Принудительный контракт-1

Книга издана Альфой-книгой.
 https://www.labirint.ru/books/621422/
Вторая, третья и четвёртая книги здесь:
https://author.today/u/ed512/works/edit

1

Сначала послышались глухие, бухающие звуки. Спустя несколько секунд из-за поворота выскочила белая иномарка. Не сбавляя скорости, легковушка помчалась по дороге, широко разбрасывая колёсами содержимое луж, оставшихся после недавнего, летнего дождя.
 Ритмичная музыка, гремящая в салоне машины, достигла максимального звучания. Не обращая внимания на идущего по освещённому фонарями тротуару одинокого прохожего, водитель иномарки прибавил газу, и продолжил движение по мокрой дороге.
 - Дебил, бл... блин! - прокричал вдогонку стремительно удаляющейся машине ночной пешеход. - Ты в своей тачке, не оглох случайно?!
 Смахнув с брюк грязные капли и продолжая бурчать, прохожий двинулся в сторону мигающей вывески круглосуточного магазина. Рёв двигателя умчавшейся иномарки затих, а с ним пропал и грохот музыки.
 - Ни стыда, ни совести! - гневно продолжил Геннадий, ночной пешеход лет сорока пяти. - Время почти три часа ночи! А он с музоном. Люди-то, спят!
 Тяжело вздохнув, мужчина продолжил путь. Настроение - на нуле. И не оттого, что одежда забрызгана грязью. Буквально два месяца назад, Геннадий развёлся с женой. А сегодня, вернее уже вчера, ему на заводе вручили уведомление о сокращении...
 И хотя мужчина морально подготавливал себя к этой ситуации, втайне надеясь на лучшее, решение администрации о его увольнении, всё равно стало неожиданным. Три волны сокращений, Геннадий Акулов, слесарь механосборочных работ, пережил успешно. Ещё бы, ведь он был настоящим работягой, и соответственно находился на хорошем счету у начальства. Даже когда сокращения на производстве только начались, администрация в первую очередь избавилась от лентяев и алкоголиков. Затем за ворота предприятия отправились работники-пенсионеры. Далее, к удивлению Геннадия, сократили всю "блатоту", рабочих, имевших в многочисленной бухгалтерии близких родственников.
 Именно эти заводчане, всегда ходили в чистеньких спецовочках и постоянно хорохорились о своей "непотопляемости". Но, администрация избавилась и от них. Кто-то же должен реально работать! Вот Акулов и вкалывал как "папа Карло". За себя и "за того парня". Даже за не очень большую зарплату...
 Но, несмотря на нехватку рабочих рук, руководство холдинга, находившееся в Москве, требовало от руководства завода новых сокращений штата. Вот вчера в конце смены к Геннадию и подошёл главный инженер. Опустив голову, он сказал Акулову зайти в отдел кадров. "Что, Дмитрий Дмитриевич, - внезапно охрипшим голосом спросил Геннадий. - Моя очередь настала?" Начальник лишь виновато кивнул.
 Главный инженер, или просто Дима, как его называли на заводе, ещё несколько лет назад трудился в одной слесарке с Акуловым. Вместе махали кувалдами, крутили гайки, рвали спины "вспомогателями". Отмечали всей бригадой знаменательные события, дружили семьями. Помнится, раскрасневшись от алкоголя, Дима рассказывал про свою учёбу в институте; вино, девушки, гулянки. Зато сейчас, при мало-мальском конфликте с подчинёнными, главный инженер не перестаёт всех затыкать: "Да у меня, высшее образование! Как скажу, так и будете делать!"
 "Директор?" - перехватил взгляд бывшего коллеги Акулов. "Да," - кивнул Дима. "Ты за меня, хоть словечко замолвил?" - "Нет..." - "Почему?" - "Ты же с шефом всегда как кошка с собакой! Постоянно свои права качаешь. Какой смысл мне лезть ему в глаза?" - "Вы правы, Дмитрий Дмитриевич, никакого..."
 Сплюнув в сердцах на газон, Геннадий продолжил путь в сторону магазина. Нет, мужчина шёл не за алкоголем. Залезть в бутылку не сложно, был бы повод. В полупустой квартире хозяина ждал верный кот Мурзик. "Китикэт" закончился, а есть щи любимый питомец не желал. Вот Акулов и направился среди ночи в круглосуточный. Всё равно не спится...
 Внезапно на тротуаре возникли трое человек. Широкоплечий, более двух метров "шкаф", и две девушки, судя по одеянию, "ночные бабочки". Троица двинулась навстречу Геннадию. Пропуская её, Акулов сошёл в сторону. Но, ночные гуляки остановились рядом.
 - Стой! - неожиданно громко рявкнул "шкаф". - Эти женщины желают с тобой разговаривать.
 - Зато я не собираюсь, - раздражённо ответил Геннадий и, попытался обойти странную троицу. - Вашим клиентом не являюсь, поскольку безработный.
 - Тогда всё проще, - заявила одна из девушек, длинноволосая блондинка, облачённая в кожаный костюмчик и длинные сапоги. - У нас для тебя как раз работа есть.
 - Благодарю, - усмехнулся Акулов. - В вашей организации, я работать точно не собираюсь.
