Чумной доктор Глава 27

Глава 27. Вой иволги

  Иволга поет – красивые мечты рождает,
  По ветвям порхает – бурю нагоняет,
  Если же умрет – кто-то предает. 


Выбирать свой путь можно на основании разных мыслей и стремлений, но вступив на этот путь, уже не стоит в нем сомневаться – он всегда будет вести в одном направлении, извилистом, долгом, сложном, но одном. Следуя по выбранному пути не сворачивая, человек обязательно придет к цели в любом случае. От него зависит только то, доживет ли он до этого момента или нет.
Возможно, поэтому в некоторые путешествия лучше отправляться в одиночку.

Черный ворон покружил в небе и сел на ветку у самого края дороги. Темные холодные глаза внимательно следили за одиноким путником, неторопливо едущим по промерзшей дороге. Всадник в темном плаще проехал мимо, искоса взглянул на ворона и мрачно усмехнулся.
– Кар-р! – громко крикнул ворон.
– Может быть, – небрежно ответил Адвен, не поворачивая головы. 
– Кар-р! Ка-ар-р, – недовольно крикнул ворон и впорхнул в серое небо, покружился над всадником и улетел ни с чем. Смерти лучше всегда смотреть прямо в глаза, испугаешься – она схватит тебя, а если устоишь – пройдет мимо.

Замок Иволги мрачное место, но красивое. Говорят, раньше вокруг замка селилось много этих маленьких птичек, но уже давно их пения здесь никто не слышал. Черные вороны теперь облюбовали здешние леса.
Этот замок построил король Тиадэр, еще в те далекие времена, когда три королевства были едины. В живописной долине у большого озера, недалеко от старой столицы, возвышались величественные стены замка, а высокие стройные башни тянулись к самому небу. Пышные густые леса, наполненные пением птиц и дивными ароматами цветов, окружали замок Иволги – красивое место, много раз воспетое в романтических балладах о дивных красавицах и смелых рыцарях.
Но безмятежные времена канули в прошлое, а на смену пришли другие, мрачные и жестокие.
Новые хозяева быстро принесли замку дурную славу. Он превратился в мрачное темное место, которого сторонились путники и страшились все жители королевства. Каждый, будь то барон или простой пахарь, пуще всего боялся оказаться за стенами мрачного замка. Инквизиторы несли веру и истину, порой выжигая ее на коже живых людей каленым железом и розгами. От прежнего величия остались только крепкие стены и звучное название. Новые легенды о замке Иволги были мрачны и печальны.
Иволги больше не пели и не гнездились в здешних лесах, остерегаясь этого унылого места. Душераздирающие крики узников замка пугали птиц, а запах горелого мяса, казалось, до сих пор витал в воздухе. Промерзшая дорога, ведущая в замок, пустовала, и даже могло показаться, что никто по ней давно не ездил. Голые темные деревья по обе стороны дороги, спрятавшись под холодным снегом, безмолвно взирали на одинокого смельчака. Многие, кто проезжал по этой дороге, не возвращались назад.
Ворота в замок оказались открыты, стражники недоверчиво взглянули на странного безоружного всадника, но пропустили внутрь, лишь увидев письмо с личной печатью Первого инквизитора. Адвен въехал во двор замка уверенно, с высоко поднятой головой, но его лицо было мрачным, как и все вокруг.
Внутренний двор замка, припорошенный выпавшим ночью снегом, пустовал. В дальнем конце двора Адвен заметил несколько карет, расписанных золотом и яркими красками, а рядом двух вооруженных людей в черных плащах с эмблемой белого волка. Воины без интереса взглянули на путника и поспешно скрылись в конюшне.
Адвен подъехал к главному входу и остановил лошадь перед закрытыми дверями. Долго ему ждать не пришлось, массивные двери тихо протяжно скрипнули, и на крыльцо вышел очередной безымянный инквизитор, одетый в черную рясу, но без белого креста на груди. Инквизитор не представился, внимательно и совсем безрадостно посмотрел на незваного гостя.
– Чем мы обязаны вашим визитом, господин Ивут? – спросил инквизитор.
– Я желаю встретиться с его величеством королем Легиндии, – ответил Адвен. – Сообщите ему о моем прибытии.
Инквизитор ничего не ответил и поспешно скрылся за молчаливыми дверями.
Адвен слез с лошади, привязал ее, скинул плащ, набросил на плечо походную сумку и, крепко сжимая в руке деревянную трость, встал напротив дверей. Он чувствовал, как несколько осторожных глаз внимательно наблюдают за ним издалека, но не подавал виду. Его уверенное безмятежное лицо не выражало никаких эмоций, он умел ждать. 
Массивные входные двери неохотно скрипнули, и мрачный инквизитор вновь появился на крыльце.
