Из серии Сельский детектив Любовь земная

Из серии   «Сельский  детектив»   

рассказ
       Любовь земная

  В редакцию областной газеты «Светлые зори» позвонили  из колхоза «Рассвет». Женский голос в телефонной трубке весело пропел:   
- Вы собирались прислать к нам корреспондента? Мы приглашаем вас на эту субботу. У нас  праздник урожая, есть что показать. Будет очень весело.
 - Хорошо,- ответил голос на другом конце провода.
Командировку выписали Гоше Рябцеву, молодому журналисту, подающему большие надежды. Гоша решил поехать за день раньше, т.е. в пятницу. Чтобы осмотреться, познакомиться с разными людьми и составить свое журналистское мнение.
 Собрав свои нехитрые пожитки в  дорожную сумку, и прихватив фотоаппарат, наш герой отправился на автовокзал. В деревню Выселки  прибыл в двенадцать часов. Выходя из автобуса, помог пожилой женщине вынести тяжёлую сумку. Предложил проводить до дому. По дороге познакомились  и разговорились. Это была тётя Даша. - А ты к нам надолго приехал? У тебя есть  здесь родня  или  кто знакомые?  – Никого нет. Первый раз у вас. Дня  три, думаю, хватит. Напишу очерк о передовиках хозяйства. Посмотрю на праздник и назад. Видя, что молодой человек скромный  и порядочный, тётя Даша предложила ему  остановиться у неё.
 - Дом у меня  большой. Живу  одна.  Мужа похоронила в прошлом году. Места много, выделю тебе комнату. -Спасибо, я очень вам благодарен. А вы подскажите, пожалуйста, дорогу к  правлению  колхоза. – Иди вон туда, через пустырь, выйдешь на главную улицу, а там увидишь серое здание, это и есть правление. Только поспеши, а то уже обед.
 В приёмной молодая пухленькая секретарша разговаривала по телефону. Мельком взглянув на вошедшего мужчину, махнула рукой, приглашая его присесть. Гоша, усевшись на скрипучий стул, посмотрел вокруг.
 Всё было как у всех. На стене висел портрет Л.И. Брежнева,  рядом  Политбюро ЦК  КПСС, а  в углу стояли знамёна. С правой стороны находился шкафчик с документацией колхоза, а между окнами бюст В. И. Ленина. На столе застелена бархатная красная скатерть, и стоял графин с водой.
Закончив болтать по телефону, секретарша мило улыбнулась и, поправив на аппетитной груди блузку, как бы приглашая оценить её достоинство,  кокетливо произнесла:
 - Вы по какому вопросу? Ильи Николаевича нет, он на обеде, а после поедет в район.
 -  Да, я собственно не спешу, приехал к вам на праздник.   
Глазки девушки сразу заблестели. Она поправила причёску и ещё раз блузку на груди, словно её собирались снимать в кино. И заёрзав  на стуле  своим внушительным  задом, поинтересовалась:
 - А где вы остановились? У нас гостиницы нет.
 - У одних хороших людей.- Прекрасно, - произнесла   она  и встала. Не спеша,  виляя бёдрами,  прошла   до шкафа.  Проведя пальчиком по корешкам папок, сделала вид, что ей  нужна папка с бумагами. На самом деле  захотела покрасоваться во весь рост. Поднявшись на цыпочки, потянулась к верхней полке. Короткая юбчонка оголила аппетитные и загорелые ножки выше колен. С  минуту рылась в бумагах, затем  незаметно их толкнула.  Несколько  папок  попадали на пол.
- Ой, что- то у меня сегодня всё валится из рук, - весело прощебетала  она, опускаясь на колени.
 -   А как вас звать? Меня Нина.
 - Очень приятно, а меня Гоша,- немного смущаясь, ответил журналист, при этом бросая беглый  взгляд  на её чудную грудь, которая чуть не вываливалась с глубокого декольте.
 Нина собирала бумаги, а взглядом приглашала:
 "Ну, почему такой нерешительный? Давай! Помогай!"
 Гоша, читая её взгляд, в растерянности произнёс:
 -  Вам помочь? И тут же присел рядом с ней.
- Их взгляды  встретились. Гоша ещё ни с кем в жизни не целовался,  не говоря об остальном.
 Если только не считать  девочку Любу в детском садике. Он поцеловал её в щёчку. Так нужно было сделать в спектакле. Она была принцессой, он принцем. А когда учился в институте, встречался с девушкой Олей. У них возникла любовь, которая длилась всего месяц.
 Он так сильно её любил, думал, что это взаимно и на всю жизнь. Он боялся обидеть её словом. Выполнял все её желания и прихоти. А целоваться с ним, Оля избегала. Как только дело доходило до поцелуя, она находила причину, чтобы этого не делать. А вскоре выяснилось, что у Оли есть парень, которому она мстила за измену.
 Встречаясь с Гошей, Оля  не хотела  изменять своему Олегу. Она хотела вызвать у него ревность. Как  у неё получилось, это уже другая история. Вернёмся к Гоше.
Узнав, что он подставное лицо, рыдал и переживал целый день. А вечером с горя чуть не выпрыгнул в общежитии из  окна. Вовремя друг зашёл в комнату и помешал Гоше, вернее спас его от глупой смерти. И убедил этого не делать. Гоша не стал больше накладывать на себя руки, но женский пол возненавидел.
 А тут такой казус, его явно соблазняют. Он с замиранием сердца перевёл взгляд на её грудь, которая от глубокого и возбуждённого  дыхания  Нины поднималась и опускалась, а там, поверьте, было чему подниматься.
Сколько бы ещё он смотрел на её грудь? Никто не знает. Как загипнотизированный кролик перед удавом, не соображал ничего. Какой-то туман стоял в голове.
Неожиданно удав, в прекрасном образе Нины, бросился на Гошу. Она руками обхватила его за шею и медленно притянула к себе.
Гоша поддался её  желанию, он не противился.   Разгорячённое дыхание Нины,  как горячим паром обдало ему лицо. Её страстные губы, словно пиявки,  впились в его губы, которые доселе  не знали  женского  поцелуя. Истомная дрожь пробежала по телу, и Гоша почувствовал прилив до сих пор неведомой обжигающей страсти. Он крепко, по-мужски обнял Нину и ответил ей взаимностью.
        ***
 Закончился обед. В правление стали приходить люди. Гоша засобирался уходить, он уже не стеснялся  Нины, чувствовал себя героем.
На прощание сам поцеловал её в розовую щёчку. Нина сладко потянулась,  её ненасытная сущность получила маленькое удовлетворение. Она, деревенская девушка, начитавшаяся любовных романов, жаждала их воплощения в своей жизни.
Ещё учась в девятом классе, соблазнила  молодого учителя физкультуры. Телесно и умственно развитая, она привлекала к себе мужские взоры. Видя, что Гоша уже уходит, она обняла его и на ухо прошептала:
 
- Мой милый,  завтра на празднике  обязательно встретимся.

 – Дорогая, а где?

– На берегу реки, в берёзовой роще, где поют соловьи,- обещающе и загадочно  прозвучали её слова.