 - В любом случае у тебя нет выбора! - твёрдо сказала вторая девушка, такая же длинноволосая, только, жгучая брюнетка.
 - С дороги! - теряя терпение выкрикнул Геннадий и сошёл с тротуара на газон, намереваясь обойти надоедливых путан. - Нет у меня времени с вами общаться.
 - Ну, время мы всегда сможем тебе добавить, - злорадно усмехнулась брюнетка и повернулась к "шкафу": - Рэкт, задержи его!
 "Шкаф" молниеносно прыгнул и словно тисками схватил Акулова пятернёй за плечо. Скрипнув зубами от боли, Геннадий попытался освободиться. Но, тщетно...
 - Предлагаем тебе заключить с нами добровольный контракт, - нараспев протянула брюнетка.
 - Какой, нафик, контракт? - сквозь зубы простонал пленник.
 - Помощником, на три местных периода, - вмешалась блондинка.
 - Ребята, сдаётся мне, что вы все убежали с "дурки", - выдавил Геннадий. - Давайте по-хорошему разбежимся?
 - Ты даже не хочешь обсудить оплату? - не обратила внимания на просьбу Акулова брюнетка.
 - Обсудим, если твой коллега меня отпустит, - простонал пленник.
 - Рэкт, отпусти его! - скомандовала блондинка.
 "Шкаф" подчинился. Морщась, Акулов принялся растирать гудящее плечо.
 - Ну, что вы там хотели обсудить? - спросил он, при этом лихорадочно просчитывая варианты своих дальнейших действий.
 - Мы забираем тебя с планеты на три периода. Что желаешь в качестве оплаты-компенсации? - продолжила блондинка.
 - Три тонны золота! - нервно засмеялся Геннадий. - Бред какой-то...
 - Принято! - вмешалась брюнетка. - Значит, на контракт согласен?
 - Всего хорошего! - Акулов сделал шаг в сторону.
 "Шкаф" вновь схватил мужчину за плечо. Геннадий коротко размахнулся ногой, и врезал носком полуботинка по голени Рэкта. Тот взвыл от боли и значительно ослабил хватку. Акулов вырвался и бросился бежать в сторону ближайшей аллеи.
 Спустя несколько секунд за его спиной раздался тяжёлый топот "шкафа". Геннадий почти добежал до спасительной аллеи, когда услышал треск, а темноту ночи озарила яркая вспышка.
 "Сварка?" - мелькнула у Акулова нелепая мысль. В тот же момент крайнее дерево надломилось и рухнуло у него на пути. Поскользнувшись на мокрой земле, мужчина упал навзничь.
 - Ещё убегать, будешь? - мрачно поинтересовался подоспевший "шкаф", сжимая в ладони маленький, словно игрушечный пистолетик.
 Геннадий поднялся и принялся отряхивать одежду левой рукой. Рэкт подошёл ближе, и в этот момент Акулов резко выбросил вперёд правую руку. В лицо "шкафа" врезались ошмётки грязи. Рэкт зарычал от злости и стал тереть заляпанные глаза. Через три секунды Геннадий скрылся среди деревьев.
 "Кто эти придурки? - гадал Акулов, удаляясь от странной троицы всё дальше и дальше. - Повезло же с ними встретиться именно мне!" Внезапно воздух перед мужчиной задрожал, и после громкого треска, словно из ниоткуда, появилась брюнетка.
 - Что за...
 Девушка выбросила вперёд правую руку. Акулову показалось, что ему в грудь с размаху ударили чугунной, двухпудовой гирей. Через две секунды мужчина лежал на спине.
 - Геннадий, не пытайся скрыться, - спокойно заявила брюнетка.
 - Кто вы? Что вам от меня нужно? - прохрипел Акулов, совершенно теряясь в догадках.
 - Про нас узнаешь потом, а сейчас от тебя требуется согласие на контракт.
 - Дакрайя! - раздался рядом голос блондинки. - Ты зачем применила засвет? Нам сейчас только страггов не хватало.
 - Мы могли упустить его, - виновато развела руками брюнетка.
 "Проститутки, откуда-то знающие моё имя, контракт, мордоворот с пистолетом, какие-то страгги, которых боятся эти психи. Я наверное тоже сошёл с ума..." - грустно подумал Геннадий. Громко треща сучьями, из-за кустов появился "шкаф". Схватив Акулова на плечи, он рывком поставил его на ноги.
 - Рэкт, - тихо проговорила брюнетка. - Ещё одна ошибка и я тебя распылю.
 - Старшая, извини... - "Шкаф" склонил перед девушкой голову.
 - Я вызвала хроник! - громко сообщила блондинка. - До его прибытия, надо решить проблему с Геннадием.
 Периферийным зрением Акулов оценил обстановку, и с криком: "Страгги!", подпрыгнул и ухватился руками за сук стоящего рядом дерева. Когда Рэкт осмотрелся вокруг и повернулся к тому месту где стоял Геннадий, в лоб "шкафа" синхронно врезались два каблука полуботинок. Рэкт рухнул как подкошенный.
 Спрыгнув с дерева, Акулов с места рванулся в сторону дороги. Внезапно, также с треском, появившаяся рядом блондинка схватила мужчину правой рукой за ветровку, а левую ладонь прижала к его затылку.
