Два рождества

                Находка

   В небольшом городе N Литовской епархии есть маленький, но уютный православный храм перед кладбищем и деревянный церковный дом.

    И вот сегодня, двадцать четвертого декабря, в распахнутые врата пробежала легкая поземка, заметая следы, ведущие к церковному дому.
Хотя день в разгаре, в доме горит люстра, из-за того, что пасмурный зимний день. А в доме сам настоятель, староста храма и прихожанка с двумя сыновьями-школьниками – братьями-близнецами наряжают елку.

    Так как приход небольшой и не может содержать своего священника, то этот отец- настоятель приезжает к ним из соседнего города, где у него есть основной приход, а здесь бывает наездами, чтобы и в этом малом приходе порадовать людей праздничным богослужением. Как говорит отец настоятель: «Мал золотник, да дорог!» И поэтому каждый приезд настоятеля всегда праздник. А таких приходов в Литве наберется пару десятков.

    – Что это вы, отче, надумали служить завтра на католическое Рождество? – проговорила Светлана, мать деток-близнецов.

    – У них Рождество, – ответил отец Сергий, – так звали настоятеля. – А у нас святитель Спиридон Тримифунтский чудотворец. Чем не повод литургисать?! Завтра в стране выходной. Католики пойдут в костел, глядишь, и наши православные-то заглянут к нам в храм.

    Староста подошел к настоятелю под благословение:

    – Благословите, отче, еду к леснику за ветками еловыми для вертепа.

    – Бог благословит! – ответил священник и осенил его крестным знамением.

    Затем староста оделся и вышел.

    – Ну вот, елка почти готова. Отец Сергий зажег елку, и она стала мигать разными переливами.

    – Ура! – закричали братья-близнецы.
    – Теперь осталось положить подарки под елку, – проговорил один из них.

    – Эй вы, вымогатели, – стала осекать мама Светлана, – прекратите мне там.

    – Да, будут подарки, – пообещал отец Сергий, – кто приготовит стихи и песенки, все получат подарки на Рождество.

    – И я? – воскликнул один из братьев.

    – Да, – продолжил отец-настоятель, улыбаясь.

    – И я? – воскликнул другой брат-близнец.

    – Обязательно. Только вот еще что. У меня тут есть фигурки младенца Христа, Матери Божьей, Иосифа, волхвов, овечек. Вы все раскладывайте на комоде возле елки, а я схожу на кладбище. Я там видел за забором торчат из-под снега высокие сухие травинки, мы из них сделаем сенце для младенца Христа.

    Батюшка оделся и вышел.

    Близнецы прильнули к окну, провожая его взглядом. Он пошёл быстрыми шагами, а за ним бежит, крутит поземка, будто они с батюшкой играют в догонялки.

    Выйдя из церковного двора и пройдя через врата кладбища, батюшка остановился у забора, разделяющего церковный двор и кладбище: здесь как раз и виднелась высокая и редкая трава. Срезав небольшой пучок, он увидел чуть подальше островок погуще и направился туда. Вдруг перед глазами  мелькнуло что-то ярко-рыжее. «Лиса», — подумал священник и остановился. Стал пристально вглядываться в снег, покрытый ледяной коркой, и увидел: в небольшой ложбинке, свернувшись в комочек, лежит небольшая собачка пекинес.

    Оглядев вокруг это место, отец заметил, что нигде нет собачьих следов.

    – Эх, да ты, видно, давно здесь страдаешь. Тельцем своим махоньким протопила ложбиночку, в которой лежишь. Он протянул руку, чтобы взять её, но она стала показывать свои клычочки. – Если ты будешь кусаться, я не смогу тебе помочь. Солнышко ты мое, я тебя возьму домой, обогрею, накормлю, если ты обещаешь не кусаться.

    Он протянул руку и легонько погладил её, затем аккуратно взял на руки и поспешил в дом.

    Братья-близнецы приметили в окне батюшку и закричали:

    – Мама, мама, батюшка что-то несет!

    – Что? – спросила Светлана.

    – Лису!

    Двери открылись, и вошел настоятель, а в руках – рыжий комок шерсти.