 Из правления  Гоша не шёл, а летел на крыльях. Его душа пела.
 Воодушевлённый  любовью, он хотел свернуть горы. Но вовремя вспомнил, что  нужно ещё попасть на ферму, чтобы написать очерк о передовой доярке, Надежде Васильковой.
 Проходя по берегу реки, решил охладить свое  разгорячённое тело. Вдоволь насладившись купанием, вылез из воды. Возле кустов тёрна и боярышника отжал  плавки. Неожиданно под кустом  заметил чьи- то босые  ноги. Обойдя куст, увидел  человека, который с закрытыми  глазами лежал неподвижно.  «Откуда он здесь взялся? Пьяный, что ли? А может,  плохо ему стало? Бог ты, мой! Надо проверить пульс. Боже! Рука холодная, как у мертвеца!» - подумал Гоша и, испугавшись, быстро отдёрнул  руку. «Надо сообщить в милицию». И вдруг услышал женский смех. Тихонько раздвинул  кусты и замер от удивления. 
 Три девушки, раздевшись догола, вошли в воду. Они,  брызгаясь водой, громко смеялись.  Гоша стал быстро одеваться. Сильно разволновался и не попадал ногою в штанину. « Чёрт возьми! Да, что это такое!»
Наконец - то, одевшись, опять раздвинул кусты.
 Девушки стояли к  нему передом и отряхивали волосы от воды. Одна была худой, другая  толстой.
А та, что ближе к нему, была  очень красивой. Чёрные волосы спускались с  плеч. Округлая соблазнительная грудь, с  набухшими сосками, возбуждёнными от прохлады воды, так и манила к себе.
Гоша, как заворожённый наблюдал за девушками. Затем  машинально потянулся к фотоаппарату и решил, что сделает несколько великолепных снимков. Ничего не подозревавшие  девушки, не спеша оделись и ушли в сторону фермы. А Гоша бегом направился  в милицию, чтобы сообщить  о найденном трупе, но перед тем как уйти, сделал снимок мертвеца. Отделение милиции  находилось на центральной улице.  За столом  сидел  молодой лейтенант и что- то писал.
 – Здравствуйте, я у реки  нашёл труп,- взволнованно произнёс  Гоша и нерешительно остановился  возле порога. Лейтенант оторвался от своих бумаг и удивлённо посмотрел на Гошу.
- А вы кто?
 – Я журналист, приехал к вам на праздник.
- Ясно, но представьтесь полностью - фамилия, имя, отчество.
– Рябцев Георгий Иванович.
– Значит так, Георгий Иванович, присаживайтесь и всё по порядку рассказывайте.
 – Купался я в реке, когда вышел  и подошёл к кустам, вижу, мужик лежит. Я вначале подумал, что пьяный, а потом думаю, а вдруг человеку плохо стало - сердце больное или ещё чего со здоровьем могло случиться? А может, убили? Пробовал его растормошить. Бесполезно. На лице никаких признаков жизни и рука ледяная, явно труп.
 – А как вы там оказались? Почему купались?
– Я был в правлении. Ждал председателя. Не дождавшись, пошёл в сторону фермы, а по пути решил искупаться.
- Так, ясно. Сейчас пройдём на место преступления,- проговорил участковый,  надевая милицейскую фуражку. Идти к речке недалеко. Когда они очутились возле кустов, трупа на месте не оказалось. 
– Ну, где же труп? 
– Был здесь! Точно был! - растерянно воскликнул Гоша, осматриваясь по сторонам. - Я сейчас посмотрю под другими  кустами. Просмотрев всё вокруг, Гоша не нашёл трупа. – Интересная история получается – был труп, и нет трупа. Куда же он мог деться? Не испарился  же,- произнёс участковый, внимательно посматривая на Гошу.- Я ещё его сфотографировал! Да! И чтобы наверняка, два раза щёлкнул! – Это хорошо, что догадался, а плёнку нужно проявить и напечатать фото. Вот тогда определим личность. Это можно сделать в клубе. Иди туда, спросишь Николая, он этим занимается,  а я пока пойду в контору. Потом сам тебя найду. – Я только заскочу на ферму, возьму интервью  у доярок. Завтра праздник, времени будет мало.
 В коровнике Гоша нашёл управляющего, которому объяснил, зачем пожаловал, а тот громко крикнул:
- Надежда! К тебе журналист!
Обернувшись, Гоша увидел  красавицу с речки. При виде доярки, от волнения, у него на лбу выступил холодный пот.
 Девушка подошла к ним. Вблизи она была ещё прекрасней. Карие глаза с длинными чёрными ресницами, с усмешкой смотрели на  Гошу.
На щеках играли ямочки. Розовые пухлые губки, растянувшись в очаровательной улыбке, обнажили белоснежные зубки.
- Это наша гордость, Надежда! - хвастливо произнёс управляющий. - Вы тут поговорите, а я пойду, проверю работу скотников,- и пошёл в другой конец корпуса.
А Гоша с девушкой минуту  молчали, затем прервав неловкое молчание, первой заговорила Надежда.
- Вас, что интересует? – приятным голосом спросила девушка. А он, придя в себя и, напуская больше деловитости в голосе, произнёс:
 - Мне поручили написать о вас очерк. Как смогли добиться таких высоких показателей? – Сложного, особо ничего нет.
 Надо просто любить животных и найти к ним подход. Коровки очень умные. И рацион кормления играет важную роль. Вы знаете, если коровка упрётся и у неё плохое настроение, то какую-то часть молока недодаст.
 У меня в звене  девчонки молодые с фантазией. Стали во время дойки включать классическую музыку. Коровки расслабились. Слушая Чайковского, перестали  удерживать молочко.
 А  зимой, наша большая выдумщица Глаша,  нескольким коровам надела зелёные очки.
 Жуя сухое сено, они визуально представляли зелёную траву. И знаете, молока дали больше,- с улыбкой закончила свою речь Надежда.
- Да, впечатляюще. И в конце интервью, хотел бы вас сфотографировать, - произнёс Гоша и, вспомнив про  речку, сильно покраснел.
 – Я не против, только не меня одну, успех у нас общий, позову девчонок.  И пошла в комнату отдыха, где доярки ждали свою бригадиршу.
"Надо поменять плёнку», - подумал  Гоша  и,  отойдя в сторонку, чтобы  не засветить, достал из  сумки ветровку и накрыл фотоаппарат.
 А в комнате отдыха стоял переполох. Отталкивая  друг друга от зеркальца, висевшего на стене, девчата прихорашивались.
 – Ой, девоньки, а он ничего, хорошенький,- пропела худышка Фрося.
 - Интересненько, женатый?- задала вопрос толстушка Глаша.
- Кольца на пальце нет, значит, парень холостой, - ответила Фрося.
– Знаем этих командировочных, как только из дома, так сразу свободный мужик, - возразила Глаша.
– Да-а-а, у тебя большой опыт по командировочным, ни одного не пропустишь, - съязвила Фрося.
- А тебя завидки берут? Знаешь, мужики не собаки, на твои кости не бросаются,- ехидно произнесла  Глаша, при этом подперев свои крутые бока пухленькими ручками.
- Девчонки, хватит ссориться, пойдём позировать, а то журналист  заждался,-  позвала Надя.
- Надь, подожди минутку, я хочу доказать этой пышке, что и я могу нравиться мужчинам. Просто я не такая распущенная, как она,- с обидой в голосе произнесла Фрося.
- А - ха-ха! Умру со смеху! Ну и докажи! Хрен докажешь!
 Давай поспорим, что завтра на празднике, он будет мой. Надюха, разбивай!- самоуверенно проговорила Глаша и протянула руку.
Фрося, зная  про похождения и сексуальный опыт подруги, была уже не рада спору, но делать нечего, женское самолюбие взяло верх.
- На что спорим?- смеясь, спросила Надя.
- Чего мелочиться, всё-таки праздник, на торжественном собрании получим премию вот и обмоем за Фроськин счёт. Ящик шампанского, как минимум,- заключила Глаша.
 - В тебя и два войдёт, -  съехидничала Фрося.
 – Завидуют молча,- ответила Глаша и первой направилась к двери.

***
После фермы  Гоша отправился в сельский клуб. Нужно было срочно напечатать фото с трупом. В клубе  шла подготовка к празднику. Небольшое фойе празднично украшено.
На сцене шла репетиция праздничного концерта, пел детский хор. В зале, в последнем ряду сидел молодой парень.  Гоша подсел к нему и разговорился:
- Хорошо поют.
 – Лауреаты областного конкурса. У меня там братишка, в первом ряду,  третий справа.
- Я в детстве тоже пел в хоре, - похвастался Гоша,- даже неплохо, ездили на Всероссийский смотр, заняли второе место.
- А чем сейчас занимаешься?
– Журналист в областной газете, приехал к вам на праздник и очерк о доярках написать.
– Это о моей Надежде! Она умница!

- А кто она тебе? 

 - Девушка моя, мы с ней со школы дружим. С армии дождалась,- с теплотой в голосе ответил парень.  Гоша в душе позавидовал ему.
 
– Николай,- перебивая грустные Гошины мысли, молодой человек  протянул руку для знакомства.

 - Гоша,- ответил журналист и крепко пожал.

- В клубе что делаешь?
 
– Киномеханик.
 
- А кроме фильмов, что  интересного есть?   
 
- Кружки – танцевальный, вокальный, хор, агитбригада, кукольный, духовой оркестр. Проводятся различные тематические вечера.  Вот сегодня будет вечер отдыха. Есть ещё фотостудия, спортивные секции.
 
- Да, не скучно вам тут. А кто ведёт фотостудию?
 
– Я.

- У меня к тебе просьба, нужно срочно проявить  плёнки и сделать одно фото.
 
 - Приходи вечером,  будет показ фильма, а потом танцы. Мы проявим твои плёнки и напечатаем. – Договорились.

  При выходе из клуба, Гоша  увидел  участкового.– Я тут принял заявление от гражданки Петуховой. Она заявила, что пропал её сожитель – Курочкин Фёдор Петрович. Уже второй   день не появляется дома. И главное, на работе его тоже нет. Работает механизатором в колхозе. Если на фото он, то сообщу в район и будем проводить розыск. А как обстоят дела с фото?
 – С Николаем договорились на вечер.
- Хорошо, как сделаешь, то сразу ко мне в участок. Я сегодня долго буду на службе.
 
