Чужой не сладок мёд. Глава 10

Сама того не осознавая и не желая, Лариса вдруг стала известной личностью в школе. Во-первых, призовое место на районных соревнованиях, а во-вторых, внимание Леши Паля, которое не осталось незамеченным на дискотеке. Второе, конечно, было важнее. Лёшка ей тоже начинал нравиться, но, как часто бывает, он вдруг прекратил обращать на Ларису внимание. Не трудно догадаться почему! Сама виновата, брякнула, не подумав, про этот злосчастный танец и ушла, даже не ушла, а сбежала с Нюшей с дискотеки. Выставила его непонятно кем! Парень лично договорился с ребятами из ансамбля, объявил белый танец, а просительница испарилась. Лёшка –  не последний  парень в школе, девчонок за ним бегает симпатичных достаточно, не чета невзрачной Ларисе!
 
– А чего это Паль стороной тебя обходит? – подливала масла в огонь Нюшка. – Вчера с Грековой Ленкой на перемене тёрся. Я мимо проходила, слышала, что в кино собираются. Чего он в ней нашёл? Кроме косы и посмотреть не на что! Нос курносый, губёхи тонкие, ни лица, ни фигуры. Фу!

– Нормальная девчонка!

Лариса не понимала, почему Анна ненавидит практически всех девчонок, в каждой она старалась найти какой-нибудь изъян. Ну не всем же быть такими красавицами, как она! Впрочем, девочки особой симпатии к ней тоже не питали. Да и мальчишки обходили Нюшку стороной.

Как бы там ни было, но неприятный осадок из-за Паля у неё остался. Всё чаще и чаще она ловила себя на мысли, что думает о нём.

Лёшка стал общаться с ней, как и со всеми, не выделяя, как это было раньше.  Возникало желание самой пригласить его сходить в кино, но гордость не позволяла. Стыдно было услышать отказ, а ещё хуже – насмешку. Незаметно пришли осенние каникулы. Впереди было празднование 7 ноября, а значит, всех обяжут явиться на демонстрацию. Лариса спокойно принимала участие в сборе металлолома, макулатуры, рисовала стенгазеты, в общем, принимала активное участие в комсомольской жизни школы, но она ненавидела ходить на демонстрации, которые проходили два раза в учебном году – 7 ноября и 1 мая. Этот проход в колонне с флагами, транспарантами, шариками и прочей атрибутикой выводил её из себя.

– Мам, напиши записку, что я заболела, – просила она Галину Павловну, но та лишь отрицательно качала головой.

Анна – та не заморачивалась, просто не ходила, ей было глубоко наплевать на замечания учителей, «неуды» за поведение. Валентина Васильевна на это не обращала никакого внимания, для неё важнее были двойки за успеваемость, которых у Нюши хватало с лихвой. Правда, в последнее время она немного выправилась с учёбой благодаря Ларисе. Первую четверть закончила без единой двойки к несказанной радости Валентины Васильевны.

– Нюш, пойдём на демонстрацию, – ныла Лариса, – мне скучно одной.

– Енька, тебе надо – ты и иди! У меня других забот хватает! Что я дурочка, что ли, тащить на себе морду Карла Маркса или Фридриха Энгельса?!

– Не обязательно же что-то нести. Хочешь, я за тебя понесу? – всячески уговаривала её Лариса.

– Пойду, если ты на танцы со мной сходишь в дом культуры!

– Меня родители не пустят, ты же знаешь!

У Ларисы уже были попытки отпроситься у мамы на танцы в ДК, но та, округлив глаза, категорично заявила – нет!

– Мала ещё по танцулькам бегать! Можешь больше по этому поводу вопросов не задавать.

– Палну с Леонидычем я беру на себя. Пустят!

– Пустят – пойду, – согласно закивала Лара, заранее зная, что ничего подобного не случится.

В праздничный день они с Анной вышли из дома нарядные, Лариса даже слегка подкрасила глаза и губы. На подруге была лёгкая натуральная шубка чёрного цвета, на голове небрежно, но в то же время изящно подвязанный белый пуховый платок-паутинка. На шубку Нюша заработала себе сама – всю осень вместе с мамой в выходные дни, пока Лариса отсыпалась, ходила за клюквой, которую Валентина Васильевна свезла в Мурманск и продала втридорога. На эти самые деньги Нюша и купила себе шубку. На Ларисе было обычное пальто, украшением которого служил приличный по размеру воротник из песца, из того же меха была и шапочка с длинными ушами по бокам. Брат Галины Павловны жил в Сибири, последние годы занимался разведением песцов, вот и привёз им в подарок три шкурки, а своей любимой крестнице Ларисе – ещё и шапку. Арсений Павлович, любовно поглаживая то, что осталось от зверьков, называл их голубыми. Никакой голубизны Лариса не заметила, шкурки были обычного серого цвета. Но воротник и шапочка из них смотрелись чудесно!

