О единстве российских немцев

Что означает слово «единство» и в какой мере характеризует оно российских немцев?

В русском синодальном переводе первого письма апостола Павла Коринфянам есть призыв к братьям по вере к единству:

„Умоляю вас, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы все вы говорили одно, и не было между вами разделений, но чтобы вы соединены были в одном духе и в одних мыслях“.
1-е Коринфянам, 1:10

1

С Рождества Христова прошло ни много, ни мало – две тысячи шестнадцать лет. В годы проповедника Павла и вера была иной, и философия была своеобразной – как нам представляется сегодня – всё было проще и понятнее. Народу, чтобы сохранять единство, нужно быть едиными в духе и мыслях, то есть – в религии и философии.

Чтобы ответить на вопрос подзаголовка статьи, нужно сперва определиться с термином «российские немцы». Кто они? Ведь очень часто в социальных сетях интернета идут жаркие споры о правильном определении названия большой группы людей, объединённых общими признаками. «Мы – немцы из Казахстана! Не путайте нас с немцами из России или Украины!» – или: – «Мы – немцы из России и с местными немцами Германии у нас мало общего – здесь сплошь и рядом живут турки и беженцы из Сирии, стран Африки, и Восточной Европы, это вообще не народ, а не разбери – поймёшь, кто такие...»

А ведь действительно, без академических знаний с определениями народа не разобраться. Сайт «Академик» перенаправляет нас прямиком в «Википедию», откуда узнаём, что «Российские немцы или немцы России в бытовом русском языке: русские немцы – этнические немцы, а также граждане (подданные) германских государств, проживавшие на территории России либо государств-предшественников, и их прямые потомки. В современной Германии выражение «российские немцы» (нем. Russlanddeutsche) употребляется также по отношению к этническим немцам, репатриировавшимся в Германию из СССР, начиная с 1951 года, а после 1991 года – к репатриантам из постсоветских государств».
 
Термин «этнические немцы» отправляет нас к словарям-шпаргалкам для уточнения того, что мы уже, вроде бы, знаем назубок. Например, «Новейший философский словарь» объясняет: «Этнос – (греч. Ethnos – группа, племя, народ) межпоколенная группа людей, объединённая длительным совместным проживанием на определённой территории, общими языком, культурой и самосознанием. Понятие этноса, как категории, обобщающей признаки этнических...»

Простого человека научные термины нередко вводят в ступор. Российские немцы, проще говоря, представляют из себя этническую группу. Как этносоциальная часть общего народа – немцев – российские немцы в силу исторических причин были разделены и проживали в пределах различных государств с их различными признаками, отличающимися по культуре, языку и традициям, территории, климатическим условиям, экономике и так далее, что привело к появлению некоторых особенностей в каждой части этнической группы (Генрих Дауб, историк и публицист, главный редактор и издатель журнала "ОСТ-ВЕСТ-ПАНОРАМА" определил российских немцев как этническую группу и назвал её диаспорой. Поправляя меня, назвавшего шаблонно российских немцев не частью общей нации – немцев, а собственно народом, он прислал мне свою статью, которая по объёму не вписывается в раздел сайта «комментарии» или "рецензии". Вместе с тем, говоря: «наш народ», мы понимаем, кого имеем в виду. Как сказал один мой знакомый, «наш народ – это все наши». От такого определения серьёзные люди смеются. Ну и пусть себе смеются. Смех продлевает жизнь. Говоря же серьёзно, такие поправки очень важны. Почему – читайте статью Г. Дауба здесь: Так, например, если пожаловать к столу к «казахстанским немцам», то можно отведать бешбармак, у сибирских немцев – пельмени, у «кавказских немцев» – шашлык, у «украинских», –  или «русских немцев» – борщ... А на следующий день блюда могут быть уже другими.

В узком или широком смысле слова этнос остаётся этносом. В просторечии – народом – немцами, которых не спутаешь с этническими турками в Германии или другими национальными группами населения страны.

