Фламинго Часть 1

                ЧАСТЬ I

                Глава  I

Из панамского аэропорта до панамского же морского порта Кристобаль Тимура Ненарокова с третьим офицером – Феликсом таксист вёз по дороге вдоль  панамского канала несколько часов.

  Таксист,  встретивший вновь прибывших членов экипажа - второго и третьего офицеров греческого банановоза  «Фламинго» в аэропорту, был нанят морским агентом.
  К вечеру 31 декабря Тимур с Феликсом заселились в небольшом кристобальском отеле в двух разных номерах, тесных, как монашеские кельи, расположенных на втором этаже отеля.

  Тимуру сразу же бросилось в глаза небольшое оконце в номере с решёткой из прочной арматуры.
  На полочке, приделанной к стене, располагался древний чёрно-белый телевизор, прикованный к стене толстой цепью. Пощёлкав выключателем, Тимур убедился в его нерабочем состоянии.

  Приняв душ и побрившись, Тимур собрался, было, проведать Феликса, но тот опередил коллегу и легонько постучался в дверь тимурова номера, когда тот брался уже за ручку двери.

- Заходи! – Тимур распахнул дверь и сделал приглашающий жест.
- Чего «заходи», - пробурчал Феликс, тем не менее, переступив порог номера, - народ-то, поди, Новый год отмечать собрался, а нам хотя бы поужинать скромненько, последний хавчик в самолёте был сколько часов назад?
- Так в чём вопрос? Пошли, перекусим где-нибудь.

   Колллеги вышли из гостиницы и очутились сразу же на центральной улице Кристобаля, захламлённой и, в этот вечерний час достаточно многолюдной. Небогато одетый народ прогуливался, как по тротуарам, так и по проезжей части, заходил в многочисленные китайские ресторанчики и бары.

  Праздничное настроение людей как бы висело в душном воздухе города.
На Тимура с Феликсом весёлые компании не обращали внимания и это их устраивало.
  Наконец, они зашли в приглянувшийся им китайский ресторанчик. Там было довольно много народу но, на их счастье, свободный столик они всё же обнаружили.

 - Как отмечать Новый год будем? – Спросил Феликс.
- Я – никак. Возьму бутылку пива и что-нибудь перекусить, - ответствовал Тимур.
- А что так?
- А ты что, предлагаешь набухаться, а завтра с опухшей физиономией дышать перегаром на грека – капитана?
- Ни в коем разе! Последую твоему примеру.
- Ну вот и ладушки.   
               
  Коллеги вышли из ресторанчика ещё до наступления Нового года, а он наступил, когда они уже лежали в гостиничных кроватях. Несмотря на усталость, Тимур долго ворочался и не мог уснуть: назавтра предстоял первый рабочий день в незнакомом интернациональном коллективе, на незнакомом пока ещё судне.
  « Как правило, когда попадаешь на новое судно, команда относится к тебе доброжелательно, но настороженно, и каждый раз, приходится по-новой зарабатывать себе авторитет»,  - думал Тимур.

  Утром коллеги спустились на первый этаж к ресепшн, попросили портье известить их, когда даст знать о себе морской агент и отправились вдоль по главной улице с целью найти какой-нибудь барчик, чтобы выпить по чашечке кофе.
   Заглянули в несколько баров, которые хотя и работали в это новогоднее утро, но почему-то кофе не было в продаже ни в одном из них, а только лишь – спиртное и Кока-Кола.

  Удивившись сему обстоятельству, коллеги свернули с центральной улицы на боковую, надеясь на ней обнаружить то, что искали.
  Не успев пройти метров двадцать пять, они внезапно оказались окружёнными группой молодых людей из восьми человек разных оттенков кожи: белых, чёрных,  и мулатов. Друзья остановились. Окружение, веселясь и перебрасываясь между собой какими-то фразами сжимало кольцо.

   Тимуру пришло на ум, что Панама в Южной Америке – страна бандитская, как, впрочем, пожалуй, и все, но испугаться он не успел:
увидел, лишь, как один из наступавших протянул руку к Феликсу и тут же почему-то упал на тротуар.
  Второй ринувшийся, было, к ним был молниеносно сбит с ног ногой Феликса. Остальные отступили метра на два.

