больше подходит, - всплеснула руками  Стелла.
- Моего болота здесь нет, поэтому никакой не нравится. Я не чувствую страха, я просто удивлен, - продолжил  он, прислушиваясь к своим ощущениям. – Наоборот, мне кажется, что я скоро стану самим собой и буду дома.

- Ты не боишься смерти?
- Я давно уже не был так спокоен, а еще мне хочется петь! – с радостью в голосе, заявил мужчина.
- Ты просто монстр спокойствия!
- В толпе людей кружатся тени страха, а ты просто светишься от радости. Почему? – не переставала удивляться Стелла.
- Ты не бойся, а просто послушай себя. Пойми свое желание и мир исполнит его.  Я всегда слышу природу,она слушает меня и исполняет то, что я хочу. – продолжил  он.
- Для каждого в мире природы  найдутся только для него созданные  звуки,  краски. Мир единого естества вмещает в себя все индивидуальные миры Земли.
Природа имеет свои тайны и секреты, но раскрывает их только тем, кто стучится в её дверь и желает их познать.- распевался словесным соловьем Квашух.

  Однако девушка уже не слушала его, слова нового знакомого озадачили её. Ей так еще никто не говорил. Она не понимала его и подумала, что этот мужчина, отличается от всех её друзей и знакомых. Желание радоваться, когда все тряслись от страха, насторожило ее, она решила затеряться от него в толпе.

  Никто не знает, где проходит грань, между реальностью  твоего мира и чужой фантазией. Если твой мир не совпадает с миром окружающих людей, то будь очень осторожен! Ибо в глазах этих людей ты – чудак или сумасшедший!

  Вдруг совсем рядом  с  ними раздался крик.
-Стелла! Стелла!
 Подняв голову, Квашух прямо перед собой увидел парня, который умостился на тумбе рекламного столба и размахивал руками. Девушка увидела его и закричала:
- Где ты был? Я тебя искала?!
 Она стала протискиваться к столбу. Квашух пошел следом за ней. Александр, хотел  спрыгнуть прямо в ватагу мальчишек и девчонок, которые обтекали столб,  но немного замешкался. Подростки  смеялись, жевали попкорн из бумажных ведерок. Они, видно выйдя из кинотеатра, сразу вклинились в людской поток.  Парни  взбудоражено перекликались  друг с  другом.

- Гном! Гном! – веселился один. – Как тебе фильм «Планета по выбору»?
- Это круто! Выбрать планету по своему вкусу, в соответствии со своими мыслями и желаниями! А потом там жить!
- Я бы хотел жить на планете Силы и Мира животных! – заявил один из них.
- Мне нравятся лечить и ухаживать за животными, - продолжал подросток.
- Ты размазня! Лошадки, кошечки,собачки! Ха!Ха! – корчился в обезьяньих ужимках  другой.
- Планета Силы и Зла – вот, где интересно!
- Мне нравятся все эти «стрелялки»! Вот бы я охотился в лесных дебрях!
- Какие крутые эти инопланетяне! Сотканы из зеленых лучей, ноги и руки, как солнечные протуберанцы.
- А  тебе  понравилось, как они «едят»!?
- Нам бы так! Повернулся спиной к дереву, а из него громадный поток зеленой энергии! Заряжайся энергией, сколько хочешь!
- Какое питание! Ни магазинов, ни кошелька! Бесплатные дары природы!
- Этот  лес, дающий энергию!? С виду мертвые деревья с длинными сучьями, без листьев, а оказались неисчерпаемыми источниками энергии для жителей планеты!

- Девочка-тарелочка! - обратился подросток к круглолицей девчушке.- Как тебе понравился этот зеленый сгусток энергии!? Может, пойдем, постоим у наших деревьев, они давно уже сбросили  листву!
  Она не ответила на его обращение, а дала тумака по спине.
- Говорила ведь тебе, Стас, имя у меня есть забыл, что – ли?
- О! Луноликая! Много имен у тебя! – пошутил мальчишка.
 Подростки увернулись от прыгающего Александра, случайно сбили с ног женщину.

