А не отправить ли Вас в Ялту? 05. Окончание

Такого ужаса Лизавета никогда в жизни не испытывала. Сколько метров до дна и километров до берега - было неясно. Самого берега, когда болтаешься в виде поплавка, не видно. Банан, на который в суете пытаются влезть сразу несколько только что радостных, а теперь испуганных людей, настолько мокрый и скользкий, что вырывается из рук и тут же относится волной в сторону.
Алексей в какой-то момент ухватил девушку за руку, а другой вцепился в банан. Светлана с Еленой Ивановной, обе в жилетах, барахтались в пределах видимости. В какой-то момент Лиза поняла, что парень не сможет удерживать ее долго, и стала прощаться с жизнью. Вспомнилось вдруг, как в детстве бабушка, стоя перед маленькой иконкой, читала «Отче наш». Слова сами собой всплыли в памяти, и через минуту послышался звук мотора, затем резкие, соленые выражения инспектора по малогабаритным судам, патрулировавшего с напарником прибрежную территорию. Всех бултыхавшися возле банана людей, кроме Лизаветы, посадили на желтый, длинный, ставший неприятным «фрукт», перевернули в нужное положение гидроцикл и взяли на буксир. Обессиленную борьбой за жизнь Лизавету инспектор посадил в катер.
Трясясь мелкой дрожью то ли от холода, то ли от пережитого стресса, девушка посмотрела на своего спасителя и удивилась. Перед ней (практически как в сказке) был тот самый мужчина из подъезда, отец Артемки. Только сейчас не было ни поникших плеч, ни скорбного взгляда. Уверенный в себе молодой мужчина. Мокрые, короткие, темные волосы. Крепкие руки, отточенные движения. «А сынишка на него похож», - подумала девушка, и от этого стало тепло на душе.
На берегу выяснилось, что «крушение» гидроцикла с бананом первым заметил муж Светланы. Он и привлек внимание людей с катера…
- Как тебя зовут? – Лизе захотелось знать, кто их выручил в трудную минуту. Конечно, и Леша сделал все, что мог, но не он был героем дня.
- Сергей, - ответил мужчина.
- А меня Лиза…Тебе еще долго работать сегодня?
- Как раз передавал дела сменщику. В отпуск ухожу. Уезжаю.
- Интересно, куда ездят люди, живущие у моря? На Северный полюс? В пустыню? – спросила с улыбкой девушка.
- Не знаю, как все, а я собираюсь к родителям. Давно не был.
- Это далеко?
- Во Владимир… Прогуляемся? – немного помолчав, предложил вдруг Сергей, осознав, что рядом с удивительной девушкой по имени Лизавета находится куча привлеченных происшествием людей, «греющих» уши, а у одного из них они к тому же алого цвета.
- Тетя Света, я немного пройдусь. Вы долго будете здесь? – обратилась девушка к родственнице.
- Побудем еще. Ты скоро?
- Не ждите меня. Дома встретимся. До свиданья, - последнее относилось скорее к невезучему Алексею, - и спасибо за все.
Лизавета с Сергеем пошли вдоль берега. Широкоплечий мужчина, уверенно шагающий по россыпи гальки, и хрупкая сероглазая девушка. Они говорили обо всем на свете: о море и различных курьезных ситуациях при патрулировании, о любимых поэтах и своеобразном начале семинара по налогообложению, о тете Свете и впечатлениях от катания на банане. Не затрагивали только один вопрос – неудавшуюся семейную жизнь Сергея.
К дому подошли, когда стемнело. Обменялись телефонами. Лиза очень жалела, что завтра уезжать, что судьба не дала ей шанса на продолжение отношений.
- Кстати, ты когда уезжаешь? Я мимо Владимира поеду. После твоей остановки ровно четыре часа.
Сергей не ответил, просто потянул к себе и не поцеловал – нет, а просто прижал, вдохнул аромат немного вьющихся, непокорных волос и отпустил.
- Спасибо за все, - сказал.
- Тебе спасибо, - грустно улыбаясь, ответила Лиза. – Позвонишь?
- Да, - ответил Сергей.
- Спокойной ночи.
- И тебе.
Лиза стала медленно подниматься по лестнице, потом остановилась, достала из сумочки половинку карточки гипермаркета с номером телефона мужчины и прижала к груди. Другая половинка была в нагрудном кармане рубашки Сергея.
