Звон колоколов

В этом году весна была необычайно теплой и белопенной – буйно цвели абрикосы и алыча, благоухали нарциссы и гиацинты. Река весело шумела за соседней улицей, приглашая на зеленые берега детвору и взрослых. Яркое солнце раскрашивало цветными красками луга и лесополосы, длинными лентами уходящие вдоль бесконечных полей.
После долгой зимы так хочется подставить лицо ласковому ветерку и ощутить щекотание солнечных лучей, зарядиться силой оживающей природы и испытать волнующие импульсы нового дня.
Ах, благодатная пора, как же ты будоражишь молодую кровь…   
 
Лето плавно сменило весну - стало теплее, воздух наполнился ароматами розы, пиона, свежая зелень леса кудрявилась плотной стеной.
Сафронова вприпрыжку приближалась к школе – сегодня последний выпускной экзамен, и она радовалась вдвойне – волнующему душу лету и открывающимся горизонтам после окончания средней школы. 
 
Девочка училась без особых усилий. Ей легко давались, как гуманитарные, так и точные дисциплины. Она занималась музыкой по классу скрипки, пела и танцевала в школьном ансамбле, увлекалась спортом. Могла выиграть у дедушки партию в шахматы, поставить ему и «шах», и «мат».  Любое дело выполняла с радостью и интересом. Дома ей привили навыки великолепной хозяйки – девочка готовила не только обычные блюда – борщ, да кашу, но и торты, пироги… Родители гордились своей дочерью, соседи им завидовали -  надо же, и красавица, каких мало на свете, и отличница, и мастерица на все руки. Везёт же людям…

- Инна, Инна, иди быстрее, наши все уже собрались, - энергично звала Сафронову ее подруга Верочка Филимонова.
- Ой, подожди, я уже бегу, - отозвалась Инна, догоняя одноклассницу. В утренней тишине их проводил колокольный звон, словно сам Всевышний благословил выпускниц.
И этот, последний экзамен, был сдан на «отлично». Верочка радовалась за подругу даже больше, чем она сама:
- Ты представляешь, это же – золотая медаль! Ух, ты, молодец какая!   
- Да какая разница – медаль или без медали, главное – знания. Медаль за тебя ничего сдавать не будет в институте, нужно самой учиться, - спокойно отвечала Инна.   

Подруги, сознавая, что их пути скоро разойдутся, старались после экзаменов больше времени проводить вместе. Их можно было видеть и в кинотеатре, и на реке, где вечерами по выходным собиралась молодежь, и с ведрами на молочной ферме, у мам на работе.
 
Скоро девочки отпраздновали выпускной вечер, получив долгожданные аттестаты, встретили классом рассвет за селом, тепло и, одновременно, грустно, попрощались с каждым, простив друзьям и подругам мелкие обиды и недоразумения за все годы, которые они провели не только в школе, но даже и в детском саде, где также были все в одной группе. Село ведь маленькое… 

И вот теперь каждый отправлялся своей дорогой – многие уезжали в районный центр, куда их приглашали родственники на работу или дальнейшую учебу, кто-то остался в своем селе, побоявшись покинуть престарелых родителей, кого-то проводили на службу в армию.

Любимую подругу Верочку неожиданно взял замуж главврач сельской больницы, недавно присланный к ним из города. Хватило одного взгляда, чтобы решилась ее дальнейшая судьба. А встретились они в больнице, куда испуганная Верочка прибежала с клещом на ноге, которого «поймала» во время прополки огорода. Там ей и оказал помощь молодой доктор… Поженились они вскоре после выпускного вечера.
 
Отплясав на свадьбе подруги, Инна с небольшим чемоданчиком покинула ранним утром своё родное «гнездо», где родилась и выросла, где остались ее родители и могилы предков.
Решение созрело одно – в Москву! Задолго до окончания школы, Инна думала о дальнейшей своей судьбе - учиться или сразу работать, если в институт, то в какой? Любознательность девушки не знала границ – ей всё хотелось увидеть и испытать, везде побывать и изучить, а в столице для этого были все возможности.
Благословляя дочь, мать со слезами наказывала:
- Доченька, прячь свои золотые волосы, закрывай шею и руки…не одевай коротких юбок и узких брюк, не пользуйся косметикой. Ты очень красивая и яркая, не провоцируй мужчин, не показывай свои прелести, береги себя… Подумай о нас, я не переживу, если тебя кто-то обидит. Будь, пожалуйста, осторожней, ты там будешь одна - в чужом городе, да еще такая юная, неопытная… Звони и пиши чаще.
Отец тоже нервничал, видимо слова матери пробрали и его.
- Будет плохо, возвращайся, работы и здесь хватит, - добавил он на прощанье, украдкой вытирая глаза.
Инна расплакалась, поцеловала родителей и быстро исчезла в отходившем автобусе.
А вот и железнодорожная станция, поезд, в котором девушке предстояло провести несколько часов.