 ***
  Самым весёлым мероприятием в деревне были танцы. На них ходила вся   молодёжь. До этого крутили кино. Особенно народ любил индийские фильмы. А Гоша, ещё успел побывать у механизаторов.
 Собрав интересный материал о тружениках села, отправился в клуб.
С Николаем, Гоша встретился, как со старым знакомым. Прошли в комнату, где находилась фотостудия. Гошу не покидала беспокойная мысль:
 «Как  же мне проявить плёнку? Надо что- то придумать, чтобы Николай  не заметил изображения с обнажёнными девчатами. Но что?»
Спасение пришло само. В комнату заглянула Надежда.
Мило улыбаясь и извиняясь за своё вторжение, она попросила Николая выйти и поговорить. Николай с большой радостью пошёл с ней. Облегчённо вздохнув, Гоша принялся за дело. Проявив и закрепив все плёнки,  найдя в шкафу фотобумагу, принялся печать фото с трупом. Когда управился с делами,  стал ждать Николая, который что-то долго не появлялся.
А Николай в аппаратной целовался с Надеждой. Они  не виделись  целую неделю, и очень соскучились.
 Дело молодое.
 От нежных поцелуев перешли к страстным ласкам.
 И когда их возбуждение достигло вершины, они бросились срывать свои одежды и спускаться к «подножию гор».
  Но вот казус, Николай нечаянно ногой задел давно сломанную ножку стола, на котором стоял аппарат. Всё не было времени починить. Стол вместе с  аппаратом, как снежная лавина рухнул на них. Экран потух. Фильм прервался на самом интересном моменте.
 В зале раздался топот ног, свист и выкрики: на мыло.  Контролёрша, чтобы  успокоить зрителей, включила в зале свет. А  Николай с Надеждой
 в полной темноте, торопясь, спотыкаясь об упавший аппарат и стол, искали свою одежду.
На выручку пришёл Гоша. Заждавшись Николая, он решил пройти в зал и посмотреть фильм. Но когда тот  прервался, Гоша поднялся в аппаратную, чтобы узнать, в чём дело и нужна ли его помощь. В сумке он всегда возил фонарик.
Освещая путь, открыл дверь аппаратной.
Под луч света первым попал Николай. Растерянный и взъерошенный, он бросился прикрывать собой Надежду. Гоша сразу сообразил что произошло. Старался не светить на них, а освещал подступы к одежде.
Первой оделась Надя, ей было стыдно перед журналистом. На ходу застёгивая блузку,  молча выбежала из комнаты.
 Гоша принялся успокаивать Николая.
 – Бывает и хуже, вот только, как и что объяснить зрителям. Они же ждут продолжения фильма.
 - Я сам  скажу,- произнёс Николай, включая свет. И поправив на голове всклокоченные волосы, вышел в зал.
 - По техническим причинам фильм отменяется,- уже окончательно успокоившись, объявил он. Зрители,  с большим возмущением покидали  зал. А Гоша, достав из сумки фото с трупом, протянул его Николаю.
 - Случайно не знаешь его?
 - Так это же Фёдор Курочкин. Мой одноклассник, даже вместе служили. А чего это он в таком виде? И где ты успел его сфотографировать?
 – Хочу тебя огорчить, я нашёл его на берегу реки мёртвым.
-Ничего себе! И что?
– Сообщил вашему участковому. Сейчас надо отнести ему фото, чтобы подтвердить, что это Курочкин. Я бегом сбегаю к нему в участок, а затем вернусь и помогу тебе навести здесь порядок.
 – Иди, а я пока покурю и подумаю, что делать с ним, -  и со злостью ударил ногой по аппарату. 
В комнате  милицейского участка,  дым  от сигарет стоял «коромыслом». В пепельнице лежала гора окурков. Увидев Гошу, лейтенант пригласил его присесть, а сам, дочитал какую - то бумагу и убрал её в стол.
 - Где фото?
 Гоша положил на стол. Внимательно рассмотрев фотографию, участковый  почесал за ухом.
 - Курочкин Фёдор, это он, точно он. Надо сообщить сожительнице и в район позвонить. Я сейчас на мотоцикле проеду к ним домой, а ты пока свободен, как понадобишься, позову. Да, забыл предупредить, пока сильно не распространяйся на счёт этого. Попробуй  разузнать у Николая, может, он, что знает  о Курочкине, из его личной жизни. Они же хорошими друзьями были. Гоша, получив задание от участкового, отправился в клуб.
  С тоской и унынием Николай собирал киноаппарат. Гоша стал помогать ему. В  двери появился  Петр Балуев. Он был ровесником  Николая и  работал в колхозе механиком.
 – Привет всем! Что за хрень произошла? Помощь специалиста нужна? - спросил он,
опускаясь на корточки, затем  сделал предложение:
- Проще новый  аппарат купить. Это сколько же ему лет? Мы ещё пацанами были, а с него  кино крутили. Иди к председателю, проси, чтобы купили. Колхоз не бедный, деньги найдут. Население без кино не оставят. Хочешь, я с тобой  пойду и как специалист  всё  объясню?
- Хорошо, завтра с утречка двинем.
 - Отлично, а сейчас поднимем тебе настроение,- торжественно заключил Пётр, доставая из-за пазухи бутыль самогонки.- Первач, у бабы Мани взял, она к празднику постаралась. У тебя есть чем зажевать?
- Сбегаю домой, я быстро,- произнёс Николай и ушёл.
 – А что тут, драка была?- поинтересовался Пётр.
– Нет, ножка стола была сломана, а я не знал, взял и опёрся, вот и завалил, - скрыл правду Гоша.
Поднимать настроение пошли на танцплощадку, где была маленькая сцена, за которой имелась небольшая комната. В ней хранились усилители, бобинный магнитофон, лозунги и декорации.
Выставив на сцену усилители и магнитофон, Николай на всю мощь включил музыку. Заслышав весёлую мелодию, стала собираться молодёжь.
 А наши друзья на старой колонке разложили закуску и, поставив бутыль, три  стакана, принялись поднимать настроение.
Гоша ни разу в жизни не пробовал самогон, тем более первач. Поэтому отнёсся к  самогонке с осторожностью. Но заверения  Петра, что голова не будет болеть, его успокоили.
Тосты были за знакомство, дружбу, успехи и прочее. Закусывали огурчиками и салом.
 После третьего стакана и правда, все повеселели. Языки «развязались». Пошли разговоры про женский пол. А Гоша, вспомнив наказ участкового, спросил:
 - Коля, а ты Фёдора хорошо знал?
– Как пять своих пальцев. Это мой лучший друг. А что тебя интересует?
– У него были враги?
 – Ты что, не было! Федька был компанейским парнем! Со всеми мог найти общий язык.
– А семья у него есть?
– Родители погибли в автокатастрофе, когда он был в армии. А так сожительствовал  с Машкой Петуховой. После армии, она в него вцепилась руками и ногами. Он её не любил, сам мне говорил, поэтому брак и не узаконивал.
 – Как ты думаешь? Кто мог его убить?
 – Даже не знаю, что сказать. Жалко его. Погоди, вспомнил, он неделю назад ездил в город. Говорил, что надо с кем – то встретиться. Обещал  потом рассказать. Но, дела, подготовка к празднику, конец уборочной и не было времени с ним  поговорить. А ты что, помогаешь нашему участковому раскрыть преступление?
 – Хочу помочь, когда-то мечтал поступить  в школу милиции, но после армии передумал, пошёл в журналистику. А Пётр Балуев, молчавший до сих пор, перебивая их, громко произнёс:
 - Друзья, давайте помянем  Фёдора! Хорошим парнем  он был!  И первым  выпил полный стакан самогонки.
– Парни, вот только загадка получается, когда мы с участковым пришли  на речку, то трупа не обнаружили. Труп исчез неизвестно куда, прямо чудеса, - произнёс Гоша и последовал примеру Петра. Выпил полный стакан и, сморщившись, закусил огурцом. – Слушайте, а может, убийца что – то не поделил с Фёдором. Вначале убил и, находясь в возбуждённом состоянии,  убежал, а потом, придя в себя, вернулся и решил  спрятать труп, чтобы замести следы, - пояснил Николай. – Да, всё возможно,- заключил  Пётр. 
 А в это время Глаша и Фрося собирались на танцы. Глаша жила с родителями в большом доме и была единственной дочерью.  Жили они богато.
Стоя перед зеркалом,  примеряла платья, одно за другим. Наконец  выбрала васильковое.
Обула чёрные лодочки на шпильке. Надушилась дорогими духами. Ещё раз, оценивающим взглядом посмотрела на себя в зеркало.
 На неё из зеркала смотрела довольная собой толстушка, одетая в красивое платье с большим декольте. Волосы  завязала в конский хвост.
Тем временем, худышка Фрося  думала, что ей надеть. Большого выбора, как у Глаши, у неё не было.
 Фрося жила  вдвоём с больной матерью. Мать не работала и много денег уходило на лекарства, поэтому Фрося экономила - не позволяла себе лишнего.
 А как ей хотелось утереть нос Глашке. Журналист ей очень понравился, как никто другой.
 Из трёх платьев выбрала белое крепдешиновое, в чёрный горошек. К нему обула белые босоножки на каблуке.
 И критически рассматривала себя в зеркало.  « Ни сиси, ни писи, ни жопы, ни рожи », - так  говорили в народе.
 Но Фросе  пришла утешительная мысль.
Она из старого байкового одеяла надёргала ваты и с большим вдохновением  подложила  себе в лифчик.
 Грудь сразу увеличилась до третьего размера. Её фигурка, как по взмаху волшебной палочки  превратилась в стройную  и соблазнительную. Взяв, ярко-красную  помаду,  накрасила губы. Чёрным карандашом подвела брови. Можно сказать: стала выглядеть, очень привлекательно.  И ещё раз, торжествующим  взглядом окинув себя в зеркале, подумала: «Посмотрим ещё, чья красота возьмёт!» - и отправилась на танцы. Только Надежды не было на вечере отдыха. После того, что произошло в киноаппаратной, ей было стыдно и казалось, что все об этом знают. Поэтому она осталась дома.
 А деревенская молодёжь от души  плясала  на танцплощадке.
 Многие для храбрости и хорошего настроения   приняли допинг – несколько стаканчиков самогонки. 
 Гоше, Николаю и Петру тоже захотелось размять ноги, выйдя  на сцену, они спустились вниз. Николай в микрофон объявил  дамское  танго.
Что тут началось! Ребят же по статистике было меньше. Девчата поспешили приглашать парней.  Кто успел, тот с упоением наслаждался танцем.
 Глаша с Фросей одновременно подошли к Гоше.
 Ему предстояло сделать выбор. Глядя на девчат, он про себя отметил, что они заметно похорошели.
Как-то получилось, что первой протянула руку Фрося и, взяв журналиста под руку, повела на середину площадки. Глаша осталась одна, всех ребят увели танцевать.
 В душе она злилась на свою подругу, но старалась не показывать вида. А Фрося «отрывалась» от души. Заметив, что Гоша,  выпивши, она осмелела.
На танцплощадке был полумрак.  Чтобы создать интим, несколько фонарей  выключили.
 Это постарался Пётр. Яркий свет мешал. Во время танцев, он любил щупать девчат. Парень видный был, девчата сами висли на нём.
 А Фрося всё больше набирала «оборотов». Гоша был шокирован её действиями. Она поборола в себе стыдливость и всем телом прижималась к нему.
 Медленный танец завораживал своей мелодией. Гоша расслабился и почувствовал в себе уверенность и желание.
Он положил  руки на её узкие бёдра, которые в такт музыки плавно покачивались и крепко к нему прижимались, а затем стыдливо отстранялись.
Они дразнили его, явно напрашивались на большее. И тогда Гоша  проявил решительные действия. Он крепко прижал Фросю. Мужское начало с гордостью воскликнуло:
 «Давно бы так!» В какой-то миг
 Фрося почувствовала мужскую «крепость», которая через Гошины брюки  упёрлась ей в бок и была  доселе не доступна и незнакома.
И эту «крепость» нужно было  завоевать. Был спор с Глашей и вырисовывался  ящик шампанского. И женское самолюбие было глубоко задето. Не смущаясь,
 Фрося приняла решительный  вид, прикрыла глаза и размечталась. Но музыка закончилась и мечты прервались. А Глаша в гордом одиночестве подпирала стену.
 Дамский  танец повторялся через  три мелодии.
 – Теперь мой выход,- решительно произнесла Глаша, при этом уверенной походкой  пошла к Гоше. Подойдя к нему и, взяв его на «абордаж», повлекла за собой. В танце водила Глаша. Своей мощной фигурой, она вела его, как паровоз тянет вагон. Он ей подчинялся.
 От хмеля  у него  кружилась голова и всё ниже склонялась к её груди. Вот он клюнул носом ей в декольте. В это время на площадке появилась Нина. Обведя взором всех танцующих, остановилась на Гоше и Глаше.
 Со стороны можно было подумать, что Гоша целует Глашину грудь. У Нины проснулась дикая ревность собственника. Недолго думая, она направилась к ним.
Подойдя со спины к Глаше,  схватила её за волосы и сильно потянула.
 От неожиданной боли, Глаша вскрикнула и, отпустив Гошу, перехватила руку Нины. Гоша, не удержав равновесие, упал на землю. Танец закончился, все расступились.
Глаша с Ниной оказались в центре внимания. Как две разъярённые медведицы одной весовой категории вцепились друг в друга.
 Сначала таскали за волосы, затем стали рвать одежду.
Декольте Глаши было продлено до талии. Юбка  Нины разорвана до пупка. Обе девушки раскрасневшиеся, вспотевшие, с большой злостью «рычали» и хрипели.
Подвыпившая молодёжь подзадоривала их. Одни приняли сторону Глаши, другие поддерживали Нину.  Гоша, видя такую картину, потихоньку отполз  в сторонку.
 А Фрося подумала, что пробил её час. Она подлетела к Гоше, помогла подняться и повела к выходу. Глаша увидела, что Фрося уводит журналиста. Ящик шампанского ускользал.
 Она кинулась вслед. Нина бросилась за ней. Они вдвоём вцепились во Фросю. Что тут началось, словами трудно описать.
Они  разорвали ей платье и лифчик. Вся соблазнительная красота Фросиной груди превратилась в кучку ваты, которая упала на землю.
 Увидев это, и поняв, что Фроська ватой увеличила себе грудь, чтобы соблазнить Гошу, Глаша громко расхохоталась. Нина поддержала свою соперницу.
Схватившись руками за животы, они смеялись до слёз.  А затем стали приводить себя в порядок.
 А Фрося, сгорая от стыда, убежала.
 Прибежав на берег реки, упала лицом в траву и разревелась навзрыд.
 Протрезвевший от такого спектакля  Гоша, зашёл на сцену. Помог Николаю убрать аппаратуру в комнату. Взял свою сумку и пошёл к тёте Даше.
 Была уже полночь. Похолодало. Подул северо- восточный ветер. Поёживаясь от холода, Гоша достал из сумки ветровку.
  "Вот и пригодилась",- подумал он, надевая её. А в это время из сумки выпала плёнка, на которой были сфотографированы обнажённые девчата.
 Не заметив  этого, наш герой пошёл вдоль берега реки и увидел Фросю, лежащую на траве и громко рыдающую.
Ему стало жалко девушку. Гоша присел возле неё. Стал успокаивать  и  гладить  по голове. Слушая его, она притихла.
 – Ты где живёшь? Родные уже беспокоятся. Пойдем, провожу до дому. А она, вспомнив, про больную мать, испугалась. Матери нельзя волноваться. Дойдя до дома Фроси, они остановились у калитки.
- Хочешь чаю?  – Хочу. – Пошли  в летнюю  кухню. Гоша неуверенно  вошёл во двор. – Не бойся, собаки у нас нет. Я сейчас зайду  к маме, а потом будем пить чай. Фрося  поспешила к матери, которая не спала. – Мамуличка, прости, что задержалась. У тебя всё хорошо?  Дай поцелую, - произнесла  Фрося и нежно прижалась к щеке матери. – Конечно, я волновалась, ты никогда так поздно не приходила. А что  такая радостная?  - Ой, мам, я влюбилась!  Он такой хороший! Необыкновенный! - Давно пора, а то я боялась, умру и не увижу внуков.  – Мам, до свадьбы ещё далеко, мы только познакомились. – А кто он, если не секрет? – Мамочка, он приезжий, журналист. Я  пригласила  его на чай, в кухне ждёт. Ну, я пошла. К тебе  позже загляну. Да, а ты на ночь лекарство не забыла выпить? – Доча, не волнуйся, я  выпила свою микстуру, иди к гостю, а то  неудобно заставлять ждать.- Иду! Иду! Лечу! «Дай  Бог, ей счастья! Она у меня  ласковая, добрая, отзывчивая на чужое горе. Хорошая. И как хочется мне,  дожить до внуков», - подумала мать и глубоко вздохнув, перекрестилась. Фрося вернулась к Гоше.
 Они долго пили чай и разговаривали обо всём. Оказалось, что оба  читают книги одних  авторов. Разбираются в музыке, имеют хорошие голоса и любят одни и те же песни. Им было интересно общаться.   А Глаша с Ниной после драки на танцах, стали лучшими подругами.
 Пошли к Глаше домой, и там «зализывали»  раны. Лицо Глаши было сильно поцарапано ногтями.  У Нины красовалась отметина на груди.
 Окончательно придя в себя, и переодевшись в  Глашины  халаты, решили отметить победу над Фроськой. Пили кофе и смеялись над ней.
 Сидели до рассвета. С первыми лучами  солнца, Глаша вышла проводить новоиспечённую подругу, дойдя до угла  улицы, остановились.
 Наискосок находился дом Фроси. Из калитки вышел Гоша с Фросей. Вид у обоих был счастливый.
Было видно по ним, что время провели хорошо. Гоша держал Фросю за руку и что- то  с улыбкой говорил.
На лицах  Глаши и Нины появилось недоумение. Первой в себя пришла Нина.
 -У них что-то было? Как ты думаешь?
 – Наверное, если якшались до утра. Нина сделала решительный шаг вперёд, но Глаша остановила её:
- Не позорься, хватит нам танцев. Да и  ящик шампанского, я проспорила.
 - Вы что, спорили на Гошу?!- удивлённо воскликнула Нина.
-Что тут такого? Понравился нам обеим, вот и решили поспорить.  А Фроська, несмотря что худышка, перещеголяла нас. Интересно, чем она его взяла? Ой, наверно у неё писька поперёк и ему это понравилось,- продолжала язвить Глаша.
Расстроенная Нина ничего ей не ответила.
А Гоша с Фросей,  никого и ничего не замечая,  попрощались и разошлись. 
 Часов в семь утра к дому тёти Даше на мотоцикле  подъехал участковый. Попросил хозяйку позвать  Гошу. – Сегодня с района  приедет  следователь, ты обязательно подходи к десяти часам, - произнёс он  и  быстро уехал, оставляя за собой большое облако пыли. Гоша, поёживаясь от утренней прохлады, вошёл в дом. Быстро позавтракав, решил сходить к Николаю, чтобы  ещё кое - что уточнить про Фёдора. Так как вчера выпивали, то  многое, он не успел расспросить.
Праздник урожая это большое событие в деревенской жизни. Отовсюду съезжаются гости. Районное начальство пожаловало к восемнадцати часам на торжественное собрание.
 В президиуме, за большим столом разместились двадцать человек.
 Председатель колхоза, Илья Николаевич Баранов открыл собрание.
Выступали гости с района. Поздравляли передовиков хозяйства. Вручали грамоты, подарки, денежные премии.
 В заключении состоялся праздничный концерт художественной самодеятельности.
 А на площади, перед клубом выстроились торговые ряды. Чуть поодаль, ближе к парку жарили шашлыки.
 После концерта  народ повалил в парк. Постелив на траве скатёрки, и разложив еду и выпивку, принялся праздновать день урожая.
 Везде слышался смех, музыка и песни. Гулянье намечалось до утра.
 Николай сам подошёл к Надежде, и увёл её подальше от людских глаз. Ему хотелось извиниться за случай в аппаратной.
 Желая простора, они пошли в поле. 
Взобрались на стог  сена и предались любовным утехам. Молодой месяц,  стыдливо прячась за тучку, украдкой подглядывал за ними.
 Ночной ветерок,  лёгким восторженным порывом охлаждал  молодые тела.
Душистое сено из разнотравья пьянило головы, будоражило плоть.