    – Посмотрите, кого я нашел, – опустил он комок на пол. – Это пекинес, совсем замерз, и лапки-то задние совсем не держат. Надо налить ему водички и дать что-нибудь мягенького покушать.

    Собачка несколько раз лизнула язычком водичку, но есть отказалась.

    Тут отворились двери, и вошел папа близнецов Николай.

    – Папа, папа, смотри, что у нас.

    Отец Сергий обратился к нему:

    – Николай, вы никуда не торопитесь?

    – Да нет.

    – Давайте быстренько сгоняем к ветеринару.

    Они вышли за дверь, сели в машину и уехали.

– Слава Богу, открыто, – обрадовался священник, когда они подъехали к ветеринарной клинике. – И народу вроде нет, Пусечка-то наша вся дрожит.

    Скоро собачка оказалась перед ветеринаром на столе. Врач взял тонкий инструмент и начал покалывать заднюю часть её туловища и лапки. Она беспокойно оглядывалась.

    – Ну, есть надежда, что оживет ваша собачка. Сделаю ей укол антибиотика и витаминов. Но нужно поколоть хоть недельку, а то и больше.

    Врач завёл для нее собачий паспорт с именем Пуся, записал диагноз и лечение. Тут же купили ей консервы для еды с витаминами, небольшой поролоновый лежачок и поехали обратно.

    А близнецы уже весь лед в окне растопили своим дыханием и запрыгали от радости, увидев машину.

    Батюшка с папой вошли в дом, опустили собачку на поролоновую подстилочку и, открыв собачьи консервы, положили на блюдечко. Рядом поставили воду.

    – Ну вот, пусть отдыхает. У нее был трудный день и, возможно, не один.

    – Ну и вы, отче, отдыхайте, а мы пойдем, благословите, до завтра!

    – Бог благословит! Только езжайте осторожно, а то дождь начал покрапывать, скользко будет.

    Все ушли, и батюшка остался один. На кухне оставил одну дежурную лампочку, чтоб бедная Пуся не пугалась ночью на новом месте, и ушел в келию читать правило. А капельки дождя по крыше стучали как-то ласково и музыкально, будто пели колыбельную для собачки.

    Наутро батюшка увидел лужицу на полу кухни.

    – Это ладно, кроватку-то не намочила - и то хорошо, на передних лапочках ползешь - и то славно.
    Батюшка вытер пол, тщательно вымыл руки, надел ряску и пошел в храм.

    И, действительно, на богослужение пришли несколько новых людей, поставили свечи, немного постояли и удалились.

    После богослужения все пошли пить чай: опять чета с близнецами, староста с супругой и несколько пожилых прихожанок. Все проходили мимо Пуси и сочувственно останавливались на время.

    После чая батюшка оделся и осторожно взял на руки собачку, чтобы вынести ее на улицу. Она стала оглядываться то вправо, то влево, болезненно поскуливая.

    – Э, как у нее все тельце-то изранено, все болит, – отец опустил ее на землю, она стала ползать, обнюхивать все вокруг. Немного проползла, затихла - и потек ручеек.

    – Понимает, что ее выгуливают, – отец снова взял ее на руки и отнес в дом.

    Снова вымыл руки, надел рабочие перчатки.

    – Ну а теперь, кто со мной в храм? Будем вертеп делать!

    Засобирались староста, мать с отцом и близнецами. Пожилые прихожанки попрощались и побрели домой. Разгрузили машину старосты, в которой была целая гора еловых веток. Достали из сарайчика металлический каркас для вертепа и принесли в храм. В центре храма поставили каркас, и все стали наблюдают за настоятелем, что он будет делать дальше.

    – Ну вот, смотрите, один берет две веточки и закрывает арматуру, а другой завязывает. А когда все закроем, потом ветки сами будут одна другую держать.

    Больше часа трудились, все закрыли, сверху сделали круглый куполок, как в люлечке у младенца. Внутрь батюшка поставил аналой с иконой Рождества Христова. И получилось, что, для того чтобы подойти к иконе, нужно всем поклониться и войти в пещерку.

    – Ну вот, теперь все готово к празднику. Осталось прибраться немного, – торжественно проговорил отец Сергий.