Возле школы собирались ученики, почти каждому выдавали в руки плакат, портрет, либо транспарант, были ещё и лозунги. Флаги обычно несли ребята. Во главе колонны стояли со знамёнами старшеклассники. Лариса несла в руке шарики, привязанные к маленькому флажку, поэтому её оставили в покое, а Нюша, получив портрет одного из членов ЦК КПСС, тут же оставила его в углу гардероба.

– Пусть отдыхает! Буду я его ещё таскать на себе!

– Игнашова, что ты себе позволяешь?! – раздался командный колос комсорга Юры Кошелева.

Анна не посчитала нужным даже посмотреть в его сторону. Комсомолкой она не была и пополнять ряды этой организации не собиралась, во всяком случае, в ближайшее время.

– Считали бы за счастье, что я пришла! – вызывающе громко сказала она Ларисе.

–  Нюшка, да прекрати же ты выделываться! – пыталась урезонить подругу Лариса,  понимая, что её слова как мёртвому припарки.

Лёшка Паль стоял с Грековой, они о чём-то оживлённо беседовали. Ларисе стало неприятно наблюдать за ними, и она постаралась оттащить Анну подальше.

– Еня, куда ты меня тащишь? Не хочу я в центр. Давай где-нибудь с краешку, будет возможность сбежать, не доходя до трибуны. Слава Богу, ничего сдавать нам с тобой не надо.

Сбежать они, конечно, не сбежали, как и все, несколько раз громко прокричали «Ура!», славя Великую Октябрьскую революцию, марксистско-ленинскую партию и советский народ. Настроение поднялось, внутри закипела гордость за свою страну, за партию. Звучал  духовой оркестр, то там, то тут играли на гармошке, баяне, пели и плясали. Народ праздновал! Счастливые лица светились радостными улыбками, никто не торопился расходиться. Среди демонстрантов Лариса заметила своих родителей. У папы в руках откуда-то появилась гармонь, и он наигрывал «Дунайские волны». Кто-то танцевал вальс, а чуть в стороне пели под баян «Шумел камыш…».

– Лариска, пойдём домой, я есть хочу. Васильевна пирогов напекла с капустой и творогом.

– А у меня мама корзиночки и орешки со сгущёнкой. Я с утра торопилась, не успела даже попробовать, – вспомнила Лариса.

Лёшка так к ней и не подошёл, а она надеялась.

Во дворе они встретили Андрея с Толиком Шумиловым.

– С праздником вас, промокашки!

– И вас с праздником! – весело ответила им Лариса.

– Нашли праздник, тоже мне, – проворчала Анна.

Её интерес к Андрею то начинал активно проявляться, то на время затухал, отчего это зависело, Ларисе было непонятно.

Стрельнув по обыкновению у ребят сигарет, Анна уболтала их постоять с ними в подъезде. Так можно было спокойно курить и не думать о том, что кто-то увидит.  Сигарету спрятать можно, а вот дым от неё за считанные секунды не развеется.

– Куда собираетесь сегодня вечером? – поинтересовался у них Андрей.

– На танцы в ДК, – сообщила им Нюша, искоса посматривая на Ларису, тем самым давая ей понять, чтобы молчала о родителях.

– Я тоже хочу, да вот Андрюху не уломать!

Андрей улыбнулся, демонстрируя свои привлекательные ямочки. Лариса заметила, что он не любил много говорить. Чаще всего молчаливо курил, лишь изредка вставляя  слово в разговор.

– Давай, Толик, с нами! – предложила Анна.  –  Мы с Лариской где-то в половине девятого пойдём, с самого начала там делать нечего.

Ей-то откуда знать, когда там нечего делать?! Лариса знала, что Нюша и сама-то идёт всего лишь второй раз на танцы. А вид делает, что она там завсегдатай. Ох, Нюшка, Нюшка!