Дорога показалась недолгой - попались разговорчивые попутчицы. Наконец, проводница объявила:
- Скорый поезд прибыл в столицу нашей Родины – город Москву.

С вокзала Инна отправилась на поиски своей двоюродной сестры, которая училась уже на третьем курсе института и жила в общежитии.
- Ой, Светка, как хорошо, что ты никуда не успела уехать, - радовалась Инна, обнимая сестру.
- Да, уж…если бы ты приехала на неделю позже, то точно не застала бы меня здесь, ведь я решила поехать на юг - целый год мечтала о море…А, может, вместе поедем? – вопросительно посмотрела на сестру Света.
- Нет, я должна поступать в институт, - ответила озабоченно Инна.
- Ну, ладно, у нас есть семь дней на раздумья, - весело щебетала Света, заваривая чай.

Теплые летние дни и благоухающие клумбы настраивали на мажорный лад, хотелось прокатиться на теплоходе по Москва-реке, побродить по зеленому травяному ковру городского парка, закружиться в вальсе с каким-нибудь курсантом на летней танцплощадке, но Инна перечитывала литературные произведения, готовясь к сочинению.

День первого вступительного экзамена в престижный экономический вуз наконец настал. И вот уже Инна придвинула к себе чистый лист бумаги и склонилась над ним на целый час.
Аудиторию девочка покинула первой, завершив сочинение собственными стихотворными строчками. 
Хотя абитуриентка-золотая медалистка и не должна была сдавать вступительные экзамены, но в этом, весьма востребованном учебном заведении, перестраховались и ввели сочинение. Если же поступающий получал «отлично», то есть оправдывал медаль, тогда его освобождали от остальных экзаменов.  В числе счастливчиков оказалась и Инна Сафронова.

Решив свою дальнейшую судьбу за один день, Инна побежала к сестре:
- Светка, я свободна до сентября, представляешь, я - студентка и сейчас – свободна! 
- Тогда едем за билетами и - на море! – обрадовалась Света.
- Нет, не сразу, сестренка, - загрустила Инна. У меня таких денег нет. Скоро последние рубли закончатся и есть будет нечего, - плаксиво, с долей артистизма сказала она.
- Логично, значит завтра будем искать работу, - подвела итог Света.

Рано утром, когда одинокие дворники «танцевали» свой «вальс» на улице, сестры торопливо застучали каблучками по тротуару в сторону вещевого рынка. 
После недолгих поисков, их приняли в ряду женской верхней одежды продавцами на подмену отпускниц, с условием заключения контракта на две недели.  По паспортам девушки были совершеннолетними: Свете - более двадцати лет, а Инна в мае отметила своё восемнадцатилетие.

Работалось легко и интересно. Торговля шла бойко - модные недорогие вещи имели спрос, поэтому продавцам скучать не приходилось.
Две недели пролетели незаметно, девушки получили свои, оговоренные в контракте, десять процентов от выручки и остались весьма довольны.   
- Ой, Свет, я таких денег раньше и в руках не держала, - удивлялась Инна. Родители зарабатывают немного и то получают зарплату частями. А тут сразу такая сумма!
- А я часто хожу к рыночникам, если деньги заканчиваются или к празднику приодеться нужно. Подменять всегда кого-то требуется, молодых на работу берут охотно. Они меньше устают, целый день крутятся, да и привлекают покупателей своей молодостью и красотой.
 
И вот сестры уже раскладывают свои вещи в вагоне поезда Москва-Морегорск. 
- Инка, как хорошо, что ты приехала в Москву, нашла меня, совсем другая жизнь теперь будет, - не переставала радоваться Света. 
- А мне-то как повезло, что ты у меня есть, - отзывалась с улыбкой Инна, набирая номер телефона родителей:
- Не отвечают. Ну, ладно, потом позвоню, когда устроимся.
- Скажи, пусть и моим передадут, что мы отправились на море, - попросила Света.

В поезде девушки почувствовали беззаботность, расслабились и настроились на отдых и новые впечатления. За окном проплывал непривычный пейзаж, с нескончаемой полосой песчаного берега и морского прибоя.

На вокзале Морегорска было шумно и многолюдно. Приезжающих встречали либо родственники, либо таксисты, предлагающие услуги по доставке к месту отдыха, или сразу жилье, причем, разного уровня, о чем свидетельствовали озвучиваемые цены.

