Глава 14. Барбадос

Барбадос оказался совсем небольшим островом, не более пятнадцати миль в поперечнике. На нём нет гор, много белого песка, который, как ни странно, даже в сильную жару не обжигает босых ног.
Большая часть острова покрыта непролазными зарослями мангровых деревьев. Эти деревья примечательны тем, что растут даже в воде и размножаются побегами. От каждого дерева отрастают воздушные корни, из которых растут новые деревья. Но корни связывающие дочку с мамой не отсыхают, а растут и крепнут. Таким образом, весь мангровый лес становится единой зарослью, перепутанной ветками, воздушными корнями и лианами.
Говорят, будто раньше здесь жили люди с красной кожей, но испанцы, открыв этот остров, всех их уморили тяжелыми работами и голодом. Когда работать на плантациях стало некому, испанцы переселились на другие острова. Следом за ними на остров прибыли англичане. Они застали остров уже совсем необитаемым, и послились на нём.
Много на Барбадосе плантаций сахарного тростника. Возделывают их чернокожие рабы. Я видела таких людей в Лондоне. Но здесь их было больше, чем белых. И это производило странное впечатление. Здесь я впервые отведала папайи и бананы. Банан похож на молодой месяц, а папайя на оранжевую тыкву с блестящими чёрными семенами. Вкус же описывать бесполезно. Скажу только, что они сладкие и очень нежные.
Так приятно оказалось ступить на твёрдую землю, после двух месяцев заточения в тесной каюте.
Особо радовало, что я избавилась от необходимости каждый день видеть ненавистную рожу Свенсона.
Сразу по прибытии на остров, леди Гилфорд развила бурную деятельность. Она действовала хладнокровно и расчетливо. Первым делом, она навела справки у начальника порта, потом в ратуше. Потом заключила договоры со всеми хозяевами трактиров и пабов. «Закинула удочки», как она выражалась, обещав крупную сумму тому, кто найдёт ей Френсиса.
Кроме того, она нашла двух-трёх бездельников, слонявшихся вокруг кабака в поисках дармовой выпивки, и обещала им по шесть пенсов, если они найдут человека по имени Френсис Мор, с соответствующими приметами. Если же человек окажется именно тем, кто нам нужен, она обещала заплатить десять фунтов.
Мы думали ускорить поиски. Пусть ведут к нам всех подряд, мы разберёмся. Шесть пенсов это просто плата за беспокойство, если найденный человек окажется не тем. Но это была наша серьёзная ошибка.
Вскоре пьяницы развили бурную деятельность, и в нашу гостиницу дружно повалили Френсисы Моры, различного возраста и роста, с волосами всех мастей, от белого, до светло-русого.
Все они утверждали, что им восемнадцать лет, и что их зовут именно так.
Что было делать? Поначалу леди Гилфорд честно отсчитывала им по шести пенсов. Но вскоре мы заметили, что наглые Френсисы пошли по второму кругу, утверждая, что видят нас в первый раз.
Терпение графини лопнуло, когда пришёл очередной Френсис, на этот раз чернокожий.
-Разве у тебя голубые глаза? – воскликнула она.
-А разве нет? – удивлённо сказал он. – Мне все говорили, что у моих глаз есть голубоватый оттенок.
-У тебя чёрные волосы! – пыталась пристыдить наглеца леди.
-Но они гораздо светлее, чем у других чернокожих, - парировал он.
-Но ты чёрный, как головёшка!
-О цвете кожи вообще речи не было, - отвечал попрошайка. И это было правдой. Когда мы обещали награду за каждую голову, мы не оговаривали цвет кожи. Это как-то само собой подразумевалось.
-Будь я проклята, если заплачу тебе хотя бы фартинг! – в сердцах воскликнула леди Гилфорд. – Убирайся.
Наглец ушёл, но не прошло и получаса, как он вернулся, ведя за собой какого-то пьянчугу со светло-русыми нечесаными патлами и мутно-серыми глазами.
-Вот, - сказал он, - я привёл вам Френсиса Мора, госпожа. Всё как вы говорили – белая кожа, соломенные волосы, голубые глаза.
-Но он же старый! – воскликнула графиня. - Ему никак не меньше сорока!
-Вовсе нет, - не моргнув глазом, ответил самозванец. – Мне как раз сегодня исполнилось восемнадцать. Это только с виду я кажусь старше своих лет.
