Ключик

                Жаркое июльское солнце, раскаленное добела выкатилось над горизонтом,  захватило  маленький, но уютный городишко в свои  объятия. Ни единого дуновения ветерка.  Только зной и неимоверная жара, от которой никуда не деться,  нигде не спрятаться.
  Тяжело поверить в то, что только вчера, с утра и всю ночь напролёт, полоскал дождь. А сегодня - вот вам нате! И жара, и духота невозможная. Остались одни воспоминания о том дожде в виде временного моря – огромной лужи на асфальте. Такой тёплой и загадочной! Пользующейся необъяснимым спросом у чумазой и счастливой  малышни, которая радостно шлёпала по ней босиком вдоль и поперек, пускала по ее необъятным просторам кораблики,  совсем не обращая внимания на ругань матерей и вездесущих  бабулей.

  В маленьком магазинчике, расположенном на краю городка,  недалеко от кладбища, как обычно, пусто, безлюдно. Да и что тут брать?  Спиртного нет! Сигарет нет! Мороженое,  конфеты сверху донизу, пряники, печенье. Стоял он на этом месте, и десять, и двадцать, а то и больше лет назад, и ещё постоит с белой выцветшей надписью на некогда голубом фоне «Продукты».  Толстые, еще  послевоенные стены не пропускают уличную жару. Так что в зале чувствуется легкая прохлада.

Два продавца забытого богом и покупателями магазина. Одна тоненькая, как тростиночка, совсем ещё ребёнок, Света. Вторая -  постарше по возрасту, в сравнении с первой, если не мать, так, по крайней мере, старшая сестра, Валентина Николаевна, удобно устроились на подоконнике, и,  изредка посматривая в окно, чесали языки на различные, ничего не значащие темы.

«Валентина Николаевна, Вы здесь в городе давно  живёте?» - спросила Светлана и сама же ответила: «Видимо, давно. И, что лучше этого магазина никакого  другого места для работы найти не смогли? Со мной  всё понятно – приехала «дурочка - деревенская»,  хотела поступить учиться, да не сложилось. Устроилась на первое время сюда, а там что-нибудь подходящее подвернётся – и только меня здесь и видели!»

   В приоткрытый проём скрипнувшей двери  протиснулась развесёлая, беспредельно  конопатая  физиономия с озорными голубыми глазами и  вихром непослушных рыжих волос: «Можно,  Тетя Валя! Это я, Мишутка! Я  по делу!  Мы с папкой гуляли, потом встретили дядю Лёшу. Они в пивнушке пиво пьют. А папка дал мне денежку и сказал: « Беги, сынок, к тете Вале в магазин и купи себе мороженое, а если не хватит, мамка потом ей занесёт. Тётя Валя  добрая, выручит обязательно!» Протянул руку и разжал кулак. На ладони лежала старая медная пятикопеечная монета. Валентина Николаевна взяла  её, секунду подержала в руке и, улыбнувшись в ответ этому «рыжему бесхитростному чуду, вернула обратно.
- Ты. Мишутка, отдай её  своему папане Тимохе. Пусть он её себе плашмя засунет! Куда, он и сам догадается! Передай: « Тетя Валя сказала, что надо вначале покупать Мишутке мороженое, а уже на сдачу пиво пить! На, держи! Твоё любимое – шоколадное! Как же я могу самому золотому и красивому соседу отказать!   
  Мишутка, трижды шмыгнув носом, и глядя завороженно на запотевший прохладный брикет в золотистой упаковке, восхищенно прошептал: «Спасибо, тёть Валь!» Повернулся, и осторожно разворачивая обертку, направился к двери. Обойдя огромную лужу, на противоположной стороне, остановился, аккуратно расстегнул сандалии, сбросил их с ног.. С видом полного счастья и блаженства, лизнул мороженое, прикрыл глаза, … шагнул в тёплую воду...

  Глядя на него, потешного и счастливого, через оконное стекло магазина, обе рассмеялись.

- Вот,  Светочка, и ответ на твой вопрос. Живу я, вон в той пятиэтажке с красной крышей, в двух шагах ходьбы от места работы, а училась вон в той школе напротив. Всех и всё здесь знаю с самого детства. Муж зарабатывает хорошо.  Его зарплата нас вполне устраивает. Мои малыши  ходят в детский садик, который стоит за углом нашего магазина.

Здесь всё для меня родное, знакомое и близкое. В детстве мы с Мишуткиными родителями – Тимохой и  Галкой,  моим мужем и Колей - Ключиком  все соседские сады и заборы в округе облазили. Родители только и успевали дырки на штанах и платьях зашивать, да жалобы на нас выслушивать. И не то, чтобы нам витаминов не хватало или яблоки были уж очень вкусные. Просто хотелось приключений и романтики . Она задумалась  о чём-то далёком и замолчала.

  -А кто такой Ключик? - поинтересовалась Светка.

-Ключик - то! Это разговор отдельный! И не простой, а Золотой! Дружили с ним ещё с детского сада.