– Король примет вас, следуйте за мной, – почтительно пригласил инквизитор.
Адвен уверенно поднялся по ступеням и пошел следом за немногословным инквизитором. Они не спеша прошли по пустым коридорам, поднялись по лестнице наверх и, пройдя через просторный зал, остановились у закрытых дверей.
Четверо вооруженных стражников в темно-сиреневых накидках охраняли вход. Высокие, крепкие, в ярких пестрых одеждах и отполированных до блеска кирасах с королевским гербом на груди – личные телохранители короля.
– Сдайте оружие, – потребовал офицер и выступил на встречу, держа руку на рукояти сабли.
– Я не вооружен, – усмехнулся Адвен и раскинул руки в стороны.
В левой руке он держал деревянную трость, на плече висела походная сумка. Офицер небрежно взглянул на деревянную трость – отполированная временем невзрачная палка не представляла для него угрозы, и ощупал сумку.
– Что внутри? – строго спросил офицер.
– Подарок для короля, – улыбнулся Адвен и достал маленький сверток, завернутый в бархатную черную ткань. – Деревянная шкатулка.
Офицер удивленно взглянул на гостя, а инквизитор вдруг побледнел и испуганно уставился на сверток.
– Хотите посмотреть, что внутри? – с усмешкой спросил Адвен, обращаясь к инквизитору.
– Проходите, – буркнул инквизитор и жестом пригласил гостя войти. – Король вас ждет.
Офицер стражи недоуменно взглянул на инквизитора, потом на странного гостя, но промолчал и отступил в сторону. Распахнув высокие двухстворчатые двери, они вошли в зал.
В небольшом, но просторном зале с высокими окнами присутствовало несколько человек. Все они собрались за больным столом в центре зала и о чем-то беседовали, но сразу замолчали и обратили внимание на вошедшего гостя. Адвен тоже быстрым взглядом оценил всех, прошел в центр зала и остановился, двери закрылись за его спиной.
В зале собрались не простые люди, властные и сильные, настоящая элита королевства. Лощеный лорд, судя по загару и ярким дорогим одеждам – благородный вельможа из южных земель, сидел за столом спиной к входу, но сразу повернулся лицом к гостю. Надменный седой старик в бархатной мантии с золотым крестом, украшенным драгоценными камнями, явно епископ, оценивающе прищурил глаза. Тучный мужчина в дорогой пестрой одежде с золотыми перстнями на руке – представитель гильдии ювелиров или богатый торговец, скорее всего из Лурвейна, глупо вертел головой, пытаясь понять, что происходит вокруг. В дальнем углу стола скромно сидел придворный маг, Адвен встречался с ним раньше при дворе короля, но у мага имелась привычка всегда держаться в тени и странная незапоминающаяся внешность. Смотришь на него и сразу вспоминаешь, что видел его раньше, а отвернешься в сторону и тут же забыл, и даже уже сомневаешься, что видел его вообще, точно колдовство. Вот и в этот раз Адвен тоже не уделил магу особого внимания и перевел взгляд на герцога Ворла. Он стоял у стены, седой высокий статный мужчина в черной одежде с медальоном волка на груди и тяжелым пронзительным взглядом хищника. На мгновение их глаза вцепились друг в друга – каждый уже знал, кто стоит напротив, хотя встретились они впервые.
– Ваше величество! Доктор Адвен Ивут, – объявил инквизитор и отошел в сторону. 
Король, одетый в неброский темно-сиреневый костюм и без драгоценных регалий, стоял у стола, спиной к двери. Мгновение он словно раздумывал, а затем резко повернулся, играючи взглянул на гостя и восторженно улыбнулся, изящно раскинув руки в стороны.
Эрнальф Вэнгил – король Легиндии. Молодой статный красавец, он всегда носил пышную прическу из густых вьющихся каштановых волос, спускающихся до самых плеч, и уже этим раздражал всех придворных вельмож и завораживал высокородных дам. Никто никогда не пророчил этому заносчивому мальчишке королевской короны, хотя бы потому, что Эрнальф являлся четвертым и самым младшим сыном короля, да еще от второго брака с безродной красавицей. Но судьба распорядилась иначе: старший наследник погиб в сражении, средний сын короля бесследно пропал в море, и когда старый король Ернес помер, право на трон перешло третьему сыну, который не успел принять корону и скоропостижно умер от неизвестной болезни. Молодой неопытный король сел на трон под громкие торжественные возгласы и тихие пренебрежительные смешки за спиной. В наследство Эрнальфу достались золотая корона, почти пустая казна, растерзанная интригами и поборами лордов страна, слабая плохо вооруженная армия и соседи-враги, готовые в любой момент предъявить свои притязания на трон. Никто из придворных вельмож не предрекал молодому королю успехов и долгой жизни, но Эрнальф на удивление крепко вцепился в трон и правил уверенно и успешно. Он быстро поставил на место обнаглевших баронов, вооружил армию и чудесным образом наполнил королевскую казну золотом. Даже страшная эпидемия чумы в городах у восточных границ только укрепила власть и могущество молодого правителя.
