Чумной доктор Глава 25

Глава 25. Разговор перед смертью

Тайны – они приманивают к себе людей еще сильнее, чем деньги. Если произнести в закрытой пустой комнате вслух: «хочешь, я расскажу тебе тайну?», то тут же послышится из полумрака комнаты тихое, глухое, но восторженное: «Да!»

Адвен выехал из города под вечер, и его тут же остановили несколько угрюмых всадников. Уже знакомый мрачный безымянный инквизитор с умиротворенным лицом объявил пожелание его Святейшества увидеть господина доктора лично, и Адвен без всяких сомнений принял это великодушное предложение.
Инквизиторы проводили доктора в свой лагерь, который находился в маленькой деревне недалеко от города. Жители покинули свои дома, спасаясь от чумы, и теперь по улицам бродили только молчаливые монахи в черных рясах с белыми крестами на груди.
Зимой ночевать в походных шатрах холодно, и Первый инквизитор расположился в деревенской часовне. Маленький деревянный домик с колокольней и крестом на шпиле крыши стоял в стороне у самого леса. Шестеро вооруженных стражников в кирасах поверх черных ряс молчаливо бродили вокруг. Они выглядели немного забавно, но вполне воинственно.
Адвен остановил повозку недалеко и в ожидании наблюдал за быстро темнеющим небом, изображая при этом безмятежность и полное спокойствие. Первый инквизитор не спешил принимать гостя.
Игрр появился почти сразу, подкрался тихо и незаметно.
– Хозяи-ин-нн, Игрр здесь, – желтые глаза гоблина преданно горели.
– Рассказывай, – почти шепотом потребовал Адвен.
– Хозяин прав, хозяин умен! – восторженно шептал гоблин. – Злобный старец будет травить хозяина. Достал курикуш, приказал принести вино, готовиться к встрече.
– Наверное, так должно и быть, – задумчиво произнес Адвен и взглянул на вооруженных инквизиторов. – Гораздо хуже, если бы он решит меня схватить и пытать. Я не люблю пытки.
– Хозяин смелый, курикуш хорош, Игрр подсыплет немного инквизитору, он уснет и не проснется. Никто не узнает, – шептал гоблин. – Зачем рисковать? Зачем говорить умные речи с мертвецом?
– С мертвецом? – холодно усмехнулся Адвен. – Перед смертью люди ведут самые откровенные беседы.
– Хозяин говорит загадками, – непонимающе буркнул гоблин.
Адвен ничего не ответил и достал из кармана маленькую стеклянную баночку с белым порошком внутри.
– Возьми это, – Адвен протянул баночку гоблину. – Замени, только смотри не перепутай. Будь рядом. Подожди, пока я уйду, потом сделай все тихо. Лучше перед самым сном.
– Коварный хозяин. Игрр понял замысел хозяина, – желтые глаза гоблина злобно блеснули.
– Будь готов. Когда все закончится, заберешь письма и шкатулку, – шепотом приказал Адвен.
Гоблин преданно кивнул, забрал баночку и бесшумно скрылся в темноте.
Когда совсем стемнело, доктора пригласили на аудиенцию к Первому инквизитору Пертрешу. Адвен снял шляпу и дорожный плащ, оставил одежду в повозке, поправил свой строгий лекарский костюм и взял деревянную трость, но, поразмыслив мгновение, положил ее обратно в повозку и взял лекарскую сумку. Смелость и безрассудство – сестры близнецы, порой сложно определить, кто из них кто.
Мрачный безымянный инквизитор молча повел Адвена в часовню. Они прошли через пустой, плохо освещенный зал, где уже давно не проводили богослужений, а лики святых безмолвно взирали на незваных гостей, и остановились перед дверью. Двое вооруженных монахов преградили путь. Мрачный инквизитор остановился и повернулся к Адвену.
– Надеюсь, вы не вооружены, доктор Ивут? – спросил он. – Откройте сумку.
Адвен молча подчинился. Мрачный монах небрежно осмотрел одежду Адвена, заглянул в сумку, удивился, увидев носатую маску, но промолчал.
– Входите, его Святейшество ждет вас, – объявил он и, посторонившись, жестом указал на закрытую дверь.