  Весёлый и общительный был мальчишка. Наивно верил в сказки. Самое главное, что нередко чудеса его и сбывались. Однажды летом бегали по улице, и он случайно попал ногой в незакрытый канализационный люк. Крышка тяжёлая, чугунная перевернулась…

Сколько там силы надо, чтобы сломать ногу пятилетнему ребёнку? И не просто сломала, а так, что  травматолог головой покачал и сказал, что только, если чудо произойдёт,  она с первого раза срастётся качественно и, шутя, брякнул: «Кушай, Коля, волшебные конфеты «Золотой ключик», слушай нас, докторов, маму. Всё и пройдёт!»

 Коля  поверил. Мать покупала. Приносила в больницу, а он их ел. Ел и верил…,  и чудо неожиданно для всех, включая доктора, свершилось. Старый врач с огромным удивлением рассматривал рентгеновский снимок ноги и, качая головой, бормотал: «Чудо, - так не бывает! Все косточки сложились, как пазлы, одна к одной!»
Колька ничему не удивился. Ведь он был абсолютно уверен в волшебной силе конфет «Золотой ключик». Всем рассказывал и уверял в их волшебной силе. Так до самого выпуска и проносил безобидную кличку «Ключик».

  Все мы  были из вполне благополучных семей, но всегда тянуло к различным приключениям и подвигам. Нами были изучены все сады и огороды на родной улице, знали все лазы и дырки в заборах, попробовали на вкус все яблоки, сливы и вишни.
Единственно неприступным и загадочным  казался нам дом за высоченным забором, с ярко-красной крышей. При входе на калитке висела новенькая табличка с предупреждающей надписью «Осторожно. Злая собака!» Её самой мы никогда не видели, но слышали грозное рычание и лай, когда проходили мимо дома.
Любой здравомыслящий человек, взвесив все «за» и «против», выбросил бы из головы даже мысли о набеге именно на эту неприступную крепость. (Любой здравомыслящий, но только не мы, бесшабашные, начитавшиеся книг о пиратах, воображающие себя: то мушкетёрами королевы, то защитниками обездоленных, то справедливыми пиратами бескрайних морей и океанов).

  Был солнечный жаркий день. Забор преодолели довольно легко, перебравшись с ветки огромного уличного клена на садовую яблоню с крупными ярко-красными,  блестящими на солнце плодами. Ни с чем не сравнимый вкус удивительно сочных и розовых внутри  яблок,  просто поразил нас. На этом можно было бы и успокоиться, но азарт победы, безнаказанность взяли верх над рассудительностью. Мы спустились вниз на землю. Клумбы с яркими гладиолусами и астрами. Нежные розы возле скамейки из гладких, свежеструганных досок радовали глаз. Ровные дорожки с любовно постриженными газонами тянулись к искусственному водоему с  небольшой игрушечной мельницей посреди сада. Просто оказались в каком - то сказочном волшебном мире и забыли обо всём. Стояли и смотрели, как зачарованные, на всё окружающее нас. Совсем забыли, что это чужой сад, что где - то рядом есть большая и злая собака.
Звонкий  лай неожиданно взорвал волшебную тишину. Огромная псина неслась как угорелая, быстро приближаясь к нам.  Вот и спасительная яблоня. Мы легкие, как пёрышки, – прыг- скок и уже сидим на ветках, только Галка зацепилась платьем за ветку ... Колька неожиданно спрыгнул и пошёл навстречу собаке. Шагов за десять до нее он  встал как вкопанный, и побледнел. От страха зажмурил глаза. Собака остановилась, посмотрела изучающе на Кольку, обнюхала его и…, радостно повизгивая, принялась лизать.

  Подбежал хозяин. Хороший, добродушный и весёлый дядька…
Сказал, что собаку бояться не надо, она очень добрая и ласковая. Есть такая порода - сибирская лайка. Может схватиться и с волком, и с медведем, а на человека никогда не бросится, особенно, если он хороший.
«Грей, подтверди!» - обратился он к собаке. На что она утвердительно гавкнула и закрутила хвостом, поглядывая на нас весёлыми глазами. И все засмеялись.
Пили чай с вишневым вареньем, слушали рассказы про далёкие горы, о непроходимой тайге, где он, когда - то вместе с Греем бродил, работая геологом,… До самой поздней осени мы прибегали после уроков слушать удивительные истории про нашу необъятную родину, неисчерпаемые недра земли и голубые озёра. А  потом его срочно вызвали по работе, и он уехал вместе со своим Греем куда- то далеко- далеко, на озеро Байкал …

  Окончили школу и продолжили жизнь, каждый по- своему. Кто поступил учиться дальше, кто устроился на работу, но помним наших друзей детства…
«Света! Слушай, а какое сегодня число, уж не двадцать пятое?»-  спохватившись, спросила Валентина. « Я мигом домой сбегаю, а ты тут присмотри! Кое- что забыла! Если меня кто спрашивать будет, пусть подождёт! Я сейчас!».

  Раздумывая над всем услышанным, Светлана даже не заметила, как в магазин зашла совсем седая, маленького роста, аккуратно одетая старушка. В руках она держала видавшую виды клетчатую сумку.