 - Ну что же, - изрекла она. - Выбора нет: принудительный контракт сроком на один местный период!
 Геннадию вдруг стало легко и спокойно. Он закачался и упал на руки подоспевшего "шкафа". Взвалив Акулова на плечо, Рэкт сквозь зубы процедил: "Я найду время и место отомстить тебе!"
 Обе девушки и громила с ношей двинулись вдоль аллеи. Внезапно откуда-то сверху на мокрую траву приземлился необычный круглый и плоский объект: метра четыре в диаметре и полтора в высоту. Его верхняя чёрно-матовая поверхность откинулась и обнажила внутри ряд кресел по периметру "таблетки".В центре необычного транспорта у прямоугольного пульта на подставке, стоял небольшой, около метра, человек.
 - Хроник прибыл! - восторженно воскликнула блондинка.
 Раздался натужный рёв двигателя и на газон выскочила полицейская "буханка". Прямо по курсу, возникли фигуры двух велосипедистов. Из густых кустарников аллеи, вышла пожилая пенсионерка со сложенным, старинным зонтом. Взвизгнув тормозами, автомобиль остановился. Из синхронно распахнутых дверей, с оружием в руках повалили служители закона. Велосипедисты также остановились и извлекли из своих рюкзаков укороченные "калаши". Старушка довольно резко вскинула зонт наперевес, направив его хромированное жало на прибывший хроник.
 - Страгги! - испуганно выдохнул "шкаф".
Девушки моментально выхватили маленькие, точь-в-точь как у Рэкта, пистолетики. С наконечника зонта пенсионерки сорвался яркий шар. Увеличиваясь в размере и набирая скорость, огненная плазма врезалась в транспорт-"таблетку". За секунду до столкновения, хроник окутался полупрозрачным маревом. Шар оглушительно взорвался. В разные стороны брызнули сгустки пламени. "Таблетка" подпрыгнула и отскочила метров на пять в сторону. Коротышка у пульта, видимо немного контуженный, выскочил из транспорта и припав на колени, схватился за голову.
 - Дакрайя! - крикнула блондинка. - Удар по боса и прикрывай хроник! Рэкт, Геннадия на место! Я займусь страггами!
 Брюнетка что-то недовольно буркнула, но тем не менее выскочила вперёд. Спрятав оружие за пояс, она подняла обе руки вверх, и с силой толкнула ладонями в сторону старушки. В воздухе что-то загудело, заполыхали огненные вспышки. Невидимая сила ударила прямо по пенсионерке. В ночное небо взметнулись комья земли и ломаные сучья деревьев. Старушку подхватило ударной волной и швырнуло вглубь аллеи. Геннадий, всё ещё находясь в состоянии эйфории, и по-прежнему висящий на плече "шкафа", на происходящее вокруг не реагировал.
 Тем временем служители порядка и велосипедисты открыли плотный огонь из автоматов и пистолетов. Блондинка подняла оружие и среди нападающих заплясали яркие, губительные блики. Девушка взметнула над головой левую руку и из ладони вырвался белый столбик света, в ту же секунду превратившийся в подобие купола. Толкнув Рэкта по направлению к "таблетке", блондинка двинулась за ним, фактически прикрывая его с "грузом" от пуль нападающих.
 Дакрайя произвела очередной удар по противнику, удачно попав по полицейскому автомобилю. "Буханка" сначала взлетела в воздух, затем с грохотом рухнула на землю. Взрыв! Яркая вспышка осветила истерзанные окрестности и уничтоженных стрелков. Брюнетка подняла левую руку,  воздвинув щит над хроником и не пришедшим в себя пилотом.
 - Кичкинтос, соберись! - рявкнула Дакрайя. - Приводи транспорт в порядок!
 Пилот медленно поднялся и неуверенно заковылял к "таблетке". Брюнетка правой рукой извлекла оружие и принялась помогать напарнице вести огонь по противнику, чьи ряды ежеминутно, но существенно сокращались. А пока пули стрелков вязли в защитном поле и не наносили урона странной троице и "грузу".
 - Рэкт, быстрей! - погнала блондинка "шкафа" к хронику буквально пинками. - Я же не могу держаться вечно!
 Здоровяк ежесекундно дёргался от выстрелов противника и шлепков пуль врезающихся в защитное поле, но, тем не менее, двигался к транспорту. Пальцы пилота, пришедшего в себя, запорхали над пультом управления и "таблетка" озарилась бледно-голубым сиянием. Для прохода соратников в хроник, Дакрайя буквально на две секунды сняла защитное поле. Блондинка последовала примеру напарницы. Остатки нападающих, невзирая на потери, бросились в "психическую атаку".
 Крайний велосипедист выдал короткую очередь из "АКС-74У" в сторону Дакрайи и тут же рухнул разрезанный пополам лучом из оружия блондинки. "Шкаф" громко взвыл от ранения в бок и едва не уронил ношу.
 - Рэкт, тряпка! - рявкнула брюнетка, припадая на правую ногу, в которую тоже впились две пули. - Если ты его бросишь - распылю! Другой шанс боса нам не даст!
 С пронзительным рёвом турбин, из-за деревьев вылетели два ночных охотника "МИ-28". При виде новой угрозы, Кичкинтос вдавил на пульте квадратную клавишу. Из "таблетки" выдвинулись два чёрных штатива. Их наконечники вспыхнули ярко-синим светом и между ними затрещали яркие разряды. Крышка хроника закрылась.