   Феликс, постояв на левой ноге и подержав ещё несколько секунд на весу правую ногу, наконец опустил её и, как бы, не обращая внимания на местных гопников, обратился к Тимуру:
- Ну что, пошли в отель? Загулялись мы здесь. Может, агент нас уже ищет.
- Пошли, - кивнул Тимур, и, развернувшись на обратный курс, коллеги двинулись к отелю.

   Группа налётчиков осталась на месте и лишь один из них, чернокожий, топал параллельно морякам, крича:
- Америкэн? Америкэн?
    Тимур молчал, а Феликс в конце-концов обернулся  и, сделав выпад в его сторону и страшную физиономию, прорычал:
 - Рашен !

  Негр отскочил и, с удивлённой физиономией  вприпрыжку поспешил к своей шайке.
- Ловко ты их! – Сказал Тимур. Где так насобачился?
- Потом расскажу, отвечал Феликс.

  К гостинице они подошли вовремя: только лишь собравшись подняться по ступенькам ко входу в отель, услышали сзади скрип тормозов. Обернувшись, увидели притормозивший автомобиль и человека в нём, машущего им рукой через открытое окно.

 - Тормози, - сказал Тимур Феликсу,  похоже - агент.
 - Вы - офицеры на «Фламинго», я не ошибся? – спросил их по-английски подошедший к ним муллат.
  Друзья кивнули. Агент протянул им руку и, поздоровавшись, сказал:
- Ваше судно уже – на якоре, на рейде, берите свои чемоданы, я вас буду сопровождать.

   С агентом они подъехали к городской набережной, где был ошвартован рейдовый катер.
Вся троица пересела на катер, команда которого состояла из двух человек. Один из них быстро сбросил концы с береговых кнехтов и прыгнул на палубу катера, второй запустил мотор и встал за штурвал.

Катер развернулся и направился в сторону стоящего на рейде белоснежного  грузового судна: это и был рефрижератор (или «рифер», как назывался этот тип судов по-английски) «Фламинго».

  Тимур отметил про себя: конструкция далеко не модерновая, надстройка посредине корпуса, по количеству грузовых стрел – четыре трюма: два впереди и два – позади надстройки.
«Метров около ста тридцати» - прикинул он.

  Катер притёрся к высокому борту, с которого был вывешен штормтрап, матрос-катерщик зацепился крючком с концом за тетиву трапа, а сверху, с судна был спущен на катер фал.
 «Для багажа», - сообразили моряки и начали по очереди вязать к фалу свои чемоданы. Пока вязали чемодан Тимура, агент с папочкой подмышкой ловко вскарабкался по трапу на борт.

  После того, как чемоданы были кем-то подняты наверх, Тимур с Феликсом один за другим повторили путь агента.

                Глава    II

   Поднимаясь по трапу, Тимур услышал польскую речь.
На палубе «Фламинго» их обступили четыре моряка, говорящих между собой по-польски.
- Литовцы? – спросил один из них по-русски.
- Русские, - также коротко ответил  Тимур.

Поляки стали тянуть к ним руки, улыбаясь, знакомиться, выражая неподдельное дружелюбие, что несколько удивило Тимура.
Двое подхватили чемоданы коллег и понесли их к надстройке, жестом пригласив офицеров следовать за ними.

Рядом с Тимуром шёл Казимеж – боцман.
- Мы покажем вам ваши каюты, сказал он.

- У вас, что, тут все поляки? – спросил Тимур?
- Нет, не все, - отвечал боцман. – Наши – все матросы, два официанта – мессбоя, я,  два моториста и третий механик, а остальные – микс: капитан, старпом, стармех, второй механик, фитер и чиф-кок – греки, радист – непалец, один моторист - Султан, из Танзании, четвёртый механик и второй повар – пакистанцы, рефмеханик и электромеханик – одесситы, а второй офицер, которого вам предстоит менять  - местный, панамский негр. Всего – двадцать восемь человек.