-Вот, что, господа Френсисы, - сказала моя госпожа, - пойдите прочь. Я не собираюсь платить за вашу ложь.
-Э, нет, ваша милость, так дело не пойдёт, - нагло ответил чернокожий. – Мы с вашей милостью заключили договор. Я привёл вам того, кого вы просили. Теперь вы обязаны мне заплатить шесть пенсов.
-Вон! – негодовала графиня.
-Уйду, когда получу свои деньги, - ответил вымогатель и уселся своими вонючими штанами на чистую постель.
Это было уже слишком.
-Мастер О’ Нил, - ледяным тоном произнесла леди Гилфорд.
-Да, миледи? – отозвался ирландец.
-Будьте так любезны, проводите наших гостей на улицу.
-Извольте уйти, сударь, - обратился наш ирландец к чернокожему.
-И с места не сдвинусь, пока не получу свои шесть пенсов.
Вероятно, он полагал, что с ним не станут связываться из-за столь малой суммы.
Мастер О’ Нил оглянулся на графиню.
-Ну, мастер О’ Нил, - сказала она, наклонив голову на бок. – Вы собираетесь исполнять мой приказ?
Вместо ответа ирландец решительно подошёл к негодяю и рванул его за рубаху. Негр поднялся во весь рост. Он оказался выше ирландца на целую голову и вдвое тяжелее его. Мощным ударом кулака в челюсть он отбросил юношу к стене.
-Шесть пенсов за Френсиса, - сказал негр, указывая на нерешительно мнущегося в углу, своего бледнолицего товарища, - и шесть пенсов за рубашку, которую порвал мне ваш слуга. Итого, сударыня, с вас шиллинг.
Это было наглостью. За его обрямканную рубаху ни один старьёвщик не дал бы больше двух фартингов. Но он был сильнее мастера О’ Нил, и это придавало ему уверенности.
Ирландец встал, потирая скулу.
-Мастер, О’ Нил, -  холодно сказала графиня, - хорошо ли вы поняли мой приказ? Выкиньте их на улицу.
-Но как он это сделает? - воскликнула я.
-Как угодно, - холодно ответила моя госпожа, - я отдала приказ и требую исполнения.
Раньше я никогда не видела её такой холодной и жестокой. Я знала, у неё доброе сердце. Не она ли со слезами просила меня рассказать о её сыне? Не она ли так трогательно заботилась о мастере О’ Нил, когда тот был ранен?
Молодой дворянин стиснул кулаки и вихрем налетел на грубияна. Завязалась драка. Несмотря на град ответных ударов, он всё же оттеснил негодяя к двери. Там они сцепились в борьбе. Тут второй самозванец решился вмешаться и напал на сэра О’ Нил с тыла.
Все трое мужчин, сцепившись в один комок, с грохотом покатились вниз по лестнице. Я была очень напугана. Ведь я была дочерью гробовщика и привыкла к тишине. Другое дело Молли, она не только привыкла к подобным переделкам, иногда даже лично вышвыривала пьянчуг своими большими и сильными ручищами из папашиной пивнушки.
Мы с графиней выбежали на лестницу и смотрели на драку, которая переместилась уже в общий зал.
Посетители паба сошлись в круг, наблюдая за дракой. Никому и в голову не пришло вмешаться. А между тем, положение мастера О’ Нила было незавидным. Его противникам удалось встать. Теперь они со злостью пинали его, лежащего на полу.
Ирландец отбрыкивался от них, лёжа на полу, и не собирался сдаваться. Наконец ему удалось забраться головой под стол и отбрыкиваться ногами. Тогда негр перевернул стол и отшвырнул его в сторону. Но пользы от этого никакой не получил, только ранил своего белого сообщника, которому краем столешницы сильно ушибло ступню. Ирландец же быстро переполз под другой стол.
-Ладно, хватит с него, - сказал чернокожий и отошёл, тяжело дыша.
Избиение прекратилось.
-Так, что, ваша милость? – сказал он, ставя ногу на ступеньку лестницы. – Ваш слуга напал на меня, губу разбил, рукав чуть не оторвал. А я, между прочим, свободный человек. У меня даже бумага вольная есть. Я могу ведь и в суд подать.
-Что же вы сразу не сказали, - усмехнулась леди Гилфорд, - что у вас вольная бумага есть. Вероятно, она выдана на имя Френсиса Мора? Подавайте скорее в суд. Там выяснят ваше подлинное имя и имя вашего подельника.