***
 А Гоша до праздника успел  побывать у Николая. Ему удалось выяснить одну интересную деталь о Фёдоре. И  сразу же отправился  в участок. Участковый вместе с приезжим  следователем  пили чай.
– Присоединяйся к нам.
– Спасибо, я уже позавтракал,- ответил  Гоша и присел на стул у окна. Ему в окно было хорошо видно молодую женщину, стоявшую на другой стороне улицы. Она внимательно смотрела в сторону милицейского участка.
– Что удалось у Николая выяснить? – поинтересовался участковый.
– Да, особо ничего, только то, что он неделю назад ездил в город по каким-то личным делам, - проговорил Гоша, при этом поглядывая в окно.
– Вот это уже интересно. А по каким именно, известно?
– Они с Николаем не успели на эту тему поговорить.
– Выясни,  каким  рейсовым  автобусом он ездил. Может, кто из деревенских жителей  вспомнит и скажет, куда ходил и с кем там встречался. Опроси  всех, кто был в то время с Фёдором в автобусе. Деревня небольшая, все хорошо знают друг друга,- произнёс  следователь, обращаясь к участковому. Гоша молчал и думал о том, что сегодня узнал. Он, прежде чем что- то сказать, решил сам проверить то, что узнал от Николая. Журналист почему – то подумал, что женщина на противоположной  стороне улицы, это сожительница Фёдора. Он не ошибся, в дверь кабинета постучали, и вошла женщина.
 – А, гражданка Петухова, проходи, присаживайся,- проговорил  участковый и подвинул ей стул. Петухова молча присела.
– Хочу, чтобы вы в присутствии следователя из района дали показания.
 – Вы меня подозреваете?- воскликнула Петухова  и, шмыгнув носом, достала  носовой платок. Гоша внимательно рассматривал её. Это была молодая женщина лет двадцати от роду. Средней полноты, брюнетка и с карими глазами. Сказать что красавица, нет, ничего особенного в её внешности не было.
- Пока не обвиняем, просто опрашиваем, как главного свидетеля. Ваш сожитель, Фёдор Курочкин неделю назад ездил в город. Вы знали о цели его поездки?- спросил следователь.
 – Ездил купить себе вещи к празднику, - тихо выдавила из себя  Петухова.
– Что вам известно о его увлечениях и друзьях? Последнее время он с вами делился своими проблемами?
 – Нет, не делился.
- Вы кого-нибудь подозреваете? Петухова  молчала, как бы обдумывая. Следователь дал ей время подумать, затем повторил вопрос.
 – Даже не знаю, кого подозревать.
– Хорошо, вы свободны, но просьба, никуда не уезжать. Как понадобитесь, вызовем. Петухова встала и собралась уже уйти, но вопрос Гоши остановил её.
 – Имя Вероника, вам ничего не говорит? Петухова замерла, и было видно, что это её сильно встревожило. Лицо покрылось розовыми пятнами,  и капельки  пота выступили на лбу.  Женщина  достала из кармана кофты  платок. Нервно комкая его в руке и  повернувшись  в сторону следователя, она вдруг прокричала: - Не убивала я его! Не убивала! Это всё Вероника виновата! Видя, что Петухова застыла на месте, следователь встал и подвинул ей стул.
– Присядьте, успокойтесь и расскажите всё что знаете. А участковый налил из графина стакан воды и подал ей. Сделав три больших глотка, женщина немного успокоилась и проговорила:
– Я давно стала замечать, что он мне изменяет. Я понимала, что он меня не любит. Поэтому сильно его ревновала и ничего не могла с собой поделать. Когда он задерживался с работы и приходил поздно, я втайне от него осматривала его вещи. И всегда находила, то светлый длинный волос, то чувствовала  запах чужих духов. Это меня бесило и сильно раздражало.
Я устраивала ему ревностные сцены. Но бросить его и уйти, я не могла, потому что любила. Меня всегда посещала мысль: «Почему он, если любит её не бросит меня? И кто она вообще такая?» И однажды не выдержав своих сомнений,   решила проследить за ним. Как впоследствии оказалось, эта Вероника живёт в городе. У неё есть муж и двое детей. Мало того, она была на десять лет старше его. Я поняла, что за Феденьку надо бороться, но как,  не знала. И вот однажды,  на базаре встретила пожилую цыганку. Она предложила  погадать, я согласилась. Цыганка нагадала мне долгую и счастливую жизнь. Я же обругала её и сказала, что это не правда.