- Вы хорошо говорите по-русски, Казимеж, - Тимур оценивающе окинул взглядом стройную сухощавую
фигуру боцмана, мужчину примерно одинакового с ним возраста.
- Учил когда-то, сказал Казимеж, я ж ведь служил в своё время офицером в ВМФ Польши на торпедном катере в Свиноустье, там тогда и ваши базировались, приходилось общаться.   

Они уже стояли у открытой двери каюты второго офицера, на третьей палубе.
Матрос успел занёсти  небольшой чемодан Тимура в его каюту, а боцман собрался идти по своим делам.

- Как команда, боцман? – Спросил его Тимур.
- Легионеры – нормально, а греки, они тоже ничего, - почему-то ухмыльнулся боцман. – От вас тоже кое-что зависит, - Казимеж посмотрел в глаза Тимуру.

  Боцман откланялся,  а в глубине каюты открылась дверь, ведущая в душевую и из неё вышел молодой негр с полотенцем – второй офицер, сдающий дела.

- Гуд монин! – Сказал он весело Тимуру. – Сменщик? Наконец-то! Пошли сразу на мостик, покажу что где и побегу на катер, пока тот не отвалил.
- Как это? – Удивился Тимур, ответив на приветствие, - надо же мне сперва капитану представиться, документы отдать, да и передача дел так быстро не происходит.

- Пойдём, пойдём, не переживай, негр увлёк за собой Тимура, - капитан сейчас занят с агентом, пригласит тебя позже, а мне ждать некогда!
   Тимур и сдающий поднялись на ходовой мостик, расположенный на пятой палубе.

   Вот смотри, - сказал негр, ткнув пальцем в ящики стола в штурманской рубке, – здесь коллекция адмиралтейских карт всего мира, старьё в основном, вот публикации, - показал он на полки забитые лоциями и другими морскими книгами, - а вот – корректура, он показал на полки, на другой переборке, с извещениями мореплавателям.

- А где навигационные инструменты?
- Они здесь, и под диваном, - сдающий показал на рундук с ящиками в углу рубки и на диван. - Но они,   а также сигнальные флаги и фигуры – это хозяйство третьего офицера.

  Тимур с панамцем переместились снова в просторную ходовую рубку.
- Тут включается палубное освещение, а здесь – ходовые огни, показал панамец на ряды тумблеров на пульте, в передней части рубки. – Вот два радара, эхолот, лаг, навтэкс, джипиэс, укв – радиостанции, манипуляторы управления рулём и машиной, ну и остальное, по мелочам, сам разберёшься, а мне пора бежать на катер.

- Погоди! Компьютер-то, хоть, есть? – Спросил Тимур.
- Есть, один, пока, на всё судно - в радиорубке, пробурчав что-то, если перевести на русский, то прозвучало бы, как «задолбали греки своей экономией».
 
  Затем панамец осклабился в белоснежной улыбке, пожал руку Тимуру и, пожелав тому счастливого плавания, затопал из рубки вниз по трапу .
   Удивлённо пожав плечами, Тимур остался один на мостике, но это продолжалось минуты две: на мостик поднялся упитанный матрос – поляк, невысокого роста.

- Гжегош, ОС (матрос второго класса), – протянул он руку Тимуру.  – Идите к капитану с документами, а я останусь тут на вахте. Его офис - палубой ниже, налево.
Гжегош говорил по русски с приличным акцентом.

   Документы Тимур держал в дороге всегда при себе в небольшой барсетке, прикреплённой к поясу и, поэтому, сразу направился к капитанской каюте.
Постучав в дверь, получив разрешение и, войдя в капитанский офис,  довольно просторный, Тимур увидел сидящего за столом капитана – моложавого симпатичного грека, усатого, с густой чёрной шевелюрой, тронутой сединой.

  С любопытством взглянув на Тимура, капитан кивнул ему и жестом предложил сесть в кресло с правой стороны стола. В левом кресле уже восседал Феликс.
Тимур поздоровался, присел в кресло и достал свои документы.

Капитан взял документы: паспорт, рабочий диплом, сименсбук (мореходную книжку), различные вкладыши к диплому и начал их просматривать, изредка бросая короткие взгляды на Тимура. Что-то было в его взгляде неуловимо неприятное.