  Она шла одна в этой людской толпе, у неё было очень растерянное лицо. Женщина собиралась идти в гости к подруге, но та ей предложила встретиться у одного из кинотеатров и послушать лекцию.
 Придя на место встречи, она не застала знакомой, также телефон её  не отвечал. Людской поток напитал женскую душу нервозностью, к тому же,  она была очень впечатлительна. Одни люди в толпе кричали:
- Готовьтесь, мы сейчас все умрем!
Другие скандировали:
- Кто верил в Бога, тот будет жить в небесном раю!
Третьи вопрошали:
- Рай бывает, только после смерти!?
 Информационные стенды, показывающие Земные катаклизмы,  только усугубили её  страхи.
  Женщина жила одна, дети разъехались и жили в разных странах. Она  постоянно гостила у них по очереди. И сейчас на Рождество она собиралась к дочери  в Канаду, а на Новый год к сыну в Великобританию.
  Теперь же, послушав всякие людские разговоры, она думала, что не сможет ни куда уехать. Ей стало не по себе потому, что в этот непонятный и тревожный  момент жизни, она осталась одна, рядом не было никого, кто мог бы её поддержать и успокоить.

  Когда она упала, то почувствовала колебания Земли, решила, что началось землетрясение, страх пронзил её сердце. 
 Она  стала шептать:
-Господи! Уже началось! Помоги! Если смерть, то мгновенная, если рана, то маленькая!

  Поток людей стал разделяться на ручейки, которые обтекали её с двух сторон. Александр схватил Стеллу за руки, они закружились в хороводе радости, толкая Квашуха и людей.   
  Когда первый порыв веселья пропал, Стелла сказала:
- Александр! Познакомься с Квашухом!
- Молодой мужчина, посмотрел своими серыми глазами на человека – лягушонка и проронил с ревностью в голосе:
- Твой взгляд царапает мне душу! А сердце плачет от тебя! Стелла, моя женщина, я тебе её не отдам! Мы с ней счастливы только вдвоем.

  Слегка смущенная девушка, ответила:
- Нет причины для ревности! У меня есть – ты, а он ищет свою подружку. Они потерялись сегодня, как и мы с тобой.
- Счастье – это оргазм разума. Это полное отсутствие мыслей и штиль в сознании. – наступал  Александр на мужчину.
-Ты прав! Когда я счастлив, я ни о чем не думаю.– согласился с ним Квашух.
 
  К упавшей женщине, толпа выгнала мужчину в инвалидной коляске. Он несколько раз пытался её объехать, но люди не дали этого сделать. Ему пришлось ехать прямо на неё.
  Так уж устроена жизнь, что человек иногда невзначай делает то, что в дальнейшем приносит для него судьбоносные события.
 Остановившись, мужчина сказал женщине:
- Вставайте! Жизнь еще дарит нам свои радости! Рано умирать!
  Он  дал ей свою одну руку, помог  подняться. Женщина судорожно вцепилась в его руку и не отпускала её. Мужчина пытался выдернуть свою руку, но она не отдавала. Так и пошли они вместе, он одной рукой управлял своим транспортом, а она – держась за него.

  Еще немного проехав, мужчина опять сделал попытку освободить свою руку, он устал. Его сегодняшний день не заладился с утра. На смену погоды ныли старые раны. Он решил прогуляться. Но очень болела нога, мужчина захотел  попробовать поехать на коляске, которая несколько лет пылилась в доме. Он никогда ею не пользовался, когда лежал в госпитале, друзья сделали ему этот дорогой подарок.
 
 Выехав на улицу, он увидел толпы людей. Он слышал об очередном «армагедоне», который должен был случиться со дня на день, но не очень, то верил в это.  Он не боялся смерти, он столько раз смотрел ей в глаза.
 Днем раньше, днем позже – ему было все равно. Он боялся одиночества, поэтому вышел на улицу. Проехав по улицам, он попал в людской поток. Пытаясь из него выбраться, он далеко отъехал от своего дома, решил плыть дальше в толпе людей.
  И тут они впервые посмотрели друг другу в глаза.

- Лясечка!? – изумился он.
  На женщину смотрели голубые с коричнево- золотыми крапинками глаза.  Обветренное лицо от моря, ветра, несколько шрамов на лбу и щеках.
- Владимир! – ахнула она.
 Его лицо посуровело:
- Сколько времени мы не виделись? Почти сорок лет! Ты ведь дважды бросила меня!
- Возможно,  жизнь нам дает третий шанс, умереть рядом, держась за руки, - тихо ответила женщина.
- Я уже переболел тобой. Время сделало прививки, а жизнь дала иммунитет, - тяжело  вздохнул моряк. Горько усмехаясь, с большим перерывом он стал ронять слова:
- Язык любви я заменил  азбукой  Нептуна. Моими друзьями были  штормы и  штиль.Подругой - усталость, которая рождает пустоту в душе и убивает страх.
Домом - судно, которое покорно следует морской  волне.
 