Охрана расступилась в стороны. Адвен немного помедлил и уверенно вошел в дверь. Как только он вошел, дверь тут же закрылась за спиной, но вместе с ним в комнату быстро проскользнула низкая бесшумная и почти незаметная тень.
Внутри было светло, но мрачновато. Несколько масляных ламп освещали маленькую комнату с наглухо заколоченным досками окном. Первый инквизитор Пертреш, одетый в темно-красную мантию, сидел в своем кресле за пустым столом. Внешне он казался спокойным, но явно скрывал внутреннее напряжение. На лбу, чуть выше виска, красовалась темная ссадина.
 О Первом инквизиторе Пертреше рассказывали страшные истории, но в основном это были только слухи, пущенные им самим для нагнетания жути и страха у окружающих. На самом деле он не любил казни и ненавидел пытки, терпеть не мог крики и кровь, но при этом совершено не ценил человеческие жизни. Долг и великая идея управляли его мыслями и сердцем. Виновен – значит, будет казнен! Невиновен, но казнен – значит, на то было веление Бога. О коварстве и всевластии дьявола он почему-то часто забывал.
– Приветствую вас, ваше Святейшество, – учтиво поклонился Адвен.
Инквизитор молчал, не сводя с доктора пронзительного взгляда. Адвен тоже безмятежно смотрел на инквизитора, и только огонь в лампах подрагивал в нетерпении.
– Получил ваше письмо, – взгляд инквизитора скользнул по столу и снова вцепился в доктора. – Вы, господин лекарь, хотели со мной о чем-то поговорить?
– Я думаю, нам с вами есть о чем побеседовать, – безмятежно ответил Адвен. – После нашей последней встречи между нами осталась некоторая недосказанность. Вы так быстро сбежали…
– Что вы хотели мне сказать? – резко спросил инквизитор и непроизвольно прикоснулся к ушибленному лбу.
– Я хочу в первую очередь извиниться за то, что напугал вас, и… – Адвен сунул руку в сумку.
Инквизитор испуганно схватился руками за кресло, сохраняя при этом полное спокойствие на лице.
–  Вернуть вам ваши вещи, – Адвен шагнул вперед, достал маску и положил ее на стол.
В глазах Первого инквизитора появился страх, но он сдержался, осторожно взглянул на уродливую маску и сразу перевел взгляд на гостя.
– Что еще? – строго спросил инквизитор. – Я думаю, вы пришли не для того, чтобы показать мне эту маску?
– Вы правы. Я посетил вас, потому, что считаю,  нам не помешает некоторая откровенная беседа, – предложил Адвен. – При возникновении каких-либо разногласий я всегда склоняюсь к дипломатии и переговорам.
– Переговорам? – с удивлением и в то же время интересом переспросил инквизитор.
– Верно. Я знаю ваши тайны, но не все. Вы хотите узнать мои секреты, – Адвен говорил мягко, деликатно, словно уговаривая ребенка, и при этом не сводил взгляда с недоуменного лица инквизитора. – Король ведь не разрешил вам арестовать и пытать меня?
– Король мне не указ! – резко ответил инквизитор. – А вы подозрительный человек. Появились из ниоткуда, лечите всех подряд. Может, вы колдун? А еще вас видели в компании мерзкого карлика.
При этих словах за занавеской, разделяющей комнату на две части, послышался едва слышный шорох.
– Это не карлик, это гоблин, – поспешно поправил Адвен.
– Гоблин? Нелюдь?! – удивленный смелости доктора, воскликнул инквизитор, но тут же смягчил свой тон. – Но ваше предложение имеет смысл. Давай побеседуем.
– Не как враги? – уточнил Адвен.
– Но и не как друзья, – мрачно буркнул инквизитор и снисходительно предложил: – Присаживайтесь, доктор Ивут, или как вас там зовут. Давайте побеседуем.
 Адвен сел за стол и умиротворено посмотрел в темные настороженные глаза напротив.
– Ну? И о чем мы будем говорить? – страх и ненависть Пертреша уступали любопытству.
– Я расскажу вам о себе, а вы поведаете мне историю о маленькой шкатулке из темного дерева, – с доброжелательной улыбкой на лице предложил Адвен. – Давайте поговорим откровенно, вы ведь хотите этого?