– Девчонки, может, в кафешку на Карла Маркса сходим? Мороженого поедим? – предложил неожиданно Андрей.

Раздался откровенный Нюшкин смех. Ларисе стало неловко за подругу, вечно она со своими выкрутасами!

– Я ещё понимаю – «Тамянки» бы нам предложил! А то мороженое…

– Не доросла ещё! – грубо оборвал её Андрей. – Пойдём, Толян!

– Катись! – со злостью прокричала вслед уходящим ребятам Анна.

Ни слова не говоря, Лариса вышла из подъезда и направилась домой. Праздничное настроение как корова языком слизала. Ну почему Анна не может спокойно разговаривать с людьми? Ей было не понять. Сама по натуре спокойная, можно сказать, немного замкнутая, Лара не переносила грубости и хамства. Ей всегда делалось неловко за таких людей. Не хочешь – откажись вежливо, всегда можно найти повод, но не так же откровенно хамить!

Через несколько минут Анна с пирогами в руках примчалась к ней как ни в чём не бывало.

– Еня, ставь чайник! Твои любимые – с капустой! – выложила она на стол румяные и ароматные пирожки.

Когда Ларисины родители вернулись домой, Анна принялась их обрабатывать. Получилось у неё это так искусно, что, на удивление, Галина Павловна разрешила дочери сходить на праздничный бал в дом культуры.

– Я же говорила! – похвасталась Нюша.

Толик Шумилов с ними не пошёл, они встретили его уже в ДК. Будучи немного под градусом, он ни на шаг не отходил от них, танцевал в одном кругу, несколько раз пригласил Ларису и Аню, короче, понятно было, что он усиленно их опекает. Анна просто блистала на балу! Она упивалась вниманием парней, ни одного медленного танца не простояла в сторонке, в отличие от Ларисы. Спасибо Толику – он стоял рядышком, а то выглядела бы она белой вороной!

– Еня, нас идут провожать два мальчика! Я познакомилась с Сашей, у него есть друг, не помню имени, так что мы с тобой с провожатыми, – в перерыве между танцами сообщила она Ларисе радостное известие, едва не прыгая от счастья.

Лара не могла дождаться окончания, ей уже надоело всё! И громкая музыка, и стояние у стенки, и толпа, в которой негде развернуться, а больше всего – пьяная молодёжь. В туалет было просто не войти – дымовая завеса, блюющие над унитазом девушки, ругань и драки… Господи! Да что же хорошего находят другие в этом балагане?! Школьная дискотека намного лучше!

За весь вечер Ларису несколько раз пригласил на медленный один солдатик в форме. Во время танца он рассказал ей о том, что прибыл на побывку к родителям, через пять дней возвращается в часть, назвал своё имя, которое Лариса не расслышала из-за громкой музыки, пригласил к себе в гости, чтобы продолжить, так сказать, знакомство. Решив, что в данной ситуации лучше промолчать, а потом незаметно уйти с Толиком, Лариса только улыбнулась.

Наконец-то объявили последний танец! Лариса, взяв у Анны номерок, побежала в гардероб.

Довольная подруга спускалась с лестницы в окружении двух молодых людей, один из которых был, вероятно, тот самый Саша, а второй – его друг. Нюша пальцем показала  им на Ларису, стоявшую с её шубкой в руках  рядом с Толиком в фойе.

Минут десять Анна крутилась у зеркала, демонстрируя всем свою шубку, а заодно и себя. Она не поленилась несколько раз перевязать платок с головы на шею и обратно, завязывая его различными узлами и просто накидывая, пока у Ларисы не лопнуло терпение.

– Ань, долго ещё ждать тебя? В фойе уже никого не осталось!

В последний раз окинув взглядом в зеркале себя красивую, Анна вздернула свою очаровательную головку и не спеша направилась к выходу, следом за ней потянулась и её свита в лице Ларисы, Толика, Саши и его друга.

Недолго музыка играла…  Недалеко от входа дружной компанией стояли Ларисины родители и Валентина Васильевна, а сразу же на выходе – Андрей.

– Еня, что же это такое?! Позор на мою седую голову! – чуть не плача, возмущалась Нюша. – Куда мы такой делегацией двинемся? Если только на демонстрацию.

– Анюта! – прогремел зычный голос Валентины Васильевны.

– Я тут, – только и сказала Нюша, понуро опустив голову.



Продолжение:  http://www.proza.ru/2016/10/14/40
Фото из Интернета. Спасибо автору.
 