– Приветствую вас, доктор Ивут, – лицо короля светилось доброжелательностью.
– Ваше величество, – почтительно поклонился Адвен.
– Я и все присутствующие крайне удивились, когда узнали что вы прибыли, – обворожительная улыбка придавала надменному лицу короля какой-то дьявольский шарм.
– Отчего же? – на лице Адвена появилось недоумение. – Вы не рады меня видеть?
– Я? Я всегда рад видеть лучшего лекаря королевства! Легендарного избавителя от чумы! – воскликнул король и взглянул на сидящих за столом вельмож, словно представляя им гостя. – Но! Наше заседание здесь, в этом уединенном замке, подальше от посторонних глаз - тайна!
Король продолжал доброжелательно улыбаться, но его холодные глаза требовали ответа.
– Я это понимаю, и вы можете быть уверены и все присутствующие тоже, – заверил Адвен и еще раз почтительно поклонился, – что я не расскажу никому и никогда все то, что увижу или услышу сегодня здесь.
– Да уж, наверное, – добавил герцог, пронзая гостя холодным взглядом.
– Попрошу без оскорблений и угроз, – потребовал король и с доброжелательной улыбкой обратился к гостю. – Господин лекарь прибыл к нам с миром? И добрыми вестями?
– Трудно сказать, – неуверенно ответил Адвен, но поспешно заверил: – Но без злого умысла и даже с подарком.
– Подарком? Вы хотели сообщить, что чума ушла? Но это мы уже знаем, почтовые голуби принесли нам эту добрую весть, – улыбка короля быстро сменилась на печаль. – Но еще они принесли нам трагичное известие: наш достопочтенный Первый инквизитор Пертреш умер.
Присутствующие вельможи молчали, настороженно следя за необычной беседой.
– Вот как? Действительно печальное известие, – изображая скорбь, удивился Адвен. – Уезжая из Изнева, я был удостоен личной беседой с Первым инквизитором. Он был бодр и жизнерадостен.
– Жизнерадостен? – усмехнулся король, не отводя взгляда с гостя. – Поговаривают даже, что он был отравлен, но это пока еще только домыслы.
– Отравлен? – продолжал удивляться Адвен. – Кто мог отравить Первого инквизитора?
– Да, да, – король обеспокоенно покачал головой. – Уж не вы ли, господин лекарь, причастны к этому злодейству?
– Уверяю вас, ваше Величество, – не пряча взгляда, заверил Адвен. – Я не травил почтенного инквизитора Пертреша.
– Ну, полно! – раздраженно вскрикнул король. – Пертреш просил разрешения на ваш арест. И вдруг он неожиданно умирает от неизвестной болезни?! Сердце прихватило?
– Все может быть. Наша беседа действительно очень расстроила Первого инквизитора, он был излишне взволнован, – безмятежно признался Адвен. – Предполагаю, что он случайно перепутал бокалы и отравил сам себя.
В глазах короля мелькнуло настороженное удивление.
– Даю вам честное слово, ваше Величество, я не убивал, не травил и даже не угрожал Первому инквизитору, – положив руку на грудь, заверил Адвен. – Когда я покинул его, он был в полном здравии и еще жив.
Король задумался и недоверчиво посмотрел в безмятежные глаза гостя, словно пытаясь прочесть в них правду. Вельможи тихо обеспокоенно зашептались, и только седовласый герцог мрачно усмехнулся.
– Пусть так. Умер и умер, – неуверенно согласился король. – Меня интересует другое. Один пропавший предмет.
– Шкатулка? Да, я знаю, где она. Именно об этом предмете и был наш разговор с Первым инквизитором, – признался Адвен, продолжая безмятежно смотреть в глаза королю. – Я долго уговаривал его отдать ее, и вот она у меня.
– Где она?! Здесь? – испуганно воскликнул король. – Вы принесли ее собой?
– Да, ваше Величество, шкатулка в сумке, – почтительно кивнул Адвен. – Я подумал, вы будет рады, если я преподнесу ее Вам. Это и есть мой подарок.
С этими словами он достал сверток из сумки и протянул королю. Король удивленно посмотрел на сверток, потом недоверчиво взглянул на гостя, но не взял шкатулку, оглянулся, обвел всех присутствующих настороженным взглядом, словно ища поддержки, и снова повернулся к опасному гостю.
– Поставьте ее на стол, – попросил король и легким жестом приказал мрачному инквизитору выйти за дверь.