– Хочу, – злорадно усмехнулся инквизитор. – Мои помощники умеют развязывать языки любому.
– Но ответы под пытками не всегда искренни, – беспечно напомнил Адвен. – Я сам отвечу на все ваши вопросы.
– На все? – усомнился инквизитор. – А что взамен? Хотите получить правдивые ответы? Немного наивно.
– Да, наивно, – согласился Адвен. – Но что нам скрывать? Теперь, когда маски не прячут наши лица.
Инквизитор недоверчиво усмехнулся, задумался и вдруг спросил:
– Скажите кто вы на самом деле? Ваша маска еще не снята.
– Вы действительно хотите это знать? – усмехнулся Адвен. – Вы не боитесь услышать правду? Не догадываетесь, кто перед вами?
Первый инквизитор с сомнением отрицательно покачал головой.
– Может быть, вчерашние ночные события немного сбили вас с толку, – продолжал издеваться Адвен.
– Так говорите! Кто вы! – с нетерпением воскликнул инквизитор. – Как ваше настоящее имя!?
– Имя? – улыбнулся Адвен. – У меня много имен и масок. Я хочу, чтобы вы сами сказали, кто я!
Инквизитор настороженно молчал и не сводил глаз с дерзкого доктора.
– Кто не боится смерти? Королей? Инквизиции? – с веселым злорадством спрашивал Адвен, и тяжесть его голоса нарастала с каждым словом. – Кто не боится колдовства и магов? Кто берет себе в слуги и гномов и гоблинов? Кто не поклоняется богам и стихиям?!
Бледное лицо инквизитора исказилось в гримасе страха, испуганные глаза с изумлением смотрели на опасного собеседника.
– Вы же уже поняли, кто я? Скажите вслух! – потребовал Адвен.
– Врачеватель душ… – тихо, обреченно выдохнул инквизитор.
– Верно, – снисходительно улыбнулся Адвен, словно полученный ответ был очевиден с самого начала.
– Вы?! – казалось, инквизитор не хочет верить в происходящее. – Врачеватель душ?
– Я вижу, вы удивлены? – продолжал добродушно улыбаться Адвен.
– Нет, не очень, – инквизитор с настороженным недоверием смотрел на собеседника. – Я догадывался, что вы не так просты, как кажетесь. Но Врачеватель душ? Здесь? У нас!?
– Когда в болезненных стонах умирают тысячи людей и слышны мольбы о помощи, – Адвен больше не улыбался. – Всегда появляется Врачеватель душ!
Бледный инквизитор испуганно молчал.
Закончив церковную школу или высшее учебное заведение, будущий сановник получал много знаний и мудростей, недоступных простым смертным, но в некоторые секреты его посвящали только вместе с назначением на важный пост. Самые тайные знания передавались только на словах и хранились кругом посвященных, и потому обычные люди никогда ничего не слышали о Врачевателях душ. Но даже короли и верховные магистры, посвященные в самые страшные тайны этого мира, очень мало знали о могущественных легендарных странниках, появляющихся ниоткуда. Древние легенды рассказывали о безымянных людях с магическим медальоном на груди, которые всегда появлялись в тяжелые смутные времена и с легкостью меняли ход истории. Рассказывали, как Врачеватели душ останавливали войны, свергали могущественных властителей и спасали от неминуемой смерти святых мучеников. Мало кто видел этих таинственных странников, но все, кто знали о них, твердо верили в то, что Врачеватели душ существуют и бродят по миру, верша великие деяния. Кто-то говорил, что это сами боги спускаются с небес, другие считали, что это могущественные волшебники вмешиваются в жизнь простых людей, но все почитали безымянных странников. Все знали: Врачеватели душ не интересуются ни золотом, ни титулами, им чужды слабости людей и мирские утехи, и они не никогда не вмешиваются в законы королей и святые заповеди Церкви, во всяком случае, без особой причины. Каждый посвященный знал, если Врачеватель душ почтил их визитом и «попросил» о помощи, то ему нельзя отказывать и бессмысленно перечить.
– Я много слышал о вас, но все рассказы, легенды… – осмелился заговорить инквизитор. – Не думал, что вы вот так появитесь.