Девушки быстро сторговались с семейной парой, которая появилась первой из своих конкурентов, объяснив, что они столичные студентки, родом из сельской глубинки, приехали отдохнуть дней на десять. А на море никогда не были…

Приятная, ласковая женщина по-матерински заботливо пригласила их в свой дом, внимательно оглядывая девушек и вслух восхищаясь красотой волос Инны, ее точеной фигурой и матовой кожей. Она не забывала о комплиментах и для Светы, а ее муж Тахир, простой и добрый, уже нёс чемоданы к машине. Усевшись в просторном салоне с кондиционером и приятной музыкой, сестры, почувствовав комфорт, подмигивали друг другу, радуясь удачному началу отдыха.

Ехали долго. Сначала вдоль берега моря, восхищаясь бирюзовой гладью и белыми, словно игрушечными, кораблями на горизонте. Потом по серпантину углубились в лесной массив.
- Куда мы едем? – заволновалась Инна.
- Скоро сама увидишь, таких красот в центре города не бывает, - проворковала женщина, которую муж называл Соней.  – Потерпи немножко.

Скоро машина въехала во двор, увитый цветущими лианами, украшенный небольшими деревцами с густо висящими, яркими мандаринами. Кисти янтарного и черного винограда свисали с арок, как на картине. Дом буквально утопал в плюще и цветах. По двору важно расхаживали ручные павлины, распустив свои расписные хвосты. Справа голубым глазом подмигивал небольшой бассейн, вокруг которого расположились белые кресла, приглашая отдохнуть под сенью диковинного дерева. 
Девушки завороженно оглядывались по сторонам, им казалось, что они попали в сказку - даже в кино никогда не видели такой гармонии природы и рук человеческих. 

Их провели в жилую секцию, состоящую из двух комнат и санузла. Великолепие убранства поражало: большие обрамленные зеркала, итальянская мебель, воздушные покрывала и занавеси необыкновенных форм, розовая перламутровая сантехника – всё это изумляло и сковывало девушек. 
Ужин на небольшой тележке привезла гостям пожилая женщина в белом переднике. Это были великолепно приготовленные морепродукты, а также овощи и душистые фрукты. В изящном кувшине искрилось рубиновое сладкое вино.
Сестры молча переглядывались, боясь заговорить.

Южная ночь уже давно спустилась на землю, и в окно заглянула любопытная луна, а девушки всё пробовали и восхищались едой, восхваляя хозяев и невероятное везение.
От избытка чувств и впечатлений, сон сковал сразу и надолго.

Утром, после необходимых водных процедур и поданного всё той же женщиной калорийного завтрака, сестры решили пойти к морю, ощутить его теплое, соленое дыхание, помахать чайкам и проплывающим кораблям, окунуться в волшебную силу волн, подставить свои бледные лица ласковым солнечным лучам… 
Надев купальники и шляпки, они направились к выходу, однако массивная стальная дверь из коридора была закрыта. Девушки стали стучать и звать на помощь. Тут же пришел хозяин. Открыв ключом дверь, он недовольно спросил:
- Почему вы так шумно себя ведете?
- А мы собрались на море! – сказала Инна.
Тахир нехорошо засмеялся:
- Ха! Море – это отдых, который нужно заработать. За всё нужно платить, голубушки. Вам всё здесь нравится, но вы же не думаете, что эти блага для вас предоставлены за те гроши, что вы нам заплатили?

Онемевшие от наглости хозяина девушки, не знали, что сказать. Это был совсем другой человек, чем вчерашний тихий и услужливый добряк. Что же с ним произошло после первой их встречи?
- Сколько мы вам должны, у нас остались еще деньги, и мы готовы заплатить дополнительно, - первой пришла в себя Света, открывая сумку, в которой не обнаружила кошелька с деньгами и документами.
 - А вот сейчас мы и посмотрим на что вы готовы и как будете платить, - всё больше распалялся хозяин. – Алибек, заходи, - позвал он, и в комнату вошел высокий плотный мужчина лет пятидесяти.
- Любую выбирай, комната – рядом, - с сальной ухмылкой сказал он.
Ничего не понимая, девушки изумленно смотрели на происходящее.
Тут Алибек резко схватил за руку Свету и с силой толкнул ее к двери. От неожиданности и боли Света вскрикнула, но тут же оказалась в коридоре и, вскоре ее голоса не стало слышно.

Инна рванулась к выходу:
 - Света, Светик, ты где?  Но хозяин, с побагровевшим лицом, вдруг грубо ударил ее кулаком в ухо и сбил с ног.

Очнулась Инна на ковре, ее тошнило, голова сильно болела, а из уха по шее стекала темная струйка крови. Девушка застонала и хотела подняться, но ее остановил грозный окрик:
- Лежать! При любом сопротивлении – убью! А теперь работай! Гия, ты где? Видишь, девушка давно тебя ждет... И хозяин снова мерзко рассмеялся, покидая комнату. 
 
