Если я не вернусь из боя

История относится к времени противостояния с китайцами на острове Даманский. Тогда еще жив был Мао, который признавал авторитет только И.В.Сталина и нашего Н.С. Хрущева считал фигурой ниже себя. Примерно также Мао поначалу воспринял и Леонида Ильича. Доктринерство вождей вело к плачевным результатам. У нас строили плачевные хрущебки, сеяли повсюду кукурузу, сушили болота, а китайцы тогда содрогались от хунвенбинщины, маленьких домен в каждом крестьянском дворе, борьбы с воробьями и разного рода скачков. У нас тогда всё же дела были получше, восточный сосед ходил в основном нищим и оборванным. И, вот, титаны мысли не сошлись идеологически. Нас обвинили в ревизионизме, а мы их в догматизме. Ругань в эфире стояла несусветная. Китайцев отозвали со всех наших вузов и начались провокации на границах, порча поездов и прочие гадости, которые только можно придумать. В частности, был спорный остров на реке Уссури, притоке Амура. И китайцы начали туда ходить по льду замерзшей реки как к себе домой. Наш суверенитет не признавали и нарушали его вызывающим образом. Надо было принимать меры. Стрелять было нельзя: всё-таки бывший союзник в борьбе с империализмом. Соответствующая команда тогда не поступила. Была дана задача оттеснять только физически. Это означало следующее. В лед вбивались железные штыри. На штыри крепили проволоку. Это как бы стенка. С нашей стороны выстраивали цепочку солдат c палками и рогатинами в руках и они должны были отгонять напиравших толпой китайцев. Палки использовались только в начале конфликта. Командиры похаживали с дубинками и иногда угощали особо рьяно напиравших бывших союзников. Китайцы тогда ели мало и палочками и были хилыми. Нашим кашу и макароны давали щедро, мясо бегало в тайге, рыба водилась в Амуре, и ели они ложками и вилками. Так что физически наши были сильнее. Китайцев привозили на развалюхах-автобусах, у наших в запасе стояли БТРы.  Среди противника Брюсы Ли и Джеки Чаны почему-то не просматривались и рукопашные на палках наши выигрывали. Китайцы не забывали что-то выкрикивать по-своему и показывать нашим красные книжечки Мао. Вероятно, они верили в чудо, что иероглифы вождя имеют магическую силу. Никто из наших их язык не знал и непонятно, на что они рассчитывали. Холод был собачий, за 30 градусов, и каждые 4 часа цепочка защитников сменялась. Но и 4 часа простоять было нелегко. Герой нашего повествования тогда Виктор, а вскоре и сейчас не иначе как Виктор Иванович тоже там постаивал в оцеплении, пореже остальных рядовых заставы в силу объективных причин, так как был поваром и палкой тоже усердно махал, когда изображал Великую Уссурийскую Стену. Ещё был у него в тот год героический инцидент, когда он на лодке поплыл по реке к своим ранее заброшенным сетям, чтобы вынуть попавший в них улов. Заставу надо было кормить. Тут Виктор обнаружил, что к нашему берегу приплыла джонка с двумя китайцами, и те пытаются эту рыбу благополучно переложить в свою джонку. Виктор ловко огрел обоих китайцев своим веслом и улов отстоял, обратив противника в бегство. Такое противостояние по серьезному и по мелочам продолжалось какое-то время. В конце концов, пришли уж очень злые китайцы и обстреляли наших на соседней заставе из автоматов Калашникова, которыми мы  же их до этого щедро снабдили. Шестеро наших сходу погибли при внезапной атаке. Тогда отличился сержант Юрий Бабанский, который остановил атаку и стал героем страны. Дело обрело серьезный оборот. Стрельба теперь шла каждый день и нешуточная. Тут и пришла разнарядка из центра. Раз такое дело, надо идеологически подкрепить борьбу с зарвавшимися маоистами. Замполиты не дремали. Установку придумали такую: чтобы все бойцы написали заявление в партию с одинаковой формулировкой на старый лад: «Если я не вернусь из боя, прошу считать меня коммунистом». Так полагалось писать в Отечественную войну. Наш герой, как и все, такое заявление написал, но в бой ему идти не полагалось, так как он был поваром, а обеспечить питанием личный состав было не менее ответственно, чем выполнять остальные приказы. БТРы пошли в ход. Наше техническое преимущество и решимость сыграли роль. Противник пошел на попятную. В итоге в партию Виктор ускоренно прошел, стал героем событий; в послужных списках это отразилось и, вернувшись в Ленинград, хорошо дальше пошел по партийной и советской линии. С таким послужным списком вначале поступил в Финансово-экономический институт, который тогда престижным вузом не являлся, и в который поступать было сравнительно нетрудно. Ну, а дальше парторганизация вуза и его благополучное окончание. Есть тип людей, которые к себе очень располагают. Это был, как говорят, «тот случай». Анкета в порядке: отец - слесарь самой высшей категории, то есть происхождение пролетарское. Работать с людьми научился быстро, так как человеком был способным, и стал менять должности, постепенно повышаясь в чинах. Был последовательно инструктором райкома, заведующим сектором райкома, вторым секретарем райкома КПСС и председателем исполкома одного их районов города. Конвеер заработал и по сложившейся схеме должен был идти на дальнейшее повышение, но КПСС внезапно сошла со сцены в соответствии со сменой политических течений. Потом он не потерялся и сменил ряд хозяйственных должностей. Главное, в номенклатуру попасть, дольше номенклатура будет заботиться о тебе. Я с этим очень приятным в общении человеком  вместе был на одном юбилее. Он мне эту историю с островом Даманский рассказал, и я посчитал её очень интересной и достойной прочтения другими. В итоге с китайцами помирились, остров им целиком отдали и в придачу еще немалое число квадратных километров. Мы здесь этого и не заметили.         


Рецензии
Рассказ написан интересно, с юмором и глубокой иронией. А в тот период- это были тяжёлые времена и люди боялись, что может разгореться война. Лозунг " Русские братья с китайцем навек" слетел сразу со всех плакатов. Многое изменилось с тех пор..., только " номерклатурщина" оказалась "живее всех живых"

Наталия Луговая   13.10.2016 15:35     Заявить о нарушении