Внутри этноса существуют связи: исторические, родственные, экономические, политические, культурные... В зависимости от внешних условий воздействия, связи могут быть крепкими или ослабленными, иногда – разорванными. После переселения из разорённых войнами германских княжеств и графств в Российскую Империю немцы сохранили память об исторической родине и в наше время — начиная с 1951 года, в послевоенную Германию вернулись более трёх миллионов российских немцев, составлявших в России национальное меньшинство, куда входят   многонациональные члены их семей. Память – важнейший признак крепкого единства народа. Ослабление связей российских немцев привело к тому, что в ходе реэмиграции часть российских немцев осталась жить в России или в постсоветских государствах и часть возвращается после неудачной реэмиграции обратно из Германии домой.

Стремясь добиться значительной слабости российских немцев как части немецкого народа, в ходе депортации 1941 года, например, людей в СССР выселяли в разные местности и поселения огромной страны, обрывая не только родственные связи, но и жизни. Екатерина II селила людей компактно, понимая важность традиционных связей для выживания иностранцев в чужой стране и последующего экономического роста поселенцев-колонистов, действительно внесших огромный вклад в экономику России.

Раскол в движение российских немцев за возрождение и национальную автономию с восстановлением государственности в составе России вносил государственно-чиновничий аппарат СССР.

То же стремление к ослаблению внутренних связей российских немцев показала и современная Германия, расселяя переселенцев с постсоветского пространства дисперсно – то есть, попросту разрывая связи семейные, родовые, связи устоявшихся сельских сообществ, и другие.

Но в истории российских немцев уже были съезды в Москве и Штуттгарте, ярмарки земляков в различных городах и странах. Появились социальные сети, позволившие нам найти друг друга. У нас есть лидеры национального движения, лидеры Землячеств, партий и множества общественных организаций, что, опять же, указывает на силу единства народа. Напуганные ростом единства российских немцев-переселенцев в Германии, проявленного в ходе всегерманских акций под общим лозунгом «Мы против насилия!» в начале 2016 года, власти бросились искать «путинских пропагандистов», «руку Кремля», и даже чуть ли не шпионов и диверсантов (вспомните публикации немецкого журналиста Бориса Райтшустера (Boris Reitschuster) по образу и подобию трагически известного Указа Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года, когда огульно обвинённый народ подвергли геноциду в СССР. И чем опаснее обостряются внешнеполитические отношения России с США, Германией, тем активнее слышны голоса о «пятой колонне Путина» в Германии.

А если разобраться, то российские немцы никакая  не «колонна», а всё тот же народ, с его внутренними связями, неразрывно соединяющими семьи российских немцев Германии с семьями российских немцев России. Причём, эти связи вовсе не ограничиваются семейными отношениями. Они демонстрируют отношения во всех областях  экономик многих стран, в их культурах. И никто не в силах вытравить народные традиции, народную память, культурные и бизнес-связи, превратить людей в скот и пушечное мясо...

Достойный великой памяти российских немцев-переселенцев Хорст Ваффеншмидт – уполномоченный по делам переселенцев германского правительства, парламентский статс-секретарь МВД Германии называл немецкие районы в России островками надежды российских немцев на возрождение народа. А первый глава администрации восстановленного в 1991 году Немецкого района на Алтае Иосиф Бернгардт  в 1994 году в интервью мне сказал: «Немецкий район может служить моделью, как с помощью российского и германского правительств улучшить жизнь российских немцев при условии их компактного проживания».

В переводе на современный язык это высказывание означало, что без восстановления автномной республики национальные районы с компактным проживанием российских немцев могут служить моделью улучшенной жизни, но улучшенной не до уровня национально-территориальных автономий других народов России. И если в единстве народов – сила России, то без российских немцев, как российской немецкой национальной группы, сила России не полная. Вопрос единства народов России сегодня ставится во главу угла и равнозначен общероссийскому патриотизму в отстаивании своих интересов на мировой арене.

Вероятно поэтому тема единства российских немцев с многонациональным обществом Германии стала чаще подвергаться проверке на прочность. Здесь мы и подобрались к «гвоздю программы» – основной проблеме статьи, ради которой было столько сказано выше.