– Многие вообще не слышали обо мне ничего, – Адвен говорил размеренно и надменно. – Это вам, высшим правителям, посвященным в тайны, рассказывают древние легенды о драконах, врачевателях, всесильных волшебниках, а люди на базарах довольствуются байками, придуманными вами или тайной королевской службой, а иногда и просто пьяным бардом из соседнего города.
– Да, я чту законы Короля и заповеди Господа и знаю силу стихий, но драконы… – неуверенно возразил инквизитор. – Их никто не видел лет двести.
– Сто восемьдесят два года, – уточнил Адвен.
– Но вы, Врачеватель душ! О вас вообще мало кто знает, – продолжал услужливо оправдываться инквизитор. – И никто не видел Вас никогда.
– От того, что я не читаю проповеди на улицах, не пугаю людей байками и не указываю королям, как им править государством, я не перестаю существовать, – возразил Адвен.
– Да верно, верно… – поспешно согласился инквизитор. – Но почему Вы сразу не пришли ко мне и не объявили о своем прибытии?
– А я даже не догадывался, что за всеми этими событиями, которые потрясли королевство, стоите вы и маленькая невзрачная шкатулка, – сохраняя полное спокойствие, ответил Адвен. – Я думал, это проклятье или заговор темных сил, но искал истинную причину трагедии и нашел. Оказывается, это все – вы!
Первый инквизитор напряженно молчал, капельки холодного пока проступили на его лбу.
– Бегаете в костюме чумного доктора по ночным улицам, травите людей, – с легкими нотками веселья продолжал Адвен, но вдруг помрачнел: – Кто бы мог подумать!
– И что теперь будет дальше? – растерянно спросил инквизитор.
– Мое предложение остается в силе. Давайте просто побеседуем. Вы расскажете все, что я хочу узнать. Честно и откровенно, и… – Адвен на мгновение задумался. – Я поеду дальше своей дорогой.
– Поедете дальше своей дорогой? – насторожился инквизитор. – Так просто?
– А почему бы и нет, – беспечно ответил Адвен. – Вы же не будете больше злодействовать и насылать мор на города?
Инквизитор замолчал, долго смотрел на странного собеседника, а затем вдруг поменялся в лице и вскочил с места.
– Конечно, господин Ивут! Или как вас лучше называть? – доброжелательно воскликнул инквизитор.
– Адвен Ивут, нам ни к чему сложные имена, – снисходительно улыбнулся Адвен. 
– Да, господин Ивут. Я польщен вашим визитом. Врачеватель душ – желанный гость везде, особенно у нас, у служителей Церкви, – услужливо улыбаясь, лепетал Пертреш. – И вы не подумайте, я не поклоняюсь тьме. Все мои деяния во имя Веры! Во имя Короля!
– Во имя Веры? – с не скрываемым недоверием переспросил Адвен.
– Да, и тому свидетель святой крест на моей груди, – воскликнул инквизитор и поспешно вытащил из-за ворота мантии золотой крестик на цепочке. – Я все вам расскажу!
– Очень хорошо, – одобрительно кивнул Адвен.
Инквизитор неуверенно суетился, расхаживая по комнате, а затем собрался с духом и успокоился.
– Может, бокал вина? – неуверенно улыбнувшись, предложил инквизитор. – В горле как-то пересохло.
– От хорошего вина не откажусь, – благосклонно улыбнулся Адвен. – Для откровенной беседы хорошее вино очень кстати.
– Вот и замечательно! А то такие гости, а я… – услужливо улыбаясь, Пертреш поспешно подошел к стоявшему в дальнем углу комнаты столику, где уже ждали заранее приготовленные фрукты, бутылка вина и пара бокалов.
Адвен помрачнел, когда инквизитор повернулся к нему спиной, скрывая от взора гостя бокалы и бутылку. Беседа становилась все занимательнее и опаснее. Яд – оружие женщин, но и мужчины не брезгают этим средством.
Первый инквизитор Пертреш повернулся и, доброжелательно улыбаясь, поднес угощение к столу. На серебряном подносе в высоких хрустальных бокалах покачивалось густое красное вино. В тусклом свете ламп содержимое бокалов очень напоминало кровь.