Рецензии
Добрый вечер, Марина!

Ещё одна чудесная глава!
Лариса, как серьёзная ученица, в школе постепенно идёт в гору и по линии спорта, и в покорении мальчишеских сердец не последнее место занимает.
Ага, таки Лёшка поменял свою «пластинку» - обиделся «казачок» на Ларису после дискотеки в школе. Но и она марку держит, хоть и чувствует к нему слабость и притяжение.
Ещё один прекрасный экскурс в классические времена брежневского застоя. Много тут у Вас напоминалочек прозвучало.
Как же, разве забудешь школьные колонны на демонстрациях трудящихся. Это да, реквизита в смысле всяких транспарантов и портретов на палках из школьных «пыльников» вытаскивали немерено, вручалось практически если не каждому, то через одного точно.
Вот и я был примерно тем же нигилистом, как и Нюша. При любой возможности отлынивал и от мероприятий по линии партии-комсомола и от агитации на демонстрациях старался отбрыкаться. И в комсомол вступил в последних рядах, и то лишь потому, что членство это кругом требовалось. А меня отец в офицеры готовил.
И винишко «Тамянку» отлично помню. Прекрасное винцо было, мы его называли женским. Не совсем дешёвым было. Сами-то мы, пацанами в школе, употребляли, конечно, что попроще, но будучи уже в мореходке, тянулись к более приятным напиткам. Вот это был один из них.
А про нравы в зимних городских ДК – так это очень даже натурально описали обстановку, так сказать, за кулисами так называемых вечеров отдыха! Вот очень даже колоритно. И ведь так оно и было!
И вот чего уж совсем не ожидали девочки, так это того, что их дружно встретят с танцев родители. Да, откровенно говоря, это было позорно, ну, а для парней – буквально удар ниже пояса. Но вот что было, то, конечно, было. Это точно. Хотя, честно скажу, за мной никогда никто не следил. Я вообще был несколько «отвязанным» и скрытным, не очень-то домашним. Но рубль мне родители по субботам всегда выделяли к танцам. Но это после девятого класса было, как я уже говорил…

С премногим уважением и заметными симпатиями,
Мореас Ф.

Марина, с огромной радостью поздравляю Вас с 8 Марта!
Хочу пожелать только приятных перемен в Вашей жизни, любви близких, непременно удачи во всём и здоровья, а ещё неизменно побед на творческом поприще!

Мореас Фрост   08.03.2020 23:07     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Мореас!

Спасибо большое за Ваше поздравление, за пожелания!
Безусловно, огромное спасибо за Ваши всегда вдумчивые отзывы, а вместе с ними и за воспоминания.
Советские школы ничем не отличались: макулатура, металлолом, стопроцентная явка на демонстрации, советы дружин, комсомольские собрания... Много чего было "обязаловкой", но это сплачивало, как мне кажется. Но не везде.
Нюша - отдельное государство))) У неё своя жизнь, которая никак не вписывается в устав советского школьника.
Моё поколение ещё застало "Танцевальные вечера", чуть позже появились дискотеки. Но изменили только название, нравы же остались прежними)
Я попыталась два или три раза сходить на это увеселительное мероприятие, на этом мои походы и закончились. Пьянство, драки, да и родители вечно боялись за меня. Со временем, наверное, привыкли бы, но меня туда что-то не тянуло)))
А Лёшка Паль показывает характер, надолго ли его хватит, пока остаётся вопросом))

Спасибо ещё раз, Мореас!

С глубочайшим уважением, искренней симпатией и самыми наилучшими пожеланиями
Марина.

Марина Белухина   09.03.2020 22:53   Заявить о нарушении
Марин, вот за это её "отдельное государство" мне Ваша Нюшка и импонирует!

Мореас Фрост   10.03.2020 01:30   Заявить о нарушении
Спасибо, Мореас!)))
Не хватает мой Нюше сдержанности, в том числе, и в чувствах. Нет той самой "золотой середины", всё "наотмашь". От этого и страдать будет... Но это пока впереди.

Марина Белухина   10.03.2020 01:44   Заявить о нарушении
Чтобы там ни случись, а это всё одно не умаляет моего отношения к Анюте. Мне её манера держаться наперекор всем и вопреки всему импонирует.

Мореас Фрост   10.03.2020 02:14   Заявить о нарушении
На это произведение написано 27 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.