2

В День немецкого единства, отмечаемого в Германии третьего октября после воссоединения восточных и западных земель в 1989 году, проводятся различные культурные мероприятия. Русская студия «Po-russki“ Radio-WDR провела «круглый стол», за который были приглашены гости: председатель Землячества немцев из России в Германии Вальдемар Айзенбраун (Байерн), председатель молодёжной организации Землячества немцев из России в Германии Вальтер Гаукс (Берлин), председатель Ассоциации общественных объединений российских немцев, председатель Международного Союза немецкой культуры, президент Федеральной национально-культурной автономии российских немцев Генрих Мартенс (Москва).

Ссылка:

Вела радиовстречу журналист Дина Мишина. Она поставила вопрос гостям студии прямо: «А как вы считаете, немцы-переселенцы, вернувшиеся на историческую родину, чувствуют своё единство с Германией?»

Разговорная речь любого человека сильно отличается от письменного изложения той же темы тем же человеком. Говорим мы то, что думаем, а пишем то, о чём передумали несколько раз, да ещё и процитировали кого-нибудь. Состоявшийся в студии разговор о единстве я переписал на бумагу, он занял две с половиной страницы печатного текста. Я его немножечко подредактировал, выделил главные, на мой взгляд, моменты, касающиеся замеченной мною проблемы сегодняшних настроений части, надеюсь небольшой, российских немцев. Весь разговор представился мне в виде геометрической гиперболы, пролегшей от начала к концу. Завершающая нота, как правило, оповещает о достижении финала концерта, а лучше сказать – цели разговора. Какой? Давайте вместе посмотрим...

«Я придерживаюсь мнения, – сказал г-н Айзенбраун, – что большинство наших земляков, приехавших в Германию, … довольно-таки хорошо интегрировалось, адаптировалось и чувствует себя частью этого народа, этого общества. Но есть, конечно, исключения».

Г-н Гаукс был того же мнения, что и г-н Айзенбраун, с добавлением: «Не забываем своей идентичности. И, в общем-то, проживаем вместе с немецким народом. Мы настроены это делать многие и многие десятилетия и в будущем».

Д. Мишина: «После таких слов как-то странно и удивительно... Я даже не знаю, какое слово лучше подобрать... Статистика обнародована Федеральной миграционной службой России и МВД Германии. По их данным, ежегодно от пяти до девяти тысяч немцев уезжает из Германии в Россию. Г-н Мартенс, вы наверняка общались с такими людьми. Что их не устроило в Германии?»

Поддержав точку зрения господ Айзенбрауна и Гаукса, г-н Мартенс очень точно подметил сохранение связей между российскими немцами России и Германии. Он охарактеризовал волну эмиграции 90-х и начала 2000-х годов, затем плавно перешёл к описанию причин возвращения российских немцев в Россию.  Они «...просто поняли, что это не их социальная и культурная среда... Плохо интегрированы в немецкое общество, потому что плохо знают немецкий язык. Эти люди возвращаются назад. Это и дальше будет так продолжаться...»

Мне послышалось? Или, согласно мнения г-на Мартенса, российские немцы из Германии будут возвращаться и дальше?..

Нет, а почему не вернуться тем, кто принял такое решение? Мы – вроде бы люди свободные. На первый взгляд. На самом деле мы – члены социума. Мы привыкли жить вместе со своим на-родом, сообща решать насущные задачи, переживать радости и горести. Мы легко впитываем в себя уроки судьбы, понимаем друг друга, и нами легко манипулировать политикам, потому что мы верим...

Но тут у меня возникает вопрос, если, предположим, меня что-то не устроило в Германии, я возвращаюсь в Россию, то кем я туда вернусь? Всё тем же российским немцем или русским, поскольку чужое немецкое поперёк горла встало?.. И кем я стану там, в России, для россиян?.. А что скажут мне те, от кого я уехал?..

В социальных сетях жаркие споры на эти темы не прекращаются.

Как видите, единство – это ещё и зависимость от общественного мнения.

Нет, ребята, подумал я, только чай!.. Семь раз отмерь!..

Дина Мишина: «...А тех немцев, которые возвращаются из Германии в Россию – их не смущает то, что они возвращаются в страну, которая так и не решила вопрос с реабилитацией немцев России?..»

