Испытание Колымской трассой

      Легко  и  стремительно    мчит   по  трассе  огромный   красный  КамАЗ.  И   несмотря  на  неожиданные   повороты,    крутые   подъемы   и   прочие   сюрпризы,   на   которые  так   щедра   знаменитая   Колымская   трасса,  скорость   у  КамАЗа   в   пределах   допустимой   дорожными   условиями.  Чувствуется,  что   тот,   кто  ведет   эту   махину,  абсолютно  уверен  в   себе,   в   машине.

     Задолго  до   поселка   Рыбного  КамАЗ   замедляет   ход,  хотя   в  этом   нет   необходимости:  дорога   свободна,   да  и  состояние  ее   нормальное.

      Водитель   Анатолий  Гриндюк   опускает   боковое   стекло,  вытягивает   руку,  пропуская   сквозь   пальцы   потоки   встречного  прохладного   ветра,  задумчиво   смотрит   то   вправо,   то   влево.  И  как  бы  сам   себе,  но  с   таким   упоением   говорит:

      -  Вот   столько  лет  любуюсь  этой   красотой  и   не  могу  налюбоваться!

      Еще   немного   проехав,   машина  остановилась.  Легко  соскочив   на  подножку,  Анатолий   выходит   на   обочину   дороги,  вдыхая   всей   грудью   аромат  тайги.  Любит  он  эти  неповторимые   колымские   пейзажи,  и   северная   природа  отвечает  ему  тем  же.  Анатолий  недавно   даже  грача   видел,  птицу   редкую  для   этих   мест.

      Прислушавшись,   чуткое  его  ухо  уловило   песню  кедровки,  которая   теплом   разлилась   в  душе.  А   недавно  на  этом   самом   месте  он  наблюдал   великолепное  зрелище:  дорогу   переходили   лоси.  Это  было   настолько   красиво  и  величественно,  что   Анатолий   невольно  нажал   на   тормоз,  благо  ехал   на   небольшой   скорости,  что   всегда   делал  на  этом   участке   трассы,  и   проходившие   совсем   близко   лоси  нисколько   не   испугались  затихающего  шума мотора,  спокойно   продолжая   свое  шествие.

       А  может  лоси   почувствовали,  что   тот,  который   сейчас   облокотился   на   баранку,  сцепив  пальцы   сильных   мужских   рук  и   вдумчиво   провожавший   их   своим   добрым   взглядом,  не   сделает   им   ничего   плохого!  И  они   прошли,    не  спеша  и   гордо,  не  подозревая,  что  заставили   трепетать  сердце   того,  неподвижно  сидящего  в   кабине,  от   чувства безграничной   любви   и   причастности  к  окружающей   природе   и   красоте,  к  земле   нашей...

      В   минуты   откровений  Анатолий   признается:

      -   Я  никогда   не  думал,  что  попаду  на   Север.  Холодно   очень.  И  удивлялся,  как  там  живут   люди.

       Но   случилось  так,  что  в  горняцкий   поселок  на  Донбассе,  откуда   Гриндюк   родом,   приехал  в  отпуск  из  Сеймчана   его   друг.  И   после  его   рассказов  о   Севере   Анатолия   исподволь   начала   точить   мысль: "А  что   я  слабее   других,   неужели   не   выдержу?  Здоровье   у   меня   крепкое,  на  работе  всегда   был   не   на   плохом   счету,  испытаю-ка   еще   себя  Севером".

      И  осенью  1977  года   поселок   Сеймчан   Магаданской  области  пополнился   еще  одним   жителем.  Устроился  в  автотранспортное  предприятие.  При   приеме  главный   инженер   сказал: "Поработайте   слесарем   полгодика,  а  потом  можно  и  на  машину".

      Но  только  месяц   и   пришлось   Анатолию  работать   слесарем.  Заметили   водительские   способности  и  умение  парня,  решили,  что  пора  проверить   его  деловые   качества   на   трассе.

      Долго   не  спалось   Анатолию   перед   первым   рейсом.  Понимал,   что  это  экзамен,  и  не   простой   экзамен,  и  не только  перед   товарищами  по   работе,  главное  -  это  экзамен   перед   самим   собой,  экзамен   на   мужскую   зрелость.

      Навсегда  в   его   памяти   останется   этот   рейс.  Загрузившись   в  Аркагале  углем,  Гриндюк   на   своем   МАЗ-500  с  прицепом   возвращался  домой.  Стоял   октябрь.  Прошел   обильный  снегопад,  а  затем   начался  гололед.

      Подъемы  от  Тал-Юряха  до  Кадыкчана, "затяжные  лобки", буквально   замучили.  Проехав  метров   пять-шесть,  почувствовал,  как   машина  шлифанула.  Стал   на   тормоз,  вышел  из   машины  и  начал  подсыпать   уголь  под  колеса.  А  гололед  сильный.  Уголь   вылетает  из-под   колес.  И   снова   тормоз,  и   снова   подсыпка...  Так  проехал  километра полтора.  Обратил  внимание,  что  на  эту   процедуру  ушло  довольно-таки   много   угля,  а  впереди   еще  километров  тридцать.  Подсчитал,  что  на  подсыпку  уйдет   весь  груз.  Да  и   с   прицепом   кидает   в   разные  стороны:  свалишься  в  кювет  и  угля  не  привезешь,  и  сам...