 - Глаза! - тонким, пронзительным голосом выкрикнул пилот хроника.
 Блондинка заботливо приложила ладонь к векам Геннадия, затем, как и остальные пассажиры транспорта, наклонила голову и прикрыла глаза. Громкий хлопок! Яркая вспышка озарила все близлежащие окрестности. Через секунду район погрузился во тьму. Огни погасли даже на местной вышке сотовой связи. Двигатели автомобилей в радиусе нескольких километров безнадёжно заглохли. Боевые вертолёты, которые были уже готовы нанести удар по "таблетке", вхолостую вращая лопастями, стали заваливаться к стремительно приближающейся земле.
 Взрыв! Второй! После падения боевых машин и детонации боекомплекта, загорелись деревья и кустарники аллеи. Среди огненного хаоса появилась давешняя старушка. Невзирая на горящее под ногами топливо и взрывающиеся снаряды и патроны, пенсионерка уверенно двигалась вперёд. Её сосредоточенный взгляд искал потерявшийся во время удара Дакрайи зонт. "Хоп-хоп!" - гаркнул Кичкинтос, вдавливая ладонью клавишу старта. Через секунду "таблетка" взмыла в чёрное небо.
 Прорвавшись сквозь недружелюбную атмосферу, хроник выскочил на орбиту планеты. Его пилот, поставив транспорт на автопилот, отошёл от пульта. Раненная Дакрайя прислонилась к стонущему "шкафу". Разорвав рубашку на нём, девушка приложила ладонь к ране мужчины. Рэкт взвыл и крепко стиснул челюсти. Автоматная пуля медленно вылезла из бока "шкафа". Брюнетка сменила руку и поводя ладонью в нескольких сантиметрах над раной, добилась её полного заживления.
 - Тряпка! - вновь выругалась на помощника Дакрайя. Затем она повернулась к блондинке: - Настория, подлечишь меня?
 Напарница присела к брюнетке и, задрав ей юбку, обнажила пробитое пулями бедро. После поочерёдных пассов руками, инородные тела были извлечены, а раны заживлены. Глядя на окружающих себя людей, Акулов, всё ещё находившийся в прострации, вспомнил фразу из недавно услышанного анекдота: "Сходил за хлебом..." После чего мужчина провалился в темноту.

2

Очнувшись, Акулов решил, что он в медицинской палате. Белый низкий потолок, серые стены, и дверцы встроенных шкафов. Ни окон, ни персонала. Сам Геннадий лежал на высокой кушетке, одетый только в чёрную хламиду до пят. «Дурка?» – мужчина попытался вспомнить, что с ним произошло и как он оказался тут.
 С тихим шелестом дверь палаты отодвинулась в сторону. Вошла высокая женщина в красном комбинезоне, с очень коротко стрижеными рыжими волосами. Пригладив их, внимательно посмотрела на Акулова.
 – Очухался? – резким, хриплым голосом спросила она. – Вставай!
 Геннадий сполз с кушетки и, обувшись в холодные шлёпанцы, растерянно спросил:
 – Можете пригласить главврача?
 – Боюсь, что кроме меня, медика ты здесь не найдёшь, – спокойно заявила рыжая.
 – Где я? – голос Акулова предательски дрогнул.
 – На хронтаре.
 – Это... что?
 – Ну, в твоём понимании – станция. Или корабль.
 – К-какого... я тут позабыл?
 – Слушай, говорливый мой, давай поболтаем как-нибудь в другой раз.
Женщина повернулась к открытой двери и рявкнула:
– Помощник!
 В помещение влетел брюнет лет сорока. Его причёска мало чем отличалась от стрижки медика, такой же торчащий «ёжик». Стряхнув с чёрного комбинезона невидимые пылинки, мужчина вытянулся в струнку.
 – Забирай своего напарника! – скомандовала рыжая. – Вижу, кристалл вполне адаптировался.
Акулов в сопровождении помощника вышел из палаты в длинный коридор. Едва каблуки брюнета коснулись металлического пола, тот гулко загудел, а потолок, насколько хватило глаз, озарили яркие поперечные полосы. По мере продвижения свет за спинами гас. Слева и справа с различными интервалами на стенах мигали разноцветные квадратики.
 – Слушай, дружище, – начал Геннадий в надежде хоть что-то прояснить. – Что здесь за...
 – Ни звука, – прошептал сопровождающий, – поговорим в каюте.
 Примерно через сотни две метров брюнет остановился и прижал ладонь к фиолетовому квадратику. Совершенно до этого невидимая овальная дверь отошла в сторону. Сделав приглашающий жест, сопровождающий шагнул в проём первым.
 Каюта внутри оказалась довольно просторным кубом, примерно четыре на четыре метра. Здесь стоял шкаф, секции которого занимали целую стену, а на полу валялись два широких матраца.
 – Твоё спальное место! – указал брюнет на один из них.
 – Здесь-то можно говорить? – негромко спросил Акулов.
 – И говорить, и петь, и даже танцевать, – улыбнулся сопровождающий.
 – Значит, точно «дурка...» – вздохнул Геннадий.