Тогда цыганка предложила сделать приворотное зелье для Феденьки. Подумав, я согласилась, потому что не видела больше никакого  выхода. И вот накануне того дня, я своему Феденьки всыпала в еду этот чёртов порошок. В тот злополучный вечер, он ушёл из дома и больше я его не видела. Петухова на минуту замолчала, попросила воды, а затем продолжила: - Я ездила в город искала его по всему городу. Но его нигде не было.
Тогда  решилась на следующий шаг. Я знала, где проживает эта Вероника. Набравшись смелости, позвонила ей в дверь. Мне открыл  полноватый  мужчина  в очках. Он сказал, что Вероника уехала к бабушке в деревню. Узнав, в какую деревню, я бросилась бегом на автовокзал. Это было недалеко от  нашей  деревни. Но, к сожалению,  там никого не нашла. Тогда написала заявление в милицию. Вот и всё, что мне известно.
 – Да, ситуация интересная. Но куда делся труп? Сам же не мог исчезнуть, - произнёс участковый.
- Почему вы думаете, что мой Феденька умер?
- А вот живой свидетель, он видел его в таком состоянии, что живым не назовёшь, - указал участковый на Гошу.
 – Работа предстоит ещё большая. Я сейчас уеду и прикажу расклеить по всему городу его портрет, а вы продолжайте опрашивать всех. Может, что ещё узнаете, - заключил следователь.
А Гоша договорился с участковым встретиться на другой день после праздника. И поспешил на встречу с Фросей.
А Фрося сказала ему, что долго быть на празднике ей нельзя, мама плохо себя чувствует. Они решили пойти к Фросе домой. Проведав и успокоив маму, стали пить чай с вкусными пирогами, которые Фрося сама испекла. Когда мама уснула, они вышли во двор.
 Фроси в голову пришла шальная мысль.
 – Ты когда-нибудь мылся в русской бане?- с хитрецой  спросила она.
 – Нет.
 – А хочешь попробовать и узнать, что это такое?   
Предвкушая что-то необычное, Гоша с радостью согласился. Баньку, Фрося растопила быстро. Сделана  она  была на совесть.
Ещё при жизни  её строил дед Фроси. Он был родом из Сибири, толк в баньках знал.
В небольшом предбаннике, Фрося заставила Гошу раздеться. Сама, закутавшись в большое полотенце и прихватив берёзовый веник, пол-литровую банку с мёдом и бутылку пива, прошла  к нему.
Не глядя на Гошу, приказным тоном, не требующим возражений, произнесла:
- Ложись на лавку!- и набрызгала воды на раскалённые камни. Поддала жару. Всё пространство заволокло паром.  Гоша подчинился. Лёг на живот и, растянувшись во весь рост, с нетерпением ждал.
- Вначале очистим твоё грешное тело от грехов, - торжественно произнесла Фрося, и со всей силы  ударила его веником по голому заду. От неожиданности Гоша тихонько вскрикнул, а Фрося, не обращая на него внимания, от души продолжала хлестать - вдоль и поперёк.
Он расслабился, и стал получать удовольствие.
 Но, когда она  в очередной раз замахнулась веником, он быстро перевернулся на спину.
Увидев его мужское достоинство в полной величине и красе,  Фрося на секунду замерла.
 А он, вскочил с лавки, сорвал с неё полотенце и притянул к себе её  худенькое тело.
 Она не сопротивлялась. Они опустились на широкую лавку. Гоша посмотрел на хрупкую фигурку Фроси, на её  небольшую девичью грудь. Увидел  зелёные бездонные глаза, радостно светящиеся  неподдельным женским счастьем, и понял, что она для него многое значит. – Подожди, не спеши,- остановила она его.
  Ей надоело в двадцать два года быть девственницей.
Она решила, провести свой ритуал любви и чтобы он  запомнился надолго. Поднявшись с лавки,  прошла к печи. Открыла бутылку с пивом и вылила на раскалённые камни, которые  дружно шипя,  стали источать благоухающий хлебный запах. Взяв банку с мёдом, смело подошла к Гоше. Он сидел на лавке, и с удивлением следил за ней.