Негодяй смутился, запоздало поняв свою ошибку.
-Ладно, леди, все мы немного погорячились. Но можно покончить дело миром. Разбитую губу и рукав считать не будем.  Только по шесть пенсов нам с приятелем. Ну, что вам шиллинга жалко? Скупость такой красивой даме не к лицу. Тем более, вы сами обещали…
-Я обещала дать деньги за Френсиса Мора. Давай свою бумагу. Если ты и впрямь Френсис Мор, получишь свои шесть пенсов, если нет, тогда пойди прочь.
-Но, ваша милость, бумага не при мне. Она дома лежит. Что мне за ней через весь город тащиться заюлил незадачливый вымогатель.
Между тем, мастер О’ Нил выбрался из-пол стола, утер рукавом кровь с разбитого лица.
-Миледи, вы желаете с ним разговаривать? – спросил он.
-Нет, я уже закончила, - холодно улыбнулась графиня. – Мой приказ, вышвырнуть негодяя, остаётся в силе.
-Прошу вас, господа, покиньте гостиницу, - с трудом выговорил ирландец, распахивая перед проходимцами входную дверь.
-Тебе мало? – воскликнул чернокожий и с угрозой стал приближаться к молодому человеку.
Ирландец довольно ловко пнул его под колено и выскочил на улицу. Оба проходимца, изрыгая ругательства, последовали за ним. Следом за ними из паба повалила любопытная публика.
На улице снова вспыхнула драка. Мы с госпожой вернулись в номер и высунулись из окна.
Теперь мастер О’ Нил довольно умело маневрировал, не позволяя врагам напасть на него одновременно. Он умел двигаться так, чтобы противники постоянно мешали друг другу. Один из нападавших всё время прикрывал его от атак второго. Ему удалось провести несколько неплохих ударов. Теперь его противники тоже умылись кровью. Однако чернокожему снова удалось сбить его с ног. Снова негодяи принялись пинать беднягу. Ирландец извивался, словно уж, лягался, и наконец, ему удалось ударить белокожего самозванца по ушибленной  ноге. Тот громко вскрикнул и охромел. Теперь он уже не лез в драку, а боком-боком заковылял прочь от нашей гостиницы, отмечая свой путь каплями крови из разбитого носа.
Чернокожий с новой яростью напал на ирландца, но тот не давал ему подойти, отбиваясь ногами, а когда вымогатель ослабил натиск, ему даже удалось встать на ноги.
Некоторое время оба стояли друг против друга и тяжело дышали. Рубахи были изодраны в клочья, все в пыли и крови.
-Ты всё ещё здесь? – прохрипел мастер О Нил. – Сказано же тебе – пошёл вон.
-Ладно, я ещё вернусь, - с угрозой прошипел негодяй и скрылся в толпе.
Мастер О‘ Нил отряхнул пыль и, не спеша, вернулся в гостиницу, сопровождаемый аплодисментами и одобрительными возгласами посетителей.
-Миледи, ваше приказание исполнено, - сказал  он, войдя в номер. – Будут ещё распоряжения?
-Да, будут, - ответила графиня. – Сядьте в это кресло, я осмотрю раны. А ты Бетти бегом принеси воду и чистые тряпки.
Примерно через полчаса я привела доктора, который осмотрел молодого человека и зашил ему разбитую бровь.
Вечером, когда наш друг сидел, зашитый и перевязанный, и грустно отмачивал разбитые кулаки в тазу с прохладной водой, леди вынула из сундука его шпагу и сказала:
-Вот ваша шпага, мастер О’ Нил. Сегодня вы вновь заслужили право её носить.


Рецензии
Здравствуйте, Михайл. Да, тут леди Гилфорд немного дала маху с обещанием награды за Френсиса. Есть в интернете такой мем "негр с пальцем у виска" или "хитрый негр", означающий находчивость и хитрость. Так вот этот чернокожий, наверное, как раз из этого числа. Надо отдать должное его упрямству. Но и мастер О Нил оказался на высоте. Хоть и не ровня этому громиле, но не сдался без боя. Молодец. Действительно, он заслужил право носить шпагу.

Рута Неле   10.04.2019 22:17     Заявить о нарушении
Спасибо, Алёна. Действительно, чтобы вернуться в реальный мир, надо уважать себя. Это приключение укрепило героя.

Михаил Сидорович   11.04.2019 04:27   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.