– Прошу! – улыбаясь, предложил инквизитор и поставил поднос на стол.
– Ну вот, теперь я вижу достойный прием для уважаемого гостя, – благосклонно улыбнулся Адвен. – Думаю, наша беседа будет очень занимательной.
Пертреш взял в руки бокалы и протянул один гостю.
Адвен осторожно принял бокал и внимательно посмотрел на вино, а затем взглянул в добрые приветливые глаза инквизитора. Улыбка, достойная великого лицедея, спрятала страх и удивление в глубине добрых темных глаз. Старый хитрый злодей был предсказуем и вдобавок дикий страх туманил его рассудок, а вот коварный гоблин мог преподнести неожиданный сюрприз.
Боитесь яда? Пейте простую воду – она прозрачна и чиста! А любая добавка сразу изменит ее вкус, цвет или запах. Адвен с улыбкой пригубил вино.
Вино оказалось действительно отличное, немного сладковатое с кислинкой и легким знакомым послевкусием порошка от мигрени. Не самое удачное сочетание вкусов, но в данный момент самое лучшее.
– Замечательное вино! – Адвен сделал большой глоток, потом еще один.
Настороженность в глазах инквизитора сменилась легким почти незаметным злорадством.
– За понимание! – приподняв бокал, произнес тост инквизитор и сделал несколько больших жадных глотков.
Адвен, скрывая злую усмешку, допил вино и поставил бокал на стол. Инквизитор с облегчением поставил свой бокал рядом и уселся в кресло. Некоторое время они, молча улыбаясь, смотрели друг на друга. Излишняя откровенность всегда приносит только неприятности, но иногда появляется удачная возможность если не рассказать всю правду, то пооткровенничать для облегчения души.
– Хотите еще вина? – предложил Пертреш.
– Нет, спасибо, одного бокала достаточно, – добродушно улыбнувшись, отказался Адвен. – Давайте все же вернемся к нашей беседе.
– С удовольствием, – согласился инквизитор. – Что вы хотите узнать?
– Многое, – уже без улыбки ответил Адвен. – Но для начала хочу вас спросить: зачем?
– Что зачем? – не понял инквизитор.
– Для чего вы травите людей? – Адвен держался спокойно, но спрашивал настойчиво. – Зачем насылаете мор на города?
– Ах вот вы о чем, – инквизитор откинулся на спинку кресла.
– Я еще могу понять, когда вы сжигаете на костре колдунов и еретиков, – Адвен с нетерпением смотрел на инквизитора, словно действительно ожидал какого-то объяснения. – Могу попытаться оправдать все эти зверства Инквизиции, но целые города?!
– Все для того же! – без всяких раздумий, уверенно ответил инквизитор. – Во имя Веры! Во имя Бога!
– Во имя веры? Во имя Бога? Какого Бога? – усомнился Адвен. – Небесный Бог не принимает жертвоприношений!
– Это не жертвоприношения, это очищение людей! Они живут в скверне. Не моются, гадят вокруг себя. Не верят ни в Бога, ни в Закон! – воскликнул инквизитор. – Вы же знаете, что именно такие люди в первую очередь умирают от мора. А те, кого чума щадит, видят смерть вокруг себя и в страхе вспоминают о Боге! Начинают молиться, и в этом их спасение. Спасение их душ от небесной кары!
– Спасение? – недоуменно усмехнулся Адвен. – А вы действительно не так просты, как кажетесь. Вначале я думал, что все это ради имущества и ценностей.
– Такие мотивы слишком примитивны, карать ради имущества, золота и серебра. Церковь и так не бедна, – пренебрежительно поморщился инквизитор и восторженно продолжил: – Чума всегда считалась карой, наказанием за человеческие грехи, за отсутствие любви к ближним и погоню за мирскими соблазнами. Люди, погрязшие в грехе, должны быть наказаны! А наша страна погрязла в ереси и распутстве! И даже Вы берете в слуги мерзкого карлика. Что говорить о простых людях. Кругом колдовство и язычество. Вы бывали в столице? В крупных торговых городах? Вы видели царство порока и распутства?! И одним каленым железом и кострами все это не вытравишь! Святая инквизиция не справится с этим мракобесием без посторонней помощи.