Запустив руку в мёд, зачерпнула пригоршню и стала мазать ему лицо, шею, грудь, живот. Опустившись на колени,  осторожно взяла в руки его достоинство. С большой любовью и нежностью, с самого кончика, до детородного хранилища намазала мёдом.
 От такой ласки Гоша сильно вспотел.
 Закончив с главным, вымазала ему ноги до самых пяток.  Приняв у неё эстафету,  он сделал  наоборот.
  Стал вымазывать её тело снизу вверх. Проведя рукой по стройным ножкам, дошёл до главного места.
 Как пчёлы заделывают свои соты, так и Гоша постарался, залепил от души.
  Макнув палец в мёд, обвел им вокруг пупочка и продолжил путь к груди. Помазав сосочки, тонкую шейку, овал подбородка и не сдержав свой пыл, прильнул к сладким устам.
 Оторвавшись от её  жадных губ, развернулся на сто восемьдесят градусов и стал целовать сладкие, липкие, пальчики её ног.
 Лёжа валетом, они  облизывали и ласкали свою молодую плоть. Специально не спешили дойти до сути.

А утром, войдя в комнату её мамы, Гоша попросил их благословить. Мама, увидев счастливые глаза дочери, с радостью их перекрестила, пожелав  долгой и радостной жизни.
Немного позже за Гошей  заехал участковый. 
- А откуда ты узнал, что я у Фроси? – Чудак, это же деревня, все про всех всё знают. Поехали в участок, есть интересная новость, - и подождал  Гошу, пока тот одевался. В участке ждал сюрприз.  Войдя в кабинет участкового, Гоша с удивлением остановился. За столом сидел  следователь, а напротив  него пропавший труп, вернее сам  Фёдор Курочкин.
– Проходи,- обратился следователь к Гоше, как к старому знакомому,- ты журналист и тебе будет интересно узнать, чем закончилась эта история. – С удовольствием послушаю. Всё своё внимание присутствующие обратили на Фёдора. - Я после ужина вышел покурить. На небе месяц, звёзды и кругом тишина. И тут услышал, что меня кто-то зовёт. Подошёл к калитке и был приятно удивлён, когда увидел Веронику.

« Милый, я очень соскучилась», - проговорила она и бросилась в мои объятия. Оглянувшись на окна, не видит ли Маша, я быстро взял её в охапку и повёл к реке. По дороге, она мне рассказала, что детей оставила у подруги, а мужу сказала, что поедет в деревню до бабушки. У нас с ней впереди была вся ночь. Мы давно не виделись, поэтому полностью отдались своим чувствам. Но в  какой- то момент я почувствовал,  что проваливаюсь в бездну. Закружилась голова, руки и ноги сделались  непослушными.
Язык не мог пошевелиться, будто окаменел  и я потерял сознание. Очнулся, был уже день. Я сильно замёрз, потому  что лежал без движения и ещё у реки. Вспомнив, что до этого было, очень удивился и подумал: «И куда же подевалась моя Вероника?» Домой не хотелось, пошёл к напарнику  по работе. У него и провёл все эти дни.
 – А что же всё-таки  произошло? – поинтересовался Гоша.
 – А мы опросили Веронику и, зная, что Петухова накормила Фёдора приворотным зельем, то сделали соответствующий вывод. Когда Фёдор от действия этого зелья потерял сознание, Вероника испугалась. Пробовала привести его в чувство, но у неё ничего не получилось. Боясь засветиться перед мужем, она оставила  Фёдора на берегу и уехала домой.
 В это время на него вышел ты. А когда  ушёл к участковому, Фёдор очнулся и пошёл в хутор. Поэтому вы его и не застали на месте. Вот и всё. Хорошо, что всё закончилось благополучно,- пояснил следователь.
На другой день Гоша перешёл жить к Фросе. А на конец сентября намечалось сразу четыре свадьбы.  Гоша  женился на Фросе. Николай посватался к Надежде. Пётр Балуев  сделал предложение  Нине, она давно нравилась ему.  А  Глаша  завлекла  нового командировочного из области. Парень оказался сговорчивым  и у них завязался роман. 
После этих событий  прошла  неделя. И как - то Гоша вспомнил про плёнку с обнажёнными девчатами и решил её уничтожить, но перерыв  всё в своих вещах, не нашёл.
 – Фрося, ты не находила  синенькую коробочку, - встревожился он.
 – Милый,  не видела. А что за коробочка?
– Да, пустяки. Одна плёнка понадобилась, а я её потерял. Если найдёшь, то не открывай, а то засветишь.
  После этого разговора  прошла ещё  неделя. Сидя как – то вечером за столом, Гоша ждал ужин  и читал газету. В комнату вошла  Фрося, вид у неё был уставший и обеспокоенный. Усевшись напротив  Гоши, она произнесла:
- Даже не знаю, что и подумать.
– Что такое?
 – Вот, в почтовом ящике было, - и протянула ему. Гоша осторожно  взял конверт и достал содержимое. Перед ним возникло фото с обнажёнными  девчатами.  В придачу была записка. « Если  не заплатите  тысячу  рублей, то это фото увидит вся деревня и не только деревня, а и вся область. Деньги через день  положите  в дупло  большого тополя, что растёт  за коровником». 
Гоша замер, что сказать Фросе, он не знал. Боялся сознаться в том, что это он главный виновник. И зачем  только тогда сфотографировал голых девчат? Он вспомнил, что плёнку мог потерять у реки, когда  доставал из сумки ветровку. Но мог выронить и в другом месте. Не зная, что делать и что сказать, Гоша молчал  и делал вид, что ему тоже неприятно это видеть.
 – Я позвонила  девчонкам, они тоже получили  такие письма.  Мы летом каждый день в обед,  ходили на речку. Кругом никого, поэтому и купались обнажёнными. А какой – то гад, откуда только взялся? Чтобы ему пусто было! Подкараулил и сделал своё грязное дело! Знала бы кто, то задушила бы!- со злостью выговорилась Фрося. Гоше нечего было добавить. И он,  чтобы как-то успокоить, встал и обнял её за плечи.