- Окей! – Наконец сказал он, - документы у обоих в порядке, но, поскольку «Фламинго» ходит под панамским флагом, вам, согласно требованиям государства, необходимо получить панамские лицензии на занятие ваших должностей.

 Сейчас мы следуем в Эквадор, в порт Гуаякиль грузиться бананами, а на обратном пути, опять во время прохождения Панамского канала остановимся в Кристобале и вы оба пройдёте собеседование с местными портовыми властями, после чего получите эти лицензии.

- Точно получим? – Спросил Феликс.
- Зависит от вас и от проверяющего. Не понравитесь ему – полетите домой за свой счёт, - усмехнулся капитан.
 - А сейчас старший офицер ознакомит вас с судном и вашими обязанностями в период вахты во время стоянки в порту при выполнении грузовых операций.
Да, обращаться ко мне можете: «мастер», «сэр» или «кэптен Джёч».

Капитан снял телефонную трубку внутрисудовой связи и куда-то позвонил и через секунд пятнадцать в дверях каюты возник плотный угрюмый грек среднего роста, похожий больше на турка, в синем выцветшем комбинезоне и с укв радиостанцией «уоки-токи», подвешенной чуть ниже левого плеча.

- Знакомьтесь, это чиф-офицер, - сказал капитан, бросив на того почему-то неприязненный взгляд.
 Чиф мрачно кивнул непонятно кому и не подав никому руки.

«Не всё гладко в «Датском королевстве» - подумалось почему-то Тимуру.
- Лэтс гоу (пойдём – англ.)! – Хрипло сказал, как скомандовал, старпом, не глядя на офицеров и сам первый вышел из офиса. Офицеры последовали за ним.

 Проведя Тимура с Феликсом по всем палубам надстройки и, ознакомив их с судовыми помещениями,
угрюмый грек-старпом подвёл их к лазу во второй грузовой трюм.

- Сейчас я покажу вам, как работать с гидравликой закрытий твиндеков в трюмах. Открывать и закрывать твиндеки будет входить в ваши обязанности, когда вы будете нести вахту в порту во время грузовых операций:  согласно правилам, закрывать и открывать твиндеки имеют право только палубные офицеры и боцман. Матросы допускаются к этой работе только в крайних случаях и только те, кто имеет такой опыт.

- Неужели всё настолько сложно? – Поинтересовался Феликс.
- Не особо сложно, - хмуро глянул на него грек, но есть нюансы: во-первых – очерёдность закрытия створок люков должна строго выполняться, иначе можно наломать дров, во-вторых – оборудование старое и нужно к разным рукояткам применять различное усилие, короче, работать надо внимательно и осторожно.

   Все трое спустились в трюм и старпом показал наглядно Тимуру с Феликсом как выполнять эту работу, благо трюма были пустые: судно в балласте возвращалось из Европы за новым грузом бананов в эквадорский порт Гуаякиль.
   Поднявшись вновь на главную палубу, старпом бегло ознакомил офицеров с палубными механизмами:
шпилём, брашпилем, грузовыми и шпринговыми лебёдками, заметив при этом, что в дневное время настройку грузового устройства и работу с ним, когда необходимо, матросы выполняют сами под руководством вахтенного палубного офицера или боцмана, а ночью (поскольку грузовые операции ведутся круглосуточно) офицер  участие в этих работах принимает непосредственно с матросами, так как ночью на вахте всего два матроса.

- Это вам не на советском флоте, - добавил он недобро ухмыльнувшись. – Привыкли там разгуливать по палубе в эполетах и - народу куча в распоряжении. Здесь же – прыгнули в комбезы и будете, как миленькие, и лебёдками сами управлять и оттяжки с контроттяжками растаскивать. А вздумаете сачковать – разговор короткий: полетите домой!

  Тимур с Феликсом удивлённо переглянулись: не успели попасть на судно и уже такая недоброжелательность. Да и капитан на них как-то косо поглядывал. Они же ведь не пацаны какие-то, а оба – опытные моряки, а в «легионеры» подались, так – жизнь заставила.
«Интересно, он только к бывшим советским так относится или по натуре своей – вредный тип?», - подумал Тимур.