Инквизитор почтительно кивнул в знак понимания и поспешно вышел, плотно закрыв за собой дверь. Адвен, сопровождаемый настороженными взорами присутствующих, подошел к столу и положил сверток. Когда он развернул его, все взгляды обратились на маленькую темную шкатулку, и по глазам присутствующих можно было сразу определить, кто знал о ее содержимом. Герцог настороженно следил за гостем – шкатулка совсем не волновала его, тучный торговец с изумлением и полным непониманием смотрел на странный предмет, епископ осторожно оглядывал всех присутствующих, придворный маг продолжал скромно сидеть в стороне, а лощеный лорд преданно смотрел на короля. А вот король ликовал, восторженно глядя на опасную шкатулку.
– А вы меня опять удивили, доктор! – восторженно улыбнулся король. – Вы всегда меня удивляете, даже восхищаете.
Адвен почтительно поклонился и отступил назад, в центр зала.
– Вы не открывали ее? – вдруг настороженно спросил король.
– Я знаю, что внутри, открывать ее крайне опасно, – ответил Адвен.
– Знаете, что внутри? Что еще вы знаете? – удивился король и помрачнел. – Что еще вам рассказал этот старый болван перед смертью?
– К сожалению, ничего из того, что меня действительно интересовало, – разочарованно признался Адвен. – После того как я поймал его в городе в костюме чумного доктора, он не на шутку испугался, хотел меня убить, отравить. Но так ничего и не сказал, унес все тайны с собой в могилу.
– Вот и хорошо, – задумчиво произнес король и настороженно спросил: – Но что вы хотите? Зачем вы принесли ее сюда?
– Я хочу узнать правду, – ответил Адвен и с вызовом взглянул в глаза королю. – Хочу узнать, зачем правитель государства травит мором своих подданных?
В зале повисла мертвая тишина. Все молчали, настороженно следя за дерзким гостем. Только торговец недоуменно вертел головой, пытаясь понять что происходит. 
Как узнать тайну? Самую страшную тайну, ту которую никто никогда не раскроет. Ответ прост – нужно задать прямой вопрос. Глядя в лицо спросить открыто и смело, не боясь вместо ответа получить удар острым кинжалом в грудь.
– Дерзкие слова. Забавные вопросы. «Зачем?», – лицо короля исказила пренебрежительная гримаса недовольства. – И ради этого вы прибыли сюда? Вы очень смелый человек…
– Вы не боитесь смерти? – громко спросил епископ. 
– Полно вам, епископ Лимброо, вы еще не стали Первым инквизитором, – строго напомнил король, затем прошелся вдоль стола, задумчиво изучая лица заговорщиков, и осторожно взглянул на маленькую шкатулку, скромно стоящую посреди стола. – Не стоит пугать нашего гостя, он не боится смерти. А Церковь и Король должны быть милостивы к своим подданным.
Король повернулся к бесстрашному гостю и доброжелательно улыбнулся.
– Зачем? – задумчиво повторил король. – Для начала я хочу заметить, что правитель, то есть Я, никого не травил и не убивал! Да и никто из здесь присутствующих почтенных людей этого не делал.
Король обвел взглядом всех, и на лицах заговорщиков появились одобрительные надменные ухмылки.
– Первый инквизитор Пертреш проявил излишнюю жестокость и рвение в искоренении ереси, – продолжил свою мысль король. – Но об этом уже никто не узнает. Будет лучше, если все посчитают чуму божественной карой. Вы согласны со мной, доктор Ивут?
– Согласен, ваше Величество, – без сомнений подтвердил Адвен. – Заговор короля и почтенных сановников со Святой инквизицией против своих же подданных просто не мыслим. Травить людей тысячами, целыми городами! Кто в это поверит?
– Верно! Кто в это поверит?! – громко объявил король и, понизив голос, продолжил: – Вы умны, доктор Ивут, очень умны. Я рад, что не ошибся в вас.
– А вот я совсем не рад, что ошибся в вас! – дерзко заявил Адвен.
Король помрачнел и злобно взглянул на доктора.
– Я думал, мы поймем друг друга? – настороженно предположил король. 
– Это зависит от ваших ответов на мои вопросы, – ответил Адвен, с вызовом взглянув королю в глаза.
– Вопросы? Вы требуете от короля объяснений? – удивился король.
– Я хочу знать «зачем?». Зачем все это? – Адвен уже не спрашивал, он требовал. – Я хочу знать правду!!
– Вот вы о чем, доктор, – задумался король, искоса взглянул на мрачное лицо герцога и получил одобрительный кивок в ответ.
Седой герцог был единственным из присутствующих, кто имел при себе оружие, и, получив знак от короля, он осторожно положил руку на рукоять палаша, не спуская при этом проницательного взгляда с дерзкого доктора.