– И вы взяли эту великую миссию на себя? – спокойно наблюдая за самоуверенным инквизитором, уточнил Адвен.
– А как же! Я Первый инквизитор! – Пертреш вскочил с кресла. – Кто, если не я, вправе карать еретиков?! Кто вправе судить грешников?! О! Это большая ответственность и огромное бремя.
– Да, я понимаю, это не нескольких ведьм сжечь на костре, – хладнокровно съязвил Адвен. – Умерщвлять тысячи людей, и без всяких доказательств и судов…
– Кому нужны доказательства?! Мертвым доказательства не нужны! – резко вскрикнул инквизитор, но осекся и убавил свой пыл. – Бог сам решает, кто достоит жить, а кто умереть! Вот он истинный Божий суд!
– Или дьявольский? – резко спросил Адвен.
– Не-етт-! – Пертреш погрозил пальцем. –  В связи с дьяволом вы меня не упрекайте. Я верю в Бога и Церковь! И служу только им! Я знаю, вам не нравится наши методы, но наша цель не смерть и преисподняя, наша цель свет и жизнь! И мы всячески помогали Вам. Мы помогали Вам бороться с чумой! Не забывайте об этом!
– Я помню, и поэтому мы сейчас мило беседуем с вами, – безмятежно напомнил Адвен.
– Да! И я еще раз заявляю! Все это во благо! – пылко продолжил инквизитор. – И вы сами видели, как возрождались города после чумы! Церкви наполнились верующими. Люди снова полюбили жизнь! Уверовали в Бога и Спасителя!
– Это верно, – равнодушно согласился Адвен. – Но не слишком ли высокая цена?!
– Цена высока. Я знаю цену людским жизням, – рассудительно закивал инквизитор. – Но если бы только одни молитвы могли направить людей по пути праведному, разве мир нуждался бы в Инквизиции?
– Умно вы рассуждаете, – мрачно заметил Адвен.
– И вы это сами хорошо знаете. Вы лекарь, видевший тысячи смертей! – уверенно заявил Пертреш. – Бог забирает людские жизни, и ничего нельзя изменить! Вы Врачеватель душ и Вы знаете, миру необходим баланс.
– Баланс необходим, но как же невинные жертвы? – спросил Адвен и, заметив непонимание на лице инквизитора, уточнил. – Зачем вы убили мальчика в городе?
– Мальчика? Какого мальчика? – искреннее удивился Пертреш.
– Несколько месяцев назад, как раз перед эпидемией чумы, – напомнил Адвен. – Мальчишку закололи кинжалом.
– А, вот вы о чем, – вспомнил инквизитор. – Это произошло совершенно случайно. Он следил за мной ночью в темноте, я немного испугался…
– И закололи его в сердце одним ударом, – мрачно закончил Адвен.
– Вы должны меня понять, это неизбежная жертва, – попытался оправдаться инквизитор. – Раздавив случайно в лесу муравья, вы ведь не думаете о его судьбе?
Адвен ничего не ответил, ни один мускул не дрогнул на его безмятежном лице, только пальцы крепко сжали подлокотник кресла, но инквизитор этого не заметил.
– Я вовсе не хотел его убивать, да и никому не желаю зла, но в большой игре всегда необходимо чем-то жертвовать, – продолжал неуверенно оправдываться инквизитор. – Врачеватель душ должен это понимать. Вы понимаете меня?
– Вода и пламя не поймут друг друга, – тихо ответил Адвен и, взглянув на недоуменное лицо инквизитора, скорбно добавил: – Но иногда невинных жертв нельзя избежать.
– Вот, и вы это понимаете, – с облегчением выдохнул инквизитор.
– А вы понимаете, какая сила скрыта в этой маленькой шкатулке? – осторожно спросил Адвен.
– О! Да! – восторженно воскликнул инквизитор. – Это великое оружие! С его помощью можно покорить весь мир!
– Оружие против чего? – насторожился Адвен.
– Против ереси, против безбожия и смрада, – убежденно ответил инквизитор. – Против вторжения чужеземцев!