«Здравствуйте! А где Валюша?» - приятным тихим голосом спросила она».

«Валентина Николаевна на секундочку отлучилась – скоро придёт» - ответила Светлана. « Что Вы хотели, может быть, я Вам помогу?»

-Мне, доченька, конфеток сыночку купить – сегодня день его рождения…

  - Ну это мы и без Валентины Николаевны  управимся! - перебила Светлана. «Смотрите, сколько их здесь у нас! И «Слива в шоколаде», и «Боярыня», и «Каракум», и чего здесь только нет! Я бы Вам посоветовала «Сливу в шоколаде». Сама пробовала - просто оторваться нельзя!»

  -Дочка!- с трудом остановила ее красноречие бабушка, -А «Золотой ключик» есть? Взвесь мне, пожалуйста, грамм триста. Сынок уж очень именно их любил!

  Светлана в замешательстве смотрела по полкам с конфетами, тщетно пытаясь найти именно те, о которых просила бабушка. Она точно знала, что их нет, прекрасно помнила, как ещё дней пять назад Валентина Николаевна просила кого-то по телефону: « Совесть имей, найди, прошу тебя к двадцать третьему. Да, именно «Золотой ключик»… Но так этих конфет и не привезли.
-Бабушка, Вы не обижайтесь, но у нас нет сейчас «Золотого ключика». Есть ирис «Кис-кис» - тоже тянучки. Свежие, вчера только привезли! Они по вкусу ничем и не отличаются! Вашему сыну должны понравиться! Что же сделаешь, раз нет в наличии!

  Слёзы медленно покатились из серых грустных глаз по морщинкам на щеках и скулах старушки…

-Ну, что вы так переживаете? Не конец же света! Из-за каких- то конфет!  Ведь есть же другие ничем не хуже тех! - успокаивала Светлана, усаживая старушку на широкий подоконник.

  Входная дверь скрипнула и широко распахнулась. Запыхавшаяся от быстрой ходьбы Валентина Николаевна уже обнимала и целовала старушку: « Что вы, Евдокия Николаевна, мы все помним Колю и про его день рождения! Я знала, что вы обязательно загляните к нам, и протянула ей пакет с конфетами «Золотой ключик».

  Успокоив и проводив старушку, вернулась в магазин и рассказала о нелегкой судьбе матери Николая – Евдокии Николаевне. Сколько пришлось ей пережить! Война. Блокада в осажденном Ленинграде. Эвакуация в далёкий сибирский городок. До самого Дня Победы – работа день и ночь на кожевенной фабрике, (шила ремни и портупеи для фронта). Вроде бы всё наладилось. Познакомилась с хорошим человеком. Вышла замуж, появился на свет сынок – Коленька. Супруг неожиданно заболел (раны с фронта не давали покоя – особенно осколочек возле самого сердца). Наступил день, когда его не стало, и пришлось воспитывать Коленьку одной.
Одна радость была в ее жизни – это сын. Честный, добрый, заботливый и ласковый. Соседки, глядя на него, с нескрываемой завистью говорили: - Повезло тебе, Евдокия с сыном – он у тебя просто «золото, а не ребёнок!-.
Окончил школу, устроился на завод учеником сварщика, а тут и в армию срок подошёл идти. Быстро всё завертелось, закрутилось. Повестка. Военкомат.  Проводы. Прощание.  Материнские слёзы. Автобус. Областной призывной пункт.

  Болела душа у Евдокии Николаевны – сердце разрывалось на части. Отпросилась с  фабрики на три дня. Пирожков испекла. В автобус села и на призывной пункт. Виделись минут двадцать. Успела. Ребятишки уже в вагоне сидели. Обняла сыночка в последний раз, отдала ему узелок с пирожками. А он ее, шутя, спрашивает: « Мама, а ты мне конфеты любимые положила? Если нет, то не расстраивайся! К моему возвращению купи!» Крепко обнял. Поезд тронулся...

  Афганистан души многих ребятишек забрал и не вернул обратно.
Каждый год на его День рождения покупает конфеты «Золотой ключик». Пока дойдет ребятишек угостит, а остаточки на могилку под фотографией положит. Так вот и живёт памятью о нём.

- Ну, а если что с ней, не дай бог, случиться? - спросила Светлана.

-А мы на что – друзья его? Тимоша вчера весь город объездил, но конфеты нашёл! Нас не будет – вон Мишутка подрастает! Так уж мы устроены, своих друзей не забываем!

На прилавке лежали две конфетки, оставленные Евдокией Николаевной,  – такие маленькие-маленькие, с названием на обёртке «Золотой ключик»…


Рецензии
Очень трогательный рассказ!
Правда из жизни!
На войну надо посылать тех, кто её начинает.
Всего Вам доброго, радости и здоровья!

Михаил Захарович Шаповалов   25.04.2019 14:32     Заявить о нарушении
Спасибо Вам огромное Михаол Захарович, Полностью с Вами согласен. Только те кто затеает войны в них не участвуют и даже остаются в стороне. Успехов Вам! С теплом Андрей.

Андрей Эйсмонт   26.04.2019 08:19   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 22 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.