 – Хорошо, я расскажу вам правду, – согласился король и повернулся лицом к доктору. – Вы знаете, что в шкатулке? Знаете силу ее содержимого?
Адвен молча кивнул в знак согласия.
– Вначале это были только пробы, мы не собирались травить наш народ, – продолжил король, размеренно расхаживая вдоль стола. – Хотели обрушить всю мощь шкатулки на еретиков восточных земель, но потом появились вы. Спаситель! Чудесный доктор, способный остановить безжалостную чуму! И планы немного изменились…
– Вы хотите сказать, что виной всему я? – уточнил Адвен.
– Ну что вы, это глупо – обвинять вас, когда вы, рискуя всем, спасаете города! Жизни! – король стал задумчив и серьезен. – Первый инквизитор Пертреш, он предложил и сам реализовал план по очищению городов от скверны. Да, жестокий замысел и опасный. Но по-своему гениальный! Он травит – вы лечили. Мы лечили! Да, гибнут люди, но крепнет Вера! Возрастает сила и могущество короля! А значит, и всего королевства!
– Вы травите своих подданных ради славы и укрепления власти? – сохраняя спокойствие, спросил Адвен.
– Поданных? Нет, скорее перебежчиков и еретиков. Вы же понимаете, что выбор городов был не случаен. Все города, которые постигла чума, находятся у границ, там, где появляются враждебные настроения и чужестранное влияние, – король говорил воодушевленно с полной уверенностью в своей правоте. – Как только инквизиция или тайная служба узнает о заговоре и росте недовольств, сразу проявляет мор, проклятье, божья кара! Чума страшная болезнь, но она хватает только слабых и больных, нищих и грешников, бродяг и оборванцев. Сильные и крепкие выживут, а государству нужны здоровые и преданные слуги.
– Но умирают люди, тысячи людей, – напомнил Адвен. – Ваших поданных! Не чужих, не врагов!
– Умирают, верно. Они постоянно мрут, то от тифа, то он оспы, – пренебрежительно поморщился король и с вызовом взглянул на доктора. – Вы думаете, я тиран? Сумасшедший? Нет! Вы же сами понимаете, что если бы началась война, они все бы погибли. А война неизбежна, это только вопрос времени. Король Экларии уже давно готов направить свои войска в наши земли, но его коварным помыслам мешает чума.
– Но война все равно будет?! – возразил Адвен. – Вы сами это утверждаете, война неизбежна.
– Будет, – беспечно вздохнул король и злорадно ухмыльнулся: – Но не на моих землях!
– Вы вторгнетесь в Экларию? Но прежде будет травить непокорные города? Так вот в чем дело, – догадался Адвен. – Первый инквизитор вешает еретиков и напускает мор и лишь для того, чтобы прибрать их имущество. Герцог собирает войско, в том числе на изъятые ценности. И все это только с одной целью – напасть на дружественное королевство?
– Дружественное?! Еретики и надменные друзья! Они не признают мою власть и ищут только повод напасть первыми, – вскрикнул король, его лицо исказилось гримасой ненависти. – Если бы не мор в приграничных городах, Тродеус Отский уже давно бы вторгся в наши восточные земли под громким лозунгом новой Веры! А чем наша Вера отличается от их? Да ничем! Вы сами знаете, что все дело во власти над людьми и золоте!
– Да это верно, все дело в блестящем металле и желании повелевать, – согласился Адвен. – Извечная дилемма: всех много, а всего мало, на всех всего не хватает. Я даже не удивлен.
– Ну, вот и хорошо. Вы сами уже обо всем догадались. Даже не понимаю, зачем вы задавали эти глупые вопросы, – спокойно сказал король, словно весь разговор не имел никакого значения. – Теперь мы можем поговорить о серьезных делах.
Адвен с недоумением взглянул на короля, но промолчал. 
– Мы, я и мои верные советники, хотим предложить вам многое, – надменно вздернув подбородок, повелительным тоном объявил король. – Вы нужны нам!
– Нужен? Вам? – удивился Адвен.
– Конечно! Вы герой! Вы несете свет и веру в сердца людей! Вы разве не понимаете, чего мы добились? – воодушевленно заявил король. – Инквизиция карает, Церковь прощает, вы исцеляете, народ получает надежду и веру! Король – здоровое королевство и преданных подданных! Сильную армию! Богатую страну! Вместе мы достигнем много!
– У вас великие планы, – с мрачной усмешкой заметил Адвен.
– Да! Великие! Я хочу процветания для своей страны! Я хочу объединить все три королевства под одной короной! – продолжал свою помпезную речь король. – Как это было раньше! Как это должно быть!
– И что получу я? – осторожно спросил Адвен. 
– Вы! – король улыбнулся. – Все что угодно! Славу! Деньги! Власть!
– А если я откажусь? – спросил Адвен и осторожно обвел всех присутствующих холодным взглядом.