  С недобрым отношением к бывшим «совкам» ему уже приходилось сталкиваться на шведском судне, где ему довелось весной прошлого года поработать старпомом. Капитаном там был швед, он же – хозяин судна. «Совков» он не любил, но вынужден был принимать их на работу, так, как стоили они ему дешевле, чем даже те же поляки.
  Если кто-то из «легионеров» делал, по его мнению, что-то не так, он «обкладывал» его по- английски и по-шведски, обзывая того, при этом, «коммунистом».

  По ходу своей службы, в дальнейшем, коллеги поймут в чём дело, почему именно к ним со стороны старпома и капитана недружелюбное отношение: судоводители - греки чувствовали в своих иностранных коллегах конкурентов и боялись, что когда-нибудь и их, греков, судовладелец заменит на более выгодных «легионеров».

- А сейчас пойдём, покажу вам машинное отделение, - сказал старпом, но, вдруг, «уоки-токи» под его плечом что-то затарахтела по-гречески.
- Так, -  сказал старпом, ответив кому-то, - всё отменяется.  В машину сами дорогу найдёте позже. Поступила команда – сниматься с якоря. Пошли все по – местам!

 Старпом взглянул на часы.
-Тебе - на вахту, ещё час остался, - он кивнул Феликсу, - а ты, обратился он к Тимуру, – давай - на обед,  через час меняешь третьего на мостике.
 
 
                Глава   III

  В кают-компании, куда зашёл Тимур пообедать перед вахтой, к нему подошёл познакомиться грек, шеф-кок, показал место за двухместным  столиком (второе место предназначалось Феликсу) и дал ему кусочек мяса, чтобы задобрить судовую собаку Дору, которая была очень злой и бросалась на чужих.

   Собака была куплена экипажем в Португалии и снабжена всеми, необходимыми для санитарных властей в портах, документами. Дора в море  свободно бегала по всему судну, а в портах её сажали на привязь на открытой веранде, на второй палубе. Перед выходом из порта, Дору отвязывали и она обегала всё судно в поисках «зайцев», то-бишь, нелегальных пассажиров. Это и было её главной обязанностью на судне: она освобождала моряков от нудных лазаний по судовым закуткам, экономила им время и нервы с одной стороны, а с другой – никакой, даже самый изобретательный «заяц» не сумел бы спрятаться от чуткого нюха Доры.

   Вновь прибывшие на судно прикармливали Дору несколько дней, пока она не начинала принимать их за своих и после этого шеф-кок отвязывал её с привязи.

   Тимур отобедал и отправился на мостик менять Феликса.
   Вот так и началась их служба на греческом рифере «Фламинго».

   Пройдя южные шлюзы (а дело в том, что, благодаря конфигурации перешейка, Панамский канал простирается не с запада на восток, а с севера на юг, если двигаться по нему со стороны Карибского моря), «Фламинго» покинул Панамский канал, направляясь к берегам Эквадора и через полтора суток уже стоял ошвартованным в порту Гуаякиль.
  После прохождения портовых формальностей, палубная команда открыла трюма, твиндеки, и сразу же началась погрузка бананов в картонных ящиках в чрево судна.

  Если в море у Тимура с Феликсом и старпомом вахта на мостике была четыре часа через восемь, то в порту, независимо от того, производятся грузовые операции или нет, стояли они вахту шесть через шесть (старпом и капитан стояночную вахту не несли); при погрузке бананов, как и предписано им было, они занимались открытием и закрытием трюмов и твиндеков, а также выборочно проверяли качество принимаемого груза.

  Эта работа заключалась в следующем: на причале перед каждым трюмом (а погрузка шла одновременно во все четыре) сидели за столиками сюрвейеры (инспектора) из местных, которые проводили проверку качества бананов, подвозимых фурами; они брали с каждой фуры произвольно ящик, вскрывали его, убеждались в том, что бананы там все зелёные, доставали оттуда банан, втыкали в него штырь специального  термометра, определяя температуру тела фрукта, затем разламывали его пополам и определяли его консистенцию. Результаты этих наблюдений они записывали в лежащие перед ними на столиках амбарные книги.