Г. Мартенс дипломатично: «Мне сложно комментировать такой вопрос... Что касается вопроса реабилитации немцев, действительно, в том виде, как это планировалось в конце 80-х – начале 90-х годов, этот вопрос не решён. Что-то делалось и продолжает делаться, но, говоря откровенно, так, как это было до войны, до выселения – этого не произошло».

Г-н Айзенбраун не усмотрел какой-либо тенденции в цифрах возвращения российских немцев в Россию. Есть более весомые данные миграции немцев: «...на данный момент порядка ста пятидесяти тысяч человек, специалистов, граждан Германии ежегодно покидает страну», – сказал он.

Дина Мишина: «Всё-таки, в каком сейчас положении вопрос с реабилитацией народа?»

На этот вопрос г-н Мартенс ответил в знакомом нам по ранним его выступлениям и публикациям ключе. Мне показался интересным такой пассаж:
 «В конце 80-х – начале 90-х годов общественное движение немцев России ставило очень чётко и ясно единственную цель:  полная реабилитация, восстановление республики немцев на Волге. В силу целого ряда причин эта цель не была достигнута в то время, примерно до 1993 года, хотя, с моей точки зрения,  существовали реальные возможности реализовать мечту российских немцев. Причина была – неготовность РФ в политическом плане восстановить республику, неготовность в экономическом плане. Все мы хорошо помним, что это были за годы в социальной жизни России. Причина была и в неготовности лидеров общественного движения российских немцев идти на малейшие компромиссы. Когда государство предлагало, давайте мы вместо такой территории (дадим) территорию поменьше, как-то по другому обозначим... Ответ всегда следовал: нет, ровно в тех границах, которые были... Но ситуация изменилась за шестьдесят лет прошедших, поэтому, с моей точкт зрения, если бы мы в то время пошли на компромисс, то сейчас уже была бы или область, или край или другое государственное образование на территории Поволжья...»

Лично я не разделяю мнение г-а Мартенса о существовавшей до 1993 года возможности восстановить автономную республику немцев на Волге или даже некое подобие в виде округа. И дело тут было даже не в том, что лидеры российских немцев не шли на компромисс. Мы все хорошо знаем и помним об антинемецкой истерии, поднятой в Поволжье партийными боссами, почуявшими запах палёного – им не хотелось делиться с немцами ни деньгами, ни территориями, ни властью, которая, мы догадываемся, была в коррупционном пушку. Мы читали публикации о расследованиях в Поволжье сотрудника КГБ Александра Кичихина и его докладах руководству. Мы видели в Москве пикеты волжан, знаем, что было написано на транспарантах. Иными словами, возможности для восстановления республики на Волге в то время не было.

Именно по этой причине руководство страны «искало» другие варианты или создавало вид, что ищет. Прощупывались Калининград, Целиноград, Сибирь. Сами российские немцы тянули «одеяло» каждый на себя, ядовито разъедая единство народа. Борис Ельцин в запальчивости обещал выделить под автономию ядерный полигон Капустин яр. Сибирь показалась наиболее подходящей. И не только потому что немцы там уже обосновались с начала освоения Сибири. Нет. Сибирь была спокойной в вопросах межнациональных отношений. Там, в основном, проживали потомки каторжан, ссыльных, военнопленных Первой мировой войны, казаков-первопроходцев, а также добровольных переселенцев разных национальностей, которые удивительным образом ладили друг с другом. Множество тюрем и исправительно-трудовых лагерей, спецпоселений регулярно высвобождали спецконтингент, который вносил в общую жизнь свои поправки. Немцы в Сибири жили компактно, дружно, сильно. Без мощных признаков единства не было бы и мощной волны выезда за границы малой родины.