– Фрося, милая, да не расстраивайся так. Это шантаж, я посоветуюсь с нашим участковым и  что-нибудь  придумаем.  Завтра  прямо  утром   пойду к нему. Всю эту ночь Гоша ворочался с боку на бок. Долго не мог заснуть. Задремал лишь под утро. И ему приснился страшный сон. Будто Глаша с Ниной  совершенно голые, но обросшие  в некоторых местах  шерстью вцепились в него. Одна за руку тянет в одну сторону, другая в другую и  громко ругаясь, хотят разорвать его на две части. Он сопротивляется, упирается, кричит, но женщины неумолимы. В этот момент  с банным веником появляется  Фрося  и начинает его хлестать и приговаривать:
 - Так тебе и надо, паршивец поганый! Вот тебе! Вот тебе! Проснулся Гоша в поту. Фрося ещё сладко спала.
Вышел на крыльцо  и закурил сигарету. Солнышко первыми лучами прокладывало себе путь. С соседних дворов слышалось мычание коров, лаяние собак и  громкое пение горластых петухов. По улице «протарахтел»  старенький  трактор. На лошади,  запряжённой  в бричку, проехал  объездчик  полей. Деревня просыпалась.
– А, журналист, проходи. С чем соизволил пожаловать? Наверно решил, меня на свадьбу пригласить? И когда?  – с улыбкой произнёс лейтенант  и, поднявшись со стула, протянул  Гоше  руку. 
– Обязательно приглашу, в конце сентября. Но у меня личный вопрос. Мы получили письмо и неприличное фото. Нас шантажируют, вымогают деньги, - и  протянул  участковому записку. Прочитав  её,  лейтенант  с удивлением посмотрел на Гошу.
 – А где фото? Покажи.
 – Да, как-то неудобно. Они там голые.
 – Ну и что, следственным органам  надо  улики  показывать и всё рассказывать. Знаешь  анекдот,  сколько у женщин должно быть мужчин  и каких?
– Нет.
– Первый мужчина муж, с которым женщина живёт и рожает детей, которому много показывать и  рассказывать не надо, он так всё поймёт. Второй  мужчина  друг, с которым она не спит, а советуется. Третий мужчина  любовник, с которым только спит.  Четвёртый мужчина  гинеколог, которому она только показывает. Пятый мужчина  участковый, которому нужно всё показывать и рассказывать. А шестой мужчина, это начальник, как скажет, так и будет. Ясно? Так что, показывай  и  всё рассказывай  про свою  Фросю.
 Меня  уже не удивишь. Всякого насмотрелся.
– Я понимаю, но всё же. – Ты пришёл за помощью? Вот  и показывай. - Ладно, смотри. Но такие письма и фото получили  ещё  её подруги - Надя и Глаша. Участковый,  внимательно  рассматривая  фото, почесал затылок.

– Ну и дела. Интересно, кто же смог их так сфотографировать. И главное, ты говоришь: в обед они купались в реке. Можно поговорить с Николаем, он знает точно, у кого  в деревне есть фотоаппараты.  Мальчишки  занимаются у него в  фотостудии  и их немного. Давай сделаем  так, ты иди к  Николаю в клуб и разузнай  фамилии  всех детей. А я опрошу  твою  Фросю и её подруг, может, что интересного вспомнят. Встретимся  у меня через два часа.
В клубном фойе было безлюдно, только пожилая уборщица мыла полы.  – Здравствуйте, а Николай  в клубе?
 – А где ему ещё быть? В фотостудии с мальчишками  занимается.
– Спасибо, я пройду? – Иди.
«Вот кстати, как раз посмотрю  на них», - подумал журналист. В студии было  трое мальчишек. Николай объяснял им,  как  делается цветное фото. Они внимательно слушали. Поздоровавшись, Гоша присел на свободный стул.
 – Ты так или по делу? 
– Надо поговорить.
 – Делаем перерыв, можете  прогуляться, - произнёс  Николай. - Это все твои ученики или ещё есть?
 – У меня ещё занимается  девочка – Мила Королёва. Но уже неделю не ходит. Она сирота, живёт с бабушкой. Бабушка сильно болеет и девочка  за ней ухаживает. Прибегала ко мне, отпрашивалась. «Мила отпадает. Да и девчонка не пойдёт на это. Тут кто-то повзрослей замешан», - подумал Гоша. – А взрослые у тебя занимаются?
- Нет. А чего это ты заинтересовался моими учениками?  Опять ведёшь какое-то расследование?
 – А тебе Надежда не пожалилась про письмо?
 – Какое письмо? Ничего не сказала. – Тогда я сейчас расскажу. Участковый  тоже уже в курсе, что наших женщин шантажируют.
– Ты думаешь кто-то из моих пацанов?
– А кто ещё? Взрослые, как ты говоришь, не увлекаются фото. Девочка Мила тоже не будет этим заниматься. Остаются под подозрением  трое твоих мальчишек.
 – А ты не подумал, что могут быть старшие  братья?  Малышня  на это не догадается, возможно, подростки.
- Вот и надо выяснить, у кого из мальчишек есть старшие братья. У Милы, ты говоришь, нет никого. Надо проверить остальных. Перечисли мне все фамилии и характеристики детей, адреса дай.
– Когда пойдёшь к участковому? Я с тобой. Взглянув на часы, Гоша  отметил, что уже пора. Отпустив детей и, перенеся занятие на завтра,  Николай с Гошей  отправился  к  участковому. По пути зашли  к тёте Даше, где раньше проживал  Гоша. Ему нужно было забрать оставшиеся  вещи. С тётей Дашей встретились у калитки.
– Ой, ребятки! Вы ко мне? А я спешу до соседки, сильно приболела, надо помочь ей.  Гоша, где ключ от дома, ты знаешь. Вещи твои собрала в синий пакет. На диване в прихожей лежит. Я уже не хочу возвращаться.
– Тётя Даша, не беспокойтесь, я всё закрою, и ключ положу на место.
Забрав пакет, Гоша с Николаем пошёл в участок.
 – А, помощника привёл? Это хорошо. Присаживайтесь. Ну, что мужики? Деньги требуют  на сегодня, чтобы лежали в дупле. Сейчас с вами разработаем ход операции.
 – В район  будем сообщать?- осведомился  Гоша.
 – Пока не будем, думаю, что сами справимся. У меня такая  версия.  Если судить по почерку  то, похоже, что писал  взрослый  человек, это раз.  Вместо денег  положим  простые бумажки  и  сразу  же  возле  коровника  сделаем  засаду, это два.  Но кому-то из вас  придётся  ночь провести  на тополе. Дерево  старое, развесистое, можно хорошо укрыться.
 Что дальше делать, расскажу  сегодня ближе к вечеру, перед самой операцией.  Встречаемся  в двадцать часов.
Чтобы было не обидно, кинули жребий.   Выпало  Гоше.  Он в жизни ни разу не залазил на дерево. Но делать нечего, как только стемнело,  пришлось  это сделать. Николай зашёл в коровник.  Вечерняя дойка  закончилась, доярки разошлись по домам. 
Только  сторож  Петрович находился на посту. Николай сделал  вид, что опоздал и не застал  Надежду, а сам специально разговорами отвлекал сторожа, чтобы  Гоша успел залезть на дерево. Бумажки  были  завёрнуты в пакет и уже давно лежали в дупле.
Пробыв  у сторожа  где- то с полчаса, Николай  ушёл. Они с участковым  спрятались  в  кустах, которые росли вдоль  дороги. На часах уже  двадцать три часа ночи, но никакого движения. Гоше  было неудобно сидеть на ветке, но он терпел и мысленно ругал себя  за плёнку, которая сделала столько проблем.

 Вдруг,  дверь  коровника  открылась.  С фонарём в руке  появился  Петрович и уверенно направился  к  тополю. Гоша затаил дыхание, а Петрович,  подойдя  к дереву, сунул руку  в дупло. От радости, что преступник  выявлен, Гоша  зашевелился, захотел  слезть и схватить его. Но ветка сильно затрещала  и обломилась.
 И Гоша сверху рухнул  прямо на  Петровича. Слава Богу, что было не высоко и спина Петровича смягчила падение, Гоша не ушибся.  А  вот Петрович,  от  неожиданности охнув,  нецензурно выразился.  В этот момент подбежал участковый  с  Николаем. Подняв фонарь с земли, они повели Петровича  в бытовку и уже на свету устроили допрос.
- Петрович,  не ожидал от тебя, что в старости  будешь заниматься шантажом. Человек ты семейный, внуков много.  Стыдно, в твоём - то преклонном возрасте фотографировать обнажённых девчат. Деньги, на что понадобились? - проговорил  участковый. А Петрович, придя в себя, был сильно удивлён.
– Братцы, какие деньги? Какие девчата? Не знаю я ничего!
 – Петрович, вот скажи, как ты ухитрился сделать фото на речке?
- Я не понимаю, о чём вы говорите! И никакого фото я не делал! У меня нет фотоаппарата.
 – Так, значит, действовал с кем-то. Кто тебе помогал? Называй соучастника. За добровольное признание, строго не будем наказывать. Если не сознаешься, дело передадим в район, - убедительно заявил участковый.
 – Да, поверьте мне! Не делал я этого! Не делал!
– А зачем полез в дупло? Мы туда под видом денег положили  пакет с бумажками, как ты приказал в своей записке.
– Какие деньги? Какая записка? Боже мой! У меня же там тайник, я  прячу  бутылочку с самогонкой.  В ночное дежурство  понемногу употребляю.
- И что, говоришь, бутылка  сейчас там лежит?
– Так точно, там. Вчера спрятал.
 – Николай, возьми фонарь и проверь. Через  десять минут Николай вернулся с пустыми руками. -  Нет там никакой бутылки, один пакет с бумажками.
– Ну, Петрович, что на это скажешь? – Ничего не скажу и не знаю, что и думать. –

А ты хорошенько  подумай, за чистосердечное признание будет меньше наказание. – Не соображу в чём дело. Куда она могла подеваться?- Мы сейчас уходим, а ты хорошенько соображай. До утра у тебя много времени. Как сменишься, так сразу ко мне в кабинет. Понял? И без фокусов!