Так началось сексуальное рабство двух молодых студенток в современном южном российском городе, которых спокойно, с их согласия, похитили участники преступной группы, не прилагая особых усилий.

Они насильно удерживали девушек в течение двух лет в своем огромном доме, отобрав паспорта, деньги и телефоны. Возможности выбраться из заточения совершенно не было, всё у них было предусмотрено.
Моря сестры так и не увидели, во двор их также не выпускали. До них доносились только неприятные, душераздирающие крики павлинов… 

Ни хозяина, ни хозяйку они больше никогда не видели. Кормили совсем не так, как в первый день. Еду подавали по расписанию, но, в основном, это были каши, картофель, макароны, огурцы. И порции стали совсем маленькими, чтобы девушки не потеряли форму.  Из напитков - только вода. 

К ним регулярно приходила женщина с едой и «гости», грубо требующие услуг. После психологических обработок, воля узниц была парализована, девушки постоянно находились под влиянием психотропных веществ, подмешиваемых в воду. Кроме того, их пичкали гормональными контрацептивами в повышенных дозах. Судя по голосам и шуму с улицы, желающих «отдохнуть» было так много, особенно по выходным дням, что девушки не сомневались в присутствии здесь и других пленниц.
Большинство клиентов были постоянными, а от некоторых разговорчивых нетрезвых «гостей» сестры иногда узнавали новости или пикантные факты из жизни этого «райского уголка».

Из молодых и веселых, мечтающих о будущей специальности, престижной работе, красивой любви и счастливой семье, они превратились в бледных, костлявых женщин, с потухшим взглядом и кучей болезней. У Инны долго болело ухо, оно перестало слышать, но помочь ей было некому. Нетрудно представить, что пришлось пережить и вытерпеть этим несчастным, пойманным, как ослепленные бабочки, как наживка на крючок негодяев.

С опустошенными душами и выпотрошенными телами, сестер через два года выбросили за ненадобностью, как старые тряпки, заработав на их здоровье целое состояние. В закрытом фургоне их привезли к вокзалу. Водитель, вручив девушкам билеты и паспорта, зло прошипел:
- Хозяин подарил вам жизнь, но, если где-то, кому-то, когда-то хоть слово скажете, он найдет вас даже под землей… И мгновенно скрылся в потоке машин.

Слабые и больные, сестры с трудом осилили ступеньки в переходе к железнодорожному пути. Состав уже ждал пассажиров, да и вагон долго искать не пришлось. Ни говорить, ни плакать сил не было. Они, как фарфоровые куклы, заняли свои места, и поезд помчал их в Москву, где вузы давно потеряли надежду увидеть этих студенток на занятиях.
В первое время деканат посылал письма родителям, просил указать причину неявки их детей на учебу, но, по истечении определенного времени, девушки были исключены из списков студентов.
Родители объявили дочерей в розыск, но никаких результатов за два года не было. Тем более, они не знали, что сестры отправились на море, а искали их в Москве. Инна ведь так и не успела позвонить родителям, телефон сразу был конфискован.
   
Прибыв в столицу, девушки сразу пересели в другой поезд, и скоро за окнами замелькали с детства знакомые родные места. Они не верили в то, что еще живы, более того, видят свои поля, лес, тихую извилистую речку…

Как сложится их жизнь, что им приготовила судьба в будущем – никто не знает, но сейчас их ждет встреча с родными и близкими, друзьями, местом, где прошли детство и юность.

Из гнетущего состояния сестер вывел звон колоколов – путь лежал мимо церкви. Не сговариваясь, девушки направились туда…


Рецензии
Любочка, прочла рассказ с трепетом душевным. Написано захватывающе и правдиво. В наше жестокое время такие случаи, к сожалению, стали не единичными. Врут не только откровенные прохиндеи, врут и власть имущие (особенно перед выборами), и СМИ, и все, кому не лень. Им верит БОЛЬШИНСТВО! Что уж говорить о наивных доверчивых девушках! Ведь у преступников на лбу не были написаны их истинные намерения!
С удовольствием буду и дальше знакомиться с Вашим творчеством.
С теплом души,

Людмила Киреева-Силенко   10.02.2018 12:23     Заявить о нарушении
Спасибо, дорогая моя писательница-читательница! Я рада, что мы нашли друг друга. Там у меня еще рассказы из жизни: "О, мама", "Отец меня поймет" , а из детства - "Копейка", "Тройка, семерка, кол"...можно почитать на досуге.

Любовь Коломиец   10.02.2018 14:55   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.