– Откажетесь? Я удивлен! – задумался король, внимательно посмотрел на мрачное лицо доктора и тоже помрачнел. – Зачем же вы тогда приехали сюда? Из любопытства?
– Я хотел узнать правду, – спокойно ответил Адвен.
– И вот узнали, и что вы будете с ней делать? – усмехнулся король. – Рассказывать на улице о заговоре лордов? Вы же не настолько глупы, чтобы пойти против меня? Против нас!
– Признаюсь честно, я тоже удивлен, – Адвен смотрел королю прямо в глаза. – Я думал, я надеялся, что вас обманули, ввели в заблуждение. Вами манипулировали…
– Ха-ха! Меня обманули? Мной манипулировали?! – весело рассмеялся король и с гордостью воскликнул. – Это я все придумал! Я – Эрнальф Вэнгил, король Легинии! Это мой замысел!
– А как же Черный колдун? – резко спросил Адвен.
Король в одно мгновение помрачнел, задумался, оглянулся на своих преданных советников. Все заговорщики молчали, недоуменно следя за опасной беседой, только герцог сохранял хладнокровие. 
– Какой колдун? – тихо спросил король.
– Тот самый, который дал вам эту шкатулку, – напомнил Адвен, не сводя глаз с короля.
– Черный колдун? Да, я слышал страшилки о колдуне в черном плаще, что бродит по ночам в проклятых городах, – вдруг весело воскликнул король и даже заулыбался, но как-то фальшиво, неуверенно. – Так это все покойный инквизитор, шастал по ночным улицам и пугал людей. Вот злодей!
Адвен молчал.
– Нет больше никакого колдуна, умер колдун, – улыбаясь, продолжал король. – Больше никто не будет бродить по улицам и травить мором людей. Свет и счастье теперь воссияют над нашим королевством!
– Свет и счастье, – безрадостно повторил Адвен и еще больше помрачнел. – А в Экларию придет война и горе? Смерь и кровь? И если понадобиться, то и мор? Чума?!
– Если понадобится, и мор! – злобно заявил король, улыбка исчезла с его лица. – Это уже мне решать, а не вам, доктор! Я король! А вы мой поданный! Ваша жизнь принадлежит мне!
Адвен презрительно усмехнулся.
– Король… – с брезгливостью произнес он. – Я вам поклонился один раз из вежливости, а вы уже пытаетесь навсегда поставить меня на колени.
Король удивленно взглянул на дерзкого доктора, но ничего не ответил.
– Какой ты король? Глупый мальчишка! – грозно продолжал Адвен. – Истинного короля определяют не власть и деньги, не армия и земли, его определяет идеи и помыслы, которые им движут! Король владеет королевством, но заботится о своем народе. А ты?! Ты не король! Ты недостоин быть правителем! Молодой надменный выскочка. Глупец!
Все присутствующие с удивлением и страхом смотрели на самоуверенного доктора, но молчали.
– Тогда в Тварде я клялся вам в преданности, обещал служить вам верой и правдой, – продолжал Адвен. – Но сейчас я забираю свою клятву!
– Забираешь свою клятву?! – яростно крикнул король. – Да кто ты такой?! Лекарь. Кому нужна твоя клятва? Кому теперь нужен ты?! Думаешь, теперь ты выйдешь из этого замка живым? Сдохнешь в подвалах! И никто даже не вспомнит о тебе!
Король приблизился, злобно грозя указательным пальцем перед лицом доктора. Адвен пытался сохранить спокойствие, но резко схватил короля за запястье и крепко сжал, от чего король даже скривился от боли и припал к полу на полусогнутых ногах.
– Вы знаете, сколько людей умерло на моих глазах, у меня на руках?! И вы думаете, я вам это прощу?! – Адвен кричал от злости. – Люди вам это простят?!
Герцог ринулся вперед, выхватывая на ходу палаш из ножен. Епископ громко вскрикнул. Торговец, зажмурив глаза, сполз под стол. На крик в зал ворвались вооруженные телохранители короля.
Адвен с силой оттолкнул короля, и тот упал на пол, кривясь от боли. В глазах короля появился страх, но страх не от слов, а от острого клинка перед его лицом. Злость – это состояние, в котором меч быстрее слов. Адвен крутанулся вокруг, угрожающе выставив меч вперед.
– Я не злой, даже добрый, но очень жестокий. Не злите меня! – предупредил он. – Я уйду отсюда любой ценой! А если разозлюсь, то уничтожу вас всех!
Один из телохранителей ринулся вперед, но Адвен одним ударом меча рассек его саблю надвое и отступил к столу. Воин удивленно посмотрел на саблю без клинка в своей руке и медленно неуверенно попятился назад. Остальные телохранители побоялись нападать, но не отходили и окружали опасного доктора со всех сторон.