  Такой же работой занимались и Тимур с Феликсом на своих вахтах. Различие было лишь в том, что они не следили за новыми фурами, в их обязанности входило ежечасно выборочно так же проводить проверку качества бананов, перед погрузкой в каждый трюм; они записывали номер трюма, время проверки, температуру банана, его состояние (плотность, цвет) в специальные рапортички, которые, по окончанию вахты накалывались на крючок у капитанского офиса.

  Тимур, хотя его никто к этому не обязывал, делал такие рапортички под копирку, в двух экземплярах, сам не зная для чего, и копии складывал в папочку в своей каюте, будто бы предчувствуя, что однажды эти копии могут ему пригодиться, что однажды и произошло. Но об этом – позже.
  Если офицеров что-то настораживало в качестве груза, то они докладывали об этом капитану.
  В случае дождя, трюма в спешном порядке закрывались и тогда в грузовых операциях делался перерыв.

  Если дождь случался затяжным, Тимур поднимался на мостик и занимался корректурой навигационных карт и книг на переход через океан в Европу и прокладкой пути на этих картах.
   Судовые  Адмиралтейские карты, в своём большинстве, были старые, изъятые из употребления, и это обстоятельство доставляло сложности при корректуре, так как новые с теми же номерами, как правило, имели другую нарезку.

   На обращение Тимура к капитану по поводу приобретения новых, тот, усмехнувшись, ответил, что тут принято покупать новые карты и пособия только после замечаний портовых инспекторов, поскольку замена их – дорогое удовольствие и заявил, что корректура – проблема второго офицера и пусть он выкручивается, как хочет, но, чтобы корректура на текущий переход всегда была «ап дейт», несмотря ни на что, но на получение новых Тимур заявку пусть подготовит, на всякий случай, заранее.

  Судно стояло под погрузкой  десять дней, из которых в городе Тимур был всего, лишь, один раз (на телефонном переговорном пункте) и то, строго следуя инструкции, полученной от коллег по поведению в этой криминализированной, скажем так, стране.
   До этого в Эквадоре ему бывать не приходилось, но обстановка здесь смахивала на ту, с которой он сталкивался в странах западной Африки: нищета и зашкаливающая преступность.

   Поэтому, выйдя за ворота порта, Тимур сразу же взял одно из дежуривших у ворот такси и, доехав до переговорного пункта, попросил таксиста его подождать, после чего зашёл в помещение.

  Переговорный пункт находился под охраной целого отделения вооружённых бойцов в зелёной униформе.
«Действительно, у них тут всё так запущено», - подумал Тимур и, отзвонившись домой жене и, «доложив» ей обстановку, сел в такси и отправился на судно.

 Машина сначала миновала центральную часть города, проехав мимо богатых частных домов, ограждаемых трёхметровыми заборами с колючей проволокой поверх них, затем – примыкающий к порту район с жалкими трущобами и, наконец, остановилось у ворот торгового порта.
   Прибыв на судно, Тимур поднялся по внешнему трапу на веранду второй палубы, где тосковала, привязанная на время стоянки Дора, почесал её за ушком, при этом она осклабилась, признавая его уже за своего, и отправился в кают-компанию на обед. После обеда ему предстояла  очередная шестичасовая вахта.

  Завершив погрузку, «Фламинго» отправился в путь, теперь уже с грузом бананов в португальский порт Виана–ду-Каштелу, минуя Панамский канал, Карибское море, пересекая Атлантику.

                Глава      IV

 
   На обратном пути, в ожидании очереди на прохождение северных шлюзов Панамского канала, «Фламинго» опять стал на якорь на рейде Кристобаля. Где-то в полдень, через час после отдачи якоря, на борт прибыл капитан порта в сопровождении морского агента.
  Первым в капитанский офис на собеседование был вызван Феликс. Потом подошла очередь Тимура.

  После звонка капитана к нему в каюту, Тимур поднялся палубой выше в капитанский офис.
  Во главе стола, как обычно, восседал капитан Джёч, а справа от него – высокий человек в белой морской форме и красиво сшитой морской фуражке с белым верхом и разлапистой «капустой».