 – Что в твоём мире значит «дурка?»
 – В моём мире? В нормальном? Психушка. Место, где держат сумасшедших.
 – Ясно. Я, когда впервые попал сюда, тоже так решил.
 – Ты санитар?
 – Нет. Твой напарник.
 – Псих, как и я?
 – Нет. Мы с тобой помощники. Я просто помощник, а ты пока – младший помощник.
 – Бред какой-то...
 – Понимаю тебя, сам через это прошёл. Скажу сразу: ты не сумасшедший. И здесь не учреждение, где содержат потерявших рассудок людей. Советую от подобных мыслей избавиться окончательно. Договорились?
 – Я... попробую, – растерянно пробормотал Акулов.
 – Меня зовут Черл. Полное имя – Черласий. Но наши старшие предпочитают называть помощников короткими именами.
 – Геннадий Акулов.
 – Несколько длинновато. Настория тебя подсократит.
 – Настория? Это... Эта...
 – Наша старшая. А я и ты – её помощники. Ты помнишь, как оказался здесь?
 – Я шёл в магазин за кошачьим кормом. Потом мне повстречались две проститутки и их сутенёр. Разговоры про контракт, попытки меня поймать, бой с полицией, падение вертолётов, полёт на «таблетке». Больше не помню... Очнулся в палате, у этой... рыжей.
 – Врачеватель Любисса. Она вводила тебе кристалл.
 – Какой кристалл? Зачем? – заволновался Геннадий, внезапно почувствовал лёгкое жжение в затылке и, приложив к нему ладонь, нащупал пальцами что-то инородное под кожей.
 – Всем новоприбывшим его вводят. Иначе как мы сможем понимать все языки бескрайней вселенной и бесконечного времени?
 – Меня похитили пришельцы с чужих миров? Ерунда какая-то...
 – Не только с других миров, но и из других времён. Не желаешь переодеться?
 – Надо бы... – Геннадий многозначительно оглядел своё одеяние.
 Черл подошёл к шкафу. С тихим свистом отворились сразу несколько секций, и из каждой выдвинулась матово-жёлтая полка со сложенными комплектами одежды.
Бросив изучающий взгляд на Геннадия, брюнет достал с полки точно такой же, как на себе, комбинезон. Акулов скинул хламиду и облачился в новую одежду, которая пришлась ему почти впору. Из другого шкафа Черласий вытащил короткие сапоги и поставил их перед напарником. Носки не понадобились, так как отделка изнутри напоминала тонкий матерчатый чулок.
 Черл устроился на своём матраце. Акулов же принялся ходить по каюте взад-вперёд, напряжённо прокручивая в голове последние события, но так и не смог осознать всю сложившуюся ситуацию. Сосед сначала молчал и с улыбкой наблюдал за Геннадием, но наконец не выдержал:
 – Друг, присядь и успокойся, – похлопал по матрасу рядом. – Изменить то, что произошло, ты сейчас не в силах. Остаётся лишь ждать окончания контракта. Как и мне...
 – Какого контракта?
 – На три периода. Мне осталось два.
 – Мне блондинка говорила про один период.
 – Принудительный контракт?
 – Принудительный контракт… – медленно повторил Акулов. – Да. Что-то такое она и сказала.
 – Тебе повезло... Я попал на три. При заключении пробовал сопротивляться, но Рэкт едва из меня душу не вытряхнул, – Черл улёгся, подложив руки под голову, и уставился в потолок.
 – Рэкт? Это такой «шкаф?»
 – Шкаф? Да, похож. Старший помощник Дакрайи. Стоят они друг друга. Ну как, успокоился?
 – Вроде бы, – Акулов сел на свой матрас и немного попрыгал, проверяя его мягкость. Остался доволен и, глянув на Черла, спросил: – Скажи, куда следует эта станция, или как его ещё…
 – В данный момент хронтар движется к Лестору. Эта планета-база наших хозяев. Там мы пробудем до очередного рейда.
 – Рейда куда?
 – На планеты, где ещё находятся накты.
 – Что это? В чём заключается наше участие? Война, работа?
 – Накты — это активное вещество, которое содержит в себе какой-то энергетический заряд. Не знаю, для чего, но лесторианцы собирают их по всей вселенной.
 – Более-менее понятно, а причём тут я? Да и ты тоже?
 – При том, что и ты, и я, и все набранные по контракту помощники состоим в боевых группах, возглавляемых лесторианцами-старшими. Нас ещё называют – накторнеры, что значит: охотники за нактами. Насчёт воевать – этого хватает. Хотя… иногда получается выполнить задание без проблем. Но моему предыдущему напарнику не повезло... Именно поэтому ты оказался здесь.
 – Пришельцы, Лестор, накты... Полный бред! Ладно, сошёл я с ума или нет, разберёмся потом. Зачем набирать по этим дурацким контрактам не совсем молодых мужчин? Ведь мы с тобой уже в возрасте!
 – Лесторианцы почти всегда намеренно игнорируют молодёжь. Прежде всего наших хозяев интересует жизненный опыт помощников, который может пригодиться при выполнении заданий. Миры разнообразны. Одинаковых я практически не наблюдал. А если учесть различные временные скачки...
 – Временные… – растерянно пробормотал Акулов.