Король молча сидел на полу, испуганный лорд и епископ теснились к выходу. Лишь герцог держался достойно, встал подле короля, крепко сжимая в руке палаш, и холодными бесстрашным взглядом смотрел на безумного доктора.
– Мы не боимся твоего меча! – крикнул герцог.
– Не боитесь меча? А черной смерти вы не боитесь? – крикнул Адвен и схватил со стола шкатулку.
Телохранители в недоумении смотрели на вооруженного доктора и шкатулку. Епископ прижался к стене. Король испуганно побледнел. Инквизитор, прятавшийся за спинами вооруженных воинов, начал медленно отступать назад, в сторону выхода. Герцог, выставив перед собой палаш, схватил другой рукой короля за ворот и поволок в сторону. Один из телохранителей нерешительно шагнул вперед.
– Бегите! Черная смерть теперь правит в этом замке! – крикнул Адвен, подкинул шкатулку вверх и одним резким ударом разрубил ее пополам.
– Чума! – громко крикнул епископ и бросился бежать.
Инквизитор продолжал пятиться к дверям, наблюдая, как серое облако пыли накрывает королевских телохранителей, которые неуверенно отступали назад, выставив перед собой сабли. Никто не понимал что происходит, но все знали, чума – это смерть, и если она рядом, то надо бежать.
 Адвен не смотрел на то, как надменные сановники со страхом бросились вон из зала, и не боялся серой пыли, разлетевшейся по залу. Накинув на голову капюшон, он решительно направился вслед за королем, крепко сжимая в одной руке меч, в другой трость.
Увидев, как шкатулка разлетелась на части, король вдруг пришел в себя и пополз по полу в сторону тайного выхода. Герцог помогал ему, держа за ворот костюма, и что-то говорил.
Королевские телохранители оказались неглупы и, увидев, как их повелитель уползает, словно побитая собака, тоже поспешили покинуть зал, прячась от опасной серой пыли. Только один офицер остался верен присяге и встал на пути безумного лекаря.
– Уйди! – потребовал Адвен и опустил меч.
Офицер не дрогнул, шагнул вперед и взмахнул саблей. Адвен сделал быстрый выпад вперед и одним ударом снизу вверх разрубил смельчака надвое, затем опустил меч и пошел дальше. Перерубленное тело рухнуло на пол, и по мраморным плитам медленно потекла алая кровь, на которую оседала серая пыль. Теперь чума стала не угрозой – страшное содержимое шкатулки ожило.
Зал быстро опустел, из-под стола вылез нерасторопный торговец и с ужасом огляделся по сторонам. Он сразу увидел разрубленный труп на полу и кровавую лужу, которая растекалась в стороны и вскоре залила подошвы его сапог. Лицо торговца исказилось в гримасе страха и отвращения, он отступил назад и поспешил прочь, оставляя за собой кровавые следы. Именно он стал первой жертвой.
Разрубленная магическим клинком шкатулка – жест показательный, но совершенно не опасный. Мало кто может заразиться от такой пыли, сама по себе она не несет людям вреда, обычный дождь смоет ее с одежды, не оставив и следа. Но, смешавшись с теплой кровью, пыль ожила и уже нашла свою первую жертву, и теперь не пройдет и несколько дней, как весь замок захватит черная смерть. Никто не сможет спастись. А тот, кто сбежит, будет сеять на своем пути смерть и горе.
Нет, это не была безумная злость или жестокая месть. Скорее это справедливая кара. Возмездие для всех, кто служит смерти и тьме. Может быть, от новой эпидемии чумы умрут сотни, а может, и тысячи. Но люди навсегда запомнят тех, кто принесет им эту страшную смерть и будут передавать из поколения в поколение легенды о злых колдунах и проклятом короле, а в мертвом замке среди пустого леса останутся только безмолвные тени.
Адвен вышел в маленькую дверь, за которой скрылись король и герцог, и направился следом по узкому тускло освещенному коридору. Он шел решительно, крепко сжимая в руке меч. Кровь полностью стекла с клинка на пол, обнажив острое лезвие.
Хладнокровный герцог уходил спешно, крепко сжимая в руке палаш и помогая королю передвигаться. Бледный от страха король падал, спотыкался, ноги совсем не слушались его, а взглянув на безжалостное лицо преследователя, он вовсе завалился на пол.
Адвен начал нагонять их, герцог остановился и обернулся. Два холодных взгляда на миг встретились. Седой волк явно не боялся ни чумы, ни безумного доктора, ни смерти, но, взглянув на острый клинок, мерцающий в полумраке коридора зеленым светом, он с брезгливостью посмотрел на беспомощного короля, отпустил его и быстро пошел прочь.