– Вторжения чужеземцев? – уточнил Адвен. – А вы никогда не думали, что это оружие может обернуться против вас? 
– Против меня? – испугался инквизитор. – Вы хотите забрать шкатулку?!
Врачеватель душ ничего не ответил и продолжил изучающе смотреть на безжалостного инквизитора, а возможно, безумного старика, готового уничтожить все вокруг.
– Нет, – ответил Адвен, подумав. – Я не буду ее у вас забирать, это очень опасно. Но хочу знать, где вы ее взяли? Кто дал вам этот опасный предмет?
Инквизитор побледнел и ничего не ответил. Он притих, сел в кресло и задумался. 
– Скажите мне, кто Черный колдун? – неожиданно спросил Адвен.
– Черный колдун? – удивленно переспросил инквизитор. – Какой колдун? Вы верите в эти байки о Черном колдуне?
Адвен упрямо смотрел в глаза старику в ожидании ответа.
– Вы действительно верите в Черного колдуна? – на лице первого инквизитора появилась веселая насмешливая улыбка.
– А вы никогда его не видели? – прямо спросил Адвен, не сводя недоверчивого взгляда с инквизитора.
– Черного колдуна? Что за бред? – инквизитор с недоумением смотрел на собеседника. – Эти страшилки выдумали горожане. Возможно, кто-то видел меня в костюме чумного доктора ночью в городе…
– Бред? – строго спросил Адвен. – А кто же тогда дал вам эту страшную шкатулку?
Инквизитор помрачнел, но взглянул на пустой бокал собеседника, и уверенно заявил:
– Этого я вам никогда не скажу!
Адвен замолчал и внимательно посмотрел в жестокие, но в то же время полные страха темные глаза инквизитора.
– И кто убил верховного мага? И о тайном договоре с герцогом Ворлом? – голос Адвена с каждым вопросом становился все холоднее. – Будете хранить эти секреты ценой своей жизни?
Первый инквизитор заерзал, но не отвел взгляда и продолжал молчать.
– И шкатулку вы ни кому тоже не отдадите? – вопрос прозвучал как приговор.
Первый инквизитор продолжал молчать, но опасливо посмотрел в сторону закрытой двери.
– Тогда мне пора в дорогу! – вдруг объявил Адвен и, заметив удивление в глазах инквизитора, беспечно пояснил: – Много дел. Надо спешить! К тому же уже стемнело, а ночью в лесу опасно.
– Вы вот так… Уезжаете? – растерянно пролепетал инквизитор, даже не пытаясь скрыть своего удивления.
– Вы ведь не будете больше травить людей? – добродушно улыбнулся Адвен.
– Не буду! – недоуменно, но уверенно заверил инквизитор.
– Вот и хорошо. Шкатулка должна быть всегда под присмотром, дабы никто не смог ей завладеть, – пояснил Адвен и встал с кресла.
– Это верно! – воскликнул инквизитор и с почти нескрываемым недоумением взглянул на пустые бокалы на столе.
– Я рад, что мы с вами мирно обо всем договорились, – почтительно улыбнулся Адвен. – Надеюсь, вы не будете меня более задерживать?
– Доброго пути вам, – облегченно выдохнул инквизитор и тоже поднялся с кресла. – Если хотите, я пошлю с вами вооруженных всадников, для охраны. Куда вы намерены отправиться?
– Нет, спасибо, я привык путешествовать один, – добродушно отказал Адвен. – И надеюсь, наш сегодняшний разговор останется в тайне?
– Конечно, я сохраню все в тайне ценой своей жизни! – заверил инквизитор, положив руку на грудь.
Адвен благосклонно усмехнулся и направился к двери.
– До встречи, господин Ивут. Доброго вам пути, – услужливо попрощался инквизитор. 
Адвен повернулся и задумчиво взглянул на безжалостного старца.
– Прощайте! Чувствую, мы не увидимся больше, – Адвен безмятежно смотрел на инквизитора, но видел, как позади, появившаяся из-под стола серая рука бесшумно засыпает белый порошок в бутылку с вином.
Адвен развернулся и вышел из комнаты. Гоблин в помощниках очень удобен: там, где доктор ограничивался этикой и законами, Игрр не ограничивался ничем.


Рецензии