    Подобрали остатки еловых веток, подмели иголки, присели все на лавочки и любуются красотой. А запах еловый так елеет душу, праздником пахнет.

    И тут мама близнецов Света проговорила:

    – Вот как интересно бывает: вчера с утра суровая зима была, а сегодня, на католическое Рождество, все тает, капель и ручьи.

    Батюшка посмотрел на Светлану и братьев-близнецов и сказал:

    – Я знаю, в чем тут дело. Господь строго отругал зиму за то, что она суровыми морозами и поземкой чуть было нашу собачку Пусечку не погубила. Вот зима и заплакала, и потекли слезы ручьями. Скоро она немного успокоится и снова снежком и инеем украсит все вокруг к нашему Рождеству.

    – Батюшка, – снова проговорила Светлана, – мы тут всей семьей посоветовались, может, вы нам отдадите собачку? Вам-то некогда с ней заниматься, у вас то служба, то требы, то с людьми разными надо общаться, то к больным ехать. А у нас-то семья большая, мы ее с близнецами выходим. И клиника ветеринарная у нас рядом с нашим домом. Пусть у нас живет.

    Настоятель посмотрел на близнецов и спросил:

    – Хотите у себя оставить?

    – Хотим, хотим, – радостно проговорили близнецы.

    – Ну хорошо, пусть у вас будет.

    – Ура! – вполголоса пропели братья.

    – Тогда пойдем загружать Пусю и все ее приданое к вам в машину.

    Загрузили. Батюшка стал прощаться с Пусей, погладил ее, перекрестил.

    – Отче, на Рождество вас в какое время ждать? – спросил отец близнецов.

    – Ночью, на седьмое января я у себя служу, пару часов подремлю и к вам часикам к девяти утра приеду.

    – Хочу спросить, – продолжил Николай, – я могу причаститься и после «Отче наш» съездить на работу, на пару часиков, и потом ещё вернусь в конце обеда? Потому что рабочий день, меня на весь день не отпускают.

    – Можно, – ответил настоятель.

    Затем все распрощались и разъехались.


                Рождество

    Наступило седьмое января, а вместе с ним и Православное Рождество. Врата церковного двора снова открыты. И все случилось, как говорил отец настоятель: снова мороз, и снег падает крупными хлопьями, так, что следы людей, пришедших в храм, тут же исчезают.

    В храме собрались самые пожилые прихожане, несколько человек, и спрашивают друг друга: «Не приехал ли батюшка?»

    – Нет ещё, – говорит староста.

    – Помоги, Господи, ему добраться, такой сильный снегопад. – проговорил кто-то из присутствующих.

    И тут распахнулись двери, и вошел настоятель, весь в снежных хлопьях, уставший, но с горящими глазами. Все вскочили с лавочек и подошли под благословение. Самая пожилая, девяностолетняя прихожанка Параскева сказала:

    – Мы переживали, что такая погода снежная, приедет ли наш отец дорогой!

    – Как же не приехать? Когда такие пламенные сердца ждут священника!

    – Спаси, Господи, отца нашего дорогого, что нас не забывает и не бросает, — продолжила Параскева.

    Священник прошел в алтарь, помолившись, начал исповедь, и тут молодежь начала подтягиваться на богослужение. Приехали близнецы с родителями, внучка с правнучкой бабули Параскевы, внук с дочкой приехали к бабе Ольге, дети с внуками старосты храма. И все первым делом подходят к вертепу и лежащей в нем иконе, чтоб поклониться младенцу Христу.

    Потихоньку храм стал наполняться молящимися. И даже баба Нюра пришла со своим стариком Николаем. Хоть он и католик, но она всегда ему на католическое Рождество стол накрывает, а он с ней в храм идет на Православное Рождество. Пришёл вице-мэр, и, хотя он тоже католик, но решил побыть на празднике у православных и поздравить всех от лица города. Хор запел. Началась праздничная молитва, запахло кадило, и вот зазвучали самые красивые праздничные строки – тропарь Рождеству Христову и кондак, написанный святым Романом Сладкопевцем:

    Дева днесь Пресущественнаго рождает,
    И земля вертеп Неприступному приносит,
    Ангели с пастырьми славословят,
    волсви же со звездою путешествуют,
    Нас бо ради родися Oтроча младо,
    Превечный Бог.