Отступление – это не бегство, не позор и не трусость. Это обычная стратегия боя. Когда враг имеет явное преимущество, глупо с ним биться в честном поединке. А короли, как и все люди, не живут вечно, они тоже рождаются и умирают, и на опустевший трон садятся новые правители.
Герцог скрылся за поворотом в конце коридора, а король остался сидеть на полу, провожая своего преданного слугу удивленным испуганным взглядом.
Адвен остановился возле короля, сохраняя хладнокровное спокойствие на лице. Эрнальф Вэнгил, король Легиндии, выглядел сейчас жалко, побледневший от страха, он сидел на полу с ужасом смотрел на острый клинок в руке жестокого доктора.
– Встань! – потребовал Адвен.
Король продолжал сидеть, пытаясь закрыть лицо руками.
– Встань! – крикнул Адвен. – Встань или я убью тебя!
Король попытался встать, но не смог. Ноги совсем не слушались его. Он заплакал, закрыв лицо руками. Слезы страха текли по его щекам.
Безжалостный доктор грозно возвышался над падшим королем, готовый зарубить его, но спустя мгновение он вдруг спрятал клинок в «ножны», схватил короля на ворот и подтянул к себе.
– Почему короли никогда не думают, что их кто-то совсем не боится? – злобно спросил Адвен.
Лицо короля исказилось безумной гримасой страха, в глазах читался только ужас и полное непонимание происходящего. 
– Говори, иначе я убью тебя! – сквозь зубы прошипел Адвен, наклонившись ближе.
Он злобно смотрел испуганному королю прямо в глаза.
– Что? – хриплым глухим голосом спросил король.
– Я хочу знать, кто он и где он?! – потребовал Адвен.
Король непонимающе крутил головой, не в силах отвести взгляда от пронзительных глаз доктора.
– Я хочу знать, где Черный колдун?! – повторил Адвен и прижал короля к стене.
– Я не знаю…
– Говори! – яростно крикнул Адвен.
– Я не знаю, он приходит сам, – признался король. – Он страшен, он всесилен.
– Кто он?!
– Я не знаю…
– Ну! – Адвен с силой тряхнул безвольного короля.
– Маска на лице. Призрак, демон, не знаю… – испуганно лепетал король. – Всегда приходит только ночью…
– Откуда он появился? Где ты нашел его? – спрашивал Адвен, не сводя безжалостного взгляда с короля. – Он сам пришел к тебе?
– Нет, я никогда… Я не хотел… – пытался оправдаться король. – Это все Ансегер, придворный маг… Он привел его. Я не знал. Я не хотел…
Адвен взглянул в сторону пустого коридора, на мгновение задумался, и отпустил короля. Гнаться за придворным магом было уже поздно, он первым ускользнул из зала, еще до того, как все началось. Опасный хитрец скрылся, теперь его уже не догнать, а может, и вообще не найти.
– Я не знал, я не хотел… – продолжал скулить король, сползая по стене на пол. – Что теперь будет? 
– Иногда так хочется кого-нибудь задушить, а нельзя, – злобно сказал Адвен и презрительно посмотрел на короля. – Теперь ты – Проклятый король! Живи, если сможешь.
Не дожидаясь ответа, Адвен решительно повернулся и быстро зашагал дальше по коридору. Король остался сидеть в одиночестве у стены, закрыл лицо руками и тихо заплакал.
Когда Адвен вышел во двор, то увидел толпу людей, которые метались в поисках спасения, словно крысы на тонущем корабле. Кто-то все же объявил об опасности, и теперь инквизиторы, стражники, конюхи, повара и прочий люд, все в панике спешно суетились, собирая вещи и имущество.
Адвен сразу заметил, что один наглец уже повел его лошадь к воротам, и быстро направился наперерез. На пути ему попалось несколько людей в одеждах палачей, и он, молча выхватив меч, наотмашь рубанул каждого. Странное ремесло – палач инквизиции. Рубить головы осужденным – это еще можно как-то понять, но пытать людей, силой добиваясь признания, – только недочеловек может согласиться на такую работу.
Два разрубленных тела, упавшие на землю, вызвали дикий ужас у окружающих, и люди бросились в стороны от обезумевшего человека с мечом в руке.
– Конец света наступил! – завопил какой-то бедолага. – Кара Господня постигнет нас!
Лошадь вернули сразу: лишь увидев острый меч в руке, наглый воришка отпустил упряжь и бросился бежать прочь. Адвен снова спрятал клинок в «ножны», вскочил в седло и оглядел двор.
 Придворного мага и епископа нигде не было видно, только мрачный герцог стоял на балконе и хладнокровно наблюдал за ним издали. На мгновение их глаза встретились, затем Адвен дернул поводья, развернул лошадь и выехал из замка.
В тот вечер закат разгорелся яркими багровыми красками.


Рецензии