  Женщина отпустила его руку и пошла рядом. Спустя несколько мгновений, рука мужчины потянулась к женской руке. И опять они оказались  связанными своими чувствами за руки. Мужчина не заметил, как исчезла слабость и предательская дрожь в мышцах. 
- Я нашел тебя или потерял себя? – то ли спросил, то ли утвердил Владимир.
Женщина  промолчала, сжав его руку еще сильнее. От того, что рядом с ней оказался мужчина, она стала чувствовать себя увереннее.

  Внезапно небо прорезал ослепительный луч, конец которого упал на Землю. Он медленно стал шириться и расти. Прозрачный воздух потерял свою однородность,  покрылся белой рябью волнения.Он вдруг превратился в океан света, пронизанный воздушными волнами. По мере роста луча, небо стало приобретать цвет расплавленного золота. Через непродолжительное время, в сияющей позолоте оказался весь мир.

  Искусственный свет освещенных окон, уличных фонарей, неоновых реклам растворился в лучистом сиянии.
  Удивительное сияние не было однородным. Казалось, оно состоит из отдельных волокон, каждое из которых струилось, мерцало ослепительными искрами и жило своей собственной жизнью.
 Люди дышали этим сверкающим воздухом. Проникнув внутрь человека, он начал свою чудодейственную работу. Лица людей стали светлеть. Страхи ушли из их сердец. Они  стали улыбаться. Вдруг кто-то закричал:
- Нам улыбается Господь! Этот лучезарный блеск является светом его Любви!
- Творец открыл небесные двери для Земли! Он изменит природу и сохранит  мир человека!
- В его Любви объединятся сердца людей!
- Каждому будет дано место под солнцем для жизни, радости и творчества!
 
  Вдруг женщина сказала Владимиру:
- Я стала другой! Этот свет  живой! Я чувствую себя частью этого света, он живет  внутри моего сердца и проявляется на кончиках пальцев рук.
 
  Настроение людей изменилось. Место страхов заняла эйфория. А биение каждого сердца стало частью сильно бьющегося пульса Вселенной.
 Искрящийся воздух стал терять свою прозрачность, наполнился движущимися сполохами, которые постепенно превратились в фигурки и картинки. Вскоре в воздухе образовалась нечто, напоминающее кинематографическую пленку, на которой быстро менялись кадры с различными мирами.
 Каждый человек видел в ней свой собственный фильм, в котором он был и режиссером, и исполнителем.

  А ещё люди увидели множество миров.
 Планеты были разные: на одних плескался бесконечный океан, другие были покрыты горами, цветущими садами, цветниками, третьи – грохотали от шума орудий.
  Но это были миры без побед и поражений, это были вселенные, на которых действовал только один закон – подобное живет среди себе подобных, половинка притягивается к своей  половине, образуя единое целое и множественность подобия.

  Внезапно настал миг откровения. В голове каждого человека ясно проявилась понятная ему мысль, что он может выбрать планету на свой вкус, в соответствии со своими желаниями. И  на этой планете  давно  ждет своего хозяина  дом его  мечты.
  Ляся посмотрела в глаза Владимира. В глазах друг друга они увидели одну и ту же картину: дом с террасой у моря, рояль у камина, старинные напольные часы. А еще они услышали: звуки Лунной сонаты и немного хриплый бой часов.
 
  Внезапно тела людей стали невесомыми. Весь мир закружился в хороводе: Ляся  с Владимиром, Стелла с Александром, «Луноликая» со Стасом, маленькая девочка со своим отцом, мать с сыном.
 Все, что было потеряно людьми в жизни, вернула Любовь.

В одном водовороте кружились: Зло со своими пороками и Добро с добродетелями. Чисто человеческое деление всего бытия на хорошее и плохое. Каждый оказался на своем месте, в том мире, для которого родился.
 Тот, кто родился артистом, оказался в мире искусства, но там не было зрителей.
 Рожденный воином, оказался на планете войн, среди подобных, но на поле брани  не было слабых и беззащитных.
 Рожденный летать - полетел, рожденный ползать – пополз среди равных себе.

  Мир,созданный для тебя по твоим меркам, где твои желания и мечтания уже воплощены. Твоя планета, которая создана Великим Творцом Вселенной по имени Господь. Где – Любовь, личный  проводник по безопасной дороги жизни, на которой всегда горит зеленый светофор радости и исполнения твоих  желаний.

 Владимир почувствовал запах моря. Он стоял на террасе и смотрел невидящими глазами на разбивающиеся у берега волны, немного штормило. Мужчина недоуменно потряс головой. До него донеслись звуки музыки. Войдя в дом, он увидел любимую женщину за роялем. Вдруг нежные звуки музыки смешались с хриплым боем часов. Ляся оглянулась и улыбнулась.
 Мечта, ставшая явью. Зеленая дорога любви, для тех, кто счастлив вдвоем.
   