 – Да. Это зависит от того, в какой эпохе данного мира находится накт. Хроник может в такие дебри зашвырнуть!
 – Хроник?
 – Мобильный транспортный переходник. Тебя сюда доставили на таком же аппарате. Кстати, Кичкинтос – пилот нашей боевой группы. Неплохой малый! Настория тоже хорошая девушка... А вот Дакрайя – стерва!
 – Голова пухнет! – простонал Акулов. – Хотя я и не любитель, но сейчас бы выпил грамм двести.
 – Есть, желаешь? – поинтересовался Черласий.
 – Нет.
 Геннадий улёгся на матрац и вытянулся во весь рост. «За что мне это? – горестно подумал он. – Шёл за кошачьим кормом, никого не трогал. А в итоге? Лечу неизвестно на чём, неизвестно куда... Раньше я в пришельцев не верил, хотя фантастику читал с удовольствием. С ума вроде не сошёл, ситуация реальная. Что же делать? Как там мой кот?..» Сквозь хаос невесёлых дум незаметно подкрался сон.
 Акулов проснулся от настойчивых толчков в плечо. Открыв глаза, увидел склонившегося над собой Черла.
 – Напарник, вставай, – прошептал тот. – Старшая пришла.
 Геннадий медленно поднялся. У двери стояла блондинка. На этот раз вместо костюма «ночной бабочки» девушка была одета в оранжевый обтягивающий комбинезон с многочисленными кармашками и короткие сапожки.
 – Отдохнул? – поинтересовалась Настория.
 – Угу, – буркнул Акулов.
 – Надеюсь, мы сработаемся, – блондинка приветливо улыбнулась.
 Геннадий ничего не ответил. Черл потоптался на месте и деликатно кашлянул, но Акулов продолжал делать вид, что ему всё равно. Настория, вздохнув, помрачнела.
 – Твой напарник обрисовал ситуацию доходчиво? – с нотками металла в голосе спросила начальница.
 – В общих чертах, – нехотя ответил мужчина.
 – Отлично. Кстати, для всех нас ты будешь Ген.
 – Почему не Гена?
 – Потому что я так решила! – от приветливой улыбки не осталось и следа. – И запомни! Не в твоих интересах со мной пререкаться и, тем более, демонстрировать неповиновение. Ясно?!
 – Более чем, – буркнул пленник в ответ, начиная заводиться.
 – Нам придется работать в одной связке. Именно поэтому мы должны быть уверены друг в друге. Тогда у тебя будет шанс выполнить контракт и вернуться домой.
 – Контракт?! – неожиданно для себя взорвался Акулов. – Вы спрашивали моего согласия, когда на него подряжали?!
 – Такова специфика нашей службы. Не я это придумала, – развела руками девушка. – Ещё вопросы имеются?
 – Масса! – прорычал Геннадий.
 – Отвечу по мере возможности! – процедила блондинка сквозь зубы. – Пока отдыхайте.
 Настория резко толкнула правую ладонь вперёд и после этого жеста стремительно вышла в открывшийся дверной проём.
 Геннадий вновь расположился на матраце, слегка постукивая по нему кулаками. Черл присел по-азиатски на свой. Некоторое время напарник молчал, а потом заговорил:
 – Она неплохой человек. Правда.
 – Что? – Акулов не сразу вырвался из невесёлых дум.
 – Я говорю, наша старшая – замечательная девушка. Конечно, в некоторых экстремальных ситуациях она ведёт себя крайне жёстко.
 – Я видел, как она жгла полицейских и велосипедистов.
 – Они стреляли в неё?
 – Да.
 – Это были страгги.
 – Враги?
 – В меньшей мере. Страгги охраняют миры от нашего появления. Пытаются мешать лесторианцам и каноррцам забирать с планет накты.
 – Кто такие каноррцы?
 – Канорр – это основной конкурент Лестора. Между ними вечное противостояние.
 – А причём здесь я? Да и ты тоже... – Акулов всё еще злился.
 – И Лестор, и Канорр, набирают помощников для боевых групп там, где считают нужным. На любой удобной планете, в любом удобном временном промежутке.
 – Хроники, хронтары... В пришельцев я ещё могу поверить, но в перемещения по времени!
 – Ген, ты убедишься в этом сам.
 – Возможно. И называй меня Геной!
 – Хорошо, но только наедине. Старшая будет недовольна.
 – Ладно. Черласий, как долго лететь до Лестора?
 – Скоро будет переход. Там совершим скачок – и на месте. На планете хронтар перезарядится и, как только поступит приказ, выйдет в требуемую точку. Слушай, друг мой, хочешь прогуляться по хронтару?
 – Мне можно? – с надеждой спросил Гена, так как находиться в каюте ему уже порядком осточертело.
 – Конечно! Ты же служишь на нём.
 – А если я попытаюсь сбежать?
 – Это практически невозможно!
 – Ну а если мне придёт в голову устроить здесь диверсию? Хотя бы из чувства мести за принудиловку?
 – Тебя распылят...
 – Каким макаром? То есть, как?
 – Осуждённого размещают в хронике. Набирают случайный алгоритм хаотичного внедрения во временные пласты. Назначенный палач включает кнопку старта. Хроник возвращается, а осуждённый просто размазывается во времени...