 Петрович  никак не хотел признавать свою вину. Всё отрицал.  Участковый был твёрдо уверен, что Петрович виноват и решил искать его соучастника. Только  Гоше было стыдно за плёнку, и он не знал, что делать. Почему – то в душе,  он не верил, что Петрович виноват. Слух о том, что Петрович шантажист и  сделал фото с обнажёнными  девчатами, быстро разнёсся по деревне.  И  все с интересом  ждали,  чем закончится эта история. Через несколько дней  в кабинет  к участковому зашёл второй сторож - Матвеевич и  добровольно дал показания. Он сказал, что знал про тайник Петровича  и  перед уходом  с работы забрал бутылку из  дупла. Выходит, Петрович не врал, и дело приняло другой оборот.
А на другой же день вообще произошло удивительное событие. Часов в  десять,  в дверь кабинета  участкового постучали.
 – Войдите.  Но за дверью была тишина, кто-то не решался войти. Лейтенант открыл дверь и замер от удивления.
 – Что случилось?
 - Мне надо с вами поговорить.
- Заходи.
– Я хочу сознаться в том, что сторож не виноват. Это всё я.
– А как у тебя хватило ума на такое?
 – Мне срочно понадобились деньги на поездку. Плёнка давно была у меня, она валялась на берегу. Найдя её и поняв, что она уже проявлена, только осталось напечатать. Это не составило мне труда. Когда фото были готовы, мне в голову пришла мысль.
 Вспомнив  про один  детектив, как один бедный человек, очень нуждающийся в деньгах,  шантажировал  богатого человека, мной было принято решение. Но поймите и поверьте, это было сделано не ради себя, а во имя любви к дорогому мне человеку, который долгие годы  хотел и мечтал, но не мог побывать на своей  Родине, в городе Харькове. Там  прошло её детство, юность и  всё было дорого и мило сердцу.
У меня болела душа, видя, как  она,  вспоминая юные годы  и мечтая о поездке, мучается и переживает. С трепетной любовью она рассказывала мне о своём любимом городе -  скверах, парках, цветущих  весной  каштанах, одной из самых больших площадей в мире им. Дзержинского. Величественных  и  прекрасных  соборах - Успенском и Покровском и других достопримечательностях своего родного города. Из её слов, так ярко, как наяву виделся прекрасный  облик города, что мне хотелось тоже там побывать.
 Она же в молодости работала простой  гардеробщицей   в театре. Видела великих людей совсем рядом, это и Леонида Утёсова, Клавдию Шульженко, Людмилу Гурченко, писателя Олеся Гончара и Остапа Вишню, знаменитого кинорежиссёра Александра Довженко, композитора Исаака Дунаевского и  многих  других знаменитостей. Принимая из их рук пальто и шубы, она гордилась тем, что как – то сопричастна к их  жизни.
Она любила говорить, что театр начинается с вешалки.   Рассказывая  мне  смешные случаи  из жизни театра и знаменитостей, очень хотела поехать со мной  на Родину и сводить меня в свой театр. Да, она считала его своим, потому что проработала  там  сорок лет. В деревянной шкатулке хранила  белый  шёлковый шарф, на котором было написано  триста автографов знаменитостей. У неё для этого был специальный химический карандаш, которым  писали  на шарфе.
 
Она очень гордилась этим  и часто доставала шарф из шкатулки и объясняла мне, где чей автограф. Она каждый год собиралась поехать, но поездки всякий раз откладывались. Причины были разные, она много работала, «крутилась», как белка в колесе.  Хотела, чтобы я ни в чём не нуждалась.

Она жила ради меня. Я только сейчас это поняла. Когда она серьёзно заболела, то  постоянная нехватка денег, рушила все планы. Почти все деньги  уходили на её лечение и их постоянно не хватало. А болезнь прогрессировала.  Особенно за последний месяц её здоровье сильно пошатнулось. А последние  дни  вообще были невыносимы. Каждый вечер, сидя рядом и  держа её руку в своей  руке, произнося ласковые слова, и обещая, что я обязательно найду деньги  на поездку, а также видя,  как с каждым днём жизнь в её теле угасает и, зная, что нам осталось недолго быть вместе, слёзы текли из моих глаз.

А сердце разрывалось от горя.  Поверьте, всё было сделано  ради  любви к родному и единственному  на всём белом свете  человеку.  Но, когда до меня дошло, что из-за моего некрасивого поступка обвиняют  невинного человека - сторожа Петровича, мной было принято решение - сознаться, да, и деньги уже не нужны. Ехать никуда не надо.
Моя любимая бабушка, оставив меня  одну, навсегда ушла. Сегодня ночью  она умерла. С большой душевной  болью и горечью в словах, произнеся эти слова, девушка  расплакалась. Участковый  погладил её по голове и, не зная, как ещё  успокоить, сел на стул напротив  и дал  время выплакаться. Достав из кармана  платок,  молча вытер ей  слёзы.  Предложил выпить воды и  когда она успокоилась, произнёс:
 – Мила,  молодец, что пришла ко мне и во всём созналась. Ты поступила благородно и честно. А в каком классе учишься?  - В десятом. - Совсем взрослая. Как дальше жить собираешься?  Родственники есть? - Никого, папа с мамой умерли, когда мне было пять  лет. Меня бабушка воспитывала.- Мила, не расстраивайся, что-нибудь  придумаем. Одну тебя не оставим.
 
В это время  раздался стук в дверь, и в комнату вошла тётя Даша с журналистом. – Девочка, хорошая моя, а я ищу тебя по всей деревне. Спасибо, Гоша видел, как ты сюда пошла. Я её забираю, - произнесла тётя Даша и, решительно взяв Милу под руку, повела к двери. Затем обернувшись, добавила: - Забираю к себе. Мне внучка нужна. Вдвоём нам будет веселее. 

После ухода  Милы  и тёти Даши, участковый с Гошей  несколько минут молчали. Первым заговорил  участковый. – Это Мила послала вам письма с фото, но сделать это, её вынудили жизненные обстоятельства. Она ради любви к своей больной бабушке пошла на это. Но девочка молодец, нашла в себе силы воли и сама пришла ко мне. Вот только одно интересное  обстоятельство, она напечатала  уже проявленную плёнку, которую нашла на берегу.
 
После этих слов, Гоша, не выдержав  пристального взгляда участкового,  отвёл  глаза в сторону. Наступила неловкая тишина, которую  прервал  лейтенант. - А ты, друг мой, плёнки больше не теряй. Гошу словно  током ударило.
От неожиданности слов, внутренне сжавшись от стыда и присев на краешек  стула, он тихо спросил:
 – А откуда ты узнал, что это моя плёнка? –  Сложного ничего не было, чтобы вычислить тебя.  Мила нашла плёнку рано утром в субботу, на берегу, когда шла за молоком. В пятницу были танцы. После танцев ты был как раз в том месте, где Мила её нашла. Ты встретил там  Фросю и успокаивал её. Она мне всё подробно рассказала и даже показала место, где она лежала.

Когда я опросил девчат, они сказали, что фото сделано  в пятницу, так как на фото  видно, как  Надежда держит в руках голубую кофту. А её, она, только в пятницу надевала. Значит,  фото сделано в тот день в обед. Проявить плёнку можно только в клубе,  и ни у кого дома. Это мне Николай сказал. Мальчишки не могли сами её проявить.
А ты в пятницу в клубе проявлял плёнки. И был до этого на речке, когда  сам купался и обнаружил  Фёдора. А по времени  это было в обед и девчата как раз были там. Что, устраивает такой расклад? – Да-а-а, ты прямо  Шерлок  Холмс, всё разложил  по полочкам,- произнёс Гоша, доставая  из кармана пачку сигарет. – Будешь? – А, давай, покурим!  Продолжение других историй  следует.


Рецензии
Ирина Здравствуйте,читаю ваш рассказ и думаю какая же Ирина талантливая ,вам бы издавать книгу,а может вы печатаете,Жду продолжения и с удовольствием
напишу отзыв,а вот курить не буду,Гоше вредно. Ирина вы сегодня попали опять в мой день рождения . Вашего не знаю. Спасибо за рассказ,понравился.
Пожелание доброго здоровья и хорошего осеннего отдыха,так все работы по
осени закончились до весны.Обнимаю- Ninel

Нинель Тован Вежичь   28.09.2016 10:07     Заявить о нарушении
Дорогая, Нинель! От души поздравляю с днём ангела! Желаю здоровья,благополучия, успехов,исполнения желаний и всего чего сама пожелаешь! С днём рождения!А я родилась 23 февраля. Спасибо за отзыв и пожелания о моём творчестве.С теплом и любовью, Ирина.

Ирина Северинчук   28.09.2016 10:29   Заявить о нарушении