Чтобы решить вопрос с автономией российских немцев в противовес набирающей силу реэмиграции, Алтайский Крайисполком в 1990 году создал временный научный коллектив с целью изучить вопрос образования немецкой национальной автономии на Алтае. В рамках научного коллектива было образовано шесть проблемных групп, куда вошли представители немцев Алтая: И.И. Шелленберг, И.И. Шлейхер, А.Х. Дитц и многие другие. На местах им помогали активисты. Были проведены опросы населения. Собраны анкеты. Результаты исследований опубликованы в «Сводном аналитическом отчёте». Была проведена колоссальная работа, которая подвела итог: Немецкому району быть, Немецкому автномному округу – не быть. Основная причина – несогласие населения, в числе которого были и российские немцы, отдававшие предпочтение выезду в Германию. На эти годы, как мы знаем, пришёлся пик выезда. В эти годы район несколько раз посетил Хорст Ваффеншмидт. Германия вкладывала в район десятки миллионов немецких марок. Он говорил о десятках тысяч немцев Средней Азии, желавших переселиться в Немецкий район. И они приезжали, селились, а потом волна реэмиграции поднимала и уносила и их. На сегодняшний день из почти стопроцентного национального немецкого состава населения осталось около тридцати, причём многие из этих тридцати процентов – приезжие.

Государственную автономию нужно было строить ещё до середины 80-х годов, до реэмиграции. Но кто тогда был мудр, как сегодня?

Г. Мартенс: «На сегодняшний день РФ идёт другим путём. Вопрос восстановления республики в современных условиях не представляется реалистичным. На всей территории РФ существуют примерно 450 общественных организаций российских немцев, которые при поддержке российского и германского правительств проводят различные мероприятия в сфере культуры, языка, традиций российских немцев. При этом мы отлично понимаем, что только такая работа не может заменить компактного проживания, которое было раньше у российских немцев».
 
В точку!

Но! Будет на то воля президента Российской Федерации, республика немцев России будет построена и заселена немцами в течении пяти лет! Рамзан Кадыров поделится опытом строительства чеченской республики. И тогда связям России и Германии никакие кризисы не будут страшны.

Г-н Гаукс: «Я вижу определённые сигналы, особенно сейчас, если затронуть, например, события в Крыму и на Украине. И Указ президента о  реабилитации немцев Крыма, и целый ряд программ, которые нацелены на то, чтобы люди селились там. Напрашивается вопрос: если это интересно России, например, в Крыму, что его надо опять обустраивать, что-то нужно делать, и тогда мы реабилитируем немцев, а вот по всей России мы как бы не готовы... Когда идёт вопрос о реабилитации, восстановлении территориальных образований, нужно всё-таки смотреть на постсоветское пространство. Не только, например, в Россию, потому что сегодня ещё и в Казахстане и в других странах живёт достаточно немцев, которые, может быть, если бы было такое сделано, подумали бы, поедут они в Германию, либо будут строить своё будущее в той стране, где корни их предков».

Будет воля президента РФ Путина Владимира Владимировича – и реабилитация будет.
 
Г-н Айзенбраун: «Мы с г-м Мартенсом ...входим в состав российско-германской Межправкомиссии по вопросам немецкого населения России. И он подтвердит, что тему реабилитации, или её недоработки, я поднимаю на консультациях. Вопрос непопулярен совсем... По двум причинам: как реагирует российская сторона, г-н Мартенс уже дал понять; а со стороны Германии этот вопрос внутрироссийский, то есть, Германия не видит себя участником процесса. Хотя нужно знать, что название – Межправкомиссия  – несло первоначально даже в себе эту составляющую. То есть, вопрос шёл о реабилитационных процессах. Но сейчас это всё больше и больше, как бы, ушло на задний план. Я считаю, что вопрос реабилитации несёт в себе два компонента: первый — это моральный; то есть, это восстановление исторической справедливости: многим пожилым людям, которые это прошли, они просто хотят в конце своей жизни услышать: да, мы извиняемся перед всем народом; во-вторых, что касается территориального образования, это, конечно, очень сложный вопрос, мы понимаем, что спустя столько лет вернуться к поволжской республике, это будет сложно, и юридически, и практически, скорее всего. Но вопрос становится так: если, как сказал уже г-н Мартенс, – компактные поселения, как сказал г-н Гаукс – привлекать людей куда-то, то нужно создавать рамочные условия. И в данном случае, мне кажется, зная то, что немцы – это рабочий ресурс, грамотные, способные, добросовестные люди – это было бы и в интересах РФ создать такие условия для этих людей, чтобы они действительно задерживались там,  съезжались в определённый район или место и там развивались, чтобы сохранить себя, свою идентичность, им нужно жить компактно, чтобы сохранять культуру, возобновлять, может быть, язык. Все эти моменты могли бы, как мне кажется, привести к общему результату».