 Квашуха закружило, завертело уж в который раз в его короткой лягушечьей  жизни.
  В начале, он услышал родной волнующий его запах. Такими ароматами был  наполнен его дом: дух влажной земли, сочной травы, горькой тины. Знакомые звуки: шум ветра, шелест колеблющихся травинок и песни родного болота.
  Когда он распахнул глаза, он увидел Квишенку, которая быстро прыгала ему навстречу.
- Кваш! Кваш! Ты вернулся! – с восторгом кричала она.

  В глазах лягушонка все расплылось, он не понял, что это были слезинки радости.
  Его горлышко открылось и полилась золотая песня о любви, о родном болоте и жизни. Звуковые резонаторы, то раздувались до воздушных шаров размером с большую  горошину, то опадали. Капельки воды, попавшие на них, под лучами солнца  придали лягушонку сияющий вид.
 
- Ты никогда еще так не пел, - удивилась старая жаба, вся в бородавках.
- Да, поразил! Ты даже светиться стал. – прошипел  уж, лежа на солнышке.
- Да, зеленый стал краше! Да и поет лучше, – с завистью забормотала водяная крыса.
- Кваш! Какой ты красивый! Ты как водный кусочек солнца! – с любовью в голосе воскликнула  юная лягушка.

-Квишенка! Поздравь меня,я нашел любовь!- крикнул Кваш своей воздыхательнице.
  Она оторопела и спросила:
- Ты сейчас уйдешь? Ты пришел проститься с нами!?

- Квишенка! Ты не поняла! Это ты – моя любовь! Я люблю тебя и родное болото, в котором мы с тобой родились.
 Ты  прости меня, если я тебя  обидел! Если ты сейчас уйдешь от меня, я даже в воде  найду следы твоих лапок! Пойдем на нашу любимую кочку, мне очень многое тебе нужно рассказать.
 
   Два зеленых комочка дружно попрыгали вместе. Вскоре они слились в одно зеленое пятно по имени  Любовь. Одно счастье на двоих в зеленой  дороге Любви!   
 

 


Рецензии
У меня нет никакой позиции по поводу рецомолчальников. Но в изучении сетевого фольклора они (рецки) дают немало фактуры. Как и сочинения народных авторов.Порой это бывает интересно.Сетевой автор гораздо лучше раскрывается, когда начинает ругаться. Поэтому лучший способ узнать о нём хоть что-то - живёт ли он на Ставрополье, в Астрале или на Марсе это провокация на ругань.Особенно любят ругаться по поводу орфографии...Хотя иногда подымаются и на другие уровни.По текстам о народном авторе судить, трудно и даже невозможно, потому что, как правило, из за отсутствие профессиональных навыков создания на бумаге уникальных стилей и образов, сетевики съезжают на плоскую, пресную лексику, что поделать -язык разрушается...Писать конкретно о прочитанном на моих станицах я гуманно советую(отнюдь не настаивая), лишь для того, чтобы углубить и расширить нарратив диалога. Только таким способом "рецки" могут превратиться в хоть какое -то подобие взаимных рецензий. И даже в мини-мастер-класс. Так что попробуйте раскрепоститься.Зашли. Прочли - и всё как есть. Как на духу...😎

Юрий Николаевич Горбачев 2   17.09.2021 12:59     Заявить о нарушении
Юрий, вы правы в отношении познания человека предложенным способом. Однако, что хорошо одному, плохо другому. Рада знакомству, ходим разными дорогами, но встречаемся на перекрестках. Свобода ... понятие относительное. Нравится принцип - не навреди. 👌

Ольга Марж   17.09.2021 15:01   Заявить о нарушении
Читать -то пис-жура будем? Или всё проповедовать из астрала, чтоб внимали коленопреклоненно? Конкретно по моим текстам -что-то есть?И ни шага в сторону. А то так и будем перепихиваться ментальными телами.

Юрий Николаевич Горбачев 2   17.09.2021 16:32   Заявить о нарушении
Хамство человека не красит. Не вижу смысла дальнейшего обсуждения.

Ольга Марж   17.09.2021 17:46   Заявить о нарушении
Конкретно по текстам. тексты говно.

Сергей Тарасов 1   17.03.2022 21:24   Заявить о нарушении
Я не про Ольгу я про персонажа Горбачёва

Сергей Тарасов 1   17.03.2022 21:26   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.