 – Жестоко! Кстати, я видел, как Дакрайя чем-то шарахнула старенькую бабушку. Чуть не угробила её.
 – Что за бабушка?
 – Обычная пенсионерка. Правда, она из зонта огненным шаром выстрелила.
 – Скорее всего, это был боса.
 – Что это такое?
 – Один из страггов, самый энерговооружённый боец.
 – Боец? Не смеши! Всего лишь бабка.
 – Страгги умеют маскироваться под кого угодно. У тебя будет возможность это увидеть.
 – Ладно, веди меня на экскурсию.
 Геннадий приподнялся и следом за Черласием вышел из каюты.

3

 Напарник открыл дверь и указал на выход. Снова длинный коридор, гулкий металлический пол, убегающие полосы света, разноцветные квадратики, видимо, обозначающие двери.
Сзади раздалось лёгкое, частое шлёпанье, и помощников обогнал синий куб размером со средний холодильник. Он быстро двигался на мягких, скорее всего, резиновых гусеницах. Акулов успел прочитать на нём белую надпись: «ОХРАННЫЙ МОДУЛЬ № 512».
«А ведь написано было не по-русски! – внезапно осознал Геннадий, когда «холодильник» скрылся из вида. – Значит, внедрённый кристалл работает?» Мужчина машинально пощупал затылок.
 Когда напарники дошли до развилки, Черл, на секунду задумавшись, шепнул:
– Пойдём к энергетической пушке. Думаю, тебе будет интересно.
Он завёл Акулова в широкий отсек, по краям которого располагались ряды высоких зелёных цилиндров.
– Что это? – шёпотом спросил Геннадий.
– Заряды к пушке, – так же тихо ответил Черл и приложил ладонь к красному квадратику на стене.
 Дверь в следующее помещение отодвинулась, и мужчины вошли внутрь. Три стены круглого отсека занимали прозрачные экраны, через которые были видны звёзды... Акулов подошёл ближе и приложил ладони к холодной поверхности. Где-то там, очень далеко, затерялась Солнечная система...
– Ген, не желаешь полюбоваться на пушку? – громко спросил Черл и указал на пятигранный постамент, возвышающийся у центрального экрана.
– Сейчас, – ещё раз взглянув на звёзды, Акулов подошел к напарнику. – Кстати, ты что разорался? Сам говорил: нельзя шуметь.
– Молчать рекомендуется только в межблоковых переходах. В остальных местах – хоть песни пой! Если, конечно, старшие разрешат.
– А что не так в переходах?
– Аудиозахват охранных модулей настроен на высокий уровень шума. Если немного переусердствовать, могут быть проблемы.
 – Эти синие ящики так опасны?
 – На моей памяти ничего не случалось, а вот старшие рассказывали о летальных исходах.
 – Спасибо за подсказку... А какой смысл такой настройки модулей?
 – Смысл есть! – раздался звонкий мелодичный голос откуда-то сверху.
 С трёхметрового пятигранника грациозно спрыгнула русоволосая девушка в серебристом комбинезоне. Черл повернулся к ней и на секунду склонил голову. На всякий случай Геннадий последовал примеру напарника.
 – Представь себе, – продолжила девушка, – десант каноррцев прорвался на наш хронтар. Как думаешь, они будут идти по проходам на цыпочках? Станут бесшумно взрывать отсеки?
 – Не знаю, – пожал плечами Акулов. – Я здесь недавно.
 – Оно и видно, – улыбнулась девушка и тут же представилась: – Я – Джалька! Правый бортстрелок.
 – Ген, – снова склонил голову Акулов. – А это...
 – С Черлом мы старые друзья! – засмеялась Джалька. – Вышли на прогулку?
 – На экскурсию...
 – Сейчас покажу тебе пушку, – девушка указала рукой на постамент. – Потом двигайте к себе – скоро скачок.
 Джалька встряхнула волнистыми локонами и полезла по встроенной в стенку пятигранника металлической лестнице. Геннадий двинулся за ней, исподволь отмечая приятную глазу девичью округлость ягодиц, обтянутых тканью комбинезона. Черл остался внизу. Видимо, он был тут не в первый раз.
 На вершине постамента находилась станина с пультом управления. Сверху в специальной ячейке лежал серебристый шлем. Девушка нажала на пульте клавишу. «ЗАРЯДНЫЙ ОТСЕК», – прочитал надпись Акулов. На маленьком овальном мониторе возникло изображение помещения с зелёными цилиндрами.
 – А где пушка-то? – задал вопрос Геннадий.
 – Там, – махнула рукой Джалька.
 Проследив за направлением её руки, Акулов увидел ствол орудия за нижней кромкой центрального смотрового экрана. Прикинуть размер пушки даже приблизительно мужчина не смог, он вообще с трудом представлял габариты хронтара.
– Как же ты управляешь орудием? – удивился он.
 В ответ Джалька похлопала ладошкой по поверхности шлема. Неожиданно Геннадий заметил движение на левом обзорном экране. Он повернул голову одновременно с бортстрелком. Вместо черноты космоса впереди возникло плотное туманное марево.
– Что это? – удивился Акулов.
 – Ген, Черл! – воскликнула девушка. – Дуйте к себе! Я такого ещё не видела!
