Хозяйка погоста

I

Осень 2013.
В магазине внимание привлекло новое оформление конфет "Комильфо". Красивый цвет. Но покупать коробку конфет самой себе не вкусно. Приятно, когда кто-то дарит. Я пошла вдоль упакованных сладостей. 
- Девушка, помогите выбрать конфеты в подарок! - седой мужчина держал в руках две коробки. Когда выбор был сделан, он произнес:
- А теперь возьмите и себе коробку, на цену не смотрите.
- Благодарю Вас, но люди помогают друг другу просто так. В этом прелесть.
- Меня не выпустят из магазина, - мужчина обреченно развел руками. - ОНИ сказали, что я должен подарить Вам конфеты. Вы понимаете меня, по энергии вижу.
- Значит, Вы живете в двух мирах, как и я.
- Да. И работаю в Храме Божьем. Меня зовут Владимир.
- Людмила. Хорошо. Я возьму "Комильфо".
- Красивые конфеты.
Мы вместе вышли из магазина.
- Вы сейчас на работу? – поинтересовалась я.
- Да.
- Где это?
- На Волковском кладбище.
- Церковь святого Иова?
- Именно.
- Я пройдусь с Вами до Бухарестской, мне по пути.
На пересечении Славы и Бухарестской мы остановились, но не могли остановить диалог. Сейчас, по прошествии нескольких лет, внешний вид Владимира отошел на второй план, главным воспоминанием остался внутренний свет, что озарял весь его образ.
- Непостижимо. Знал, что будет встреча. Не знал, где. Вы должны приехать в наш Храм. Там иконы... им много лет, в них много силы. Вы поймете.
- Я приеду.

До Иова я доехала только весной. Пришло время познакомиться с Волковским кладбищем, чтобы снимать сделанные на кладбище же порчи. Здесь следовало соблюдать особые правила безопасности. Но еще важнее было побороть страх, который охватывал при мысли идти на территорию мертвых. Это было одним из знаков, что мои друзья из Другого мира правы, и я «сделана», поскольку раньше страхов относительно кладбищ у меня не было.
К лету я уже освоилась. Более того, отстояла вечерню в Храме, посвященную братоубийственной войне на юго-востоке Украины. Однако служба была подпорчена черным эгрегором, что ощупывал находящихся в Храме: священник путался и сбивался, меня стало подташнивать.
По окончании я вышла к «Радиусу», села в маршрутное такси, что поджидало пассажиров. Зашел красивый молодой мужчина со светящейся аурой, окунул сидящих в лазурь своих глаз и, обратившись ко мне, поинтересовался, где посадка на нужный ему транспорт. Я вяло и, запинаясь, ответила.
- Спасибо! С Вами все в порядке?
- Приплющило после вечерней службы. Все нормально.
Мужчина вышел. Через три минуты он вернулся:
- Не могу не сказать, простите. Зачем Вы пошли в церковь? Вам лучше в дацан, - лазоревые глаза лучились.
Я кивнула.

Петербург, как и в начале 20-ого века, оказался на гребне эзотерической волны. Одни поддались течению из эгоистических соображений, другие - от неуемной жажды познания. Город с каждым говорит на причинно-следственном языке, не скупясь на мистические откровения и чудотворность, которые еще более убеждают каждый лагерь в истинности своего Пути. Единство и борьба этих противоположностей обеспечивает духовное развитие Города.
Новые идеи приходят в Петербург с неба: материальное воплощение эгрегоров в виде дождевых туч, выливает на жителей Города информацию, которая будет доступна и удобоварима регионам через десятки лет. 