  Перед ним на столе лежал рабочий диплом Тимура и его сименсбук.
«Представитель порта», - догадался Тимур.
- Садитесь, - капитан указал Тимуру на кресло слева. – Капитан порта Кристобаль должен провести с вами беседу перед тем, как выписать вам лицензию на право работы в вашей должности на судах под панамским флагом.

- Я готов, - коротко ответил Тимур.
- Итак, - улыбнулся капитан порта, - я смотрю по сименсбуку, морская практика у вас неплохая, мистер секонд, даже, вот есть записи, что довелось вам и в капитанской должности послужить. Ваш «Надир», случайно, не посещал наши края, не бегал, как «Фламинго», в Эквадор за бананами?
- Нет, сэр, - отвечал, Тимур,- «Надир» не рифер, а малтипьюпоз (многоцелевой – англ.) и до ваших краёв не доходил, лишь Балтика, да Северное море.

- Окей. А что вы заканчивали?
- Так, там есть запись и в рабочем дипломе и в сименсбуке, посмотрите внимательно: Высшее инженерное морское училище в Ленинграде.
- Ага, нашёл, теперь вижу, - сказал капитан порта. – А перед этим, смотрю, вы ещё средний морской колледж оканчивали?
- Да – ответил Тимур, -  мореходное училище.
- И всё время работали на торговых судах?

- Именно так! – соврал Тимур. Он знал, что во время подобных интервью лучше не вспоминать о своём рыболовном прошлом, так как у интервьюера, чаще всего, сразу возникает в мозгу образ утлой рыболовной шхуны и тогда его решение  на предмет сертификации – непредсказуемо.

   Тимур ждал вопросов по специальности, но их не последовало.
- Окей! – Ещё раз произнёс, приподнявшись в своём кресле, капитан порта.- Счастливого плавания вам!  Лицензию я выпишу.
- Сэнк ю! – Сказал Тимур.

- Свободны! – Буркнул капитан, - и, глянув на часы, добавил – не забудьте, что уже ваша вата началась, идите сменяйте третьего, будем  скоро сниматься с якоря.
- Иес, сэр! Отозвался Тимур и отбыл на мостик.

  После вахты капитан вызвал Тимура в свой офис и вручил ему панамскую лицензию на право занимать должность первого офицера на торговых судах под панамским флагом грузоподъёмностью свыше 1500 тонн.
- Доволен? - Спросил он. - Но это не значит, что вам добавят у нас жалованье. Будете получать, согласно контракта плюс за овертайм.
- А я и не расчитывал, -  ответил Тимур и удалился.

А дальше – был опять Панамский канал, на входе в который у рифера «Фламинго» отказала машина и свежий бриз понёс его на камни, но вовремя судно подхватили дежурящие там два буксира и аварии удалось избежать.

  Тимур в это время находился на корме и контролировал работу швартовщиков – матросов канала, которые, согласно правилам прохождения Панамского канала должны были осуществлять швартовые операции, а не судовые матросы.

  Он отметил, что панамцы работали чётко, благодаря чему не произошло навала судна на бетонную стенку у батопорта головного шлюза.
  Короче, слава Богу, всё обошлось, в конце-концов, через полчаса снова машина завелась, судно благополучно заправилось в ворота шлюза, его с носа и кормы подхватили по две пары локомотивов и протащили через все шлюзы.

  «Фламинго» вышел в Карибское море.

                (Продолжение следует)
 
 
 
 
   
 
 


Рецензии
Добрый вечер, Влад! Прочитана первая глава и уже могу сказать, что повесть обещает быть интересной, причём, не только профессиональным морякам. Уже прорисовываются характеры и будущие взаимоотношения героев. Так что, жму руку, Влад,буду читать дальше.
С уважением и дружеским теплом Володя.

Владимир Пастернак   15.06.2019 21:11     Заявить о нарушении
Спасибо, Володя, на добром слове и за то, что набрался терпения для чтения довольно длинной истории. :) Желаю приятного прочтения.
С теплом и уважением, Влад.

Влад Колд   15.06.2019 22:07   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.