     С  тяжелой   душой   Анатолий   принимает   решение   оставить  прицеп  и  ехать  в   Сеймчан.   Не   победителем,  конечно,  возвращаться,  но  хотя  бы  сохранить   уголь - народное  добро.  На   сердце  камень. Разочарование   и  боль  охватили   Анатолия.  Хотелось   все  бросить  и   бежать  куда  глаза  глядят.  И   никакие   материальные  стимулы  не  могли  заполнить  теснящую   пустоту  души.

       Но  рядом   были  товарищи.  Его  даже  хвалили  за   принятое  решение,  а   чувство  неудовлетворенности   собой   еще  долго   не   проходило.

      Потом   начались  постоянные  рейсы -  ближние  и  дальние,  похожие  и   разные,  тяжелые  и   не  очень.  В  общем-то  трасса   трудная. И  порой   даже   самому   опытному  водителю   нелегко  ладить  с  ее   непростым   характером.

      Уже   много  лет  водит  автомашины  Анатолий  Гриндюк  по  Колымской  трассе.  За  это   время  он   изучил   ее  как  свои  пять  пальцев.  Начальник  производственно-технического  отдела  АТП  Виталий  Чурсин  как-то   сказал: "Анатолий  даже  с  закрытыми  глазами   может   по  трассе  проехать,  знает,  где   какой  поворот,  где  подъем.  а  где  яма  или  еще  какая  опасность".

     На  трассе  как  нигде  нужна   взаимовыручка.  Не  было   случая  у  Анатолия,  чтобы  он  проехал  мимо  застрявшего  в  кювете  собрата.  Непременно  остановится,  спросит  в   чем  дело.  Сам  не  сможет  помочь,  обязательно   дождется  другого   водителя,  но  никогда  не  оставит  товарища  в  беде.  Наверное,  нужно  самому   испытать   состояние,  когда  он  говорит:

     -  Вытащили   машину  из  кювета. Сели.  Чай  попили.  Поговорили. Ну,  как  там  впереди  трасса,  перевал   подсыпан? -  спрашиваю  с  надеждой.

     -  Да  нет,  брат,  придется  тебе   самому,  -  слышу  в   ответ  и  я   знаю, что,  может,  через   несколько  минут   и   сам  буду   нуждаться   в   помощи,  но   на  душе  легче  от   мысли,  что  все  равно  рядом  окажутся   такие   вот   ребята.

     И  едет  Анатолий  вперед.  А   трасса   действительно   трудная.  Проехав  километров  пятнадцать,  открывается  знакомая  картина  -  перекрыв  дорогу,  "растележился"  КрАЗ.  Тут  не  до  романтики.  Нужно  брать  лопату  и  подсыпать,  чтобы  подняться   на   перевал  и  ему,  и  тебе.

     На   участке  от  Атки  до  256  километра  всегда  бушуют   страшные  метели.  В   трех   метрах   ничего   не   видно.  Тогда   машины   выстраиваются   в   колонну.  Очень   трудно  бывает   в   таких  случаях   ведущему.  Дорогу   переметает,  ни  зги   не   видно,  и  когда  уже  нет   сил  вести,  он   перестраивается,  уступая   место  другому,  а   сам   становится   в  хвост  колонны   и   так   чередуется  до  256-го  километра.

     Чуть  полузакрыв  глаза,  Анатолий  произносит:

     - Самолеты  не   летают,  а   мы  идем... -   Потом,  воодушевившись,  добавляет:

     -  Именно  в   рейсах   приходит  то  чувство,  что  ты  должен  победить  трассу,  а  не она   тебя.

     Анатолий  имеет   право  так   сказать   о   себе.  Был  у  него  такой   случай.  Ехал  он  в  Якутию.  Мороз   под  60  градусов.  И  вдруг  полетела  у  него  бортовая.  Другой  бы  слил  воду и   все  дела.  А  Гриндюк  берет  ключи,  поддомкрачивает,  разбирает...

     Кто  занимался  этим  делом,  тот  знает,  что   выполнить  эту  работу  в  рукавицах   невозможно.  Обнаженные  пальцы  Анатолия   примерзают  к  металлу,  из  них   уже  сочится  кровь,  а  он,  напрягая  всю  свою  силу  воли,  сцепив  зубы,  твердит  сам   себе: "Нет,  сейчас  докручу...".  И  не  было  случая  у  него,  чтобы  он  бросил   свою   машину.  А  это  значит,  что  испытание   Колымской  трассой  для  Анатолия  Гриндюка   состоялось.

*  *  *
   


Рецензии
Спасибо огромное, Раиса! Именно такими водителями и была заполнена Колымская трасса! С большим интересом знакомлюсь с вашим творчеством! С теплом и уважением, Александр!

Александр Валеев Колыма   13.02.2017 11:33     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.