II

Лето 2016.
Время от времени (особенно, если оно кризисное в моей истории) я интересуюсь, нет ли у меня новых кармических узлов, долгов перед кем-либо.
- Да, есть пара.
- Из людей?
- Нет, из духов.
- Не понимаю. Я все делала по правилам.
- Первый – из пантеона Вуду, второй – Хозяйка Волковского погоста.
Я в крайней степени удивления принялась размышлять, как это могло случиться. Когда села за компьютер, меня осенило: мои пароли – это варианты имени одного из духов Вуду. Устрашающее имя воздействовало на меня успокаивающе. Однако!
- Абсолютно верно. Вводя имя духа, ты призываешь его к работе.
- Но мне просто нравится это имя!
- А за работу нужно платить.
Мы совершенно не задумываемся над словами, которыми пользуемся. Разве нас учили, что они живые.
Я сделала приношение духу Вуду и поблагодарила за защиту.
- А что с Хозяйкой погоста?
- Спроси у нее сама.
Это зеленый свет на переход в Другой мир. Не нужно вызывать, она уже ждет. Я закрыла глаза, необходимые только в этой реальности. Передо мной стояла темноволосая аристократка в черном гипюровом платье в пол и в гипюровой же накидке на голову. Лицо ее было редкой красоты. Я сделала шаг навстречу и оказалась на территории Хозяйки погоста.
- Меня зовут Ирина, - сапфировые глаза обсыпали меня веселыми искорками.
- Ты была человеком?
- Да. Ты уже встречала подобных мне.
Мы сели на скамейку у входа в церковь святого Иова. Я прочувствовала, что это любимое место Ирины. Она молчала, воспоминание унесло меня на десять лет назад.
***
Мы ехали с однокурсником по Васильевскому острову. Он вышел по делам, я осталась ждать в машине. Вдруг воздух сгустился и НЕЧТО темное вдавило меня в сиденье. Я услышала треск собственного тела. Меня стало мутить, казалось, все системы вышли из строя. Очевидно, кто-то решил сжить меня со света. Впрочем, образ «благодетеля» мне тут же показали.
Однокурсник вернулся и отвез меня домой, НЕЧТО прицепилось как банный лист. Поражала его сила воздействия на физическое тело. Меня заинтересовало это НЕЧТО, и я рискнула выйти на контакт. Воздух слева от меня задрожал и сгустился:
- Здравствуй, Мила.
- Здравствуй. Тебя отправили убить меня?
- Да. Но я действовал столь топорно, чтобы привлечь твое внимание.
- Я чуть не откинулась в машине.
- Мне не в первой убивать людей, я контролирую силу.
- Кто ты?
- Дух. Очень давно был человеком, посвятившим себя магии. После смерти стал духом, но был обманут темным практиком и стал служить ему. Он привязал меня к материальному объекту, чтобы упростить процесс расставания со мной в случае необходимости. (Я вспомнила, как мучительно умирают темные маги, не имея возможности передать своих духов родной крови или ученикам). Теперь я раб кольца: у кого оно, на того и работаю. Сейчас кольцо у исполнителя, заказчик тебе уже известен.
- Непривычно слышать, что человек может стать духом.
- В этом универсальность человека во Вселенной – он может стать кем угодно. Но не всегда наоборот.
Дух положил мне руку на левое плечо:
- Я помню, что значит быть человеком. Проникнись моей болью, когда я вынужден убивать. Это мучительно. Я устал.
Слезы сочувствия потекли из моих глаз:
- Что я могу сделать для тебя?
- Уничтожь меня. Верни в Первоисточник. Знаю, что у тебя есть доступ. Не могу служить злу и сам разорвать связь с кольцом не могу.
- Можно сделать тебя свободным…
- Я устал, Мила. Ты ведь тоже чувствуешь усталость от этого мира. Надеюсь на понимание.
- В полночь я освобожу тебя, если получу разрешение от своих небесных покровителей. У тебя будет три дня, чтобы посетить свои любимые места и помочь, кому посчитаешь нужным. До встречи.
Дух исчез на три дня. Я успела привязаться к нему мыслями, будто он мой старинный друг.
- Чувствую, ты уже здесь.
- Да. Спасибо за свободу, но все же уничтожь меня.
- Разве ты не хочешь творить добро, чтобы восстановить справедливость? – слезы брызнули из моих глаз.
- Скоро ты поймешь, насколько справедлива жизнь.
Я перешла в Другой мир, чтобы выполнить просьбу. К ногам упал небольшой кристалл, подобный бриллианту. Не у всех существ он есть - этот кристалл, эта искра Божья. Я положила его в бархатный мешочек, что висел у меня сбоку в другой реальности. Посылка в Первоисточник.
***
Я вернулась к Ирине:
- Что я должна тебе?
- Принеси водку.
- За что?
- За знакомство.
- Я где-то ошиблась?
- Ты не обращалась ко мне. Я могу быть полезной.
- Не понимаю, каким образом.
- Не устала бегать на кладбище и снимать порчи? Ты ведешь необыкновенные войны, но на теле остаются шрамы. Моя армия, - Ирина обвела рукой могилы, - способна защитить тебя от работы темных магов.
- Но они могут поднять такую же силу. Кладбищ много.
Ирина рассмеялась:
- Ты забываешь, что у меня лежит мать вождя мирового пролетариата.
Хозяйка погоста встала со скамьи и повернулась лицом к церкви. Платье ее уже было белым, в задумчивости я не заметила, как это произошло. Ирина оглянулась:
- Я была крещеной. Поставь мне здесь за упокой, как человеку. Затем освободи, как духа.
- Хорошо.
- Мои преемники будут помогать тебе, обещаю. И еще одна просьба: напиши обо мне. Раньше люди сотрудничали с духами, и жизнь их была более защищенной. Напомни людям о нас. Мы – объекты и стихии. Мы были здесь до вас и будем после.


Рецензии