«Что это? Детский плач?» - прислушалась девушка. За закрытой дверью бывшей квартиры Сергея плакал ребенок. «Неужели опять мать бросила Артемку?»
Лиза достала телефон, половинку картонной карточки и набрала номер Сергея.
- Извини, ты еще недалеко, наверно…
- А что случилось? Твоих нет дома?
- Кажется, здесь плачет Артем. По-моему, мать оставила его одного.
- Я сейчас приду.
Лиза тихонько постучала в дверь.
- Артем, Артемушка, - тихонько позвала она.
Плач затих.
- Малыш, не плачь, сейчас папа придет, - Лиза надеялась, что мальчик ее слышит.
- Ты кто? – раздался детский голосок за дверью.
Девушка не успела ответить. Хлопнула дверь подъезда и на площадку вбежал Сергей. Оказывается, у него и ключи были. Он открыл дверь в квартиру. Заплаканный сынишка тут же повис на руках, давая волю слезам.
- Я проснулся, а тут темно. И никого нет… Мамы нет, тебя нет…
- Ну все, все, не плачь. Ты же мужчина, да? А мужчины темноты не боятся, - сказала Лиза и погладила малыша по голове.
- Не боятся, - поверил и согласился Артемка. – А ты кто?
- Я добрая фея, - улыбнулась она. – Я прихожу на помощь к испуганным мальчикам, вроде тебя.
Решение проблемы пришло обоим сразу. Лиза отправилась в квартиру тетушки собирать свои вещи. Сергей в это время запихивал в большую дорожную сумку штанишки и футболки Артема.
- Я потом все объясню. Так надо. Спасибо за гостеприимство. Созвонимся, - сказала девушка на прощание заспанной Светлане и сбежала вниз по лестнице. Через пару минут вышли и Сергей с Артемкой. Мужчина запер дверь и спросил:
- Ну что? Ничего не забыли?
- Нет, - ответил сын, прижимая к себе любимую игрушку – белоснежный катер.
- Почти такой, как у тебя на работе, - улыбнулась, сдерживая дыхание, Лизавета.
- Папа подарил, - радостно сообщил малыш.
Вернувшаяся к утру Татьяна нашла на столе записку: «Ты боялась, что не сможешь с ребенком устроить личную жизнь. Устраивай. Мы с Артемкой уезжаем в отпуск». Сергей не сказал, что не собирается возвращать ей сына… Пока не сказал. И бывшую жену все устроило. Ночной клуб, усатый ухажер, крепкие коктейли, жаркие объятия – все слишком свежо и ярко, а замужняя жизнь где-то там, далеко. Работа, ребенок, дом – какая скука!
У Лизы и Сергея с Артемкой все сложилось удачно. Они взяли билеты на утренний поезд. Сергей неожиданно предложил познакомить девушку с родителями, и Лиза, сама не зная зачем, согласилась. Наверно, судьба вела ее за руку.
Мать Сергея сначала настороженно отнеслась к появлению незнакомой девушки. Она больше догадывалась, додумывала из обрывков слов, фраз, интонации, с которой сын отвечал на вопросы о жене, чем знала о проблемах в его семейной жизни. И вдруг известие о разводе, а потом и неизвестно откуда взявщаяся Лизавета.
Однако девушка сумела добиться расположения родителей Сергея. Она смотрела на будущего супруга таким лучистым взглядом, которого у Татьяны не было даже в день свадьбы. И Артемка так доверчиво прижимался к ней, сидя на руках чаще, чем у отца и бабушки с дедушкой. Когда вечером на кухне Лизавета поведала историю о своем спасении и вызволении из запертой квартиры внука, женщина сразу и безоговорочно решила: «Наша. И сынуля, и Артемка будут с ней счастливы».
Так и случилось. Прошла черная полоса в жизни Сергея. Конечно, были и переживания, связанные с желанием спохватившейся вдруг Татьяны вернуть сынишку, и негодование специалистов органа опеки, и целая череда судебных разбирательств.
Но все когда-нибудь заканчивается. Через год Лизавета в окружении родителей и подруг шла по красной ковровой дорожке в подвенечном платье. Одной рукой она держала за руку новоиспеченного мужа, в другой сжимала теплую, маленькую ладошку Артемки.


Рецензии