На этой ноте разговор в студии «по-русски» по теме немецкого единства и месте российских немцев в нём закончился. Цель была достигнута – радиопередача заинтересовала, привела к размышлению, вследствие чего у меня появились вопросы.

Господа, что происходит с нами, с российскими немцами, «тут и там» и вокруг нас? Мне показалось или я снова слышу воплощённые в слова мечты российских немцев о реабилитации, автномной республике, компактных поселениях, о новом «массовом» переселении российских немцев, теперь уже – по второму кругу?.. И снова речь идёт о строительстве своёго будущего в той стране, где корни наших предков?.. И что «все эти моменты должны привести нас к общему результату»? Позвольте спросить, к какому результату?.. К бегству по замкнутому кругу проблем? К автономной республике немцев России «на земле предков»?.. Или к «островкам надежды», дрейфующим от берега к берегу, служа «моделью лучшей жизни»?.. Неужели вы и правда втайне надеетесь поднять новую волну массового переселения немцев в определённые сговором районы, чтобы построить там мечту каждого российского немца – республику немцев-переселенцев?..

Запомните: без соблюдения «рамочных условий» народ будет жить там, где живёт. Российские немцы снова разорваны – треть большой народной группы, если не больше, осталась по ту сторону границы, по их словам – дома. Единство народа с одной стороны скрепляют технические средства коммуникации – телефон, скайп, интернет, почта, транспортные пути сообщения,  – с другой стороны они же являются полем жарких баталий на острые темы национальной идентичности, родины, единства народа...

Разговор в студии шёл какой-то... осторожный, что ли, вроде как из-под стола, сопровождаемый двоякими «как бы», «если бы», «может быть»... Чувство такое, будто нервозность охватила участников встречи в радиоэфире, особенно – германских, опасение высказаться прямо, громко, опасение, может быть, неизбежного, рокового наказания, политического преследования за «крамолу мыслей», одно наличие которых позволяет другим немедленно налепить на лоб крамольников бирку с надписью: «наци!»... О, да, я понимаю: такой разговор позволяет избежать  вопросов или дать на них удивлённые комментарии, дескать, чего там автор напридумывал.

Я не лишён фантазии – это правда. Ну, а что остаётся делать, прослушав мямливые речи уважаемых людей? Г-н Мартенс хорошо ответил на поставленные вопросы, чего не могу сказать о других. Лидеры, – г-н Мартенс в их числе, – должны обладать ораторским искусством, говорить уверенно и знать, куда звать российских немцев. На мой взгляд, говоря о единстве российских немцев, нужно чётко расставлять акценты. Но почему-то в эфире ни слова не прозвучало о карликовой партии Дмитрия Ремпеля «Единство», которая сделала скандальные заявления о полумиллионе  переселенцев в Германии, желающих вернуться в Россию, в Крым, Поволжье, если будут создаваться там условия для переселения. В прессе публикуются нерепрезентативные исследования на основании мелких опросов... На ресурсе Ютуба крутятся видеоролики о «массовом бегстве» немцев из Германии в Россию и постсоветские государства, а о них – молчок. Эти ролики – явная дезинформация, направленная на одурачивание российских немцев. Где же опровержения от Землячества? И где, как не на радио, телевидении, в прессе сказать людям правду? Сказать и повторить. Эфирного времени на это жалеть нельзя. Я, конечно, понимаю – студия «по-русски» на радио WDR вряд-ли может рассчитывать на полуторачасовые дискуссии. Ладно, будем смотреть «Вечера с Владимиром Соловьёвым» по русскому  телевидению. Там уже немало немцев из Германии стали участвовать в дискуссиях...

Я за продолжение темы, близкой по духу российским немцам – «Едины ли в единстве»...


Рецензии
Восстановление национального территориального образования после десятилетий или тем более веков несправедливого изгнания , когда на старом месте живут другие народы со всеми новыми делами, корнями - страшное дело, никогда просто и спокойно не проходит, это еще мягко говоря.
Тут, наверно, нужны какие- то другие формы, сложнейший вопрос вы подняли

Эми Ариель   26.10.2019 09:46     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.