    В конце службы все причастились. Настоятель сказал проповедь о Рождестве, о том, как волхвы и пастухи пришли с дарами к младенцу Христу. И что самый лучший дар Христу – это наши добрые дела. Затем вице-мэр произнес слово о том, что он рад быть на таком празднике у нашей маленькой общины и что он желает, чтобы наша община не уменьшалась, потому что, хоть община и небольшая, она очень ценна для нашего города. После этого хор запел трогательно и торжественно рождественские песни – колядки. И все люди еще больше стали радоваться, и улыбаться, и поздравлять друг друга с праздником. А взрослые, особенно пожилые, маленьким деткам старались подарить какие-нибудь сладости. А настоятель всех пригласил в церковный дом, к рождественскому столу.

    В доме зажгли елку, и она весело перемигивалась огоньками. Эти огоньки-искорки отражались в глазах и душах людей, еще больше разжигая пламя радости собравшихся у стола. И младенец Христос, лежал в сенце, окруженный фигурками Марии и Иосифа, волхвов и пастухов с овечками. И все это вместе создавало какую-то праздничную семейную атмосферу. Сами прихожане быстро накрыли стол. Оказалось, что баба Оля пред службой приехала на такси и привезла с собой две трехлитровых банки своего фирменного украинского борща, а также большую кастрюлю литовских цеппелинов – ведь лучше нее никто в приходе их не делает. Две сестры, Светлана и Ольга, из своего кафе принесли свой фирменный медовый торт, давно полюбившийся всему приходу, и кастрюлю котлет. Кто-то принес салаты, пироги, мясные рулеты, пряники, конфеты.

    Позади стола выстроились девочки с бантиками, в нарядных платьях и мальчики в костюмчиках с белыми рубашечками. Они готовятся читать стихи и петь песенки.

    – Что-то нет настоятеля, – проговорила бабуля Параскева.

    – Сейчас подъедет, – ответил староста, – он поехал причастить лежачих больных Веру и Екатерину. Причастит их, поздравит с праздником и попоет им колядки - взял с собой двух певчих. Ведь и больным хочется порадоваться празднику.

    – Спаси, Господи, настоятеля, дай ему здоровья и сил за то, что не оставляет нас! – снова добавила Параскева.

    Открылись двери, и вошел настоятель, снимая на ходу толстую зимнюю рясу, убеленную снежными хлопьями. Тут же быстро подошел к умывальнику, вымыл руки - и к столу. Все весело запели молитву пред едой – тропарь Рождеству Христову:

    Рождество Твое, Христе Боже наш,
    Возсия мирови свет разума: в нем бо
    Звездам служащии, звездою учахуся,
    Тебе кланятися Солнцу правды, и Тебе
    Ведети с высоты Востока: Господи, слава Тебе!

    Затем настоятель благословил стол, поздравил всех еще раз с праздником и добавил:

    – Мы сейчас поедим горячий борщ и тогда что-то расскажу.

    Как только настоятель проглотил последнюю ложку борща, встал из-за стола, вынул из закуточка два мешка с подарками и поставил возле себя.

    – Ну вот, теперь объявляю рождественское чтение стихов или песенок. Можно читать стишки или петь песенки про Рождество, Новый год или про зиму. Каждый выступающий получит в подарок сувенир. Ну, братья и сестры, кто готов?

    Близнецы первые тянут руки:

    – Мы хотим!

    – Ну, давайте.

    Небо и земля, небо и земля
    Ныне торжествуют.
    Ангелы, люди, Ангелы, люди
    Весело ликуют.

    Христос родился, Бог воплотился,
    Ангелы поют, славу воздают.
    Пастухи играют, Пастыря встречают,
    Чудо, чудо возвещают…

    – Ну, молодцы какие! – заулыбался настоятель, да он и сам подпевал с ними.

    – Вот вам за это подарочки, – достал он из мешка небольшие кулечки с шоколадным Дедом Морозом и другими конфетками, да еще сувенирчики: одному – светящегося ангела на батарейке, а другому – колокольчик.

    Вот радости-то было им!

    – Так, – продолжил настоятель, – кто теперь следующий?