 Геннадий бросился к лестнице, а брюнет уже открывал входную дверь. На мониторе, висящем над ней, появилось изображение седого мужчины в строгом чёрном костюме.
 – Вниманию бортстрелков и ракетчиков! – громко заговорил человек. – Всем занять свои места! Мы подверглись нападению! Стрелкам – быть в режиме готовности!
 Едва напарники миновали зарядный отсек, как хронтар сильно тряхнуло. Помощники, не удержавшись, упали. Тут же из невидимых ранее ячеек межблокового перехода начали выползать охранные модули. Из каждого синего куба стали выдвигаться подобия стволов и ракетных направляющих. «Холодильники», не обращая внимания на мужчин, принялись равномерно рассредоточиваться в переходе.
 Хронтар тряхнуло сильней. Метрах в десяти от помощников поперёк перехода треснул пол. С диким воем рвущегося металла каркас хронтара продолжил разрушаться. Заискрили лопнувшие кабели, из повреждённых трубопроводов хлынула жидкая субстанция ярко-голубого цвета. Увеличивающиеся многочисленные щели стали выбрасывать клубы пара и дыма. Трещина стремительно расширилась. В её зев посыпались фрагменты конструкции, обломки оборудования и отсеков, охранные модули. Световые полосы на уцелевших частях потолков стали гаснуть.
 Черл поднялся и, махнув рукой, бросился в противоположную от разлома сторону. Едва Геннадий вскочил, как перед ним заскрежетал пол, и на его поверхности возникла ещё одна поперечная тонкая паутина, с каждой секундой увеличивающаяся в размере. Мужчина застыл, затаив дыхание. Больно ударив звуком по барабанным перепонкам, звонко лопнул металл.
 Часть межблокового перехода, на которой стоял Черл, круто накренилась. Сквозь грохот скатывающихся в образовавшийся пролом обломков Акулов услышал удаляющийся крик напарника... «Недолго дружили», – возникла у Геннадия дурацкая мысль. А на оставшемся клочке перехода с угасающей амплитудой моргал красный квадратик зарядного отсека...
 Мужчина приложил к нему ладонь. Вход открылся. Как только Акулов проник в него, дверь вернулась на место. «Неплохое я выбрал убежище», – с сарказмом подумал он, оглядывая ряды зарядов.
 Отсек тряхнуло. Загремел открывшейся дверцей встроенный шкаф. Геннадий подбежал к нему. Внутри, в ложементах каркаса, лежали четыре единицы незнакомого оружия. Все однотипные, внешне напоминающие короткие доски с пистолетными рукоятками. Акулов достал одну и принялся разбираться в его устройстве, что было несколько сложно из-за непривычного количества кнопок, рычажков.
 Сначала оружие пискнуло, и в стену упёрся тонкий красный луч. «Целеуказатель», – догадался Геннадий. После очередной манипуляции рычажками загорелся яркий фонарь. А затем оружие завибрировало и плюнуло огнём. Жаркий сгусток пламени, попав в стену, брызнул расплавленным металлом.
 «Старшина меня бы в армии убил, – аккуратно возвращая «ствол» на место, подумал Акулов. – А если бы я в заряды попал? Мало бы не показалось! Да и зачем мне в этом амбаре оружие?» Внезапно ожил невидимый динамик:
 – Правый бортстрелок, отзовись! Правый бортстрелок, отзовись!
 Геннадий повернулся ко входу отсека управления пушкой. «Действительно, – подумал он. – Выстрелов-то, не слышно! Или она стреляет бесшумно?» Приняв решение, мужчина направился к Джальке.
 Акулова чуть не стошнило, когда он увидел лежащую на полу словно тряпичная кукла девушку. Верхняя часть её тела была обуглена до неузнаваемости, а всё помещение пронизал запах горелой плоти.
 Пятигранник также имел повреждения. Вмятая воронка-полусфера, оказалась именно посередине лестницы. Ещё недавно прозрачный центральный смотровой экран уродовал широкий черный круг. Из монитора над дверью, выдававшего вместо изображения паутину трещин, раздался знакомый голос:
 – Правый бортстрелок, отзовись! Правый бортстрелок, отзовись! Десантные корабли противника следуют в твой район!
 – Нет больше вашего бортстрелка! – гневно выкрикнул Геннадий.
 – Правый бортстрелок, отзовись! Правый бортстрелок, отзовись!
 Акулов бросился к лестнице. Проскочив несколько перекладин, он добрался до вмятины, уничтожившей центральную часть лестницы. С силой оттолкнувшись, мужчина прыгнул к ближайшей уцелевшей перекладине. Острая боль пронзила правую руку чуть ниже локтя, и в рукав комбинезона потекло что-то горячее. Острый край разорванного металла, глубоко вспорол незащищённую руку...
 Но Геннадий висел на перекладине буквально на кончиках пальцев, и ему было не до раны. Он стиснул зубы и через силу подтянулся. Ещё рывок! Вторая перекладина. Всё...
 Пульт управления на постаменте оказался целым. Отсек ощутимо тряхнуло, он накренился в правую сторону. Акулов упёрся корпусом в стойку пульта. Протянув руку, достал из ячейки серебристый шлем и надел на голову...
Книга написана. Вторая и третья здесь: https://author.today/u/ed512/works/edit


Рецензии
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.