    И пошла детвора читать стишки и песенки: и внуки старосты, и внуки Параскевы. А затем взрослые тоже начали читать стихи и песенки петь: и баба Оля, и староста с женой, и сестры Светлана и Ольга, – так распелись, не остановить. И все, кто сидел, все до одного участвовали, и баба Параскева прочитала длинные стихи, чем удивила всех:

    Я умом ходила
    В город Вифлеем,
    И была в вертепе,
    И видала в нем,
 
    Что Христос-Спаситель,
    Царь, Творец и Бог,
    Родился от Девы
    И лежит убог…

    И все тридцать пять куплетов на память прочитала. Настоятель встал, подошел, обнял ее, поцеловал в голову и подарил ей электрическую елочку со светящимися иголочками. И все люди стали аплодировать, а из присутствующих кто-то сказал:

    – Это ж надо, в таком возрасте все помнит.

    И даже вице-мэр в конце вдохновился, тоже прочитал стих о Рождестве на литовском языке. За что батюшка ему подарил глиняную елочку с дырочками, внутрь которой вставляется свеча в форме таблетки, и когда свеча горит, свет проходит наружу, через эти дырочки.

    Затем настоятель взял гитару и тоже запел колядку «Тихая ночь». Ни одно Рождество не проходит без этой известной колядки, без нее Рождество не Рождество:

    Тихая ночь, святая ночь,
    Под звездой – тишь, покой.
    Видишь, в яслях под сению лоз
    Мать, и с нею Младенец Христос
    Спит Божественным сном,
    Спит Божественным сном.

    И вместе с настоятелем подпевали все. Очень много вариантов есть у этой колядки, да и сам настоятель знает три варианта на русском, а сколько их на других языках  - и не счесть.

    И тут вдруг раздался громкий стук в окно со стороны двора. И кто-то из женщин громко позвал:

    – Батюшка, батюшка, идите сюда скорее, посмотрите в окно!

    Батюшка встал из-за стола - и к окну, а там отец братьев-близнецов приехал, а в руках у него собачка Пусечка.

    – Ой-ёй-ёй! – проговорил настоятель, надел зимнюю рясу - и на улицу. А собачку опустили на землю, и она сама своими ножками поковыляла прямо к настоятелю, радостно поскуливая. Тут все стали выходить из дома, чтобы посмотреть на чудо.

    И стали ласково называть ее кто как: кто – куколкой, кто – кнопочкой.

    А настоятель опустился коленями на снег, и она к нему - с визгом от счастья и лижет его, своего спасителя. Пыталась достать до лица, но не смогла, и давай тогда лизать настоятелю руки, так усердно повизгивая от счастья, что все прослезились. И сам настоятель тоже прослезился, а она продолжала лизать с громким повизгиванием так, что казалось, что её сердечко вот-вот выпрыгнет от счастья. Отец-настоятель осторожно взял ее на руки. Она продолжала лизать рясу, пыталась достать до лица - и давай снова лизать руки.

    – Вот кто сегодня радуется Рождеству сильнее всех! – провозгласил настоятель, –Вот кто сегодня празднует два Рождества. Вот чудо, так чудо! Вот Рождество, так Рождество! И запел, а ему все тоже подпевали:

    Тихая ночь, дивная ночь!
    Глас с небес возвестил:
    Радуйтесь, ныне родился Христос,
    Мир и спасение всем Он принес,
    Свыше нас Свет посетил!
    Свыше нас Свет посетил!

    – Ура! – закричали братья-близнецы и стали бегать и прыгать от счастья, а вместе с ними и другая детвора стала кричать:

    – Вот чудо, так чудо!

    – Вот Рождество, так Рождество!

    – Ура!

    А зима сыпала сверху на всех мягким, пушистым снегом, будто конфетти. Без метели и сильного мороза, будто боялась перестараться, чтоб не заморозить Пусечку и всех стоящих, радующихся Рождеству, и этим прогневать Бога.

2016 г.


Рецензии
Как хочется верить, что именно доброта спасет мир...

Людмила Демьяченок   20.10.2023 10:02     Заявить о нарушении
"По вере Вашей да будет Вам!"

Олег Штельман   21.10.2023 20:37   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.